Владислав гандрабура муж ароновой

Что пришлось пережить Марии Ароновой до счастливого брака&nbsp

Жена восточного мужчины В 14 лет Маша впервые влюбилась — по-взрослому. Высокого темноволосого черноглазого парня звали Улугбек, или Лулу, как нежно окрестила его Аронова. Школьница и 28-летний студент познакомились в подмосковном летнем лагере, где Улугбек проходил практику. Молодые люди продолжили общаться и после каникул: сначала восточный красавец приходил в дом будущей актрисы как друг, потом в качестве жениха — на предложение руки и сердца Мария без раздумий ответила согласием. К невесте в столицу приехала семья Улугбека для официального сватовства, а в узбекском Ургенче для будущей семьи начали строить дом — родители Ароновой с желанием дочери смирились и согласились. Все изменилось за полгода до 16-летия Марии. Девушка поехала в подмосковный молодежный лагерь «Ювента» и быстро забыла о грядущем замужестве. После общения с творческими сверстниками Маша уже не мечтала о жизни хозяйчики дома, окруженной кучей детишек, — теперь ее манили спектакли, стихи, музыка. Встретившись с Лулу сразу по возвращении домой, Мария выпалила: «Я тебя больше не люблю». Улугбек стоял перед «сбежавшей невестой» на коленях, умолял одуматься, но не смог изменить решения — и простил. Спустя много лет бывшие влюбленные встретились в Москве как старые добрые друзья — оказалось, что в доме уже ставшего супругом и отцом мужчины по-прежнему висит фотография Ароновой. «Встречаясь с ним взглядом, видела в его глазах прежнюю нежность. Но тонкий, умный Лулу ни словом, ни намеком не дал понять, что в его душе осталось какое-то чувство. Наверное, не хотел, чтобы между нами возникла неловкость». «Только что я убила вот такого же?» Поступив в театральное училище, Мария переехала в общежитие. И постоянно слышала разговоры сверстников о неком Владе, талантливом, нестандартном юноше, будущем гении театра. Таинственный парень оказался похожим на врубелевского Демона — с огромными зелеными глазами, туманными взглядом, растрепанными волосами — Мария влюбилась с первого взгляда. Молодые люди вскоре стали близки. Спустя пару месяцев студентка почувствовала перемены в организме, врачи подтвердили «диагноз» — беременна. Аронова решила оставить ребенка, о чем будущий отец не знал — Влад перестал отвечать на звонки. А когда разговор все же состоялся, заявил, что не может иметь детей, и бросил трубку. Но все же появился, когда Машу с сыном выписывали из роддома. Владислав Гандрабура поселился в доме Ароновых. Только уходил и возвращался, когда сам того хотел, помощи от него ждать не приходилось. Молодая мама же училась на втором курсе, по вечерам играла в театре имени Вахтангова, нянчила маленького Влада — мальчика назвали в честь отца по просьбе последнего. Вскоре актриса снова оказалась в положении. Гандрабура равнодушно пожал плечами, мол, поступай как знаешь. Чтобы не лишиться карьеры и учебы, Аронова решилась на аборт. «Как я жалею, что не родила и второго ребенка. Но тогда бы я точно потеряла все. Мне чудом удалось удержаться в институте, на восьмом месяце я сдавала экзамены сразу за два курса, чтобы после родов вернуться в свою группу. Но это ужас! Я приехала из больницы домой, села возле кроватки Влада и подумала: „Только что я убила вот такого же?“ Мария и Влад окончательно расстались, когда их сыну исполнилось два. Аронова устала терпеть равнодушие и оскорбления, а последней каплей стала пощечина от выпившего фактического мужа — актриса выставила Владислава с вещами из дома. Сын Марии с отцом так и не познакомился. Юноша впервые увидел своего биологического отца уже будучи взрослым, но лишь на похоронах Гандрабуры — мужчины не стало осенью 2009-го. Мария Аронова с сыном Владиславом, его супругой Екатериной и внучкой Антониной. Фото: instagram.com/kate_gandrabura Запретная любовь к Актеру В 1995 году умерла Людмила Петровна Аронова, мать актрисы. Отец Марии вскоре встретил женщину и переехал из квартиры. Спасаясь от одиночества, артистка привела в дом человека, которого не любила. На год спутником Марии стал далекий от мира кино и театра Алексей — мужчина сумел быть другом, но не более. Затем в жизни Ароновой появился Актер — известный артист, отец двоих сыновей, чужой муж. Вновь безоглядно влюбившись, Мария нарушила данное себе в юношестве обещание — никогда не разрушать семьи. Через четыре месяца тайных отношений он (Мария никогда не называла имени бывшего возлюбленного) во всем признался супруге и переехал к новой избраннице. Брошенная жена Актера умоляла его вернуться хотя бы ради детей и грозилась свести счеты с жизнью — Мария же не чувствовала ни жалости, ни сострадания. Лишь думала: „Как можно пытаться удерживать мужчину, которому ты больше не нужна? Мы любим друг друга, хотим быть вместе, и никто и ничто не вправе этому мешать!“ На чужом несчастье, как известно, счастья не построишь. Позднее, в одиннадцатому часу вечера, в квартире Марии раздался звонок. „Маша, я решил, что должен вернуться к семье. Когда ты завтра будешь дома, чтобы я мог забрать вещи?“, — произнес в трубку Актер. Ароновой хотелось рыдать и выть от боли, но за стенкой спал шестилетний сын. Пришлось сложить одежду мужчины в чемодан — ничего другого не оставалось. Еще не раз он появлялся в жизни актрисы: будучи коллегами, бывшие влюбленные пересекались на мероприятиях, фестивалях, съемках. Долгое время при взгляде на него Аронова продолжала испытывать горечь и стыд. Но не перед мужчиной — перед его женой. 20 лет на пути к браку За запретный роман Аронова заплатила сполна: женщину несколько раз обокрали, ее машину разбили, Мария заболела гепатитом — и каждый раз понимала, за что терпит страдания. В самые сложные моменты жизни рядом с актрисой находился Евгений Фомин, работавший на тот момент начальником транспортного отдела театра, — именно ему женщина позвонила после первой кражи. Фомин стал ухаживать за Марией: подвозил с работы, оставлял под дверью любимые Ароновой белые лилии (ради чего рано утром мчался из Москвы в Долгопрудный), дарил духи. После затянувшегося спектакля однажды привез женщину домой под утро — и остался. Первое совместное лето Мария, Евгений и семилетний Влад провели в Анапе, где актриса познакомилась с близкими Фомина, а мальчик впервые назвал его папой. Когда Владислав пошел в школу, Евгений уволился и взял на себя хлопоты по дому: на оплату няни уходила бы вся его зарплата, потому траты казались бессмысленными. Отношения в семье складывались прекрасно, пока Влад не вступил в переходный возраст — между родными людьми будто возрастали стены. Возможно, счастье бы вновь рухнуло, если бы не Серафима, общая дочка Евгения и Марии. Девочка появилась на свет, когда артистке исполнилось 32 — тогда-то Аронова и полюбила мужа по-настоящему. „Я все чаще вспоминала мамины слова, которые она сказала незадолго до смерти: „Ты будешь счастлива, когда в твою жизнь приду я, но только в мужском обличье. Когда рядом появится человек, который будет любить тебя так же сильно, как я, и принимать любой, зачастую даже не понимая, что движет твоим настроением и поступками“, — говорит о любимом мужчине артистка. Воспитав двоих детей и прожив 20 лет в фактическом браке, Мария и Евгений решили пожениться. В загс отправились 10 марта, за день до 46-летия актрисы, — узаконить отношения супруги решили после бесед со служителями церкви. „Это чудесное ощущение быть замужем!“ — делилась Мария после церемонии. Впереди у супругов — венчание и, надеемся, долгие совместные годы в окружении друг друга и самых родных людей. Мария Аронова с мужем Евгением Фоминым. Фото: инстаграм, КП По материалам www.vakhtangov.ru, 7days.ru

Новости

10 июля 2018

Мария Аронова: сложная история очарования людьми

В студию к Борису Корчевникову пришла народная артистка России Мария Аронова. Марии нелегко было согласиться на разговор. В ее жизни было много испытаний: смерть мамы, предательство любимых, расставания, тяжелые болезни. Самое главное для актрисы – это дети: сын Владислав и дочка Серафима. А несколько лет назад Мария Валерьевна стала бабушкой: у сына и его жены Кати родилась дочка Тоня.

В 23 года Мария Аронова потеряла маму. «У мамы был рак. Она умирала долго и мучительно. Сознательно отказалась от лечения. Мама покрестилась за три дня до смерти. Батюшка приехал к нам домой. Закрылся с мамой в комнате на три часа. Вечером мама впала в кому, через три дня ее не стало. Мама для меня была всем. Она была окном, через которое я видела мир. Я всегда боялась ее расстроить. Она мне верила. И на все мои жалобы и стенания по поводу личной жизни говорила: «Ты будешь счастлива тогда, когда я к тебе приду в мужском обличье…»

Первая настоящая влюбленность у Марии случилась в 14 лет. Они познакомились на практике, куда приехали студенты Тимирязевской академии и школьники. «В 16 лет я должна была уехать в Узбекистан, в город Ургенч, и выйти замуж. К нам домой приезжали его мама с братьями, меня сватали. В это же время я поехала в лагерь комсомольского актива, где увидела людей, увлеченных музыкой, театром. После месяца пребывания среди сверстников, близких мне по духу, ни о каком Узбекистане я и не вспоминала».

Следующие серьезные отношения у студентки Марии были с актером. «Когда я влюбляюсь, я перестаю видеть, слышать, думать. Я полностью отдаюсь эмоции. А он не хотел семью, был очень безответственным». От этого человека у Марии в девятнадцать лет родился первый ребенок – сын Владик-младший. «Я узнала о том, что беременна, на четвертом месяце. И моя жизнь перевернулась. А отец ребенка сказал, что это не его сын…. Он вновь появился в нашей жизни, когда ребенку было почти два года. Пришел поздно вечером с другом. Когда я попыталась мягко ему все высказать, он меня ударил. Это был конец. После этого он пытался вернуться, спал на скамейке под окнами». Вторую беременность Марии Ароновой пришлось прервать. Она понимала, что не может родить второго ребенка, иначе ее выгонят из института.

Сына Мария считает старше и мудрее себя. Она старается прислушиваться к его мнению. Владислав Гандрабура тоже пришел в студию к Борису Корчевникову. «Маме можно во всем довериться. Она – надежный человек». Когда Владу было шесть лет, в жизни Марии появился новый мужчина, Евгений (он работает начальником транспортного цеха в театре Вахтангова). «Женя очень долго жил в комнате Влада. Он привозил меня домой после репетиции, мы пили чай, и я понимала, что ехать домой ему уже поздно. Так продолжалось месяцев пять…»

Евгений старше Марии на 14 лет. Он простой водитель. Но только с ним прима театра Вахтангова счастлива уже 19 лет. У них подрастает дочка Серафима.

Кто может сделать Марию Аронову несчастной? Почему актриса считает женщину виновницей распада семьи? В какой семье росла сама актриса? За что ее бил в детстве отец? Какое испытание было самым страшным в жизни Марии? Кто принес ей настоящее счастье? Ответы – в программе «Судьба человека с Борисом Корчевниковым».

Владислав Гандрабура

Родился 9 августа 1991 года.

Окончил Театральное училище имени Бориса Щукина (курс В.П. Поглазова) в 2011 году.

В том же году был принят в труппу Театра имени Евгения Вахтангова.

Боевое крещение на Вахтанговской сцене начинающий артист прошел, сыграв несколько эпизодических ролей — Квартальный (За двумя зайцами…), Стражник (Медея), Гришка (Дядюшкин сон).

В том же году он получил роль Тоби в отрывке «Визит старой дамы», поставленном Римасом Туминасом для Юлии Константиновны Борисовой, в юбилейном спектакле «Пристань».

Комедийный дар Владислава, его природное обаяние, врожденный артистизм уже с первых его шагов на Вахтанговской сцене пленил зрителей Театра.

Справедливости ради надо заметить, что Вахтанговский театр с детства был для него родным, ведь в нем уже многие годы работает его мама – замечательная актриса, любимица публики Мария Аронова.

Ярким исполнением была отмечена и роль Майкла Коннолли в комедии Рея Куни «Обычное дело» в постановке Владимира Иванова, где его партнерами по сцене были Алексей Гуськов, Галина Коновалова, Лидия Вележева и… Мария Аронова. Владислав Гандрабура с честью выдержал этот сложнейший экзамен.

И вновь комедийная роль: на Малой сцене в гоголевской «Женитьбе» он уморительно сыграл нелепого моряка Жевакина.

В 2014 году Римас Туминас пригласил молодого артиста в спектакль «Улыбнись нам, Господи» на роль Иоселе-Цыгана. Дуэт Ольги Чиповской (исполнительницы роли Хаси, его жены) и Владислава Гандрабуры неизменно вызывает аплодисменты.

В 2015 году Владимир Иванов вводит его на роль Полковника Альфреда Шато-Жибюса. Гротесковый комедийный персонаж отлично вписался в слаженный актерский ансамбль знаменитой Вахтанговской постановки «Мадемуазель Нитуш».

Среди его ролей есть особая — Студент в эпическом полотне Юрия Любимова — «Бесы» по роману Ф.М. Достоевского. Эта работа дала возможность Владиславу соприкоснуться с материалом, о котором мечтает любой артист.

Артисту посчастливилось поработать и с еще одним выдающимся режиссером – Сильвиу Пуркарете в мольеровском спектакле «Мнимый больной», где он исполнил роль Тома Диареуса.

Значимой работой среди его ролей стала роль Поццо в спектакле Владимира Бельдияна по пьесе С. Беккета «В ожидании ГОДО».

Народная артистка России о личной жизни и отношениях в семье.

Первый брак Ароновой был недолгим. В 19 лет актриса родила сына Владислава, а вскоре рассталась с мужем.

Мария отметила, что ее экс-супруг Владислав Гандрабура не был создан для брака. «Это был абсолютный ветер, безумно талантливый человек как актер и режиссер, который не встретил вовремя своего гуру. В этом трагедия его жизни. То, что мы видим сейчас у Владика-младшего — его отношение к жене, ребенку, чувство долга, это все берется от отца, который его воспитал, от Жени. А старший, Влад, нигде этого не мог взять — его папа ушел из семьи», — рассказала Аронова.

Мария Аронова Кадр из сериала «Солдаты»

Вскоре после развода Мария познакомилась в Театре имени Вахтангова с начальником транспортного цеха Евгением Фоминым. Новый избранник актрисы сам предложил ей взять на себя домашнее хозяйство и воспитание сына, а также совместной дочери Серафимы. «Без Жени я бы Владика моего от первого брака не вырастила. Симочку я родила в конце апреля, а в сентябре уже играла в театре. Женя сразу ушел с работы… Я бы не посмела его просить, сам предложил такой вариант», — призналась артистка.

«Сидеть с детьми — это самый тяжелый труд. У вас никогда нет ни одной свободной секунды. Считаю, тому, кто сидит дома с детьми, можно даже переводить деньги на счет», — уверена Аронова.

Мария дополнила, что многие женщины часто годами всё делают по дому, выполняя обязанности няни, повара, уборщицы, а при разводе оказываются «у разбитого корыта». Актриса отметила: Я на гастролях устаю, но принадлежу сама себе: могу книжку почитать, могу лясы поточить с директором, кино посмотреть, поесть вкусненькое. А на что имеет право человек, привязанный к ребенку? Ни на что. У него относительная свобода, когда ребенок лег спать. Или сел учить уроки».

Мария Аронова и Евгений Фомин @mariaaronova_fan

Мария и Евгений сумели наладить настолько гармоничные отношения, что друзья семьи поразились, узнав три года назад об их свадьбе. Все близкие были уверены, что Аронова и Фомин давно женаты. «Теперь у меня кольцо на пальце, внутри которого написано «Женечка», а у него такое же с надписью «Машенька». Придумали вместе.

Больше у нас ничего не изменилось, а то бывает, что люди расписываются после многих лет совместной жизни, а потом начинаются какие-то несуразности. Я этого боялась, но пронесло», — призналась артистка. Мария, Евгений и 15-летняя Серафима живут в таунхаусе, а в прежней квартире актрисы остались ее старший сын Владислав с женой Екатериной и дочерью Тоней.

Вам нравятся фильмы и сериалы с участием Марии Ароновой? Да 0% Нет 0%Мария Аронова Кадр из программы «Лига удивительных людей»

Она — яркая, харизматичная, заметная в любой роли: и в роли бесстрашной Марии Бочкаревой в фильме «Батальонъ», и даже в небольшой роли водителя автобуса в комедии «Тариф новогодний»… Да и спектакли с ее участием — как недавний «Маленькие комедии», прошедший в Минске, — всегда собирают аншлаги. За час до выхода на сцену народная артистка России дала откровенное интервью белорусской «Комсомолке», где рассказала о знаменитых партнерах по сцене, актерском везении и о том, чему научила ее мама в отношении к семье и мужчинам

ДОСЬЕ «КП»

Мария Аронова — народная артистка РФ, 47 лет. Родилась в подмосковном Долгопрудном. Ведущая актриса Театра им. Вахтангова. Известность актрисе принесли роли в фильмах и сериалах «Остановка по требованию», «Бригада», «Дети Арбата», «Артистка», «Солдаты», «Лед», «Батальонъ». Замужем за Евгением Фоминым, с которым познакомилась, когда тот работал начальником транспортного цеха Театра им. Вахтангова. В этом браке родилась дочь Серафима, 15 лет. От первого брака у актрисы есть 26-летний сын Владислав Гандрабура, который сегодня занят с ней в театральных проектах.

Одна из наиболее ярких ролей актрисы — образ Марии Бочкаревой в фильме «Батальонъ»

— Мария Валерьевна, почти в каждом интервью вы вспоминаете свою маму, свое детство…

— Потому что все в жизни человека идет оттуда. Семья была простая, но только по профессии: папа — инженер, мама — библиотекарь. Мама у меня была медалисткой, краснодипломщицей и умницей невозможной! Легче перечислить те книжки, которые она не читала, чем те, которые прочла, — она была гиперобразованным человеком. Все воспитание, которое мне дали родители, заключалось в простых истинах. Несмотря на то, что я с детства мечтала быть актрисой, мама всегда напоминала о том, что я — не богема. Если бы не эти ее важные наставления, вполне вероятно, что я бы погибла: закрутили бы выпивка, гулянки. Еще один момент — мамино отношение к семье: если ты запланировала семью и стала мамой, это является точкой отсчета, от которой ты и строишь свою жизнь. А все то, чем мы, актеры, занимаемся, — просто работа.

«КАК СОРОКА, ВСЕГДА ХВАТАЛА САМОЕ ЯРКОЕ — И ПОТОМ РАЗОЧАРОВЫВАЛАСЬ»

— Вы впервые собрались замуж, когда вам было 14 лет, — за 28-летнего выходца из Узбекистана. Через два года юношеская влюбленность прошла. Вашей дочери Серафиме в апреле исполнится 16 лет. Какова была бы ваша реакция, окажись вы на месте ваших родителей?

— (Пауза.) Не знаю. У меня масса вопросов, на которые нет и никогда уже не будет ответа, потому что моя мама ушла невозможно рано, когда мне было 23 года… Я задаю своему отцу вопросы: «Папа, как вы вытерпели? Как вы могли позволить мне?» На что папа пожимает плечами и говорит: «Как тебе можно было не позволить?» Видимо, их ощущение собственного ребенка как стихийного бедствия давало им право предоставить мне свободу.

— Многие актрисы говорят о невозможности совместить семью и творчество. В чем лично ваш секрет — быть востребованной в профессии и любящей мамой и бабушкой?

— Я — однозначно мама. Ведь у меня был очень наглядный пример — моя собственная мама. Она была абсолютно антибытовым человеком, но при этом таскала сумки, варила обеды, убиралась. Этот воздушный человек организовывал дом… И она всегда откладывала Рериха или Блаватскую, когда я приходила со своими детскими или подростковыми проблемами. Эти проблемы мгновенно становились для нее важнее, чем те философские книги, которыми она воспитывала себя. Помню одну ситуацию, я тогда училась в классе шестом-седьмом. Прибегаю домой, влетаю на кухню, мама стоит ко мне спиной, что-то режет. А у меня рухнул мир — меня бросил какой-то там мальчик. Реву: «Он бросил меня! Я покончу жизнь самоубийством!» И мама поворачивается ко мне, помню ее тонкий профиль. И так удивленно и тихо спрашивает: «Из-за мужика?» Я эту реплику мамы не забуду никогда. Обсуждая эту историю, мы дошли с ней до ее мнения: сделать тебя счастливым или искалечить тебе жизнь может только ребенок — никакой не муж, начальник или подруга. Ты должна рабски любить только детей. Все остальное неважно.

Кстати, что касается мужчины, то моя мама мне однажды сказала: «Маша, ты будешь счастлива тогда, когда я приду в твою жизнь в образе мужчины». И я такого мужчину встретила, когда в мою жизнь пришел Женя (муж актрисы Евгений Фомин. — Ред.). Какое же счастье, что я не прошла мимо! Я всегда, как сорока, хватала самое яркое — и потом разочаровывалась. А здесь пришел именно мой человек.

Актриса с супругом долгое время жили в гражданском браке, официально зарегистрировав отношения только в 2018 году. Фото: соцсети

«МОЕ АКТЕРСКОЕ СЧАСТЬЕ В ТОМ, ЧТО Я — НЕ ГЕРОИНЯ»

— Если бы Мария Аронова не стала актрисой, то кем бы она стала?

— Думаю, общественницей. Но общественницей хорошей до тех пор, пока я молчу. Если бы я была в политике, то в живых меня бы не было точно (смеется). Во мне нет дипломатизма — рублю правду-матку, а потом сажусь и говорю себе: да что ж ты опять до десяти-то не досчитала?

— В актерской профессии много зависит от случая и везения. Ваша театральная карьера сразу сложилась успешно: на втором курсе вы начали служить в Театре им. Вахтангова, получили государственную премию в 22 года…

— Мое счастье в том, что я — не героиня. Я острохарактерная комедийная актриса, я трагикомик. Это ниша, в которой малое количество актеров. Когда я пришла в Театр им. Вахтангова, там уже была Юля Рутберг, нежно мною любимая, и потрясающая актриса Оля Чиповская, мама Ани Чиповской. И мы всегда шли параллельно: Юля не перебегала никому дорогу, я тоже никому, как и Оля.

Актриса называет себя трагикомиком. Фото: Галина Кудрявцева

— Труппа театра сразу приняла молодую артистку Аронову?

— Это было на втором курсе института. С тех пор — я там. Даже гримерку ни разу не меняла. Единственное — поменяли гримировальный стол. С ним, к слову, связана судьбоносная для меня история. Я попала в театр на роль Белотеловой в «Женитьбе Бальзаминова». Я всегда была большая, а актрисы Театра им. Вахтангова всегда отличались стройностью. И мне долгое время искали кринолин. И вдруг из костюмерной приносят кринолин, я отгибаю пришитую к нему бирку, а там написано — «Целиковская». Я думаю: «Ничего себе! В этом кринолине она когда-то, по-видимому, играла какую-то полную даму…» И вот в этом кринолине — он, конечно, на мне не сходился — я и репетировала. И как-то спросила: «Может, у меня есть возможность, хотя бы пока (я мечтала попасть в Вахтанговский, но не знала, оставят меня или нет) класть свои вещи в какой-то ящик?» Нашли мне ящичек свободный, я его открываю, а там — красная расческа. Спрашиваю: чья? Отвечают: Целиковская тут сидела. И тогда я подумала, это такой знак — мне словно сказали: «Ну, давай, проходи, мать».

— Вы снимались у Говорухина, Рязанова. Последние годы — годы потерь. Ушли великие — Этуш, Державин, Табаков, Юрский, Волчек, Захаров… Кого из ушедших партнеров, с которым вы работали, вспоминаете с особой теплотой?

— Во-первых, это Владимир Этуш — знаковый в моей жизни человек. Когда я с ним здоровалась, у меня пересыхало во рту. Он был ректором Щукинского училища, которое я заканчивала. Это был страшный человек, мне казалось, что я погибаю рядом с ним. И каким же удивлением для меня стало, что нежнее, незащищеннее я человека не знала в этой жизни. Человека, который нуждается в любви, ласке, участии. Но все это — если тебе повезло и ты допущен. В отношении меня это произошло в театре, когда я вышла на сцену с Этушем не как с ректором, а как с партнером. Еще один великий — не просто актер, а человек и личность — Михаил Александрович Ульянов, художественный руководитель театра, куда меня привели на втором курсе института. Пять с половиной секунд этот человек для тебя является великим, недосягаемым. А дальше — это твой дед, отец, дядя. Это были огромные личности. Как всегда говорил мне мой учитель Владимир Владимирович Иванов, чем больше — тем меньше. Я тогда этой фразы не понимала. Это были гении — Этуш, Ульянов, Яковлев. Сталкиваешься с ними — и вдруг понимаешь, что они доступные, демократичные, молодые. Они остановились в своем мироощущении в детскости, в юношестве…

«МОЛЮ БОГА, ЧТОБЫ У СЫНА БЫЛО КИНО»

— А вы себя видите в преподавании актерского мастерства?

— Мне неоднократно предлагали, но мое мнение: педагог должен быть образованнее ученика. А те дети, которые сейчас поступают в театральные училища, — это что-то невероятное: несколько языков, эрудиция, знание литературы. И ты сидишь просто как валенок рядом с этими детьми, чувствуешь себя полным идиотом.

— Ваш сын Владислав Гандрабура пошел по вашим стопам. Довольны ли вы тем, как складывается его творческая судьба?

— Я молю Бога, чтобы у него было кино. Он немножко повторяет мою судьбу — он старательный замечательный мальчишка, который совершенно не понимает, что такое камера. Ко мне это тоже пришло очень поздно. Я все-таки больше театральная актриса, работаю «жирно». Только встретившись с Говорухиным, только много работая с Игорем Угольниковым, я начала понимать, что такое камера. Большой школой для меня стала «Клубничка», первый российский ситком. Это был каждодневный тренинг твоего существования на камеру. Если бы моему сыночку досталась встреча с хорошим режиссером, это было бы счастье для него. И для меня, конечно.

Аронова мечтает о том, чтобы ее сын встретил «своего» режиссера. Фото: соцсети

— Вы играете с сыном на одной сцене, заняты в совместном спектакле. Помогаете как-то?

— Я каждый раз прохожу через «угольное ушко»: перестаю быть его матерью и становлюсь старшим товарищем. Ищу эмоциональные моменты, когда мне можно высказать свое мнение. Чувствуешь, что он идет не туда, но остановишь — убьешь эмоцию, которая в конечном итоге выведет к нужному результату. Думаю иногда: «Ладно, еще десять спектаклей я за ним понаблюдаю и скажу все». А на девятом видишь, что все у него получается.

«ВОТ ЧЕСТНО — МОЯ СТРАНА ДОЛЖНА ВЫГЛЯДЕТЬ КАК БЕЛАРУСЬ»

— Вы в Беларуси не в первый раз. Какими бы словами вы ее охарактеризовали?

— Мечта! Так должна выглядеть моя страна! Честно. Я не совсем знаю, как вы тут живете, как живут пенсионеры. Я о картинке. Я была не только в Минске, спектакли были в разных белорусских городах. То, как вы ухаживаете за вашими дорогами, вашими городами, — это сказка.

В Минске спектакль «Маленькие комедии» с участием Марии Ароновой собрал аншлаг. Фото: Галина Кудрявцева

— У вас супернапряженный график. Как вы подзаряжаетесь? Знаю, что любите порыбачить на Волге…

— Рыбалка остается, но на Волгу мы перестали ездить. Виноват Михаил Полицеймако, ставший мне родственником, потому что я — крестная мать его старшей дочери, а он — крестный отец моей внучки Антонины. Мишка нас затащил в Болгарию, где у него была квартира в Созополе. И мы тоже купили квартиру, в Поморие — теперь вот рыбачим там. Еще одна моя отдушина — домашние животные. У нас прекрасные собаки: померанский шпиц и английский бульдог. А недавно мы завели саванн — Максимильяна и Сильвера. Саванны — это смесь бенгальской кошки с сервалом. Грациозные, магнетические… Приходишь домой, садишься — и не можешь от них оторвать взгляд.

— О чем мечтает Мария Аронова сегодня?

— Я живу в таунхаусе, мы выкупили две секции, но это все равно многоквартирный дом — так что мечтаю об отдельном доме с участком земли. А как актриса я бы хотела, чтобы в мою жизнь пришли исторические работы — такие, как, например, в спектакле «Царская охота», где я сыграла Екатерину II. Еще мечтаю, чтобы дочь Сима получила правильное образование. Я смотрю на нее и четко вижу: ее главное предназначение — помощница для людей. Она такое теплое ядро, около которого люди могут греться. А недавно она выдала: хочу быть психотерапевтом или психологом. Дай Бог, это останется у нее в голове! И, конечно, все пальцы и кулаки я зажимаю, чтобы у меня произошла мощная глубокая работа с моим сыном.

Владислав гандрабура муж ароновой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *