Ворошилов сталин и красная армия

Климент Ворошилов — биография, информация, личная жизнь

Климент Ефремович Ворошилов

Климент Ефремович Ворошилов. Родился 23 января 1881 года в селе Верхнее, Екатеринославская губерния (ныне город Лисичанск Луганской области) — умер 2 декабря 1969 года в Москве. Российский революционер, советский военачальник, государственный и партийный деятель, один из первых Маршалов Советского Союза.

Участник Гражданской войны. С 1925 года нарком по военным и морским делам, в 1934—1940 годах нарком обороны СССР. В 1953—1960 годах — Председатель Президиума Верховного Совета СССР. Дважды Герой Советского Союза, Герой Социалистического Труда. Член ЦК партии в 1921—1961 и 1966—1969 годах. Член Оргбюро ЦК ВКП(б) (1924—1926). Член Политбюро ЦК ВКП(б) (1926—1952), член Президиума ЦК КПСС (1952—1960).

Климент Ворошилов родился 4 февраля 1881 года в селе Верхнее Бахмутского уезда Екатеринославской губернии. Ныне это город Лисичанск Луганской области.

Отец — Ворошилов Ефрем Андреевич (1844—1907), рабочий-железнодорожник.

Мать — Мария Васильевна Ворошилова (в девичестве Агафонова) (1857—1919), подёнщица.

С 7 лет работал пастухом, шахтёром.

В 1893—1895 учился в земской школе в селе Васильевка (в настоящее время входит в состав города Алчевска).

С 1896 года работал на Юрьевском металлургическом заводе, с 1903 года в городе Луганске на паровозостроительном заводе Гартмана.

Во время Первой мировой войны уклонился от призыва.

Член Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков) с 1903 года. С 1904 года — член Луганского большевистского комитета. В 1905 году — председатель Луганского совета, руководил стачкой рабочих, созданием боевых дружин. Делегат Четвёртого (1906 год) и Пятого (1907 год) съездов РСДРП(б). Имел псевдоним «Володин».

В 1908—1917 годах вёл подпольную партийную работу в Баку, Петрограде, Царицыне. Неоднократно подвергался арестам, отбывал ссылку.

Климент Ворошилов в юности

После Февральской революции 1917 года — член Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, делегат Седьмой (Апрельской) Всероссийской конференции и Шестого съезда РСДРП(б).

С марта 1917 года — председатель Луганского комитета большевиков, с августа — Луганского совета и городской думы (до сентября 1917 года).

В ноябре 1917 года, в дни Октябрьской революции, Ворошилов был комиссаром Петроградского военно-революционного комитета (по градоначальству). Вместе с Ф. Э. Дзержинским вёл работу по организации Всероссийской Чрезвычайной Комиссии (ВЧК). В начале марта 1918 года Ворошилов организовал Первый Луганский социалистический отряд, оборонявший город Харьков от германо-австрийских войск.

В годы Гражданской войны — командующий Царицынской группой войск, заместитель командующего и член Военного совета Южного фронта, командующий 10-й армией (3 октября — 18 декабря 1918), нарком внутренних дел УССР (январь — июнь 1919), командующий Харьковским военным округом, командующий 14-й армией и внутренним Украинским фронтом. Один из организаторов и член Реввоенсовета 1-й Конной армии, которой командовал С. М. Будённый.

За боевые заслуги в 1920 году Ворошилов был награждён почётным революционным оружием. На VIII съезде РКП(б), проходившем в марте 1919 года, он примыкал к «военной оппозиции».

В 1921 году во главе группы делегатов X съезда РКП(б) участвовал в подавлении Кронштадтского восстания.

В 1921—1924 годах — член Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), командующий войсками Северо-Кавказского военного округа. В 1924—1925 годах — командующий войсками Московского военного округа и член РВС СССР. Член комиссии по организации похорон Ленина.

После кончины М. В. Фрунзе Ворошилов возглавил военное ведомство СССР: с 6 ноября 1925 года по 20 июня 1934 года — нарком по военным и морским делам и председатель Реввоенсовета СССР; в 1934—1940 годах нарком обороны СССР.

Всего Ворошилов провёл во главе военного ведомства почти 15 лет — дольше, чем кто-либо другой в советский период. Он имел репутацию преданного сторонника Сталина, поддерживал его в борьбе с Троцким, а затем при укреплении власти Сталина в конце 1920-х годов.

Автор книги «Сталин и Красная Армия», возвеличивающей роль Сталина в Гражданской войне. Тем не менее, известен его конфликт со Сталиным по поводу политики в Китае, а также по вопросу о немедленном исключении из ЦК Троцкого и Зиновьева. 4 июля 1927 года Молотов в письме Сталину указывал: «Ворошилов доходит до огульного охаивания вашего руководства за последние 2 года».

К 50-летию Сталина Ворошилов опубликовал статью «Сталин и Красная Армия» (1929), в которой Сталин представлен как один из самых выдающихся «организаторов побед гражданской войны», как «настоящий стратег», как обладающий гениальной прозорливостью «первоклассный организатор и военный вождь». Положения этой статьи Ворошилова были развиты в «Кратком курсе истории ВКП(б)» а также в многократно издававшейся «краткой биографии» Сталина.

В октябре 1933 года во главе правительственной делегации в Турции, вместе с Ататюрком принимал в Анкаре военный парад. В январе 1934 г. Выступил на XVII съезде ВКП(б) с речью «Еще сильнее будем крепить оборону Советской Страны». 22 сентября 1935 года «Положением о прохождении службы командным и начальствующим составом РККА» были введены персональные воинские звания. В ноябре 1935 года ЦИК и Совнарком СССР присвоил пяти крупнейшим советским полководцам новое воинское звание «Маршал Советского Союза». В их числе был и Ворошилов.

После Советско-финской войны, 7 мая 1940 года Ворошилова на посту наркома обороны сменил С. К. Тимошенко, которого на эту должность назначил Сталин. Ворошилов в тот же день стал заместителем председателя Совета народных комиссаров СССР (являлся им до 15 марта 1953 года) и председателем Комитета обороны при СНК СССР (до его упразднения 30.05.1941).

Во годы террора Ворошилов в числе других участвовал в рассмотрении так называемых «расстрельных списков» — перечней лиц, репрессированных с санкции членов Политбюро ЦК ВКП(б). Подписи на списках означали вынесение обвинительного приговора. Подпись Ворошилова присутствует на 185 списках, по которым были осуждены и расстреляны более 18 000 человек. Как народный комиссар обороны Ворошилов принимал активное участие в репрессиях против командного состава РККА.

В годы Великой Отечественной войны Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов — член Государственного комитета обороны (ГКО) с его образованием 30.06.1941, с 10 июля 1941 г. главнокомандующий войсками Северо-Западного направления (расформировано 27 августа), затем командующий войсками Ленинградского фронта (с 5 по 14 сентября 1941 года, сменил его Г. К. Жуков), представитель Ставки по формированию войск (сентябрь 1941 года — февраль 1942 года), представитель Ставки Верховного Главнокомандования на Волховском фронте (февраль—сентябрь 1942 года), главнокомандующий партизанским движением (с сентября 1942 года по май 1943 года), председатель Трофейного комитета при ГКО (май—сентябрь 1943 года), председатель Комиссии по вопросам перемирия (сентябрь 1943 года — июнь 1944 года).

В сентябре 1941 года, будучи командующим Ленинградским фронтом, он лично водил морских пехотинцев в штыковые атаки.

В 1943 году он участвовал в работе Тегеранской конференции.

22 ноября 1944 года К. Е. Ворошилов был выведен из состава Государственного комитета обороны. Он единственный, кто был выведен из состава ГКО за всё время его существования (1941-45).

В 1945—1947 годах — председатель Союзной контрольной комиссии в Венгрии.

В 1946—1953 годах — заместитель председателя Совета Министров СССР.

С марта 1953 года по май 1960 года — председатель Президиума Верховного Совета СССР.

В 1957 году вошёл в «антипартийную группу». В отличие от её лидеров не был исключён из партии, а лишь подвергнут критике на XXII съезде КПСС.

С мая 1960 года член Президиума Верховного Совета СССР.

Депутат Верховного Совета СССР 1—7-го созывов (1937—1969), Верховного Совета УССР 1—4-го созывов.

Ворошилову принадлежит рекорд продолжительности пребывания в Политбюро ЦК ВКП(б) (ЦК КПСС), Президиуме ЦК КПСС — 34,5 года.

Умер на 89-м году жизни 2 декабря 1969 года.

Похоронен на Красной площади в Москве у Кремлёвской стены. Его похоронам придали беспрецедентный государственный размах — впервые за двадцать лет после похорон Жданова была вырыта могила за Мавзолеем В. И. Ленина (если не считать перезахоронение Сталина).

Могила Климента Ворошилова у Кремлевской стены

Имя Ворошилова носят площади, улицы и переулки в городах и сёлах стран бывшего СССР: Апшеронск, Брест, Воронеж, Горячий Ключ, Ершов, Кемерово, Керчь, Клинцы, Липецк, Луганск (квартал), Магнитогорск, Оренбург, Пенза, Рыбинск, Санкт-Петербург, Серпухов, Тольятти, Хабаровск, Челябинск, Ангарск, Ижевск, Великий Новгород, Ростов-на-Дону, Мирная Долина (Азовский немецкий национальный район Омской области), Такмык (Большереченский район Омской области), Вышков Злынковский район Брянской области). Имя Ворошилова носит школа на «Бородинском поле» Можайского района и др.

В скульптурной композиции на монументе «Республика», установленном в 1928 году на площади Таксим в Стамбуле (Турция) бронзовая фигура К. Е. Ворошилова занимает одно из главных мест, находясь по левую руку от центральной фигуры лидера турецкого национально-освободительного движения, первого президента Турецкой Республики Мустафы Кемаля (Ататюрка). Этим выражена признательность за политическую, военную и финансовую помощь, оказанную Советской Россией в деле обретения Турцией независимости в 1923 году.

В 1933 г. имя Ворошилова было присвоено улице в турецком городе Измире (с 1951 г. эта улица называется бульвар Плевне).

29 декабря 1932 года был утверждён нагрудный знак Ворошиловский стрелок Осоавиахима для награждения метких стрелков. В честь Ворошилова была названа серия тяжёлых танков КВ (официальная расшифровка — Клим Ворошилов) Путиловского завода.

В 1941—1992 годах имя Ворошилова носила Военная академия Генерального Штаба Вооружённых Сил СССР. Именем Ворошилова был назван крейсер проекта 26 Черноморского флота.

В Луганске в Музее истории и культуры города отдельная экспозиция посвящена К. Е. Ворошилову.

В Москве на доме № 3 по Романову переулку, где жил К. Е. Ворошилов, установлена мемориальная доска.

Климент Ворошилов

Личная жизнь Климента Ворошилова:

Жена — Голда Давидовна Горбман (1887—1959), еврейка по происхождению. Перед вступлением в брак с Ворошиловым (это произошло в 1913 году в ссылке в Ныробе) она крестилась, сменила имя и стала Екатериной Давидовной. Состояла в РСДРП(б) с 1917 года, работала заместителем директора Музея В. И. Ленина.

Климент Ворошилов с женой

Своих детей не было, с 1918 г. семья воспитывала приёмного сына Петра (1914-1984). Петр стал конструктором, генерал-лейтенантом, от него у них было двое внуков — Клим и Владимир.

В семье Ворошиловых с 1926 года воспитывались дети Михаила Васильевича Фрунзе, оставшиеся сиротами после смерти родителей. Тимур Фрунзе (1923—1942), военный летчик, трагически погиб в небе над Москвой. Ему было восемнадцать лет. Татьяна Фрунзе (род. 1920), химик по образованию, профессор с мировым именем в одном из перспективных направлений химической науки — химии полимеров.

Приёмным сыном К. Е. Ворошилова называл себя также профессор Харьковского политехнического института Леонид Лаврентьевич Нестеренко (1910—1986), сын слесаря Луганского паровозного завода Лаврентия Нестеренко, работавшего там вместе с К. Е. Ворошиловым и впоследствии погибшего в годы Гражданской войны в Крыму, где он воевал в Красной Армии.

В 1910 году Климент Ворошилов получил во время допроса серьёзную черепно-мозговую травму, последствиями которой стали слуховые галлюцинации. Из-за них к концу жизни он полностью оглох.

Климент Ефремович всегда вёл активный образ жизни и занимался спортом. При этом курил. В возрасте 50 лет он увлёкся коньками и проводил почти каждый выходной на катке. Позже он активно содействовал развитию хоккея с шайбой в СССР.

В 1957 году Ворошилов по ошибке отправил поздравительную телеграмму, предназначавшуюся королеве Великобритании, королеве Бельгии, что вызвало крупный международный скандал.

Климент Ефремович был последним высокопоставленным обитателем Московского Кремля — он съехал оттуда только в 1962 году.

Библиография Климента Ворошилова:

Клим Ворошилов в художественной литературе и искусстве:

Ворошилов упоминается в песне Марш советских танкистов как Первый маршал:

Когда нас в бой пошлёт товарищ Сталин,
И Первый маршал в бой нас поведёт…

В песне «Конармейская походная» («По военной дороге…»):

По дорогам знакомым за любимым наркомом
Мы коней боевых поведем…

В песне «Эшелонная (Песня о Ворошилове)» на слова Осипа Колычева:

Нас с тобою, Ворошилов,
жизнь походная сдружила…

В некоторых вариантах до 1956 года в песне «Полюшко-поле» был куплет про Ворошилова:

В небе за тучей
Грозные следят пилоты.
Быстро плавают подлодки,
Эх, да зорко смотрит Ворошилов…

Также имя Ворошилова звучит в песне «Если завтра война» (1939):

В целом мире нигде
Нету силы такой,
чтобы нашу страну сокрушила!
С нами Сталин родной,
и железной рукой
нас к победе ведёт Ворошилов!..

В «Марше Будённого»:

Ведь с нами Ворошилов, первый красный офицер!
Сумеем кровь пролить за СССР…

На музыку положено стихотворение Л. Квитко «Письмо Ворошилову» (перевод С. Маршака, музыка П. Акуленко, песня на идише «А брив дем хавер Ворошилов»):

Климу Ворошилову письмо я написал:
Товарищ Ворошилов, народный комиссар!..

Писатель Р. Гуль описал его в книге «Красные маршалы: Ворошилов, Буденный, Блюхер, Котовский» (Берлин: Парабола, 1933).

В песне Владимира Высоцкого:

Как хорошо устроен белый свет,
меня вчера отметили в приказе:
освободили раньше на пять лет,
и подпись: «Ворошилов, Георгадзе».

Клим Ворошилов в кино (исполнители роли):

Евгений Жариков в роли Ворошилова

Анатолий Грачёв («Враг народа — Бухарин», 1990);
Сергей Никоненко («Пиры Валтасара, или Ночь со Сталиным», 1989);

Сергей Никоненко в роли Ворошилова

Михаил Кононов («Ближний круг», 1991);
Джон Боуи («Сталин», 1992);
Виктор Ельцов («Троцкий», 1993);
Сергей Шеховцов («Stalin: Inside the Terror», Англия, 2003);
Юрий Олейников («Сталин. Live», 2007);
Александр Мохов («Смерть Таирова (фильм)», 2004, «Утомлённые солнцем 2: Предстояние», 2010);
Виктор Бунаков («И примкнувший к ним Шепилов», 2009; «Тухачевский. Заговор маршала», 2010);
Валерий Филонов («Фурцева (телесериал)», 2011);
Вадим Померанцев («Глаз божий», 2012);
Александр Берда («Чкалов», 2012);

Александр Берда в роли Ворошилова

Владимир Федоров («Сталин с нами», 2013);
Борис Шувалов («Сын отца народов», 2013)

Климент Ворошилов — человек за золотом маршальского мундира

4 февраля 1881 года родился Климент Ворошилов – один из самых легендарных наркомов Советского Союза

«Я не верю в предопределение, но я благодарен своей судьбе за то, что мне выпал именно тот путь, который мне довелось пройти», – такими словами начал в 1968 году первую книгу воспоминаний «Рассказы о жизни» маршал Советского Союза Климент Ворошилов – один из самых легендарных военачальников СССР. Книга эта вышла за год с небольшим до смерти «первого красного офицера» (он умер 2 декабря 1969 года) и за 20 лет до момента, когда на Ворошилова обрушился мутный вал «разоблачений» и «исследований».

Между тем среди руководителей СССР с конца Гражданской войны и до конца 1950-х годов Климент Ворошилов был одной из самых живых и человечных фигур. Неслучайно именно ему досталась искренняя любовь и уважение простого народа, в том числе и рядовых красноармейцев, к чьим обращениям маршал всегда внимательно относился. Неслучайно его семью можно смело назвать образцовой советской семьей с преданной и искренней любовью, с умением брать на себя ответственность за чужих детей. И даже то, что многие посмертные исследователи ставили Ворошилову в вину непреходящую преданность Сталину (которая, впрочем, не мешала в глаза и за глаза критиковать его поступки и решения), тоже заслуживает уважения на фоне легкости смены ориентиров, которую демонстрировали многие современники маршала.


Климент Ворошилов и Иосиф Сталин, 1935 год.

Батрак, сын батрака

Климент Ефремович Ворошилов родился 4 февраля (23 января по старому стилю) 1881 года в селе Верхнее Бахмутского уезда Екатеринославской губернии в семье батраков Ефрема и Марии Ворошиловых. В «Рассказах о жизни» он пишет: «Это волостное село, и примыкающие к нему хутора никогда в крепостной зависимости не состояли. Населяли их государственные крестьяне. На песках было весьма трудно заниматься сельским хозяйством, но все же кое-где сеяли рожь, хотя и снимали низкие урожаи. Больше выращивали картофель и различные овощи. Чтобы как-то сводить концы с концами, русские крестьяне занимались различными ремеслами». А еще многие уходили батрачить, потому что прокормиться на скудных землях левого берега Северного Донца большие крестьянские семьи не могли.

Такая судьба ждала и вернувшегося после десятилетней солдатской службы Ефрема Ворошилова. Пока он тянул армейскую лямку, надел его разделили между остальными членами семьи, и другого будущего, кроме батрацкого, у него не было. А если учесть тяжелую руку и горячий норов бывшего солдата, который на несправедливость, частенько поджидавшую батраков при расчетах, отвечал кулаками, нет ничего удивительного в том, что семья будущего маршала почти постоянно кочевала с места на место. «В 6-7-летнем возрасте я уже многое повидал и многое по-детски перечувствовал. Разумеется, я не мог еще понимать, почему так происходит, но эти и другие впечатления откладывались где-то в подсознании. Этому способствовали частые переезды семьи с места на место», — так рассказывает о своем детстве Клим Ворошилов.


Молодой социал-демократ Климент Ворошилов во время революции 1905 года.
Источник: мемуары К.Е Ворошилова «Рассказы о жизни»

Зная все это, стоит ли удивляться тому, что Ворошилов был мало похож на пролетария, которым он и пробыл-то меньше времени, чем крестьянским сыном. Скорее стоит удивляться, как в мальчишке, выросшем в таких нечеловеческих условиях, сохранилось доверие к людям и умение видеть в них хорошее. Это умение отличало Климента Ворошилова до последних его дней, и именно эта способность привлекала к нему простых людей. Она помогла ему в предреволюционные годы, когда после вступления в 1904 году в социал-демократическую партию он полностью переключился на партийную работу и стал одним из самых знаменитых большевистских агитаторов и пропагандистов.

«Мне дороже всего именно эти годы…»

Ворошилову этот успех обошелся дорого: за 13 лет, отделявших начало его политической деятельности от Октябрьской революции, он успел неоднократно побывать в тюрьме и ссылке, что серьезно подорвало его здоровье. Уже будучи наркомом обороны, Климент Ефремович поражал малознакомых с ним людей тем, что в свободное время мог по нескольку часов заниматься на брусьях или турнике. И мало кто знал, что таким образом нарком избавляется от проблем, которыми обеспечили его в одном из полицейских участков, когда при очередном аресте серьезно избили молодого большевика. Тяжелая травма навсегда оставила свой след – серьезные слуховые галлюцинации: Ворошилову слышались то разговоры, то собачий лай, то шум проходящего поезда… И только физические нагрузки давали возможность отвлечься от навязчивого звука.


«Товарищ Володин» — Климент Ворошилов — в предреволюционные годы. 1911 год
Источник: мемуары К.Е Ворошилова «Рассказы о жизни»

Но среди печальных событий, которыми были наполнены дни ссыльнопоселенца Ворошилова (или товарища Володина, как называли его в РСДРП, следуя неукоснительному правилу конспирации), были и светлые моменты. Одним из них стала встреча с будущей женой Екатериной Давидовной. Тогда ее звали Голдой Гробман, и была она такой же ссыльной: член партии социалистов-революционеров, молодая женщина тоже попала в архангельское село Холмогоры за свою политическую деятельность. И попала не в лучшем физическом состоянии: незадолго до ссылки, будучи в тюрьме, Голда угодила на операционный стол с нежелательной беременностью (следствием романа с одним из товарищей по партии) и навсегда потеряла возможность иметь детей.

«Может быть, это удел каждого человека в преклонном возрасте – вспоминать молодость, лучшую пору своей жизни. Но, честное слово, мне всего дороже именно эти годы. Годы борьбы, успехов и поражений, возмужания и накопления революционного опыта. Ради них стоило жертвовать всем: молодостью и самой жизнью», – напишет через полвека в своих воспоминаниях Климент Ворошилов. И это не будет исключительно политическим заявлением: те, кто близко знал красного маршала, говорили, что для него время знакомства с молодой эсэркой действительно было одним из самых счастливых эпизодов в судьбе. И навсегда изменило ее. Из ссылки Ворошилов вернулся женатым. Причем супруга пошла на очень серьезный шаг, чтобы связать свою судьбу с будущим наркомом обороны: еврейка по крови и вере, она крестилась, стала православной, сменила имя (стала Екатериной), лишившись при этом возможности поддерживать отношения с семьей.


Климент Ворошилов с женой Екатериной Давидовной. Источник: https://24smi.org/

Петя, Тимур и Татьяна

Молодому мужу Екатерина Давидовна рассказала обо всем, ничего не утаив. «Голда никогда меня не обманывала, и во время наших первых свиданий честно рассказала мне про то, что она никогда не сможет иметь детей, – много позже вспоминал Ворошилов. – Но я твердо был уверен, что люблю эту женщину и хочу связать с ней мою судьбу…».

Коль скоро иметь своих детей Ворошиловы не могли, они, искренне и верно любящие друг друга, завели приемных. Правда, случилось это уже во время Гражданской войны, когда Екатерина Давидовна жила в Москве, куда время от времени наведывался с фронта и Ворошилов. Первым стал четырехлетний Петя, которого Климент Ефремович в 1918 году забрал из царицынского детдома. В 1925 году в семью пришли осиротевшие дети Михаила Фрунзе – Тимур и Татьяна. Кое-где встречаются упоминания о еще двоих усыновленных детях: племяннице Екатерины Давидовны по имени Гертруда и племяннике Климента Ефремовича по имени Николай, однако в официальных источниках сведений о них не обнаружено.


Климент Ворошилов с первым из приемных детей — сыном Петром, 1920-е. Источник: http://www.polarpost.ru

Все, кто близко знал семью Ворошиловых, единодушно отмечали, что в отношениях между приемными родителями и детьми царила настоящая любовь – такая же, как и между самими Климентом и Екатериной. Достаточно сказать, что однажды в конце 1930-х Климент Ефремович взялся за шашку, чтобы не позволить увести из дома свою супругу, заподозренную в государственных преступлениях. И добился своего! А история последних дней Екатерины Давидовны и вовсе могла бы быть похожа на мелодраму, если бы не была реальной. Она до последнего скрывала от мужа, что больна раком, и он узнал о болезни только тогда, когда справиться с нею было уже невозможно. И было это накануне золотой свадьбы Ворошиловых. Легендарный нарком, как вспоминают очевидцы, дневал и ночевал у постели жены, пел ей песни их общей молодости и держал за руку до последней минуты. Отметить 50-летие семейной жизни им было уже не суждено…

«Хозяин» Красной Армии

В постсоветское время стало модным валить на Климента Ворошилова, если не все, то почти все неудачи Красной Армии в войнах и военных конфликтах времен его руководства наркоматом обороны. В действительности благодаря Ворошилову РККА в предвоенный период получила множество образцов техники, делавшей ее одной из сильнейших армий в Европе.

Имевший два класса образования и компенсировавший нехватку знаний постоянным чтением («Книги и сама жизнь стали моими университетами, моей академией. И всем, что мне довелось познать и чего удалось достичь, я был обязан в основном книгам, чтению», – писал потом Ворошилов), нарком хорошо понимал пределы своей компетентности. Он не увлекался, в отличие от некоторых своих подчиненных, заведомо провальными идеями в сфере вооружений, отдавал предпочтение более реальным предложениям. Так, в бытность Ворошилова наркомом обороны Красная Армия получила на вооружение один из лучших в своем классе легкий танк Т-26 (принят на вооружение в 1931 году), быстроходные танки серии БТ (приняты на вооружение с 1931 по 1935), а в декабре 1939 года – легендарный Т-34. В тот же период модернизирована легендарная винтовка-трехлинейка, приняты на вооружение самозарядные винтовки Симонова и Токарева, ручной пулемет ДП-27 и его танковый и авиационный варианты. Тогда в небо поднялись истребитель И-16 и скоростной бомбардировщик СБ, началось создание воздушно-десантных частей. А советский подводный флот под руководством Ворошилова рос такими темпами, что стал самым большим по численности среди флотов всех держав, вступивших во Вторую мировую войну!


Народный комиссар обороны Климент Ворошилов на встрече с комсомольцами. Источник: http://rushist.com

Когда Ворошилов уже занимал пост наркома обороны СССР, Л.Д. Троцкий, дал ему хлесткую характеристику: дескать, «хотя Ворошилов был из луганских рабочих, из привилегированной верхушки, но по всем своим повадкам он всегда больше напоминал хозяйчика, чем пролетария». Но те, кто хорошо знал Климента Ворошилова, считали его не хозяйчиком – хозяином. Именно эта черта и позволила ему насытить Красную Армию современной техникой и вооружением. Не умея командовать, Ворошилов умел видеть, что нужно его хозяйству.

Нарком, но не полководец

Что же касается полководческих талантов Климента Ворошилова, то до сих пор неизвестно о случаях, когда бы он сам настаивал на вручении ему командования крупными соединениями. Да, в 1918 году он был одним из членов военного совета Первой Конной армии под командованием Семена Буденного. И в тот момент он, опытный и многое прошедший подпольщик-агитатор, был на своем месте. В Гражданскую войну умение распропагандировать красноармейцев зачастую играло более важную роль, чем умение тактически мыслить. А дальше карьера Ворошилова шла по политическим рельсам: руководству страны важно было иметь на посту наркома обороны искренне и всецело преданного человека, каким и был Климент Ефремович.


Климент Ворошилов среди командиров Первой Конной армии. Источник: https://redsearch.org

Кстати, излишне лояльным его тоже не назовешь: подчас интересы подчиненных перевешивали в нем интересы партии. Известен случай, когда при обсуждении хода коллективизации Ворошилов положил на стол перед Сталиным стопку писем, полученных им от обеспокоенных известиями из дома красноармейцев, со словами: «Ты хочешь восстановить против нас всю мужицкую Россию!» И — ничего, расстрельная статья ему не грозила. Ему единственному разрешалось не только называть Сталина по имени и на «ты», но и прилюдно спорить с ним. Ценой была личная преданность, но Ворошилов просто не умел по-другому.

Видимо, эта же личная преданность наряду с осознанием своего неумения командовать не позволили Ворошилову вмешаться в подготовку боевых действий против Финляндии, а в итоге он был назначен ответственным за неудачи первого периода этой войны. Между тем красный маршал не занимался непосредственным планированием боевых операций, не отвечал за анализ и поступающей информации о степени подготовленности финнов (в частности, «план действий по уничтожению наземных и военно-морских сил финской армии» был 29 октября 1939 года представлен наркому командованием Ленинградского военного округа). Да и непосредственно войсками в этот период нарком тоже не командовал. Тем не менее, с поста его все-таки сняли. А в годы Великой Отечественной войны вопросы личной преданности отошли на второй план: страна нуждалась в талантливых военачальниках, к которым Ворошилов себя не относил…


Маршал Советского Союза Климент Ефремович Ворошилов, 1960-е.

О мажорах былых времен — Петр Ворошилов

Из цикла «Отцы и дети».
* * *
«Мажор» — современный сленг, употребляемый для названия молодых людей из среды «золотой молодежи» (от фр. jeunesse doree), чью жизнь и будущее устраивают и определяют их влиятельные родители.
Во время Великой Отечественной войны многие сыновья высокопоставленных советских государственных и военных деятелей, войсковых командиров стали в единый солдатский строй, чем заслужили уважение современников и потомков. Они так же, как и дети рабочих, крестьян и интеллигенции воевали, получали ранения и погибали.
Это всенародное единение и стало одной из главных, определяющих причин победы над врагом.
* * *
«Сын за отца не отвечает!» — эти крылатые слова руководителя Советского государства И.В. Сталина (в период с 1924 по 1953 гг.), во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. – Верховного Главнокомандующего, были известны в Советском Союзе почти каждому.
Однако, каждый из сыновей известных в стране людей, ушедший на фронт защищать Родину от немецко-нацистского нашествия, прекрасно понимал, что проявление им трусости, или малодушия, может нанести непоправимый урон авторитету семьи, авторитету отца, или доброй памяти о нем. А для некоторых их них принадлежность к особенному социальному сословию стала злым, фатальным роком в судьбе.
О том, как воевали «мажоры» 1940-х годов, осталось достаточно много свидетельств. Об этом рассказывают подлинные документы военного времени – наградные листы, боевые характеристики, воспоминания современников, навсегда запечатлевшие личный вклад каждого из этих воинов в общее дело победы над врагом.
Это достаточно объективные страницы жизни молодых людей, которые, несмотря на свое «особое» происхождение, одели шинели и ушли воевать, в полной мере разделив судьбу сверстников своего поколения…
* * *
Инженер-подполковник ВОРОШИЛОВ Петр Климентьевич,1914 г.р., Танковое управление (Главное бронетанковое управление Красной армии), заместитель начальника 2-го отдела, русский. Место рождения: г. Киев, Украина. В 1932 г. добровольно вступил в РККА*.
*Звание и должность указаны по состоянию на май 1945 г.
* * *
Старший приемный сын Маршала Советского Союза Климента Ефремовича Ворошилова – Петр Климентьевич Ворошилов родился в 1914 г. в Киеве. В 1918 г. усыновлен супругами К.Е. Ворошиловым и Е.Д. Ворошиловой. Жил и воспитывался в их семье.
В 1938 окончил Военную академию механизации и моторизации.
С 1938 служил в Главном бронетанковом управлении Красной армии, участник разработки тяжелых танков и освоения их войсками.
В 1940 г. под его руководством прошли успешное испытание в реальных боевых условиях советско-финляндской войны несколько перспективных образцов тяжелых танков серии КВ.
Во время Великой Отечественной войны, как компетентный специалист, и представитель Главного бронетанкового управления РККА, оказал неоценимую помощь руководству танковых заводов и инженерам-конструкторам в ускорении выпуска новейших образцов бронетанковой техники.
Неоднократно выезжал на фронт в танковые полки для оказания на месте помощи танкистам и ремонтным службам в освоении новейших на то время тяжелых танков ИС-2.
С 1946 г. заместитель главного конструктора Челябинского тракторного завода («Кировский завод Наркомата танковой промышленности в городе Челябинске»), затем Кировского завода в Ленинграде.
С 1949 г. заместитель директора, с 1951 директор ВНИИ-100, один из руководителей работ по перспективным танкам и артиллерийским самоходным орудиям.
С 1960 г. генерал-лейтенант инженерно-технической службы Ворошилов П.К. находился на ответственных должностях в центральном аппарате МО СССР.
Умер в 1984 г. Похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.
* * *
Из представления к ордену Отечественной войны 1-й степени:
«…Тов. ВОРОШИЛОВ П.К. за время работы в Танковом Управлении проявил себя как инициативный и высококвалифицированный инженер.
Хорошо знает тяжелые танки – как отечественного производства, так и танки противника.
Большую часть времени проводит на заводах танковой промышленности, контролируя проектирование и изготовление опытных образцов тяжелых танков.
Непосредственно руководил модернизацией тяжелых танков КВ-1с.
В настоящее время тов. Ворошилов ведет большую работу по отработке до серийного образца танка ИС. При его участии происходило проектирование этого танка, и изготовление отдельных образцов.
Все испытания танков ИС проходят при его участии, поэтому замечания комиссии, членом которой он является, по улучшению агрегатов и узлов танка ИС, принятые Постановлением Государственного Комитета Обороны к исполнению, должны рассматриваться как предложения тов. Ворошилова и др., направленные на улучшение боевой характеристики этих танков.
Тов. Ворошилов достоин награждения орденом Отечественной войны 1-й степени*.
Начальник 6-го отдела ТУ ГБТУ КА инженер-подполковник СОЛОНИН. 28 сентября 1943 г.».
*Указом Президиума ВС СССР от 15.12.1943 г. награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.
ЦАМО РФ. Ф. 33, оп. 686043, д. 8, л. 164.
* * *
Из представления к ордену Красного Знамени;
«…Инженер-подполковник ВОРОШИЛОВ П.К. во время пребывания в 8-м отдельном гвардейском танковом полку РГК (подготовительный период) и во время боевых действий лично руководил работой по ремонту танков, вышедших из строя на поле боя, чем способствовал быстрейшему возврату в строй боевых машин, и выполнению боевой задачи, поставленной перед полком.
Находясь в непосредственной близости к полю боя, давал конкретные указания по эксплуатации танков ИС в условиях весенней распутицы, благодаря чему материальная часть работала значительно лучше, а водительский состав водит боевые машины на поле боя грамотно.
В момент отставания колесного парка тов. Ворошилов проявил инициативу и помог организовать транспортировку горючего трофейным транспортом.
Достоин правительственной награды – ордена Красного Знамени*.
Командир 8-го гв. ОТП РГК гвардии подполковник ЗЕМЛЯНОЙ. 22 марта 1944 г.».
*Приказом ВС 2 ТА № 19/н от 06.04.1944 г. награжден орденом Красного Знамени.
ЦАМО РФ. Ф. 33, оп. 690155, д. 4541, л. 63.
* * *
ДЕСЯТЬ ДНЕЙ В ФЕВРАЛЕ
(Из воспоминаний НАСЕКА Ивана Федоровича, 1912 г.р., инженера-исследователя, г. Харьков):
«…Через несколько месяцев после завершения эвакуации и начала производства боевой техники в восточных районах страны, было решено организовать проверку этой техники. Местом проведения проверки качества танков был выбран Челябинск.
Мы тоже должны были представить свою машину, и на совещании у директора завода Ю. Е. Максарева шел разговор о том, как лучше это сделать. От имени выделенного для этой цели экипажа я предложил ехать своим ходом. Взвесив все «за» и «против», со мной, в конце концов, согласились.
Выехали мы ранним утром, двигались быстро и без происшествий и, проведя в дороге весь день, подошли к широкой, покрытой льдом реке. Позади осталось более 400 километров пути, а впереди – вот эта река и светящиеся на противоположном ее берегу огни Челябинска.
Я вышел из машины и отправился на «разведку». Встретившийся мне путевой обходчик сообщил, что перед нами река Миас, что через нее ведет железнодорожный мост. Моста для гужевого транспорта здесь нет.
— А как же перебираются на ту сторону машины? – сдерживая охватывающее меня волнение, спросил я.
— Километрах в двух левее летом работает паром, — ответил он флегматично, — а зимою ездят по льду.
— Глубокая река?
— Да, довольно глубокая, и течение быстрое, — сказал словоохотливый обходчик.
Вернувшись к своим, я обрисовал обстановку.
— Ну что ж, — подумав, сказал механик-водитель Исаак Григорьевич Битенский, — не зимовать же нам здесь, придется рискнуть.
Риск был велик: ведь танк — не автомобиль, и выдержит ли его лед, неизвестно. Утопи мы машину, неприятностей не оберешься, да и удастся ли самим выскочить, тоже никто не знает.
Всего несколько недель тому назад у нас с Битенским уже было нечто подобное. Поздно ночью мы возвращались из пробега. Поднялась пурга, и видимость стала нулевой. Почти наощупь мы все же вышли к мосту через реку Невьянку. В сплошном мраке двинулись через мост, но взяли несколько правее, чем надо было. Танк не удержался па мосту и рухнул в воду, перевернувшись при этом башней вниз.
Корпус стал наполняться ледяной водой, а мы никак не могли открыть в днище десантный люк – задрайки поржавели и не поворачивались. На наше счастье кто-то из экипажа догадался взять в танк кувалду и, орудуя ею, мы, стоя уже по грудь в воде, открыли люк и вылезли наружу.
Нечто похожее случилось у нас и в Харькове. Тогда Исаак Григорьевич буквально вытолкнул меня из машины и, таким образом, спас от неминуемой гибели.
И вот опять мы стоим у реки, и нет у нас иного выхода, как идти па лед.
Как и предусмотрено правилами преодоления водных преград зимой, открыли все люки, я и помощник водителя, привязав к поясу Битенского веревку, вышли из машины, и танк спустился на лед. Как и было договорено, он прошел метров десять, остановился, постоял, затем сильным рывком вернулся к берегу. Этот маневр он повторил несколько раз, отъезжая все дальше. Все шло хорошо, не слышно было даже треска льда. Битенский направил танк к противоположному берегу, а мы шли рядом, держа па всякий случай конец веревки, соединявшей нас с водителем.
Уже под утро мы подошли к проходной Челябинского тракторного завода. Мимо шли на работу люди, останавливались, интересовались, что это за танк, откуда такой взялся (сами челябинцы выпускали тогда тяжелые танки КВ). Я отвечал, что это танк Т-34, что сделан он здесь, на Урале заводом имени Коминтерна, что выпуск у нас идет полным ходом и фронтовиков мы не подведем.
— А сколько часов у вас работают? — спросил кто-то.
— Кто как, — ответил я, — кто 12 часов, кто 20, а кто и больше – каждый работает сколько надо, чтобы выполнить задание.
Дождавшись начала рабочего дня, я позвонил председателю Государственной комиссии по проведению испытаний П. К. Ворошилову. Узнав, что мы прибыли, он удивился:
— Как вы перебрались через реку?
— По льду, — ответил я.
— Зачем же так рисковали? Мы ожидали вас сегодня в полдень и к этому времени собирались выслать людей, чтобы переправить вас на платформе через железнодорожный мост.
Петр Климентьевич подробно расспрашивал о поездке, о переправе. Узнав, сколько времени заняла у нас дорога, не скрыл удовлетворения:
— Хорошую скорость вы показали, и машина хорошая, выносливая. Будем считать, что для вас испытания уже начались, и первый этап преодолен успешно.
Надо ли говорить, как приятно мне было это слышать. Ведь все мы, заводские, патриоты своей машины, в которую вложено столько труда. Когда пришлось на время прервать выпуск, переживали до слез. Но зато не было предела радости, когда на Урале удалось собрать первые танки и, таким образом, возобновить выпуск.
П. К. Ворошилов спросил:
— Эта машина изготовлена из деталей, привезенных из Харькова, или полностью сделана на Урале?
— Это не первый наш уральский танк, — не без гордости отвечал я. — Завод уже отправил десятки машин на фронт. Запас деталей, привезенных из Харькова, уже израсходован. Теперь все узлы и детали танка делаются здесь, на Урале.
— Ну что ж, очень хорошо, — сказал в заключение П. К. Ворошилов. — Отдохните с дороги, а завтра приступим.
На следующий день собрались члены Государственной комиссии и представители заводов, были определены задания, которые нам надо будет выполнить. Всех удивило, что наш завод представляют всего трое, в то время, как машины других предприятий сопровождали по 5-6 человек. Кто-то высказал сомнение в том, не возникнет ли затруднений при испытании Т-34.
— Начнем работу – увидим, — ответил П. К. Ворошилов.
Для начала требовалось пройти 150 километров. Все сошлись на том, что на день этого вполне хватит.
Я вернулся к своему экипажу и сообщил о полученном задании. И. Г. Битенский повесил нос:
— Да это нам на один зуб.
Этот человек положительно не мог сидеть без дела. Его нормальным состоянием было движение, работа. Только за рычагами танка он чувствовал себя хорошо.
— А мы вот что сделаем, — предложил я, — пройдем для начала не 150, а 170 километров, причем проделаем весь этот путь без предусмотренных остановок.
Исаак Григорьевич повеселел:
— А что, годится!
Пройдя половину пути, мы, не останавливаясь, повернули и двинулись в обратный путь. Находившийся в танке член Государственной комиссии удивился: в чем дело? Мы объяснили, что сегодняшний пробег решили сделать безостановочным.
— Ладно, действуйте, — согласился он.
Все прошло нормально.
— Ну, что ж, молодцы, — похвалил нас П. К. Ворошилов. — Итак, запишите в свой актив 400 километров до Челябинска, пройденные за десять часов, плюс сегодняшний безостановочный пробег. Обязательно расскажите об этом, когда вернетесь к себе на завод. Пусть знают люди, какую машину они делают.
Испытания продолжались. Каждый день норма пробега увеличивалась. Мы, конечно, волновались: как покажет себя машина в последующие дни? Не подведет ли? Возвращаясь на базу, прощупывали каждый шплинт, болт, сальник… Не потекло ли где топливо, масло?..
Я попросил П. К. Ворошилова разрешить нам делать 300 километров в день. «Хорошо, делайте, сколько сможете», — согласился он.
И мы ездили столько, сколько выдерживали сами. Что касается машины, то она ни разу не подвела. И только, когда испытания шли к концу, случилась небольшая неприятность: потек один из баков. Я доложил об этом П. К. Ворошилову.
— Сможете устранить своими силами? — спросил он.
— Сможем.
К часу ночи мы закончили работу, поставили бак на место и пошли отдыхать. Утром, распределив задания, П. К. Ворошилов обратился ко мне:
— Ну, а вы что будете делать?
— Поедем па испытания, Петр Климентьевич.
— А как же бак?
— Бак в полном порядке.
Это мое заявление вызвало у представителей завода разочарование. Как оказалось, они рассчитывали присутствовать при разборке танка Т-34 и извлечении из него подкачавшего бака. Пришлось их успокоить, объяснив, что наша машина так устроена, что для выемки баков и многих других деталей, узлов и агрегатов не требуется ее разбирать.
Так выявилось еще одно хорошее качество «тридцатьчетверки»: как говорят специалисты, высокая ремонтабельность – возможность устранить дефект или поломку, не затрачивая на это много времени и без сложного заводского оборудования. В боевой обстановке это имело немаловажное значение и было отмечено Государственной комиссией.
Раньше других мы закончили всю программу испытаний, на высоких скоростях прошли все положенные километры. Последние два дня по просьбе расположенного неподалеку учебного авиационного полка дежурили на аэродроме. Над нами проносились краснозвездные самолеты, а мы курсировали по летному полю, поворачивая башню с пушкой то в стороны, то назад и давая летчикам возможность получше рассмотреть и запомнить силуэт танка Т-34, который никогда ранее им видеть не приходилось.
Выполнив все возложенные на нас задачи, мы отправились в обратный путь. Снова своим ходом, пройдя по льду реки Миас, а затем еще 400 километров.
О днях, проведенных в Челябинске, осталось воспоминание как о трудной, порою изнурительной, но радостной работе.
Много лет спустя мне довелось присутствовать при защите проекта новой боевой машины. Представителем Генерального штаба на защите был генерал П. К. Ворошилов. Он узнал меня, подошел и заговорил о нашей давней совместной работе. Вместе мы вспоминали товарищей, вспоминали те далекие события до мельчайших подробностей. Ведь забыть это невозможно».
* * *
Фронтовые награды П.К. Ворошилова:
Орден Красной Звезды (1940); Орден Отечественной войны 1-й степени (1943); Орден Красного Знамени (1944); Медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».
* * *
На фото: 1940 г. Инженер-майор ВОРОШИЛОВ П.К. и Маршал Советского Союза ВОРОШИЛОВ К.Е.
Примечание: фото найдено в интернете. Установление его подлинного авторства не представляется возможным. Идентификация и художественная обработка снимка произведены автором статьи.
2018 г.
Для ознакомления с другими рассказами из цикла «О мажорах былых времен» необходимо перейти в оглавление по ссылке: http://www.proza.ru/avtor/ignatenko1949&s=200

Приложение

Из переписки премьер-министра Испанской республики Ф. Ларго Кабальеро с советским руководством 1936–1937 гг.1

##1 Цит. по: Война и революция в Испании 1936–1939 гг. М., 1968. Т. I. С. 419–422.

«Товарищу Кабальеро.

Нам передал наш полпред тов. Розенберг выражение Ваших братских чувств. Он нам передал также, что Вы неизменно воодушевлены верой в победу. Разрешите братски благодарить Вас за выраженные чувства и заявить Вам, что мы разделяем Вашу веру в победу испанского народа.

Мы считали и считаем своим долгом, в пределах имеющихся у нас возможностей, прийти на помощь испанскому правительству, возглавляющему борьбу всех трудящихся, всей испанской демократии против военно-фашистской клики, являющейся агентурой международных фашистских сил.

Испанская революция прокладывает себе свои пути, отличные во многих отношениях от пути, пройденного Россией. Это определяется разницей предпосылок социального, исторического и географического порядка, иными требованиями международной обстановки, чем те, с которыми имела дело русская революция. Вполне возможно, что парламентский путь окажется более действенным средством революционного развития в Испании, чем в России.

При всем том мы думаем, что наш опыт, в особенности опыт нашей гражданской войны, соответственно примененный к особым условиям испанской революционной борьбы, может иметь для Испании определенное значение. Исходя из этого, мы, по Вашим многократным просьбам, переданным нам в свое время через тов. Розенберга, согласились на отправку в Ваше распоряжение ряда военных работников. Эти работники получили отнас указания давать советы в военной области тем испанским военачальникам, в помощь которым они должны были быть переданы Вами.

Им категорически было предложено не упускать из виду, что при всем сознании солидарности, которым проникнуты в настоящее время испанский народ и народы СССР, советский работник, будучи иностранцем в Испании, может принести действительную пользу лишь при условии, если он будет строго придерживаться рамок советника и только советника.

Мы полагаем, что именно таким образом используются Вами наши военные товарищи.

Мы просим Вас дружески сообщить нам, насколько наши военные товарищи успешно выполняют возлагаемые Вами на них задачи, ибо, разумеется, лишь при положительном отношении к их работе с Вашей стороны их дальнейшее оставление на работе в Испании явится целесообразным.

Мы просим также сообщить нам прямо и без обиняков Ваше мнение о тов. Розенберге: удовлетворяет ли он испанское правительство, или следует его заменить другим уполномоченным.

Четыре наших дружеских совета на Ваше усмотрение:

1) Следовало бы обратить внимание на крестьян, имеющих большое значение для такой аграрной страны, как Испания. Хорошо было бы дать декреты аграрного и налогового характера, идущие навстречу интересам крестьян. Хорошо было бы также привлечь крестьян в армию или составить партизанские отряды из крестьян в тылу фашистских армий. Декреты в пользу крестьян могли бы облегчить это дело.

2) Следовало бы привлечь на сторону правительства мелкую и среднюю городскую буржуазию или, во всяком случае, дать им возможность занять позицию благоприятного для правительства нейтралитета, оградив их от попыток конфискаций и обеспечив, по возможности, свободу торговли. В противном случае эти слои пойдут за фашистами.

3) Не следует отталкивать руководителей партии республиканцев, а, наоборот, надо их привлечь, приблизить и втянуть в общую упряжку правительства. Особенно необходимо обеспечить поддержку правительству со стороны Асапьи и его группы, делая все возможное для того, чтобы помочь им изжить свои колебания. Это необходимо для того, чтобы помешать врагам Испании рассматривать ее как коммунистическую республику и тем предотвратить открытую их интервенцию, являющуюся самой большой опасностью для республиканской Испании.

4) Можно было бы найти случаи заявить в печати, что правительство Испании не даст кому бы то ни было посягать на собственность и законные интересы иностранцев в Испании, граждан стран, не поддерживающих мятежников. Братский привет.

21 декабря 1936 год».

«Товарищам Сталину, Молотову и Ворошилову.

Дорогие товарищи!

Ваше письмо, полученное мною через товарища Розенберга, доставило мне большую радость. Ваши братские приветствия и Ваша горячая вера в победу испанского народа принесли мне глубокое удовлетворение. В ответ на это сердечное приветствие и Вашу пламенную веру в нашу победу я выражаю Вам мои наилучшие чувства.

Помощь, которую Вы оказываете испанскому народу и которую Вы взяли на себя по собственной инициативе, считая ее своим долгом, была и продолжает оставаться очень полезной для нас. Могу Вас заверить, что мы высоко ценим ее.

От имени Испании, и в первую очередь, от имени трудящихся, благодарим Вас от всего сердца и надеемся, что и в дальнейшем мы сможем рассчитывать на Вашу помощь и Ваши советы.

Вы правы, отмечая существенную разницу между путями развития русской революции и нашей. Действительно, как Вы отмечаете, предпосылки исторического, географического, экономического, социального и культурного порядка, а главное, уровень политической и профсоюзной зрелости масс в этих двух революциях различны. В ответ на Ваше предположение следует сказать, что, каково бы ни было будущее парламентского пути, он не находит среди нас и даже среди республиканцев горячих поклонников.

Товарищи, которых Вы прислали нам по нашей просьбе, оказывают нам большую услугу. Их большой опыт весьма полезен для нас и является эффективным вкладом в оборону Испании против фашизма. Я могу заверить Вас, что они выполняют свои обязанности с подлинным энтузиазмом и беспримерным мужеством.

Что касается тов. Розенберга, могу заявить Вам с полной откровенностью, что мы удовлетворены его деятельностью и его отношением к нам. Здесь его все любят. Он работает много, даже слишком много, что вредит его слабому здоровью. Я очень Вам благодарен за содержащиеся в конце Вашего письма дружеские советы. Я расцениваюихкак свидетельство Вашей сердечной дружбы и желания видеть успешно завершенной нашу борьбу.

Аграрный вопрос действительно имеет исключительную важность для Испании. С самого начала своей деятельности наше правительство стремилось облегчить участь земледельца, и оно значительно улучшило условия существования крестьян. Мы приняли ряд важных декретов в этой области. К сожалению, нам не удалось избежать в деревне, особенно в начальный период, некоторых эксцессов, но мы очень надеемся, что они не повторятся.

То же можно сказать и о мелкой буржуазии. Мы отнеслись к ней с уважением и постоянно подтверждаем ее право на существование и развитие. Мы стараемся привлечь ее на нашу сторону, защищая от повторения насильственных действий по отношению к ней, которые могли иметь место вначале.

Ваше мнение о республиканцах как политической силе мы целиком разделяем. Мы всегда старались приобщить их к деятельности правительства и к борьбе. Они принимают широкое участие во всех политических и административных органах, как местных, так и провинциальных и общереспубликанских. Дело в том, что сами они ничего не делают для укрепления своего политического престижа. Что касается интересов и собственности проживающих в Испании иностранцев – граждан стран, которые не помогают мятежникам, то их права были соблюдены и они были взяты под защиту правительства.

Мы неоднократно заявляли и продолжаем заявлять об этом. И я заверяю Вас, что воспользуюсь первой же возможностью, чтобы еще раз поставить в известность об этом весь мир.

С братским приветом,

Франсиско Ларго Кабальеро

Валенсия, 12 января 1937 года».

К. Ворошилов

Сталин и Красная армия

Мирный, строительный период нашей истории наполнен событиями величайшего значения. За последние годы действительно утекли не реки, а океаны воды.

Кругом нас произошли громадные изменения, в другом виде представились наши перспективы, совершенно перевернулись общепризнанные масштабы и объемы. Со всеми этими событиями неразрывно связана богатая и многогранная революционная деятельность товарища Сталина. За последние пять-шесть лет товарищ Сталин стоял в фокусе развертывающейся и клокочущей борьбы. Только этими обстоятельствами и можно объяснить, что значение товарища Сталина, как одного из самых выдающихся организаторов побед гражданской войны, было до некоторой степени заслонено и не получило еще должной оценки.

Сегодня, в день пятидесятилетия нашего друга, я хочу хоть отчасти заполнить этот пробел.

Разумеется, в газетной статье я менее всего претендую на полную характеристику военной работы товарища Сталина. Я хочу только попытаться освежить в памяти товарищей несколько фактов из недавнего прошлого, опубликовать некоторые малоизвестные документы, чтобы простым свидетельством фактов указать на ту поистине исключительную роль, которую играл товарищ Сталин в напряженные моменты гражданской войны.

В период 1918-1920 годов товарищ Сталин являлся, пожалуй, единственным человеком, которого Центральный комитет бросал с одного боевого фронта на другой, выбирая наиболее опасные, наиболее страшные для революции места. Там, где было относительно спокойно и благополучно, где мы имели успехи, там не было видно Сталина. Но там, где в силу целого ряда причин трещали красные армии, где контрреволюционные силы, развивая свои успехи, грозили самому существованию советской власти, где смятение и паника могли в любую минуту превратиться в беспомощность, катастрофу, – там появлялся товарищ Сталин. Он не спал ночей, он организовывал, он брал в свои твердые руки руководство, он ломал, был беспощаден и – создавал перелом, оздоровлял обстановку. Сам товарищ Сталин писал об этом в одном из писем в ЦК в 1919 году, говоря, что его «превращают в специалиста по чистке конюшен военного ведомства».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Ворошилов сталин и красная армия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *