Владелец сети светофор

Зеленый сигнал. Семья из Красноярска строит одну из крупнейших в России сеть дискаунтеров «Светофор»

В 1994-м Шнайдеры создали компанию «Ленком», которая занималась дистрибуцией пива и слабоалкогольных напитков. За несколько лет компания с театральным названием наладила сотрудничество с крупнейшими производителями пива — «Балтикой», «Очаково», «Хейнекен» и др. «Ленком» превратился в крупного регионального оптовика с филиальной сетью в Абакане, Чите, Владивостоке, активно участвовал в социальных проектах, получал благодарственные письма от мэра Красноярска. «В середине 2000-х мы прекратили сотрудничество по обоюдным причинам, — прокомментировали в пресс-службе «Балтики». — У нас началось масштабное объединение с несколькими пивоваренными заводами. А бизнес «Ленкома», насколько нам известно, был перепрофилирован».

В 2004 году Шнайдеры действительно запустили новый проект — сеть пивных магазинов «Напильник». Большую часть ассортимента составляло пиво, остальное — винно-водочная продукция, закуски, сигареты. По данным «Контур.Фокуса», торговая марка была зарегистрирована на ООО «Торговый дом «Ленком». На 2009 год братья Сергей и Андрей Шнайдеры владели 61,3% и 3,2% предприятия соответственно. Еще около 35% принадлежало Владимиру Самсонюку, партнеру Сергея Шнайдера по другой пивной сети, зарегистрированной ранее. По словам директора нижегородского филиала «Напильника» Михаила Калуцкого, магазины работали с минимальной рентабельностью, но проект считался успешным и перспективным.

Пивной рынок в конце 2000-х стагнировал, но даже эксперты называли формат «Напильника» интересным. К 2007 году открылось несколько десятков торговых точек в Красноярском крае и близлежащих областях. Развитие шло в том числе на заемные средства. «Ленком» взял несколько крупных кредитов, только в Сбербанке — порядка 350 млн рублей. Все шло гладко, но осенью 2008-го на фоне мирового финансового кризиса рубль начало лихорадить, а потребительский спрос упал. «Ребята оказались в крайне тяжелом положении, переоценили ситуацию: начался кризис и проблемы с банками», — вспоминает красноярский предприниматель, знакомый со Шнайдерами.

В мае 2010-го Сбербанк подал в Арбитражный суд иск о взыскании с «Ленкома» долгов. По одному из кредитов «Ленком» выставил встречный иск о признании договора недействительным. Пивной дистрибьютор ссылался на «кабальность сделки»: якобы договор был заключен «на крайне невыгодных условиях в результате стечения тяжелых обстоятельств» — финансового кризиса, когда компания потеряла большую часть оборотных средств. Но банк доказал, что условия договора были стандартными, а предварительный анализ финансового положения заемщика свидетельствовал о его платежеспособности. И 29 октября 2010 года Сбербанк обратился в арбитраж с иском о признании несостоятельности «Ленкома». Окончательно деятельность компании была прекращена в марте 2015-го. С 2015 года владельцем торгового знака сети «Напильник» числится ООО «Самип», которое контролирует семья Шнайдеров.

Экономия на всем

Первое юрлицо, связанное с новым бизнесом Шнайдеров, было зарегистрировано в апреле 2009 года. Учредителем компании «Росторг 2009», которая осуществляла розничную торговлю широким ассортиментом (мясо, крупы, фрукты и овощи, посуда, хозтовары), стал Андрей Шнайдер. Летом в старой части Красноярска, на улице Айвазовского, открылся первый магазин низких цен «Светофор». «Они оттолкнулись от дна, полностью очистили мозг и начали делать совершенно новую концепцию — жесткий дискаунтер», — говорит председатель совета директоров красноярской сети супермаркетов «Командор» Олег Сипетый.

Бизнес-модель «Светофора» исключала все лишние расходы, начиная с хранения и освещения и заканчивая рекламой и общением с прессой. В первом «Светофоре» не было ни полок, ни прилавков, товар продавали прямо из коробок и с деревянных палет. Минимальная наценка позволяла держать цены в «Светофоре» на 10–20% ниже среднерыночных. «В дискаунтерах нет таких услуг, как в супермаркетах, покупателям не требуется платить за обслуживание», — объясняла суть формата руководитель розничной сети «Светофор» Ирина Гайлит. По ее словам, система продаж «как на складе» поначалу пугала посетителей, но потом люди привыкли.

Расчет был на покупателей с самым низким доходом, крайне маргинальную аудиторию, рассказывает Forbes местный предприниматель. «Однажды в беседе один из Шнайдеров признался, что они рассчитывали лишь на 1,5% покупателей от того населенного пункта, где будет расположен магазин», — вспоминает он. Но оказалось, дискаунтеры востребованы гораздо большим числом людей.

С местом под первый «Светофор» владельцы тоже угадали. «В городе есть старый район — территория Красноярской ТЭЦ. Здесь же располагалась крупная оптовая база, куда с 1990-х годов приезжали закупаться оптовики из восточной части Красноярского края. Это было местом притяжения», — говорит Сипетый. Примерно за полгода до этого «Командор» пробовал открывать свои дискаунтеры, но проект не пошел. «Мы допустили ряд ошибок, — признает Сипетый. — Оставили то же название и много известных брендов в ассортименте, магазины поставили на первой линии, и вышла высокая аренда. Из-за этого цен, как в дискаунтере, не получилось». В декабре 2014 года Сипетый сделал вторую и более успешную попытку — открыл первый магазин экономкласса «Хороший» всего в 750 м от «Светофора». Сегодня в его сети 60 магазинов.

Формат, который выбрал красноярский «Светофор», давно и успешно развивался в Европе. Одни из самых популярных сетей no-frills (без излишеств), или жестких дискаунтеров, — это немецкие Aldi и Lidl, польская Biedronka. К 2010 году каждая из сетей насчитывала несколько тысяч магазинов по всему миру. Экономия на торговых площадях, оборудовании, персонале позволила ретейлерам установить минимальную наценку на товары — в среднем около 12%.

За простотой и лаконичностью формата, утверждает Сипетый, стоит качественно выстроенная система логистики. Именно дистрибьюторский опыт «Ленкома» помог основателям воссоздать первый жесткий дискаунтер в стране. «Красноярск можно назвать родиной формата в России, потому что именно «Светофор» первым реализовал эту идею и развился до таких масштабов», — считает коммерческий директор сети «Красный Яр» (дискаунтеры «Батон») Вадим Журов.

Владельцам сыграло на руку и отсутствие конкуренции в домашнем регионе, где не могли закрепиться федеральные бренды. Так, сеть экономкласса «Пятерочка» в 2006 году пыталась выйти на местный рынок с помощью франчайзи, но красноярский партнер начал испытывать финансовые трудности, и спустя четыре года все магазины закрылись. Начать собственную операционную деятельность в Сибирском федеральном округе компания X5 Retail Group решила лишь 10 лет спустя, в августе 2016-го. Чуть больше года потребовалось, чтобы открыть 186 магазинов «Пятерочка» в Кемеровской, Новосибирской, Омской областях и Алтайском крае, а также распределительный центр в Новосибирске. «Магнит» тоже все это время не проявлял большой активности в регионе. Впервые ретейлер пришел в Красноярск лишь осенью 2015 года, открыл там два магазина, но в феврале 2017-го один из них закрылся. Причины в компании не комментируют. «Секрет успешного дискаунтера — грамотная структура затрат. Если при определенном объеме расходов вы будете генерить доходность и оставаться лидером по цене, то успех гарантирован», — уверен Вадим Журов.

Минимальный чек

В конце сентября 2016 года в сетку вещания нескольких федеральных каналов попали видеосюжеты о нарушении прав потребителей. Главным героем роликов стала сеть «Светофор», установившая минимальную стоимость покупки — 300 рублей. Объявления о новых правилах были расклеены на кассах в магазинах в Екатеринбурге, Хабаровске, Зеленодольске и Красноярске. Представитель уральского филиала «Светофора» объяснил решение «определенной экономикой предприятия», при которой невозможно держать низкие цены при низком среднем чеке. Другой собеседник Forbes полагает, что это была инициатива на местах и за хорошие показатели управляющих магазинами должны были премировать. Роспотребнадзор предписал ретейлеру устранить нарушение, предусмотренное статьей 16 «Закона о защите прав потребителей». Однако до сих пор такие объявления можно встретить, например, в магазине «Светофор» в Дмитрове.

При этом поставщики выбирают «Светофор» именно за умение держать минимальную цену для потребителя. «За счет минимальной торговой наценки порядка 13% и низкой цены в «Светофоре» у нас лучшие продажи среди всех сетей, где мы представлены», — говорит гендиректор компании «Водный мир» Мухамед Шебзухов. Компания поставляет бутилированную воду «Сулак» и «Урал Аква» в 40 дискаунтеров Оренбургской области и Башкирии. Благодаря небольшому ассортименту конкуренция на полке «Светофора» не такая острая, а продажи «Водного мира» в одном магазине достигают 1,2 млн рублей ежемесячно, говорит Шебзухов. Он говорит, что в 150 магазинах «Магнит» безалкогольных напитков в ПЭТ продается меньше, чем в 14 гипермаркетах «Светофор».

Все основные федеральные сети экономсегмента держат наценку около 70%, иногда доходит и до 100%, говорит один из источников на рынке. Показатель формируется исходя из расходов на логистику, аренду, рекламу. «Отличительная особенность работы со «Светофором» — они не просят маркетинговых бюджетов, промоакций, оплаты штрафов, — говорит Юрий Карякин, гендиректор «Нэфис-Биопродукт». — Для них главное — это минимально возможная конечная цена, которая будет ниже на 15–20%, чем в других магазинах сетей-конкурентов». Группа «Нэфис» работает с ретейлером на протяжении двух лет, поставляет майонезы и кетчупы «Азбука кухни», бытовую химию Aos, Sorti, «Биолан» и др.

Попасть на полки «Светофора» не так просто, отбор поставщиков здесь крайне жесткий. Ассортимент магазина небольшой относительно других форматов — 1500–2000 наименований товаров экономсегмента. «Предложения о поставках премиального сегмента, а также скоропортящихся товаров, не рассматриваются», — предупреждает ретейлер на одном из своих неофициальных региональных сайтов. Официального сайта у компании нет. Стоимость продукта должна быть на 20–30% ниже, чем на полке конкурента (с учетом доставки до магазина). Поставщику можно, например, экономить на упаковке. «Нам не нужны яркие и броские обертки. Для распространенных и известных брендов разница в цене должна быть не менее 50%», — сказано на сайте.

«Не все производители готовы работать с жесткими дискаунтерами, — объясняет Сергей Пестехин, национальный менеджер по развитию липецкой «Компании Росинка». — «Светофор» работает на низкой наценке, что приводит к ломанию рынка по отношению к конкурентам». Красноярские сети постоянно следят за ценами друг друга. По словам Сипетого, целевая наценка в дискаунтерах «Хороший» составляет 16%. По оценке Журова, это самый высокий показатель среди дискаунтеров в Красноярском крае и соседних регионах. Показатели «Батона» и «Светофора» сопоставимы, но наценку в своих магазинах Журов называть отказался: «Для дискаунтера нет понятия «наценка», есть цена на рынке. Если везде хлеб продается за 10 рублей, дискаунтер должен продавать его за 9 рублей. В противном случае вылетишь с рынка».

Региональные «Торгсервисы»

Когда первый «Светофор» в Красноярске доказал перспективность формата, Шнайдеры решили его тиражировать. За два года открылось около 20 магазинов в Красноярском крае и Сибири. Объем выручки никогда не раскрывался. К 2012 году сеть «Светофор» пришла в Абакан, Читу, Кемеровскую, Иркутскую, Томскую области. Новые магазины открывались юридическими лицами под общим названием «Торгсервис». Каждому новому юрлицу присваивали цифру — номер региона: 22 — Алтайский край, 54 — Новосибирск, 55 — Омск, 142 — Кемерово. Всего на сегодняшний день насчитывается более полусотни «Торгсервисов», принадлежащих членам семьи Шнайдеров. «Компания действует распределенно. В каждом городе свои филиалы, как бы франшиза по договоренности с местными партнерами», — описывает структуру бизнеса источник Forbes.

Несмотря на разветвленную структуру, управление розничной сетью всегда осуществлялось из Красноярска, утверждают несколько источников. Мать братьев Валентина Шнайдер владеет долями более чем в 50 «Торгсервисах», но в операционной деятельности не участвует, рассказал Forbes бывший сотрудник магазина «Светофор» в Мурманской области. «Всем занимаются ее сыновья, а доверенность по управлению компанией — у директора «Торгсервис 6″ Алексея Худоногова», — утверждает собеседник. Директоров много, и часто они проходят как соучредители, добавляет он. По данным базы «Контур.Фокус», Худоногов — партнер по «Росторгу 2009» и учредитель в некоторых других предприятиях Шнайдеров.

В 2014 году «Светофор» разогнался, открыв около 80 новых магазинов. Выручка сибирской сети по итогам года достигла 17 млрд рублей, что позволило ей впервые попасть в топ-100 крупнейших российских розничных компаний по версии «INFOLine-Аналитика» (66-е место). Через год выручка выросла вдвое, до 35 млрд рублей. Помимо Сибири Шнайдеры начали осваивать Приволжский, Южный, Центральный и Северо-Западный округа. Несмотря на движение в сторону центра, «Светофор» оставался в своем формате — цены не поднимал, структура расходов оставалась прежней.

В 2015 году, открывая новые магазины в Татарстане, менеджеры сети искали помещения по ставке не выше 350 рублей за 1 кв. м, хотя средняя ставка в Казани составляла 600–1000 рублей. В области в населенных пунктах до 500 000 человек этот показатель ниже — 250 рублей или 2% от оборота магазина, сообщил источник Forbes. «Стоимость аренды 1 кв. м на 40–50% меньше, чем у «Пятерочки» и «Магнита». Это просчитанный формат, норма, от которой «Светофор» не отклоняется», — говорит Владимир Ахтемьянов, бывший директор по развитию «Светофора» в Ростове-на-Дону. По его словам, сеть арендует полузаброшенные бетонные коробки, собственники которых хотят хоть что-то заработать. Минимальные требования — это площадь 800–1000 кв. м, освещение по СанПиНу, наличие вентиляции и зоны под холодильную комнату, а также бетонный пол. «Плитка может лопнуть под тяжестью палет, на которых хранится товар, — объясняет Ахтемьянов. — А это опять лишние расходы, которые не укладываются в бизнес-модель».

Искать такие помещения сложно, говорит Владимир Гушан. «Все дело в ценах, — объясняет он. — «Светофор» пытался зайти в Санкт-Петербург, но здесь очень высокие цены на аренду». Сейчас в Ленобласти работает всего один магазин сети, в Ростовской области — два. При этом за счет своего формата «Светофор» создает хороший трафик, говорит Ахтемьянов, что позволяет получать стабильный доход.

«Светофор» насчитывает, по данным компании, более 800 магазинов в России, Казахстане, Белоруссии и Китае. При этом красноярская сеть — конкурент всем и никому одновременно. «Компания работает в уникальном формате, повторить его другим ретейлерам пока не удалось», — говорит Сергей Пестехин. Жесткие дискаунтеры посещают люди, готовые ехать в отдаленный район, покупать товары целыми пачками и на исходе срока годности, — и все ради самой низкой цены. «За свой успех жесткие дискаунтеры должны сказать спасибо экономике страны», — отмечает Журов. Уровень жизни россиян понижается, а с 2016 года, по данным Росстата, население начало экономить на еде. «Светофору», похоже, есть куда расти.

Кто хозяин сети магазинов Светофор?

Первые магазины Светофор появился в Красноярске в 2009 году, летом. Получив огромную популярность, точки стали расти как грибы, сейчас их несколько тысяч, при чем не только в нашей стране. Казахстан, Белоруссия и несколько стран Европы, знают эту сеть под именем Mere.

источник яндекс картинки

Хозяева сети это некая семья, по фамилии Шнайдер. Люди это не публичные, в бизнесе уже давно. Так же среди учредителей Валерий Яковлев и Андрей Вейкулайнен. В основе идеи лежало создание магазина -склада с низкими ценами, которые достигаются за счет экономии на персонале, рекламе, системе отопления и т. п.

Кроме этого сеть работает только с поставщиками, которые делают большую скидку на товар, а некоторые производители изготавливают продукцию специально для Светофора. Так как основная концепция фирмы — низкие цены, часто в состав таких продуктов входит второсортное сырье, в частности для колбасы может использоваться куриная кожа и т. п.

источник яндекс картинки

С ремонтом и выкладкой тут тоже никто заморачиватся не стал, продукты хранят в коробках поставщика, люди сами вскрывают и достают необходимый товар, если его нет на полке. Ценники тут тоже никто не вырезает, их просто печатают на листах A4 формата.

источник яндекс картинки

Наиболее популярны такие магазины в небольших городах, тут в основном они работают по франшизе, при этом Светофоры так же есть в Москве и Санкт-Петербурге.

А вы покупаете продукты в Светофоре, как часто, что берете, а что никогда не рискнули бы взять?

Москва взята: как семья красноярских алкоторговцев создала «Светофор» и захватила Россию

Красноярский «Светофор» планирует открыть сто точек в Москве и в Московской области. Всего за пару лет красноярская сеть дискаутеров превратилась в федерального монстра с оборотами в десятки миллиардов рублей. «Проспект Мира» коротко рассказывает историю одной из самых закрытых торговых сетей.

Сейчас сеть ищет помещения под магазины. В Подмосковье уже работают три точки: в Можайске, Дмитрове и Наро-Фоминске. Скоро еще один магазин должен открыться в Москве на Нагатинской улице. До конца следующего года сеть планирует задействовать в работу до 30 магазинов в столичном регионе.

Сумма вложений с учетом аренды помещений на срок не менее 15 лет может достигнуть 1,5 млрд. рублей, уточнил представитель «Светофора» изданию «Коммерсант».

Сеть работает в формате жесткого дискаунтера с сопутствующими ограничениями в качестве товара и сервиса. Ради экономии на издержках сервис в магазинах минимальный, товары разложены прямо в коробках и мешках на стеллажах, поддонах и полу. Товара в зале тоже по минимуму: основные позиции представлены одним-двумя производителями. По оценкам директора по маркетингу сети «Командор» Дмитрия Полуянова, количество наименований колеблется в пределах 800-1500 при средней площади дискаунтера в 900-1200 кв. м. Для сравнения: в том же супермаркете «Командор» на площади в 350-400 квадратов можно найти более 8000 наименований товаров.

Фото: svetofor.market

Товары в «Светофоре» представлены, как правило, мелких производителей с нераскрученными брендами — доля известных марок в ассортименте в среднем не превышает 10-15%. Закупочная цена при этом должна быть на 20-30% ниже, чем у поставщиков-конкурентов.

— Сеть заключает прямые договоры с производителями: те для них делают продукты нужной цены, но при этом качество уходит на второй план, — описывает «Проспекту Мира» Полуянов. — Да, продукт невредный для здоровья, его можно есть, но он существенно отличается от товаров конкурентов.

Кроме того, «Светофор» активно скупает стоки у поставщиков — продукты с истекающим сроком годности, которые вернули крупные сети.

Все это вкупе с минимальными вложениями в запуск одного магазина (ориентировочно 1 млн рублей) позволяет дискаунтеру добиться низкой цены товаров. А цена для «Светофора» первична, поясняет «ПМ» Дмитрий Полуянов. В среднем стоимость продуктов в «Светофоре» примерно на 5-20% ниже, чем у местных конкурентов, что и привлекает покупателей.

Оборот сети, по данным агентства «INFOLine-Аналитика», в 2014 году составил 14 млрд рублей, а в 2015 уже превышал 30 млрд (по оценкам портала Retailer.ru мог достигнуть и вовсе 60 млрд).

Проект «Светофор» стартовал в 2009 году в Красноярске, в 2013 году начав активную экспансию по России, и за пару лет превратился в федеральную сеть. Только в Красноярске сейчас, по данным 2GIS, под маркой «Светофор» работает 23 магазина. К концу 2015 года у сети было 342 торговых точки в разных регионах, еще 100 готовилось к открытию. Сейчас, судя по данным сайта компании, сеть работает как минимум в 26 субъектах РФ.

Несмотря на такие успехи, владельцы «Светофора» — люди непубличные, и информации о них в открытых источниках практически нет. Большинство дискаунтеров сети оформлены на юридические лица с названием «Торгсервис», к которым добавлены разные порядковые номера. В Красноярске это, например, «Торгсервис 4», «Торгсервис 5», в Омске — «Торгсервис 55» и так далее.

Основными собственниками этих юрлиц является семья по фамилии Шнайдер, доля которых в уставном капитале обычно превышает 60%, а также их партнер Андрей Вейкулайнен. Главой бизнеса, судя по всему, является Валентина Шнайдер, которая чаще всего владеет самой крупной частью в уставных капиталах многочисленных «Торгсервисов» (всего она имеет долю в 70 компаниях). Помогают руководить фирмами ей такие же многочисленные родственники: Иван, Андрей, Сергей и некоторые другие Шнайдеры. С прессой бизнес-семейство не общается.

Как поясняли источники журнала РБК, столь большое число юрлиц владельцам нужно для децентрализованной системы управления в разных регионах. В каждой региональной группе магазинов работает свой управленец — сами члены семьи Шнайдер уже много лет не занимаются оперативным управлением бизнесом.

К дискаунтерам семья Шнайдер в свое время пришла из алкогольного бизнеса. В частности, именно они в начале 2000-х развивали в Красноярске сеть павильонов «Ленком», которая продавала пиво и слабоалкогольные напитки. В 2004 году «Ленком» поменял название (но не владельцев) на «Напильник» (ООО «Самип»), павильоны сменились стационарными магазинчиками. Сейчас, по данным 2Gis, в городе действует 62 магазина с таким названием. Выручка пивной сети в 2014 году превысила 355 млн рублей, чистая прибыль — 44,5 млн.

Помимо «Напильника» Шнайдерам принадлежит компания «Алкотрэйд», оптовый поставщик алкоголя с выручкой в 1,12 млрд рублей за 2014 год. Компания поставляет алкоголь в тот же «Светофор» и другие торговые сети.

Сфера бизнес-интересов владельцев «Светофора» распространяется не только на алкоголь и сверхдешевые магазины. Так, у Шнайдеров есть своя сеть дисконт-аптек «Здоровье 24», которые прошлым летом начали клонировать, как когда-то жесткие дискаунтеры. Сейчас под этим названием, по данным сайта 124apteki.ru, в Красноярском крае работает 11 аптек. Возможно, аптечная экспансия — планы на будущее красноярской семьи предпринимателей.

Наконец, Шнайдерам принадлежат и несколько медицинских центров: «Клиника в Северном» и академия здоровья «Эдельвейс» (выручка последнего в 2014 году — 6,5 млн рублей) в Красноярске, «Клиника на Верхней Набережной» в Иркутске.

Столь ощутимых успехов «Светофору» во многом удалось добиться благодаря эффективной системе логистики, считает Дмитрий Полуянов. «Они в свое время набрали хорошую компетенцию в своевременной доставке товара и сейчас отрабатывают ее на дискаунтерах», — поясняет он. Сыграл на руку и экономический кризис 2014 года: люди начали экономить, искать места, где подешевле.

В итоге формат дискаунтеров вслед за «Светофором» начали тиражировать и другие местные торговые сети: тот же «Командор» запустил «Хороший», «Красный яр» — сеть «Батон». А красноярская сеть магазинов «Биг Си» даже придумала дисконт-гипермаркет с названием-спойлером «Папасветофор».

Конкурентам в результате, кажется, удалось немного потеснить «Светофор» в нише дешевых магазинов — весной сеть закрыла несколько точек в Красноярске и крае.

— Конкуренция в формате дискаунтер в Красноярске сейчас увеличилась, — поясняет Дмитрий Полуянов. — Первые «Светофоры» открывались порой в самых немыслимых местах, и покупатели туда ездили. Но, когда предложение товара стало ближе, ездить перестали.

В Красноярске, по его словам, «Светофор» уже прошел этап роста и сейчас больше занимается оптимизацией, закрывая убыточные площади и пытаясь вводить дополнительные способы совершенствования сети — например, тот же лимит на покупки. «Ограничение по ценам ввели, чтобы отсечь мелкую розницу и перейти на мелких и средних оптовиков, то есть чтобы покупатели покупали больше. Правда, это абсолютно нерыночная мера, ее негативно восприняли. Но пока идет активная экспансия в других территориях России, «Светофор» может себе это позволить», — говорит Полуянов.

Сильной стороной сети, по его мнению, можно считать то, что в «Светофоре» понимают: кризис продлится не вечно. Поэтому в сети сейчас аккуратно переходят от формата жесткого дискаунтера к более мягкому, среднеценовому сегменту:

— Да, сейчас людей мучает вопрос, как бы сэкономить или заработать денег. Но кризис сменится ростом, и у покупателей возникнет потребность в лучшем сервисе, в широком ассортименте товаров. Поэтому «Светофор» уже сейчас начал завозить брендовые позиции, известные торговые марки. Они уже смогли стать интересными для федеральных торговых марок.

Не сумев начать экспансию в Москве, красноярская сеть продуктовых дискаунтеров «Светофор» переключилась на европейские рынки. Открыв первый магазин в Германии и два в Румынии, розничная компания намерена развивать свои магазины в Литве. Но эксперты сомневаются, что ритейлер сможет завоевать доверие потребителей из Прибалтики, не пересмотрев бизнес-модель и не улучшив качество ассортимента.

Находящаяся в Белоруссии рекрутинговая компания HR Business Alliance разместила объявление о поиске специалистов для подбора в городах Литвы помещений под магазины, которые намерены развивать в этой прибалтийской стране владельцы розничной сети «Светофор». Ритейлер в течение недели не смог подготовить комментарий для “Ъ”. Также поступили в HR Business Alliance.

Основанная в Красноярске сеть «Светофор» — формат жесткого дискаунтера, который может позволить себе продавать товары на 20–30% дешевле конкурентов. Сети удается это сделать за счет продажи продуктов брендов категории C в низкой ценовой категории, добавляет консультант Jos De Vries The Retail Company Ирина Болотова. «Магазины «Светофор» напоминают обычные складские помещения с минимальным ремонтом и не самым лучшим оборудованием»,— добавляет она.

Сеть «Светофор» управляется основанной в 2009 году ГК «Торгсервис». Основной владелец группы — семья Шнайдер, владеющая в общей сложности 92,5% в ООО «Торгсервис 124», еще 4,5% принадлежит Валерию Яковлеву и 3% — Андрею Вейкулайнену. В 2018 году сеть с выручкой 72 млрд руб. без учета НДС заняла 26-е место в топ-100 от «Infoline-Аналитики». По состоянию на конец прошлого года под управлением компании находилось 885 магазинов.

В странах Евросоюза ритейлер работает под брендом Mere: сейчас один такой магазин работает в Германии, еще два — в Румынии. Кроме того, на сайте компании анонсированы планы открыть как минимум 105 торговых точек в Польше и запуститься в Азербайджане. Не исключено, что в Литву компания выйдет с сетью Mere.

Литва — это одна из небогатых стран Прибалтики, и не исключено, что владельцы «Светофора» рассчитывают на большое количество покупателей, готовых покупать дешевые продукты малоизвестных брендов, считает Ирина Болотова. По прогнозам сервиса Statista, по итогам 2019 года объем продовольственного рынка достигнет $2,935 млрд, что на 2,1% больше, чем в 2018 году. Впрочем, традиционно негативное отношение к российским ритейлерам в Прибалтике вряд ли поспособствует экспансии, несмотря на использование отдельного бренда Mere, предостерегает гендиректор «Infoline-Аналитики» Михаил Бурмистров. Он констатирует, что открытие в начале 2019 года магазина Mere в Берлине вызвало серьезный интерес со стороны потребителей. «Но проект явно не готов к тиражированию»,— считает эксперт.

Кроме зарубежных рынков, «Светофор» по-прежнему рассчитывает на экспансию в Москве и Подмосковье, сообщили “Ъ” сразу несколько консультантов на рынке недвижимости.

Еще в ноябре 2017 года сеть анонсировала свои планы об открытии в столице и области до 100 магазинов. Но, по данным на сайте сети, сейчас в Москве работает только один «Светофор» и еще одиннадцать — в Подмосковье. Один из собеседников “Ъ” объясняет случившуюся заминку тем, что «Светофор» пытается найти площади по низким по московским меркам ставкам: так, сеть готова снимать торговые помещения в Москве за 500 руб. за 1 кв. м в месяц, в Подмосковье — за 350 руб. за 1 кв. м. По данным CBRE, это нижняя граница устоявшегося коридора арендных ставок для помещения под гипермаркеты.

Сроки окупаемости объектов «Светофора» составляют в среднем до полутора лет, инвестиции в открытие каждой точки — максимум 3–4 млн руб., говорит господин Бурмистров. Для сравнения: сопоставимый по размерам магазин «Пятерочки» или «Магнита» стоит в пять раз дороже и окупается за четыре года. Директор направления стрит-ритейла Knight Frank Виктория Камлюк поясняет, что с текущей бизнес-моделью жесткого дискаунтера у компании мало шансов в Москве.

Никита Щуренков

Кто показал «Светофорам» красный свет

Между тем, даже в России о сети, которая скоро перешагнет рубеж в 1000 магазинов, и уже вышла на рынки Германии, Румынии и Казахстана, до сих пор почти ничего не известно.
Ассоциация розничных сетей Беларуси написала письмо на имя министра антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ) Владимира Колтовича с просьбой проверить российскую сеть жестких дискаунтеров «Светофор» (в Беларуси ее развивает компания «ЛенПродуктСервис»), сообщил местный портал belretail.by.
В результате с 4 по 18 марта представители МАРТ промониторят магазины «Светофора» в Беларуси на предмет соблюдения законодательства о торговле. В частности, проверяющие обратят внимание на соблюдение ассортиментных перечней (должны преобладать белорусские товары), условия хранения продуктов питания, сроки годности товаров.
Претензии к жесткому дискаунтеру российского происхождения у экспертов ассоциации серьезные — пренебрежение санитарными и противопожарными нормами и правилами работы торговых объектов. В магазинах «Светофор» отсутствуют системы вентиляции, отопления, противопожарной сигнализации, не соблюдаются температурные режимы хранения и реализации товаров, продаются товары с истекшим сроком годности, говорится в письме, адресованное в МАРТ.
«Ретейлер работает в формате жесткого дискаунтера, который не вписывается в достаточно жесткое законодательство в Беларуси. У нас действуют жесткие нормы для предприятий розничного бизнеса (ассортиментные перечни, пожарные и санитарные нормы). Основная проблема «Светофора» — несоблюдение данных норм. Все ретейлеры понимают, что продукция российских производителей зачастую дешевле белорусских и готовы заполнять полки этими продуктами, но ассортиментные перечни обязывают сети выдерживать определенный процент продукции национальных производителей. Кроме того, более дешевая продукция имеет более низкое качество. Однако для новых субъектов хозяйствования действуют двухлетний мораторий на проведение проверок с момента регистрации. Так или иначе «Светофору» придется подстроится под законодательные нормы», — сообщил MarketMedia руководитель портала belretail.by (о розничной торговле и e-commerce в Республике Беларусь) Сергей Скороход.
В настоящее время в Республике Беларусь работает 12 дискаунтеров «Светофор». В 2019 году российская сеть сначала планировала открыть 50 магазинов в стране, но затем увеличила прогноз до 100 точек. Местные сети опасаются, что новый игрок может «подвинуть» национальных игроков.

О формате сети «Светофор»

Склад-магазин «Светофор» работает в формате жесткого дискаунтера, примерная площадь 800-1200 м2. Ассортимент – до 1000 наименований ходовых товаров (продовольственные и непродовольственные) с максимальным оборотом, 80% товары ежедневного потребления. Логистические функции для «Светофора» оказывает ее партнерская компания – «Региональный Логист Светофора», имеющая 11 складов в России – от Москвы до Хабаровска, и ООО «Юнитрэйд».

Темная лошадка
Жесткий дискаунтер «Светофор» — самая необычная сеть в продуктовом ретейле России. Во-первых, ее владельцы – семья Шнайдер и партнеры – закрытые для бизнес-сообщества люди. Сеть «Светофор» — это далеко не первый бизнес семьи Шнайдер. Первые два магазина открылись лишь в 2009 году. А в середине 90-х годов Шнайдеры занимались дистрибуцией пива и слабоалкогольных напитков, в середине нулевых – развивали сеть пивных магазинов «Напильник».
При этом на деловых мероприятиях по розничной торговле создатели «Светофора» замечены не были, а на сайте компании нет контактов, более того, у сети нет даже генерального директора, а есть менеджеры, отвечающие за конкретный пул магазинов. Получить комментарии у сотрудников компании и собственников не удалось.
«Это очень закрытая компания. У нее даже нет единого руководства, все по регионам разделено. Такое редко бывает в компаниях», — говорит генеральный директор ИА INFOLine Иван Федяков.
Судя по данным СПАРК, у «Светофора» нет и единого юрлица. Магазины оформлены на разные юрлица – одно название, меняются только цифры, например, ООО «Торгсервис 124», ООО «Торгсревис 70» и так далее. У всех этих юрлиц одни и те же собственники: Валентина Шнайдер, Андрей Шнайдер, Иван Шнайдер, Валерий Яковлев и Андрей Вейкулайнен. В каких-то регионах юрлица оформлены, по всей видимости, на топ-менеджмент.
Информации так мало, что сильно разнятся данные о числе магазинов под брендом «Светофор».
На сайте логистического партнера федеральной сети магазинов «Светофор» — «Регионального Логиста Светофора» (РЛС) указано, что годовой оборот дискаунтеров превышает 80 млрд рублей. Также на сайте указано, что в настоящее время сеть насчитывает 942 магазина в России, и в планах на 2019 год довести ее до 1800 точек в стране.
На сайте самого «Светофора» указано, что компания насчитывает 800 магазинов в России. По данным Geomatrix Predictive Analytics, в настоящее время сеть насчитывает 827 объекта в России, а активно развиваться стала с 2014 года (см инфографику).
По данным ИА INFOline, по итогам 2018 года было 885 магазинов в России, в январе сеть открыла еще 15 объектов. Выручка сети в 2017 году составила 60 млрд рублей (без НДС, 2018 год еще не подсчитан).
Не такой как все
Условия работы сети с поставщиками принципиально отличаются от тех, что сложились сегодня на рынке продуктовой розницы. Во-первых, в «Cветофоре» отсутствует «плата за вход», ретро-бонусы и прочие вознаграждения, приводящие к удорожанию товаров. Во-вторых, стоимость товара, с учетом доставки до магазина, должна быть на 20-30% ниже стоимости товара на полке конкурента. Поставщик должен обеспечить возврат 100% нереализованной продукции, гласят требования сети к поставщикам.

«Светофор» закупает только товары эконом-класса. Предложения о поставках премиального сегмента, а также скоропортящихся товаров, не рассматриваются, указано на сайте сети. Выкладка в основном паллетная, на 1 м2 приходится одно наименование товара, например, сок, выложенный на паллете.
Ярко характеризует подход к ассортименту и переписка сети с потребителями. Например, на вопрос одного из покупателей в соцгруппе сети, почему в «Светофорах» не бывает никакого мяса, особенно куриного охлажденного, администратор группы ответил, что куриного охлажденного мяса не бывает по ряду причин, основная из которых — его можно приобрести в любом магазине «у дома» или ближайшем микрорынке.
На отраслевых форумах по оптовой и розничной торговле поставщики подтверждают информацию и по отсутствию различных бонусов и по расчетам за поставленный товар, отмечая, что сеть платит исправно, сама имеет наценку 10-12%, но, сетуют, что работать по схеме реализации не очень удобно. «Контракт можно заключить как региональный, так и федеральный. Все решения принимаются в двух регионах – Красноярске и Екатеринбурге», — пишет один из действующих поставщиков сети.
Продуктовый магазин сети «Светофор»Архив «ММ» Продуктовый магазин сети «Светофор»Архив «ММ» Продуктовый магазин сети «Светофор»Архив «ММ» Продуктовый магазин сети «Светофор»Архив «ММ» Продуктовый магазин сети «Светофор»Архив «ММ» Продуктовый магазин сети «Светофор»Архив «ММ» Продуктовый магазин сети «Светофор»Архив «ММ»
«В магазинах «Светофор» весь товар находится в торговом зале, нет зоны хранения, как в обычных сетях. Ассортимент в региональных магазинах насчитывает 750 позиций. Но цены на товар, действительно, дешевые, ниже акционных цен других магазинов. Например, 3 кг гречи стоит 84,5 рубля. У этих магазинов есть свой покупатель – экономный, бережливый, для которых важна цена. К сожалению, у нас сейчас много людей в России, для кого эти магазины дают возможность обеспечить себе полный рацион питания и помогают закрывать основные потребности в части сопутствующих хозтоваров», — отмечает Анна Тищенко, бизнес-консультант, тренер компании Retail Practical Management (более 10 лет проработала директором коммерческого департамента в Х5 Retail Group).
Эксперты отмечают, что проблем с закупкой товара у сети быть не должно, так как ассортимент слишком узкий, кроме того, закупщиков «Светофора» интересует только цена, а не упаковка, внешний яркий вид продукции.
Еще раз, кто не понял
Жесткий принцип прослеживается не только в отношении ассортимента, требованиям к работе с поставщиками, но и при общении с покупателями: все предельно конкретно, лаконично и никакого friendly. На официальном сайте магазина вообще нет раздела, предназначенного для покупателей, а только для арендодателей и поставщиков. Зато все конкретно расписано в социальной группе сети. Например, в разделе «Часто задаваемые вопросы», есть, например, такие:
В: Как узнать телефон магазина «Светофор»?
О. Телефоны в магазине «Светофор» используются только в служебных целях. Консультации по наличию товара, его стоимости и иным вопросам не производятся.

Или такой:
В. При безналичной оплате у меня были сняты дважды деньги. Что делать?
В: Я оплатил товар по безналу, после чего решил отказаться от покупки. Спустя 3 дня деньги на карту не вернулись. Что делать?
О. Все вопросы, связанные с безналичной оплатой решаются ТОЛЬКО ВАШИМ БАНКОМ-ЭМИТЕНТОМ карты и магазином, в котором совершена оплата. По всем вопросам возврата денежных средств обращайтесь ТОЛЬКО В МАГАЗИН или В СВОЙ БАНК. Не нужно писать на сайт, через форму обратной связи, в группе ВК и в другие места — там вам никто не поможет. Еще раз, кто не понял. ВАШ БАНК или МАГАЗИН, где совершена покупка. Возврат ДС может занимать до 30 дней.
При всей своей закрытости, сеть не забыла создать в соцсети раздел для блогеров, чтобы те не докучали своими обзорами про магазины «Светофор». В нем указаны требования к видеоматериалам, которые администрация группы готова разместить. Например, предпочтения отдаются материалам, содержащих не только перечень покупок, но и обзор их потребительских свойств, качеств, достоинств и недостатков. «Это выглядит привлекательней банального перечня ваших покупок с указанием цены. Со временем цена может меняться, а вот производитель и качество его продукции меняются меньше», — гласит требование. Если же блогеры будут пытаться в комментариях к постам группы выкладывать свои обзоры, то их аккаунты будут безоговорочно блокироваться в группе: первый раз — на 1 неделю, второй раз — навсегда.
И аптеки тоже
Семья Шнайдер с партнерами занимается активно и другими видами бизнеса. Если анализировать юрлица, в которых они являются учредителями, то это оптовая торговля пивом (в юрлицах также меняется цифра – ООО «Алкотрэйд 102», «Алкотрейд 54», «Алкотрэйд» и др), медицинские центры (ООО «Варрикоза нет», ООО «Медицинская практика», в разных регионах — Пермский край, Волгоградская, Ростовская области и др), и аптечная сеть «Аптека-Светофор», преимущественно, в Красноярском крае – ООО «Здоровье 24», ООО «Здоровье 27», ООО «Здоровье 75» и так далее. Посчитать общую выручку всех бизнесов бизнес-партнеров крайне сложно.
По данным компании «2Гис», в Красноярске и ряде регионов работает около 12-15 аптечных пунктов низких цен «Светофор».
Русский ALDI
С 2016 года владельцы сети «Светофор» стали активно выходить на зарубежные рынки. В частности, на рынке Казахстана «Светофор» появился в конце 2016 года, и планирует открыть точки во всех крупных населенных пунктах страны, в апреле 2018 года начал развиваться в Белоруссии. По данным «РЛС», в настоящее время сеть имеет 22 точки в Казахстане, 16 – в Беларуси.

С этого года сеть заявила о себе и в странах дальнего зарубежья, где стала открывать дискаунтеры под брендом «MERE». В частности, в январе открыт магазин в германском Лейпциге. Это открытие наделало много шума в немецкой прессе. Красноярского ретейлера в местных СМИ прозвали «русский ALDI». В частности, СМИ гадали, сможет ли российский игрок стать конкурентом старейшим игрокам в этом сегменте Aldi и Lidle, так как полочные цены были, действительно, ниже, чем в мировых гигантах. Однако, через 2 дня после открытия магазин закрылся из-за нехватки товаров. Сейчас, по данным местной прессы, он снова открылся, второй магазин будет открыт в г. Цвиккау.
Несмотря на громкий старт в Лейпциге, эксперты не верят в долгосрочный успех российской Aldi. Группа анонсировала 100 магазинов в Германии. «Но это не может быть экономически выгодно», — сказал Мартин Фасснахт из бизнес-школы WHU Spiegel Online .
Немецкая пресса даже не поленилась проверить в лаборатории качество трех видов продуктов, которыми торгует MERE. Вывод: два нормальные, а у третьего обнаружен запах старых жиров, но в рамках статистической погрешности. После чего появилась статья в Bild с заголовком: Russen-Aldi Mere: Dieses eine Produkt sollten Sie auf keinen Fall essen («Этот продукт вы не должны есть ни в коем случае»).
Также немецкая пресса предрекает российскому игроку судьбу американского Walmart, который в 2006 году вышел на рынок Германии, открыл 85 магазинов, но потом продал их сети Metro, так как не смог выдержать конкуренцию по ценам и работать по местным правилам. Объяснение тривиальное: надо иметь большую сеть, чтобы получать низкие закупочные цены.
Однако та же немецкая пресса сделала мониторинг цен и выявила, что в русском магазине, действительно, цены ниже, чем у немецких конкурентов.
В Румынии российская компания также успела открыть уже два дискаунтера – в Брашове и Бухаресте. На сайте «MERE» написано, что «на данный момент мы планируем открыть магазины в Румынии, Германии, Азербайджане и Польше. Мы планируем запустить 105 торговых точек в Польше». На польскоязычном разделе английского сайта MERE указано, что в 2018 году компания планирует открыть 8 магазинов на юге Польши. Однако до сих пор по всей видимости так и не открыла, так как действующих адресов в разделе «магазины» нет.
На англоязычном сайте, так же, как и на российском, указано, что конкурентным преимуществом являются ее цены, которые на 20% ниже рыночных, благодаря прямому сотрудничеству с производителями, жесткой политике затрат и минимальной торговой марже.
«В Европе, например, в Австрии, даже у крупных сетей есть социальные магазины без фиксированного ассортимента с низкой ценой. В них они продают товар с истекающими сроками годности, не проданные в основной сети. И на такие товары есть свой покупатель. Если российский ретейлер будет находить правильные места в Европе и сможет обеспечить стабильность ассортимента и цен, то у него все должно получиться», — уверена Анна Тищенко.
Иван Федяков, напротив, не понимает, зачем российский ретейлер пошел в Евросоюз. «По поводу ЕС – это странная история. Да, у них большой оборот в России. Скоро они войдут в топ сетей, превышающих тысячу объектов. А в России не так много региональных ретейлеров с таким числом магазинов, среди них «Мариа Ра» и «Монетка», но эти сети с более давней историей, чем «Светофор». Но зачем сеть пошла в страны Европы, не понятно. У них нет никакой синергии – ни в логистике, ни в закупках. Как будет идти управление оторванных от головного офиса магазинов в Германии, Румынии, Польше – непонятно. Насколько они будут эффективны – большой вопрос», — считает Иван Федяков.

Владелец сети светофор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *