Жены декабристов в сибири

Содержание

Жёны декабристов, интересные факты. Удивительный пример женской преданности и любви

Во глубине сибирских руд

Храните гордое терпенье.
Не пропадёт ваш скорбный труд

И дум высокое стремленье!

Пушкин написал эти строки своему лицейскому другу, Ивану Пущину, как своего рода послание всем декабристам. Этот факт известен многим, но мало кто знает, что бумажку со стихами передала адресату через тюремную решётку Александра Муравьёва, одна из тех святых женщин, кого принято называть «жёнами декабристов». Кто же они такие — жёны декабристов, интересные факты о них мы узнаем из этой небольшой статьи.

Как всё начиналось

Выражение «жена декабриста» давно стало именем нарицательным. Так говорят о женщине, которая ради мужа готова идти (и идёт) на огромные жертвы, бытовые неудобства, кардинально меняет свою устоявшуюся жизнь. Люди, используя это выражение, мало знают о настоящих жёнах декабристов и том человеческом подвиге, который они совершили.

Известно, что декабристы вышли на Сенатскую площадь в декабре 1825 года. Их целью было свержение существующего монархического строя. Восстание потерпело сокрушительное поражение, после чего некоторые из зачинщиков были казнены, а большинство отправлены на каторжные работы в сибирских рудниках.

Важно отметить, что большая часть декабристов принадлежала к высшему российскому обществу. Это были, как правило, молодые офицеры, дворяне, отпрыски богатейших семей империи. Под стать им были и жёны: графини, княгини, аристократки «высокой пробы». Когда их мужей осудили на каторгу, Император издал указ, разрешающий жёнам получить лёгкий развод со своими мужьями, государственным преступниками. Но большинство из них отказались это сделать. Более того, некоторые пожелали поехать за своими мужьями в ссылку!

Начало гражданского подвига

Чтобы понять всё величие их поступка, нужно знать хотя бы некоторые важные подробности. Например, царь издал специальный указ, касающийся жён и близких родственников ссыльных декабристов. Он, в частности, предусматривал, что последовавшие за ссыльными будут:

  • Лишены всех прежних социальных прав и привилегий.
  • У них забирали все имущественные и наследственные права.
  • Им выдавались только мизерные средства на жизнь, да и за них женщин обязали отчитываться перед начальством рудников.
  • Свидания с мужьями им разрешали только в присутствии тюремного офицера и только дважды в неделю.
  • Дети, рождённые жёнами декабристов, должны были считаться обычными казёнными крестьянами.

Это не полный перечень ограничений, но уже этих пунктов достаточно, чтобы оценить всю глубину их человеческого подвига.

Не все жёны декабристов последовали за своими мужьями, да это и понятно. Некоторые не смогли выдержать осуждения ближайших родственников, отвернувшихся от «смутьянов», другие не захотели ломать жизнь своим детям. Те, кто уезжали, уже имея детей, оставляли их на попечение своих близких, понимая, что вряд ли увидятся с ними в этой жизни. Считается, что всего жён декабристов было 11 человек, хотя, вероятнее всего, таких отважных женщин оказалось больше.

Примеры из жизни декабристских жён

Первой из них уехала в Сибирь Екатерина Трубецкая. Нужно подчеркнуть, что в те времена поездка туда была равносильна отправке на край света, в ужасную глушь, беспросветность бытия. Письма из ссылки в Петербург шли по 2 месяца в одну сторону! Добравшись через три месяца до Иркутска, графиня Трубецкая поехала дальше, к месту ссылки мужа, по этапу, вместе с уголовниками.

Трубецкая смогла увидеть мужа только через полгода после своего отъезда из столицы. Увидев его в кандалах, среди других каторжан, она потеряла сознание.

Вместе с ней была и Мария (Марина) Волконская, самая молодая из всех жён-декабристок. Дочь героя Отечественной войны, генерала Раевского, внучка Ломоносова, стала посреди Благодатского рудника на колени, поцеловала кандалы мужа, а потом и его самого…

Волконская и Трубецкая долго были вместе: питались зачастую чёрным хлебом и квасом, помогали мужьям, как только могли. Трубецкая пошила из своих тёплых башмаков шапочку, защищавшую голову мужа от падения кусков руды. Сама впоследствии отморозила ноги.

Через некоторое время их мужей перевели в Читу. Здесь же оказались некоторые другие жёны. Власти позволили им послабление в том смысле, что велели построить небольшие деревянные дома для женщин. Улицу, где они располагались, ещё долгое время называли Дамской.

В тюрьме Читы декабристам было, мягко говоря, несладко. Но всё же, здесь, в отличие от рудника, можно было выжить. В маленьком сибирском городке жёны декабристов жили дружной семьёй. Им приходилось много писать, ведь самим декабристам переписка была запрещена, и женщины отправляли письма, написанные под диктовку, родным, друзьям, знакомым.

Они учили грамоте крестьянских детей, а сами перенимали у крестьянок премудрости быта. Ведь многие из дам никогда даже не готовили, за них в прошлой жизни это делала прислуга. Также декабристки занимались шитьём, вязанием. Впоследствии, когда власти послабили условия содержания, некоторые из женщин воспитывали родившихся в ссылке детей.

Не все из этих героических женщин уехали в Сибирь за мужьями. Например, Полина Гебль венчалась уже здесь, последовав за женихом, и стала Анненковой. Тюремное начальство позволило жениху снять в церкви кандалы, а после церемонии охранники отвели его в камеру.

Настоящим авторитетом среди дам слыла жена Никиты Муравьёва, Александра. Она умерла первой среди декабристок в возрасте 28 лет. Случилось это уже на Петровском заводе, куда ссыльных отправили после Читинской тюрьмы. В день её смерти Никита полностью поседел.

Жёны декабристов демонстрируют нам интересные факты, свидетельствующие о невероятной силе человеческого духа! Уже два века они являются примером преданности, верности, умения отдавать себя в жертву во имя любви. Из 11 женщин только 8 дожили до царской амнистии 1856 года, только у пяти из них к тому времени рядом ещё были живые мужья. В городе Тобольске этим удивительным, святым женщинам установлен памятник.

События на Сенатской площади Санкт-Петербурга 14 декабря 1825 года стали первым революционным выступлением дворянского сословия против существующих порядков, с целью установления в государстве демократической республики. Восставшие, в силу своей неорганизованности и без поддержки народа, потерпели поражение. Пять участников восстания были повешены, 31 декабрист отправлен в бессрочную ссылку, остальные получили более мягкие приговоры. За многими из них на каторгу последовали жены, невесты и сестры. Жёны декабристов разделили с мужьями все тяготы ссылки, рожали и воспитывали детей, искренне старались быть счастливыми.

Приговор

На каторжные работы в сибирские города по приговору суда отправили 120 представителей дворянства. Сосланных в Сибирь некоторое время держали в тюрьмах Петербурга, а потом отправляли в сибирские остроги. Разделить участь с любимыми на каторгу поехали жены и невесты осужденных. Так кто же были эти женщины, и чем они пожертвовали?

Мария Волконская

Князь Сергей Волконский прислал сватов в дом Николая Раевского, когда дочери едва исполнилось 18 лет. Через год они обвенчались, и супруг был старше красавицы жены на 17 лет.

Судьба декабриста Волконского была тесно связана с тайными организациями, но отцу невесты он обещал покончить с этим сразу после свадьбы. За 11 месяцев до восстания декабристов, во время венчания у невесты от свечи воспламенилась фата. Женщины заохали, посчитав это плохой приметой.

После суда Мария мечтала воссоединиться с мужем. В декабре 1826 года, оставив годовалого сына, и наперекор осуждению родных, она отправилась к мужу. В ссылке у них родились сын, которого назвали Миша, и дочка Елена. В 1855 ей разрешили поселиться в Москве, чтобы пройти лечение.

Умерла Мария Николаевна в августе 1863 года, и захоронена в Воронках. Не прошло и года, и рядом с могилой супруги похоронили и князя.

Александра Муравьёва

Графиня Александрина Чернышёва, воспитываясь в родительском доме, получила прекрасное образование, а внешняя красота гармонично сочеталась в ней с красотой душевной.

Юная красавица влюбилась в Никиту Муравьева, и в 1823 стала его женой. Муж Александры не был на площади во время восстания, но получил 15 лет каторжных работ. Александра Муравьева, родив третьего ребенка, стала первой из женщин, которая отправилась к мужу после оглашения приговора.

Когда мужа перевели на Петровский завод, супруги жили в жутких условиях. Муравьева родила на каторге еще троих детей, но холодный климат и невыносимый быт подорвали здоровье молодой женщины.

Скончалась Александра в ноябре 1832 года, когда ей только исполнилось 27 лет. Первая смерть в сообществе ссыльных декабристов. Власти не дали разрешения перевезти тело в Санкт-Петербург, и ее захоронили на поселении. Внучка Александры писала, что ее мать Софья сделала из своего дома музей в честь знаменитой декабристки.

Екатерина Трубецкая

Крестили дочь французского эмигранта Жана Лаваля и Александры Козициной 7 декабря 1800 года, и дали ей имя Екатерина. Юная графиня отличалась добрым сердцем и особой женственностью.

Отдыхая в столице Франции, она повстречала князя Сергея Трубецкого, и в 1820 вышла за него замуж. Знатный и богатый супруг был старше жены на 10 лет. Первой из всех декабристок Екатерина добилась разрешения следовать за мужем в Сибирь. Долго ждала разрешения увидеться с любимым в Иркутске, и на все уговоры вернуться, отвечала отказом.

Может воздух Сибири повлиял, но первая дочь у четы Трубецких родилась в ссылке, через 10 лет после заключения брака. Всего Екатерина родила 4 детей. Трубецкая помогала семьям каторжан, раздавала хлеб бедным. Позже, восхищаясь ее добротой, Некрасов посвятил ей первую часть своей поэмы «Русские женщины».

Умерла графиня в 1854 году, и ее захоронили в Знаменском монастыре в окрестностях Иркутска. Получив разрешение вернуться домой, Трубецкой перед отъездом несколько часов проплакал на могиле любимой супруги.

Елизавета Нарышкина

Очаровательная фрейлина при дворе императора Елизавета была дочерью Петра Коновницына, занимавшего тогда пост министра военных дел. В день свадьбы с Нарышкиным императрица подарила ей 12 тысяч рублей.

Муж не принимал участия в декабрьском восстании, но был осужден на 8 лет каторжных работ за членство в тайных организациях. Елизавета, не задумываясь, отправилась к мужу в Читу.

В Тобольске, где в 2008 г. открыли памятник женам декабристов, у Нарышкиных был свой дом, ставший образовательным центром. После окончания срока ссылки, муж был отправлен на Кавказ, а Елизавета, проведав недолго родных, последовала за ним.

Когда муж ушел в отставку поселились недалеко от Тулы. Умерла Елизавета в 1867, муж ушел из жизни тремя годами ранее.

Камилла Ивашева

Француженка по рождению Камилла Ле Дантю была дочерью гувернантки. Мать служила в семье генерал-майора Петра Ивашева. Будучи еще совсем юной, Камилла влюбилась в сына хозяев дома. В котором прислуживала.

Разное социальное положение не позволило бы девушке стать супругой знатного дворянина. Но тут произошло декабрьское восстание, и Василий, который состоял в тайном обществе, но сам не был на Сенатской площади, был приговорен в 15 годам каторги. Юная девушка объявила, что желает выйти замуж за Василия. Узнав об этом, осужденный декабрист был растроган до глубины души.

Получив разрешение, Камилла в 1830 году присоединилась к жениху. После свадьбы целый месяц прожили в снятом домике. После медового месяца Ивашев вернулся к каторжным работам. Счастливая «каторжанка» родила 4 детей, и именно здесь, среди сибирской глуши обрела счастье.

В 1855 семья приехала в Туринск, где Василий выстроил для семьи дом. Но годы каторги сказались на здоровье Камиллы. Простудившись, она умерла в возрасте 31 года во время преждевременных родов 7 января 1840 г. Через год, 9 января умер и Василий Ивашев, не смирившись с потерей любимой жены.

Жанетта-Полина Гёбль

Жаннета была дочерью военного, служившего в армии Наполеона. После смерти отца, а девочке было всего 9 лет, получила пенсию и денежное довольствие от императора Франции.

Деньги быстро закончились, и юная девушка научилась шить платья и шляпки, а в возрасте 23 лет переехала в Санкт-Петербург, где работала модисткой. Летом 1825 года познакомилась с Иваном Анненковым. Молодые люди с первого взгляда полюбили друг друга, но Жанетта отказала русскому офицеру, когда тот сделал ей предложение.

После восстания Иван был арестован и посажен в острог, а молодая француженка не могла понять, куда подевался ухажер. Узнав об аресте, она продала часть своих вещей, приехала в столицу, чтобы подготовить любимому побег. Но все тщетно, Иван был осужден на 20 лет каторги. Француженка с настоящей русской душой не была женой осужденного, и, добиваясь разрешения отправиться в Сибирь, дошла до самого Николая I.

В апреле 1828 года сыграли свадьбу, на которую дал разрешение российский император, и француженка стала Прасковьей Егоровной Анненковой. Жанетт рожала 18 раз, но только семеро их детей с Иваном выжили. Когда объявили амнистию, чета выбрала местом жительства Нижний Новгород, где счастливо прожили еще 20 лет после всех испытаний. Захоронены рядышком на Красном кладбище города на Волге.

Наталья Фонвизина

С детства Наталья Алпухина была набожным ребенком, и зачитывалась житием святых. В юности вела аскетический образ жизни, нося тяжелый, вываренный в соли пояс, портила кожу лица, выставляя его лучам палящего солнца.

В 19 лет венчалась со своим двоюродным дядей Михаилом Фонвизиным, а когда того отправили на каторгу, последовала вслед за ним. В Петербурге Наталья оставила на воспитание матери двоих своих сыновей. В 1853 году получили уведомление с разрешением возвратиться из ссылки, и супруги поселились недалеко от Москвы. После смерти мужа вышла вновь связала свою судьбу с декабристом Иваном Пущиным.

Одно из своих стихотворений ей посвятили Жуковский, а современники сравнивали отважную женщину с героиней Пушкина Татьяной из «Евгения Онегина».

Анна Розен

Отец Анны, Василий Малиновский, служил директором Царскосельского лицея, и смог дать прекрасное образование дочери. Брат юной девушки познакомил ее с красавцем офицером Андреем Розеном.

В апреле 1825 молодые люди сыграли свадьбу, а уже через 8 месяцев супруг был арестован. Розен был единственным, кто предупредил жену о восстании, и возможном аресте. После приговора, который определил Андрею Розену 10 лет каторги, которую потом сократили до 6 лет.

Анна, следуя наставлению мужа, подождала пока подрастет их сын, а потом, оставив ребенка матери, отправилась за мужем в Сибирь. Лечила людей, как могла поддерживала супруга. В Кургане чета Розен приобрели дом, на средства, которые прислал брат Анны.

После амнистии прожили под Хабаровском, воспитывая и подымая на ноги детей. Анна скончалась в 1884 году, а Андрей пережил ее всего на 4 месяца.

Александра Давыдова

Историки и литераторы уделили этой замечательной женщине меньше всего внимания из всех 11 бесстрашных декабристок. Но все, кто писал о ней, непременно отмечали кротость нрава, великодушие и смирение.

В 17 лет венчалась с гусаром, балагуром и весельчаком Василием Давыдовым. Своим остроумием и стихами, которые он посвящал юной красавице, Василий вскружил Александре голову, и она не устояла.

Приговор и каторга сломили бравого гусара, но в 1828 году к нему в Читинский острог приехала жена, оставив детей родным. Муж был несказанно рад такому повороту событий. Здесь в Чите у них родилось четверо детей. А потом, после переезда в Красноярск, любящая жена подарила мужу еще троих детей.

Интересный факт в том, что они оказались самой многодетной семьей среди всех декабристов. Александра сумела сохранить многие записи, письма и рисунки декабристов, сделанные ими на каторге. Скончалась она в 1895 году, когда ей было 93 года.

Достойны уважения

Ради справедливости скажем, что среди последовавших на каторгу за супругами были Мария Юшневская и Александра Ентальцева, а также сестра Николая Бестужева Наталья.

А вот Анастасия Якушкина не жалела себя, чтобы получить разрешение уехать к мужу, и уже договорилась с родными, что те возьмут на воспитание ее детей. Но муж запретил ей ехать, и она послушно осталась в Москве, тяжело переживая разлуку с любимым.

Жена Рылеева как могла поддерживала жен осужденных и помогала им добиться разрешений на посещение супругов в ссылке. Вызывает уважение и Наталья Шаховская, после того как муж заболел, добилась перевода его под Суздаль. Она поселилась рядом с мужем, и до конца его дней оказывала ему поддержку и медицинскую помощь.

Мария Бороздина, жена декабриста Поджио на протяжении многих лет добивалась встречи с мужем, которого содержали в казематах Шлиссельбургской тюрьмы. В 1834 году Поджио сопроводили под охраной в Сибирь, а брак Натальи с ним расторгли по настоянию отца.

Все они, как и представленные в списке женственные, хрупкие, но героические добровольные «каторжанки», достойны уважения и преклонения.

Все ради любви

В завершение расскажем, что же потеряли и что приобрели отважные представительницы прекрасного пола.

Личным указом императора Николая II все жены осужденных на каторгу декабристов могли расторгнуть брак. Некоторые воспользовались этим, и нашли счастье во втором браке.

Кстати, о самых красивых свадебных цветах мира на нашем сайте topcafe.su есть очень интересная статья.

Но большинство из них остались верны клятве, данной у алтаря. И отказавшись от роскошной беззаботной жизни, оставив собственных детей на попечение родственников, отправились в суровые условия каторги.

Все были лишены дворянского звания, сословных привилегий. Указом императора их перевели на положение жен ссыльных каторжников. Такое социальное положение ограничивало передвижение по стране, запрещалась переписка с родными.

Дети, которые родились в семьях ссыльных декабристов, переводились в категорию казенных крестьян.

Кто-то расценит этот поступок как безрассудство, кто-то как проявление благородства и обостренного чувства долга. Но это была любовь… настоящая любовь.

Амнистия

Сразу после коронации в августе 1856 года новый император России Александр II издал распоряжение, позволяющее ссыльным декабристам вернуться. На тот момент в живых осталось 34 декабриста.

Пять верных жен вместе с супругами вернулись в Европейскую часть государства. Им разрешалось проживать под надзором полиции в любом городе, кроме российской столицы.

Подведём итог

Вглядываясь вглубь столетий, отметим, что такой массовый порыв души был единственным случаем в истории, когда женщины, отказавшись от всех благ и привилегий, отправились за любимыми на каторгу. У каждой из 11 женщин была своя мотивация отправиться в Сибирь, но однозначно это был настоящий подвиг, проявление самых высоких чувств и благородных стремлений.

«Меня будущее не страшит». Пять трагических судеб жен декабристов

Поступок этих женщин стал подвигом во имя любви. Девушки из знатных семей, получившие прекрасное воспитание и образование, оставили роскошь светских гостиных, чтобы последовать в Забайкалье за своими мужьями, которые были приговорены к каторге за подготовку восстания на Сенатской площади. SPB.AIF.RU вспоминает судьбы пяти жен декабристов, пожертвовавших всем ради любимых.

Екатерина Трубецкая (урожденная Лаваль)

В 1871 году Николай Некрасов завершил работу над первой частью поэмы «Русские женщины», в которой рассказал о судьбе Екатерины Трубецкой (урожденной Лаваль), внучке известного миллионера, променявшей все материальные блага на возможность быть рядом с любимым супругом. Екатерина Ивановна стала первой женой декабристов, последовавшей за мужем в Сибирь.

Отцом Екатерины был сотрудник министерства иностранных дел Иван Лаваль. Фото: Commons.wikimedia.org

Родителями Екатерины был сотрудник министерства иностранных дел Иван Лаваль и его жена Александра, дочь миллионера Ивана Мясникого. Их особняк на Английской набережной был одним из центров культурной и общественной жизни Петербурга в 20-х годах XIX века.

Когда старшей их дочери Екатерине было 19 лет, она познакомилась с князем Сергеем Петровичем Трубецким, героем Отечественной войны 1812 года. Симпатия молодых людей получила одобрения родителей, и вскоре произошло венчание. Но наслаждаться семейным счастьем молодоженам предстояло недолго. В декабре 1825 года после смерти Александра I на Сенатскую площадь с целью восстания вышли вооруженные войска. Во главе декабристов стоял Сергей Трубецкой.

Этот поступок решил судьбу князя и его супруги. После восстания он был задержан и доставлен в Зимний, где его лично допросил Николай I. Известие об аресте поразило Екатерину Ивановну, хоть супруг и не скрывал он нее своих политических убеждений. Она писала ему в Петропавловскую крепость:

«Меня будущее не страшит. Спокойно прощусь со всеми благами светскими. Одно меня может радовать: тебя видеть, делить твое горе и все минуты жизни своей тебе посвящать. Меня будущее иногда беспокоит на твой счет. Иногда страшусь, чтоб тяжкая твоя участь не показалась тебе свыше сил твоих…».

Вскоре над декабристами состоялся суд. Трубецкой был приговорен к вечной каторге в Сибири. Екатерина добилась у императора разрешения последовать за любимым в ссылку. Она согласилась отречься от всего, что у нее было – дворянское звание, богатое наследство, лишь бы иметь возможность поехать за Сергеем. Перед таким напором чиновники отступили – в январе 1827 года она отправилась в центр каторжного Забайкалья.

В феврале 1827 года в Благодатском руднике Екатерине наконец позволили увидеть мужа. Их встречи были редкими, но именно они позволяли Трубецкому не падать духом.

В 1832 году срок каторги Трубецкого был сокращён до 15 лет, а в 1835 году — до 13. В 1839 году семья поселился в селе Оёк. К тому моменту у Сергея Петровича и Екатерина Ивановны уже родились пять детей.

Мария Волконская (урожденная Раевская)

Мария со стороны матери Софьи Константиновой была правнучкой Михаила Ломоносова. Отцом девочки был генерал Николай Раевский, властный человек, привыкший все держать под своим контролем. По мнению ряда историков, именно отец настаивал на ее браке с героем Отечественной войны 1812 года князем Сергеем Раевским, считая, что эта партия принесёт «блестящую, по светским воззрениям, будущность» дочери.

В сибирской ссылке Мария провела около тридцати лет. Фото: Commons.wikimedia.org

Несмотря на то, что в самом начале отношения между молодыми людьми складывались непросто, Мария любила своего супруга. Сохранились ее письма, которые она писала ему, находясь в разлуке. В них она обращалась не иначе, как «Мой милый, мой обожаемый, мой кумир Серж!»

Когда произошло восстание декабристов, Мария была в положении и готовилась к родам. Первое время родные тщательно скрывали от нее, что ее муж арестован. К слову, Волконский был единственным генералом действительной службы, принявший непосредственное участие в движении декабристов.

Когда же Мария узнала о случившемся, то она написала ему в Петропавловскую крепость: «Я узнала о твоём аресте, милый друг. Я не позволяю себе отчаиваться… Какова бы ни была твоя судьба, я её разделю с тобой, я последую за тобой в Сибирь, на край света, если это понадобится, — не сомневайся в этом ни минуты, мой любимый Серж. Я разделю с тобой и тюрьму, если по приговору ты останешься в ней».

После вынесения приговора, перед Марией встал сложный вопрос: остаться с сыном или последовать за мужем в Сибирь. И она сделала выбор в пользу мужа.

В одном из писем она сообщала Волконскому: «К несчастью для себя я вижу хорошо, что буду всегда разлучена с одним из вас двоих; я не смогу рисковать жизнью моего ребёнка, возя его повсюду с собой».

Оставив сына с отцом, она поехала в Сибирь. Она следовала за супругом на Благодатский рудник, где он отбывал каторгу, в Читинский острог, в село Урик. С 1845 года они проживали семьёй в Иркутске. У Волконских родились еще трое детей, из которых выжили двое — Михаил и Елена. Годы спустя их дочь стала женой Дмитрия Молчанова, чиновника при восточносибирском генерал-губернаторе. А сын Михаил дослужился до звания тайного советника и заместителя министра народного просвещения Ивана Делянова.

Благодатский рудник. Дом, где жили княгини М. Н. Волконская и Е. И. Трубецкая. 1889. Фото: Commons.wikimedia.org

Для детей и внуков Мария Николаевна вела на французском языке «Записки», в которых описывала события её жизни с 1825 по 1855 год.

Александра Муравьева (урожденная Чернышева)

«Её красота внешняя равнялась её красоте душевной»,— вспоминал об Александре барон Андрей Розен, один из участников движения декабристов.

Дочь действительного тайного советника графа Григория Чернышева связала свою судьбу с Никитой Муравьевым, который был одним из главных идеологов движения декабристов. На долю хрупкой девушки с лицом ангела выпали тяжелые испытания, которые впоследствии свели ее в могилу.

К моменту ареста мужа, она ждала третьего ребенка. Приговор Муравьеву прогремел для нее словно гром среди ясного неба: каторжные работы сроком на 20 лет.

Несмотря на предостережения родных, она была полна решимости следовать за осужденным супругом, даже если для этого и потребуется оставить детей. Получив в 1826-м году разрешение следовать в Сибирь, она поехала в Читинский острог.

Разлука с детьми давалась ей очень тяжело, о чем она неоднократно писала в письмах. Череда смертей близких подкосило ее и без того слабое здоровье: она узнала о гибели ее маленького сына, в 1828-м году умерла ее мать, а в 1831-м не стало ее отца. Не выжили и две ее дочери, которые появились на свет в Петровском заводе.

«Я старею, милая маменька, Вы и не представляете себе, сколько у меня седых волос», — писала она за полгода до смерти.

«Её красота внешняя равнялась её красоте душевной», — писали о ней современники.Фото: Commons.wikimedia.org

Осенью 1832 года она простудилась и через три недели умерла. Ей было всего 28 лет.

Елизавета Нарышкина ( урожденная Коновницына)

«Нарышкина была не так привлекательна, как Муравьева. Она казалась очень надменной и с первого раза производила неприятное впечатление, даже отталкивала от себя, но зато когда вы сблизились с этой женщиной, невозможно было оторваться от неё, она приковывала всех к себе своей беспредельной добротой и необыкновенным благородством характера»,- писала о ней Жанетта-Полина Гёбль, француженка, полюбившая декабриста Анненкова, и ставшая его женой.

Акварель Н. А. Бестужева (1832)»Портрет мой слишком льстит, но, однако я на нем похожа». Фото: Commons.wikimedia.org

Единственная дочь генерала Петра Коновницына познакомилась со своим будущим супругом, полковником Михаилом Нарышкиным на одном из балов в 1823-м году. Уже в 1824-м году они сыграли свадьбу. А 1825-м произошли события, изменившие ход истории. Ее супруг, состоявший в тайном обществе, был арестован за участие в подготовке восстания и помещён в Петропавловскую крепость.

Михаила Михайловича лишили чинов и дворянства и сослали на каторгу на 20 лет (позже срок был сокращен до 8 лет). Елизавета, будучи фрейлиной императрицы, попросила у Марии Федоровны разрешение отправиться за мужем, и, получив одобрение, поехала в Читинский острог.

Вместе с супругом они пришли все тяготы жизни. Когда в 1833-м году им разрешили обосноваться в Кургане, Нарышкины превратили свой дом в настоящий культурный центр.

Их союз, основанный на поддержке и уважении, вдохновлял многих. Когда Михаила Нарышкина не стало в 1863-го года, князь Оболенский написал в некрологе:

«Он вступил в супружество с графиней Елизаветой Петровной Коновницыной и в ней нашел ту полноту сочувствия, которая в жизни выражается полной гармонией — и стремлений, и цели жизненной, и надежд, и желаний. И Кавказ с его грозными твердынями, и Сибирь с её пустынями, везде они были вместе, и везде их сердечная жизнь, восполняющая недостатки одного полнотою другого, выражалась в любви чистой, отражаемой во всем строе жизни».

Михаила Михайловича лишили чинов и дворянства и сослали на каторгу на 20 лет. Фото: Commons.wikimedia.org

Мария Юшневская (урожденная Круликовская)

Мария Казимировна была одной из самых старших «жен ссыльнокаторжных». Ее брак с Алексеем Юшневским, одним из организаторов и руководителей Южного общества декабристов, был для нее вторым по счету. Их знакомство произошло, когда миловидная полячка еще была замужем за помещиком Анастасьевым. Несмотря на то, что у нее была дочь, она решилась на развод, чтобы соединить свою жизнь с Юшневским.

Как и другие жёны декабристов Мария вела переписку с родными и друзьями ссыльных. Фото: Commons.wikimedia.org

После восстания декабристов, Алексей Петрович был арестован и заключён в Петропавловскую крепость 7 января 1826 года. Вынесенный ему смертный приговор был заменен на пожизненные каторжные работы ( позже срок каторги был сокращён до 20 лет – прим.)

Мария приняла решение ехать за супругом. Она писала письма на имя Бенкендорфа, пока в 1828 году ей не разрешили отправиться в путь. Единственным условием было – она должна была поехать без любимой дочери от первого брака. Юшневская согласилась.

Почти 10 лет она провела с мужем в Петровском Заводе, позже жили близ Иркутска. Супруги брали в дом воспитанников, в основном из купеческих детей.

Сохранились воспоминания одного из них:

«Жена Юшневского, Марья Казимировна, была миловидная, толстенькая старушка небольшого роста; в образование наше она не вмешивалась, но мы ее не особенно любили, потому что она строго заботилась о наших манерах и легко раздражалась всякими нашими промахами. Она была полька и ревностная католичка, и самыми частыми ее посетителями были два ксендза, не раз в неделю приходившие пешком из Иркутска».

Ее супруга не стало в 1844-м году. После его смерти Мария еще жила в в Кяхте, Иркутске, Селенгинске, пока в 1855-м году не получила разрешение вернуться для проживания в Европейскую Россию.

«Союз спасения»: кому и как на самом деле помогали жены декабристов

Благотворительницы, многодетные матери и верные супруги – шесть подлинных историй о декабристках

Кадр из фильма «Союз спасения» с сайта kinopoisk.ru

26 декабря 2019 года на экраны выходит фильм «Союз спасения» режиссера Андрея Кравчука, известного по таким проектам, как «Адмирал» и «Викинг». Главные роли в «Союзе спасения» сыграли актеры Максим Матвеев (Сергей Трубецкой), Антон Шагин (Кондратий Рылеев), Павел Прилучный (Павел Пестель) и Иван Янковский (Михаил Бестужев-Рюмин).

Проект «Союз спасения» – попытка переосмыслить декабрьское восстание 1825 года на Сенатской площади и предшествующие ему события. Свое название фильм получил по имени одного из тайных обществ, созданных будущими декабристами в 1816 году.

В отличие от двухсерийной «Звезды пленительного счастья», в которой вопросу подготовки восстания уделяется минимум экранного времени, создатели «Союза спасения» сосредоточились именно на том, как зрел заговор декабристов.

Впрочем, все это исторические и политические перипетии. Между тем, о декабристах во многом помнят благодаря простым человеческим историям их жен. Именно подвиги этих блестящих женщин, оставивших привычную светскую жизнь, богатство, положение в обществе и даже детей, и последовавших за мужьями в Сибирь, удивляют и вызывают интерес даже спустя почти два века.

Мы собрали для вас истории шестерых декабристок: Екатерины Трубецкой, Марии Волконской, Александрины Муравьевой, Полины Гебль, Елизаветы Нарышкиной и Камилы Ивашевой.

Екатерина Трубецкая: Решение, которое не изменил сам царь

Трубецкая Екатерина Ивановна. Рисунок с миниатюры на слоновой кости Бестужева Н. А., 1828 год. Изображение с сайта wikipedia.org

Екатерина Трубецкая: решение, которое не поменял сам царь

Супруга декабриста Сергея Трубецкого, княгиня Екатерина Трубецкая, была самой первой из жен, отправившихся в Сибирь. Свое решение она объясняла просто: «Церковь наша почитает брак таинством, и союз брачный ничто не сильно разорвать. Жена должна делить участь своего мужа всегда и в счастии и в несчастии, и никакое обстоятельство не может служить ей поводом к неисполнению священнейшей для нее обязанности».

О том, что ее муж состоит в заговоре против царя, Екатерина Трубецкая знала заранее – далеко не все жены декабристов могли бы похвастаться таким знанием. Каташа – так ее звали близкие – пыталась убедить супруга и его сообщников отказаться от их революционных планов. В частности, говорила Муравьеву-Апостолу: «Ради Бога, подумайте о том, что вы делаете, вы погубите нас и сложите свои головы на плахе».

На ее долю выпало множество испытаний. Это ей, Екатерине Трубецкой, сам Николай I предлагал развестись с мужем и устроить ее личную жизнь. Ей же позднее, через губернатора Иркутска Ивана Цейдлера предлагал (надеясь напугать) подписать бумагу с отказом от всех дворянских прав и идти на каторгу к мужу вместе с преступниками — пешком по этапу.

Увидев мужа на Благодатном руднике в кандалах, она упала в обморок. Жила в тяжких условиях, в суровом климате. Но – не сдалась и не сломалась, оставалась рядом с мужем до своей смерти в 1854 году. Находясь на каторге, — удивительное дело — родила семерых детей, хотя до этого долгое время не могла стать матерью.

Волконская: «Мой муж несчастен – мое место возле мужа»

Портрет княгини М.Н. Волконской с сыном Николаем. Художник П.Ф. Соколов, 1826 год. Изображение с сайта wikipedia.org

Мария Волконская: «Мой муж – несчастен, – мое место около мужа»

Супруга декабриста Сергея Волконского, напротив, о готовящемся восстании ничего не знала. Возможно, из-за разницы в возрасте: когда дочь генерала Раевского венчалась со своим нареченным, невесте было 19, жениху – 37, и он попросту ничего не сообщал о своих делах молодой жене

В дни, когда происходило восстание на Сенатской, Мария Волконская рожала первенца и лежала затем в родильной горячке, так что о событиях в Петербурге узнала с опозданием. Но как только узнала – приняла решение следовать за мужем.

«Какова бы ни была твоя судьба, я ее разделю с тобой, я последую за тобой в Сибирь, на край света, если это понадобится, – не сомневайся в этом ни минуты, мой любимый Серж.

Я разделю с тобой и тюрьму, если по приговору ты останешься в ней», — писала Волконская мужу в Петропавловскую крепость.

Именно ей принадлежит, быть может, картинный, но запомнившийся жест: при встрече с мужем на Благодатном руднике она сначала поцеловала его кандалы, а затем — его самого.

Отдельная история касается ее жизни в Сибири. Достаточно лишь сказать, что, не поддавшись обстоятельствам, Мария Волконская родила в ссылке еще троих детей (первенец ее, оставленный родине, умер без матери, а дочь Софья не прожила и дня), открыла собственный светский салон, где ссыльные могли встречаться друг с другом в человеческих условиях, учредила любительский театр.

Надо отметить, что брак Волконских не был счастливым. Слишком разные это были люди. Но тем более удивительно, что Мария не просто последовала за своим мужем на каторгу, но и прожила с ним там до разрешения Волконскому вернуться в Россию.

После амнистии Мария Николаевна вернулась в Москву, побывала и за границей. Муж пережил Марию Волконскую всего на два года.

Александрину Муравьеву каторжане-уголовнники назвали «матерью»

Александрина Григорьевна Муравьева. Акварель П.Ф.Соколова, 1825 год. Изображение с сайта wikipedia.org

Александрина Муравьева: жизнь во имя мужа

Эта женщина – настоящая благотворительница. На каторге, куда Александрина последовала за своим мужем, главой Северного тайного общества Никитой Муравьевым, она помогала не только декабристам и их женам, но и простым каторжанам.

Имея некоторые средства, она устраивает каторжную аптеку, выписывая из столицы нужные лекарства. А затем и хирургические инструменты – так в месте ссылки появляется больница.

Именно Александрина Муравьева привезла в Сибирь знаменитое стихотворение Пушкина «Во глубине сибирских руд…» — уезжая из Москвы, спрятала рукопись в своей пышной прическе. Она же посоветовала декабриста Бестужева написать книгу о Рылееве – так Бестужеву проще стало переносить каторгу.

Она же добывала для Бестужева краски, кисти и бумагу – именно благодаря его акварелям мы знаем о быте декабристов и их жен.

Муравьева доставала книги, журналы, чтобы хоть как-то приободрить ссыльных, поддерживая их прежние интересы.

За супругом Александрина Муравьева отправилась также одной из первых и – по большой любви. У них был на редкость счастливый брак, и за три года, прошедших с венчания до ареста Никиты Муравьева, в семье родилось двое детей.

Александрина была беременна в третий раз, когда произошло восстание на Сенатской. Троих детей пришлось оставить родственникам, когда молодая женщина решила отправиться за мужем в ссылку.

В Сибири Муравьева умерла, не дожив до 28 лет. Копавшие для нее могилу каторжане-уголовники отказались от оплаты: «Какие деньги? Мы же мать хороним! Понимаете – мать!».

Полина Гебль: Подвиг модистки с Кузнецкого моста

Полина Гебль. Акварель Николая Бестужева, написанная в ссылке, 1836 год. Изображение с сайта wikipedia.org

Подвиг модистки с Кузнецкого моста

Полина Гебль, жена декабриста Ивана Анненкова, дворянкой не была, и на момент принятия решения о том, чтобы поехать за любимым в Сибирь, и женой, собственно, не была тоже. С Анненковым они обвенчались уже на каторге.

Своим поступком эта француженка, бежавшая в Россию за лучшей долей, удивила самого императора Николая I, которому она дерзнула подать прошение, написанное по-французски (в то время подобные документы, согласно неписанному этикету, писались только на русском языке).

Государь не только позволил ей следовать за Анненковым в ссылку, но и дал ей денег на дорогу.

Современникам Полина Гебль запомнилась как особа чрезвычайно жизнерадостная и как теперь бы сказали, позитивно мыслящая. В записках, которые она оставила о себе, Гебль вспоминает о многом с юмором или, уж во всяком случае, с улыбкой.

Например, о своем путешествии в Сибирь вспоминает так: «Однажды меня едва не убили лошади, а в другой раз я чуть-чуть не отморозила себе все лицо, и если бы на станции не помогла мне дочь смотрителя, то я, наверное, не была бы в состоянии продолжать путь.

Эта девушка не дала мне взойти в комнату, вытолкнула на улицу, потом побежала, принесла снегу в тарелку и заставила тереть лицо, тут я только догадалась – в чем дело».

О рудниках, где трудился ее супруг, Полина Анненкова не пишет почти ничего, зато восторгается местной природой, лишь вскользь упоминая о лишениях.

Ее оптимизма хватило на то, чтобы родить 18 детей (в живых осталось семеро), пережить с мужем ссылку и вернуться затем в европейскую Россию.

А затем – стать героиней романа Александра Дюма, а также центральным действующим лицом двух фильмов и одной оперы.

Елизавета Нарышкина: декабристка-благотворительница

Елизавета Петровна Нарышкина. Акварель художника Васильева, 1826 год. Изображение: РИА Новости

Елизавета Нарышкина: декабристка-благотворительница

История Елизаветы Нарышкиной и ее мужа, декабриста Михаила Нарышкина, содержит в себе много интересных эпизодов, но самый романтичный, пожалуй, тот, в котором молодая жена искала возможности повидаться с арестованным после мятежа на Сенатской супругом.

Михаил Михайлович писал об этом так: «Сижу я в Петропавловской крепости, и болит сердце по жене. Вот дали мне знать, что в такой-то вечер, в сумерки, она придет на тот берег Невы, чтоб хоть издали, в окошко, меня увидать. Условным знаком была игра в рожок.

Сижу у окна с решеткой железной, жду. Вот слышу – рожок играет, напрягаю зрение, вижу – далеко, на противоположном берегу, жена, одетая охтенкой, стоит и машет мне платком».

В ссылке, куда Елизавета Нарышкина добралась довольно быстро благодаря протекции императрицы Марии Федоровны, чьей фрейлиной жена декабриста была, супруги Нарышкины удочерили семимесячную девочку-сироту.

Срок каторги Михаила Нарышкина был недолгим – 8 лет, после чего семья переехала в Курган. Там и развернулась их благотворительная деятельность.

Супруги помогали бедным, лечили и раздавали лекарства, раздавали пищу и одежду. Часто Нарышкин брал с собою священника и ездил по деревням подавать последнее христианское утешение умирающим.

В жизни Нарышкиных затем было много всего: и служба на Кавказе, и полная амнистия с возвращением в Петербург, и путешествие в Париж. А в Кургане долго помнили их доброту.

Местные жители недоумевали на счет Нарышкиных: «За что такие славные люди сосланы в Сибирь? Ведь они святые, и таких мы еще не видали».

Камилла Ивашёва: счастье, которое возможно только в каторге

Камилла Петровна Ивашева (Ле Дантю). Акварель Н. А. Бестужева. Изображение: wikipedia.org

Камилла и Василий Ивашевы: счастье, которое возможно только в каторге

История Камиллы Ивашевой во многом напоминает биографию Полины Гебль. Тоже француженка, также не дворянского происхождения, с любимым обвенчалась уже на каторге, да и приехала туда позже, чем другие женщины – лишь в 1930 году.

Камилла Ивашева, урожденная Ле Дантю, со своим будущим мужем Василием Ивашевым познакомилась в имении под Симбирском, где он гостил, а она работала гувернанткой. Девушка влюбилась с первого взгляда, но оба понимали, что отношений, а тем более брака быть не может.

Но после восстания на Сенатской все изменилось.

Камилла получила согласие родителей Василия Ивашева на брак, и лишь после этого в Сибирь ушло письмо Камиллы с матримониальным предложением.

Для Ивашева появление в жизни такой женщины изменило все. Декабрист уже планировал побег, надеясь не столько сбежать с каторги, сколько быть убитым охраной. И вдруг – неожиданное предложение от девицы, о которой он уж и думать забыл.

На свадьбе Камиллы и Василия Ивашевых посаженной матерью была Мария Волконская. «Это было прелестное создание во всех отношениях, и жениться на ней было большим счастьем для Ивашева», — вспоминала она позднее о невесте.

Они прожили вместе 9 счастливых лет, после ссылки переехав в город Туринск. Когда в 1839 году Камилла простудилась и умерла, ее муж несколько лет писал знакомым и друзьям семьи письма, полные невероятной тоски по покойнице:

«Без нее, без руководительницы души моей, Боже мой, как много мне недостает. Сколько добрых желаний порождал один взгляд ее, сколько вздорных, пустых мыслей он угашал, как нужно мне было ее одобрение, как мало мне было жить при ней!»

Реестры памятных знаков, установленных по проекту «Наследие Красноярского края»

Информационная справка:

Александр Александрович Крюков (1793–1866), декабрист, поручик лейб-гвардии Кавалергардского полка. Из дворян Тульской губернии. Воспитывался в столичных частных школах. Во время Отечественной войны 1812 записался в ополчение, участвовал в заграничных походах. Член Союза Благоденствия (1820) и Южного общества. Осужден по 2-му разряду. После 10 лет каторги в 1835 переведен с братом Николаем на поселение в село Онашино Енисейской губернии, затем в Минусинск (1837).На площади в 35 десятин братья завели образцовое хозяйство, занимались селекцией, первыми вместе с братьями Беляевыми стали выращивать арбузы и дыни. Женился на бывшей ссыльнопоселенке А. Н. Якубовой, имел 8 детей. В 1840 и 1841 братьям было отказано в переводе рядовыми на Кавказ. После амнистии в 1856-58 выезжал на родину, в 1859 поселился в Киеве. Последние годы провел в Брюсселе, где умер от холеры. Дом Крюкова в Минусинске сохранился (ул. Обороны, 59), отмечен мемориальной доской, имеет статус памятника истории федерального значения.

Николай Александрович Крюков (1800 – 1854), декабрист, поручик квартирмейстерской части. Из дворян. Учился в нескольких частных и казенных учебных заведениях, окончил московскую школу колонновожатых. Член Союза благоденствия (1820 или 1821) и Южного общества. Дальнейшая судьба совпадает с судьбой брата Александра. Женился на М. Д. Сайлотовой, дочери хакаса и местной крестьянки, которая до этого была кухаркой у декабристов братьев Беляевых. Дети носили фамилию Сайлотовых: Иван (1843–1865), студент Московского университета, Тимофей (1845–1918), учитель, почетный гражданин Минусинска. На воспитании Крюкова находились два сына его жены от первого брака – Михаил (р. 1831) и Василий Алексеевичи Сайлотовы. Умер в Минусинске, могила утрачена.

Литература:

Ломухина З. Марфа – жена декабриста / Ломухина З. // Искра Ильича. – 1990. – 26 июня.

Братья Крюковы // Искра Ильича. – 1991. – 2 марта.

Злобин М. В. А в это время в Минусинске / Злобин М. В. // Искра Ильича. – 1991. – 30 июля.

Злобин М. В. Он помогал простому народу: из серии «Декабристы в Минусинске» / Злобин М. В.// Власть труда. – 1992. – 6 авг.

Историю надо хранить не только в памяти // Надежда. – 1993. – 27 марта.

Злобин М. Декабристы братья Крюковы в Минусинске / Злобин М. //Надежда. – 1994. – 21 дек.

Жены декабристов в сибири

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *