Томас андерс и нора

Томас Андерс: биография, есть жена дети, как выглядит сейчас, фото?

Томас Андерс (Thomas Anders) — популярный певец, композитор, актер. Родился 1 марта 1963 г. в Мюнстермайфельд, нем. городке. Там он рос, в там до сих пор живут его родители и старший брат.

(54 г., рост средний 172 см, вес — восемьдесят кг)

На фото дом, где воспитывался Томас и его отец, он сам в детстве:

Настоящее имя исполнителя — Бернд Вайдунг, а Томас Андерс — творческий псевдоним, броское и яркое имя для шоу-бизнеса. Хотя в семье его называют Берндом. В паспорте указаны оба имени, как признается певец:

программа Сегодня утром на НТВ (2009)

комментирует Ахим Вайдунг, брат.

С детства Томас знал, что станет певцом. Он играл на фортепиано, пел в хоре.

Хотя его отец занимался строительством и мечтал видеть сына в этом деле.

Томасу пришлось помогать, когда его отец строил дом старшему сыну. Одетый в пиджак и галстук он помогал на строительной площадке.

Уже в том время юный Томас умел выбирать стильную одежду. Ему нравились куклы — странное хобби для парня. Он играл с ними, любовался красотой. А потом в его жизни появилась женщина, сама похожая на Барби, с которой были вместе длительное время — 13 лет.

Его друг Штефан познакомил Томаса с Норой, однажды приведя свою подругу на репетицию тогда еще мало известного дуэта Томаса Андерса и Дитера Болена.

Нора очень понравилась молодому человеку, хотя он опасался, что та из состоятельной семьи, ему было неловко отбивать подругу у друга. Впрочем, чувства взяли вверх.

И Томас Андерс добился, что Нора стала его девушкой, а потом его женой.

Этот союз никому не нравился: ни родственникам Томаса, ни Дитеру Болену, композитору Modern Talking — Нора мешала работать с Томасом. Нора имела огромное влияние на молодого человека. Она выбирала ему одежду для выступлений, сама хотела быть в центре внимания, наравне с популярным супругом…

Был случай, что Нора сорвала концерт с выступлением Modern Talking, потому что ревновала его и не хотела отпускать на сцену.

Как-то раз во Франции Томас должен был появиться в популярной передаче. Но Нора помешала… Больше во Франции Томаса никогда не приглашали сниматься в шоу!

Она манипулировала артистом…

Благодаря Норе, Томас экстравагантно одевался и на сцене выглядел намного эффектнее Дитера Болена! Он немного подводил глаза и окрашивал блеском губы… Это стало поводом для сплетен… Томас опасался за свою репутацию, которая была очень ценной для него.

Фанаткам не нравилось, что певец женился. Однажды дошло до того, что Томасу пришлось уехать в США, потому что фанатки становились опасными для жены Томаса. Никто не знал, что Томас пообещал матери Норы, когда та была при смерти, что не бросит ее дочь и будет заботится.

Однажды Дитер Болен совершил поступок, который Томас не могу ему простить… Тот бросил группу Modern Talking и занялся другим проектом… Ему надоело постоянное присутствие и вмешательство Норы, влияние ее на партнера.

В Лос-Анджелесе гадалка сказала артисту, что он еще вернется в Modern Talking и будет известен на весь мир, хотя Томасу трудно было поверить.

Пока Томас был в США, пошел слух, что его нет в живых!

Ему пришлось вернуться в Германию, потому что надо было спасать честное имя!

Нора в Германию ехать с Томасом отказалась, потому что пережила тот ужас с фанатками и не хотела, чтобы повторилось.

Томас Андерс редко виделся с женой, разрываясь между США и Германией. Однажды жена изменила ему с бизнесменом…

Томас Андерс не сразу с нею развелся и еще долго был женат.

Он был подавлен, справиться с ситуацией и взять все в свои руки помогла Клавдия. Она помогала ему и позволяла быть самостоятельным. Долгое время Томас и Клавдия встречались, целых три года, пока тот решился на разговор с прежней супругой, развелся с ней, оставив миллион марок. Он женился на Клавдии Хесс.

Весной 1998 года возродилась группа Modern Talking и дуэт продержался вместе еще четыре года. Они вместе записали альбом, делали ремиксы прежних хитов.

В то время Дитер Болен нуждался в новых проектах, потому что старый перестал приносить плоды. А Томас Андерс стал семейным человеком, ему нужны были средства хорошо жить. У него подрастал сын Александр. (Кстати, Томас Андерс не хочет, чтобы тот пошел по стопам отца… Считает, что им ник чему конкуренция в шоу-бизнесе! — признался певец в передаче «Пусть говорят» с А. Малаховым). Сейчас сыну Томаса Андерса 15 лет.

Это уже была не та прежняя группа за десять лет до этого, где выступали два юных молодых человека. Оба артиста повзрослели, стали более опытными, это были два опытных исполнителя, которые умеют учиться на прежних ошибка.

У Томаса Андерса не было длинных волос, как раньше.

На сцене Дитер Болен и Томас Андерс хорошо смотрелись вместе. Но Дитер Болен вновь стал инициатором разрыва группы. Он обвинил в своей книге «Ничего кроме правды» Томаса Андерса. Конфликт и скандал привели к тому, что Дитер Болен был в центре внимания. Он учавствовал в программе Deutschland Sucht den Superstar, наподобие X-фактор в России, поэтому был популярен в Германии. Но Томас Андерс вынужден был пойти на конфликт и добиваться, чтобы Дитер Болен отказался от критики на страницах книги.

Все это время Клавдия поддерживала во всем мужа.

Наддель рассказывает, что не представляет, что Дитер Болен добьется когда-либо такой же гармонии, хотя он тоже стал старше и повзрослел, сделал беременными двух женщин.

Но у Дитера Болена и Томаса Андерса разные цели, ценности в жизни и разные пути.

Томас больше никому не позволял давать над собой контроль и сам добился в жизни популярности и известности.

Популярную песню Independent Girl — слушаем на Яндексе.

В 2010 году у Томаса Андерса появился совместный проект с Россией, благодаря помощи продюсерского центра «Good Taste Music». В стиле поп-музыки был записан альбом «Strong». Музыку написал российский композитор Сергей Ревтов.

На две композиции «Why Do You Cry» и «Stay Whis Me» были записаны видеоклипы вместе с режиссером Павлом Худяковым. Второй из клипов записан, как блокбастер, снимали в Москве и Лондоне.

Все альбомы Томаса Андерса можно найти на Яндексе. Видео на его канале на YouTube.

A , видео группы Modern Talking на YouTube.

Последний его альбом «Pures Leben» в 2017 году записан на немецком языке, раньше на немецком Томас Андерс еще не записывал альбомы.

Информацию можно подробно посмотреть в видео-откровении «Моя правда» о Томасе Андерсе.

Томас Андерс давал концерты в Кремле, выступал в российских городах. Спел песню Пахмунтовой Александры «Нежность».

Это один из самых величайших и талантливых, обаятельных исполнителей песен и музыки, как певец, композитор.

У него мягкие манеры, хотя твердый характер. Привлекательный внешне с необычайно красивым голосом, он кумир многих.

Очень энергичный, неутомимый, один из самых необыкновенных людей!

Страничка его в Инстраграм по ссылке.

«You’re My Heart, You’re My Soul» — помните, как зажигательно исполняли этот хит ослепительный блондин Дитер и бархатный красавчик с длинными волосами Томас? Песня была дебютом группы «Modern Talking», быстро ставшей мегапопулярной. Потом фанатский многомиллионный хор подпевал им «Cheri, Cheri Lady», «Brother Louie», «Atlantis Is Calling» и другие песни. А начиналось все 35 лет назад, в феврале 1983-го. Подающий надежды молодой композитор и продюсер Дитер Болен зашел в звукозапись узнать, нет ли подходящего исполнителя для его песен. И познакомился с начинающим вокалистом Томасом Андерсом.

Modern Talking — You’re My Heart, You’re My Soul.

НЕ ПОДЕЛИЛИ АВТОРСКИЕ ПРАВА

Дуэт распадался дважды, и оба раза – на пике славы. Первый период – самый яркий – продлился больше трех лет. «Modern Talking» собирал полные залы и стадионы, много гастролировал, выпустил шесть альбомов, ставших золотыми и платиновыми. А в 1987-м музыканты со скандалом расстались. Якобы не смогли договориться насчет авторских прав на песни.

После распада Томас Андерс начал сольную карьеру, а Дитер Болен организовал группу «Blue system», тоже завоевавшую немалую популярность. И хотя у обоих все складывалось вполне удачно, музыканты вели себя как надоевшие друг другу старые супруги. Обменивались колкостями через СМИ, обвиняя друг друга в развале «МТ». Болен уверял, что Андерс умеет работать только из-под палки, а его сольное творчество называл халтурой. Андерс в ответ костерил «Blue system», а Болена обзывал скандальным и неуравновешенным психом.

Modern Talking — Cheri Cheri Lady.

Пауза затянулась на 11 лет. Дитер и Томас понемногу стали общаться, созваниваться и – началась вторая эра «МТ». Друзья публично поклялись забыть старые обиды и начать все заново. Примирение показывали по телевизору, во время передачи музыканты разбили символическую стену, долгие годы разъединявшую их.

РАЗЛУЧНИЦА НОРА

На вопрос «Как вам далось примирение?» — Дитер ответил: «Легко. Как только Томас развелся с этой чертовой куклой Норой и выкинул, наконец, свой идиотский медальон. Этот ошейник просто доводил меня до исступления!».

Болен так едко прошелся по поводу золотой цепочки с надписью «Нора», которую подарила Томасу его первая жена и которую тот много лет носил на шее. Тогда-то даже те, кто совсем был не в курсе подводных камней, поняли: немалую роль в развале группы сыграла женщина. Та самая Нора.

Поклонники дуэта навсегда окрестили Нору «злобной мегерой» и обвинили в развале группыФото: GLOBAL LOOK PRESS

Элеонора Баллинг — первая большая любовь Томаса Андерса. Длинноволосая красавица блондинка из обеспеченной семьи, на 10 сантиметров выше Томаса. Хваткая, своенравная, властная, в их паре она сразу стала главной. Андерс не возражал. Нора сопровождала мужа на концертах, гастролях, репетициях. Мечтала стать третьей в «МТ», а еще – продюсером и директором группы. Пыталась перетянуть на себя организацию интервью, фотосессий, записей…

Дитера Болена она страшно бесила. Тот позже возмущался, что Нора могла увезти Томаса в путешествие в разгар работы, запретить участвовать в каком-то концерте. А еще благодаря Норе за Томасом долгое время тянулся шлейф сомнений в его сексуальной ориентации. Жена запрещала ему стричь волосы, сама гримировала, подводила глаза и красила губы, называла его «моя куколка».

Вскоре после распада группы Элеонора Баллинг порвала с мужем-неудачником, завела бойфренда и переехала жить в Лос-Анджелес. Но счастья и там не нашла и снова вернулась в Германию. Ведет уединенный образ жизни, не бедствует, лишь изредка посещает турниры по гольфу для ветеранов, в которых участвует ее сестра. Интервью она не дает, поскольку обещала бывшему мужу не обсуждать «МТ» с прессой. Зато поклонники дуэта навсегда окрестили ее «злобной мегерой» и обвинили в развале группы.

Modern Talking — Brother Louie.

ОБЩЕНИЕ ПРОДОЛЖИЛОСЬ В СУДЕ

Но вернемся к 1998-му году, второму рождению «МТ». Фанаты ликовали, дуэт снова собирал полные залы и стадионы, выпускал новые альбомы, перепевал старые хиты… Не прошло и пяти лет, как между ними опять проскочила черная кошка, на этот раз разрушив группу окончательно. Последний раз участники «МТ» вместе вышли на сцену 7 июня 2003 года и с тех пор стали врагами. Во время гастрольного тура по Германии Дитер объявил со сцены о том, что группа прекращает свое существование. Это было неожиданностью даже для Томаса. Формальным поводом стало то, что Андерс ездил в сольный тур в США под брендом группы, при этом без ведома напарника.

В 1998-м году произошло второе рождение «МТ»Фото: GLOBAL LOOK PRESS

В своем последнем разговоре по телефону они обозвали друг друга «засранцами». Потом общение возобновилось в суде. Дитер издал автобиографию, где очень нелестно отзывался про бывшего партнера, даже обвинил в финансовых махинациях во времена славы «МТ». Томас подал в суд. Отсудил существенную компенсацию за недоказанные оскорбления и добился удаления наиболее спорных мест из книги. Их зарисовывали черным маркером во всех книгах, а редкие экземпляры «без купюр» стали предметом охоты для поклонников. В 2011-м автобиографию выпустил уже Томас. И снова – иск. На этот раз в суд обратилась Нора, обвинив экс-супруга в клевете. Певец выплатил 100 тысяч евро.

В одном из недавних интервью Томас Андерс так ответил по поводу возможности возрождения «МТ»: «Об этом не может быть и речи. Честно вам скажу: я очень счастлив, что мне больше не нужно видеть Дитера. Надеюсь, он тоже от этого счастлив».

Modern Talking — Atlantis Is Calling (S.O.S. For Love).

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ «МОДНОГО РАЗГОВОРА»

Томас Андерс женился во второй раз на переводчице Клаудии Хесс, Свадьбу сыграли в 2000-м, а в 2002-м у них родился сын Александр. Он не скрывает, что счастлив, часто радует поклонников семейными фото. Дает сольные концерты, много гастролирует, часто бывает в России. Также зарабатывает выступлениями на частных вечеринках (пел даже на дне рождения Януковича во времена его президентства на Украине). Выпустил коллекцию часов.

Томас Андерс женился во второй раз на переводчице Клаудии ХессФото: GLOBAL LOOK PRESS

Modern Cooking — Gergious Event Evening by IbizaHEUTE@CasaColonial Ibiza #supporting #family #thomasanders #moderncooking #cookbook #recipes #dinner #ibizaheute #magazine #casacolonial #ibiza — Further Information you’ll see in «IbizaHeute» — Edition Oktober 2017 — enjoy!

У Дитера Болена тоже все хорошо в личной жизни. Его нынешняя подруга — боливийка Карина Вальц — моложе на 31 год, у пары двое детей: дочь Амели (7 лет) и сын Максимилиан (4 года). Дитер очень старается выглядеть моложе своих лет: сбросил 10 кг, увлекся теннисом и физпроцедурами, не ест мясо.

У Дитера Болена тоже все хорошо в личной жизни. Его нынешняя подруга — боливийка Карина Вальц — моложе на 31 год.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Выглядит и впрямь отлично и ведет себя прилично. Во всяком случае об изменах, которые разрушили его первый брак с Эрикой (у них трое детей) речь не идет. После Эрики у него был короткий официальный брак, от еще одних отношений есть сын. Всего у Болена шестеро наследников. Считается одним из самых успешных продюсеров в Германии, сотрудничал с такими звездами, как С.С.Саtch, Крис Норман, сейчас же активно продвигает молодых исполнителей, пишет для них песни. Автор музыки для многих немецких фильмов, передач, шоу, телесериалов. В последние годы заседает в жюри популярного в Германии певческого талант-шоу. Снял автобиографический мультфильм.

Дитер cчитается одним из самых успешных продюсеров в ГерманииФото: GLOBAL LOOK PRESS

Modern Talking The Space Mix The Ultimate Video Mix .

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Дитер Болен

7 февраля ему стукнуло 64 года. Рост — 183 см. Переученный левша. Гимназию окончил с отличием. В детстве, чтобы купить свою первую гитару, собирал у соседа-фермера картошку. А первыми «взрослыми» покупками стали пианино и машина. Его бабушка по матери русская, из Калининграда. По образованию Дитер — экономист. Импульсивный и независимый. Любит тусовки и терпеть не может одиночества. Страшный балабол. В юности баловался легкими наркотиками. Владеет шляпой Майкла Джексона с его автографом.

Томас Андерс

1 марта отпразднует 55-летие. Рост — 175 см. Настоящее имя — Бернд Вайдунг. С семи лет пел в церковном хоре, в 16 выпустил три пластинки. Играет на фортепиано и на гитаре. Два высших образования (германистика и музыковедение). В ноябре 1984-го чудом выжил в автокатастрофе. По натуре очень чувствительный, застенчивый, подвержен нервным срывам. Любит Майкла Болтона, Билли Джоэла, Сандру, Лизу Стенсфилд и Кайли Миноуг. Из писателей – Булгакова, даже квартиру на Патриарших прудах в Москве несколько лет назад подыскивал. Нежен с животными (одно время у него жили 8 собак и 3 кошки). Не курит, не пьет.

Нора-Изабель Баллинг (Nora Isabelle Balling) родилась 31 июля 1964 года в доме богатых родителей в Западном Берлине. Позже семья приобрела собственную квартиру в Кобленце, в районе Karthause. Нора была третьим и последним по счету ребенком в семье Баллинг, после своих двух сестер Долорес (старше на 16 лет) и Марион (старше на 13 лет). Нора-Изабель была похожа на папу, такая же блондинка, в отличие от своих темноволосых сестер.

Так как старшие сестры были уже почти взрослыми, Нору воспитывали как единственного ребенка. Поэтому она росла в атмосфере, где все было можно и все прощалось, где ее оберегали. Несмотря на это, Нора была очень самостоятельна и своенравна, в школе ее прозвали «Русалкой», потому что она ходила с распущенными длинными волосами и была страшно гордой. Как прирожденный лидер, Нора выделялась во всем: она не боялась учителей, всегда высказывала свое мнение. Даже в одежде она была самой экстравагантной, а уже в 12 лет родители подарили своему любимому чаду золотые часики «Роллекс».

В 13 лет у Норы умер папа, и в последствии ее кумиром и образцом стала мама. К Нориному воспитанию подключились также и сестры. Особенно — Марион, которая очень любила давать советы, как сделать то-то и то-то лучше, чем страшно злила Нору. Еще Марион всегда караулила и «пилила» Нору, когда та на своей машине гоняла на большой скорости по крутым дорогам. Потом в жизни Норы появился друг – черный ризеншнауцер Саша, и животные стали самым большим хобби в жизни Норы. Правда у нее была еще одна страсть – это мороженое, мороженое в любых вариациях, она могла его есть даже когда уже совсем объелась и могла простудиться.

После школы Нора продолжила обучение в школе Косметики графини фон Хаугвиц в Бонне. Страсть к рисованию, фантазия и просто талант сделали Нору лучшей ученицей. Через год она получила специальность косметолога и визажиста. Одновременно с учебой Нора работала фотомоделью для фирм модных украшений и акссесуаров, где рекламировала кольца, цепочки, духи.

Однажды весной на горнолыжном курорте Нора познакомилась с молодым человеком, по имени Штефан, который тоже был родом из Кобленца. Парень «по уши» втрескался в Нору. Но чем заинтересовать такую девушку? И Штефан решает похвастаться своим знакомством с известным певцом Томасом Андерсом. Известен он был, правда, в то время пока только в Кобленце, но уже имел определенный успех и его показывали по телевизору.

Томас — творческий псевдоним Бернда Вайдунга — а друзья называли его не иначе — был школьным другом Штефана. Это было ошибкой, и лучше бы Штефан не делал этого!

Когда Томас и Нора увидели друг друга, между ними сразу же пролетела искра. Или это была стрела Амура?

Первое, что тогда подумала Нора, было: «Молодой человек, маленький, какая прелесть, но ужасно маленький!» И не удивительно, ведь Нора была на пол головы выше Томаса! Но это не помешало возникновению чувства. Несколькими днями позже Нора встретилась с Томасом за ужином, чтобы сказать, что Штефан может больше не прилагать усилий… Она уже решила для себя, что Томас – мужчина ее мечты! А все остальное станет и стало целой историей!

О своем первом поцелуе Нора вспоминала так: «Томас отвозил меня домой. Перед моей дверью я захотела выйти, но просто не смогла. Мы рассмеялись, я покраснела, а потом мы поцеловались. Ночью Томас позвонил мне еще раз и сказал, что любит меня». Томас был старше Норы на один год, впрочем Томасом Нора его никогда не называла. Он был для нее просто Берни — так называли его в детстве и так он подписывал свои первые автографы. Они были такими разными, она по гороскопу Лев -упорная, боевая, он – Рыба – мягкий, чувствительный, но у них было так много общего.

Когда Норе было 19 лет, в 1983 году в декабре сестры сообщили ей, что их мама тяжело больна, и лечиться уже поздно, возможно она не проживет и месяца. Это стало страшным ударом для Норы. Нужно было полностью переосмыслить свою жизнь, привыкнуть, что мама медленно умирает на ее глазах, привыкнуть жить одной, ведь у взрослых сестер уже были свои семьи. Беззаботной жизни пришел конец…

Но у Норы был еще Бернд, ее любимый, который всячески помогал и поддерживал. Вообще 1984 год начался для Норы не очень удачно: во время прогулки украли ее любимого ризеншнауцера Сашу. Правда уже в июне ей подарили черного дога, которого она назвала Асскан.

Нора обожала всю живность, но вот два любимых её мамой попугая страшно нервировали Нору и Бернда. Эти две птицы сильно шумели, их крик заглушал радио, телевизор, пластинки, что Норе даже иногда хотелось приобрести ружье!

В это время у Томаса карьера певца шла постепенно и уверенно в гору, и даже для съемок одного из своего первого видеоклипа “Heisskalter Engel” он пригласил свою подругу.

Несмотря на предсказания врачей, мама Норы, по натуре — очень сильный человек, с огромной жаждой жизни, прожила еще почти год. В октябре 1984 года ей стало хуже.

Четвертого ноября Томас подарил Норе маленького йоркширского терьера по имени Микки, он должен был как-то утешить Нору. Эту дату Томас помнил точно, потому что на следующий день умерла мама Норы и теперь она стала круглой сиротой, что стало для нее сильным потрясением: страх перед неопределенностью, одиночеством, незащищенностью… Сестры давно уже жили отдельно, у Норы остался ее Берни, который стал для нее всем. Томас же любил в ней спонтанность, деловитость, оптимизм, он мог полностью доверять ей.

Через несколько дней после смерти матери Нора попала в автомобильную аварию. Хотя до больницы дело не дошло, но она была изранена, разбила голову. В доме Нора завесила все зеркала и всю ночь проревела. А утром ее разбудил Томас. Он спросил, хочет ли она выйти за него замуж… Через некоторое время Томас переехал к Норе на знаменитую Цайсиг-Штрассе 14 (Zeisig-Strasse). Улица, которая впоследствии станет местом паломничества миллионов фанатов Нориного мужа – Томаса Андерса.

Эта квартира на последнем этаже осталась Норе в наследство от родителей, около 200 квадратных метров, полная антиквариата, с камином, с мебелью в стиле барокко. Они не стали менять обстановку в доме, кроме спальной комнаты. Нора задрапировала потолки голубым шелком, а в центре стояла кровать, поражающая своими размерами: 2,80 шириной и 2,40 длиной, на двух ступенях, а несколько золотых подушек придавали стиль.

28 декабря 1984 года Нора-Изабель и Томас расписались в ЗАГСе, и каждый взял себе вторую фамилию друг друга: Баллинг-Вайдунг. А уже через четыре недели ее муж — Томас Андерс со своим партнером Дитером Боленом, — в составе дуэта “Modern Talking” с хитом “You’re My Heart, You’re My Soul” — практически во всех странах стали №1. Андерс стал звездой.

Потом все пошло так быстро, что уже до июля следующего года у них не было ни одной свободной минутки для того, чтобы обвенчаться в церкви. Брачного контракта у них не было, ведь они думали, что это навсегда. После смерти родителей Нора стала наследницей миллионного состояния, да и Томас уже после первого гонорара от “Modern Talking” стал состоятельным, и каждый мог пользоваться счетом другого.

Половина мира начала их преследовать, их жизнь стала всеобщим достоянием. Они путешествовали по всей Европе — чужие люди, фото, автографы, бесконечные интервью. И Нора всегда была рядом со своим мужем, также всегда с ними была их маленькая собачка-ребенок Микки-Маус, которую Томас и Нора носили в сумке. Микки весил всего 900 г, даже когда Томас покупал его, он был самым маленьким в своем выводке, а когда его принесли домой, большой Асскан поначалу сильно испугался.

Уже во время съемок третьего видео-клипа “Modern Talking” «Шэрри, Шэрри Леди» Томас появился с золотой цепочкой, на которой красовалось имя его жены Норы, и которую он позже не снимал никогда.

Длинные волосы, которые были тоже идеей Норы, и эта цепочка стали визитной карточкой Томаса Андерса и его бичом. А идея цепочки возникла банально. Томас и Нора были с парой друзей в отпуске, как-то днем они лежали около бассейна и от безделья обдумывали, какую бы шутку выкинуть. У Норы родилась идея, сделать пояс с большими буквами спереди на пряжке, такой же как экцентричный ремень Удо Линдерберга (культовый рок-певец в Германии).

Предлагалась также идея футболки с именем Норы, но ее быстро отбросили, потому что это было бы не видно по телевизору. И близкий друг Гидо сказал, что цепочка была бы лучше. Это показалось всей компании настолько остроумным, что сразу же был сделан заказ. Они никогда и не предполагали, что позже это будет нервировать целую нацию!

Томас: «С точки зрения маркетинга это был гениальный шахматный ход. Лучше невозможно представить – около бассейна придумать такую дурацкую идею, и позже раздражать этим пол мира!»

Несмотря на бешеный ритм жизни суперзвезды, летом 1985 года Нора и Томас все же нашли время обвенчаться в церкви. Грандиозная сказочная свадьба состоялась 27 июля в самой большой католической церкви Кобленца — Herz-Jesu-Kirche («Сердце Христа»), центральный вход которой был открыт первый раз за 20 лет (закрыт он и сейчас) специально для Томаса и Норы. Свое подвенечное платье Нора купила в Сан-Ремо. Это было шикарное декольтированное платье с пышными юбками из шелка и газа с флорентийскими кружевами, которое застегивалось на более чем 60 кнопочек (как в фильме «Унесенные ветром»), фата с шлейфом длиной 5 метров и бирюзового цвета пояс с бантом. А у Томаса был белый шелковый костюм с коротким пиджаком, к нему еще были бирюзовые носовой платок, кушак, галстук-бабочка и сапоги.

Обручальные кольца из желто-красного золота Томас заказал по собственному эскизу. На кольце у Норы было выгравировано «С любовью, Бернд», а у Томаса — «С любовью, Нора-Изабель», и у обоих стояла дата их венчания 27 июля 1985. Вообще, белый и бирюзовый были цвета свадьбы, церковь также была украшена бело-бирюзовыми композициями из цветов. А когда Томас и Нора проходили через портал, на органе играли первые такты “You’re My Heart, You’re My Soul”.

Сразу после венчания они отправились в небольшое свадебное путешествие, а оттуда в такой долгожданный отпуск на испанский остров Гран Канария.

То, что Нора всегда была рядом с Томасом, почему-то стало всех раздражать, кроме, разумеется, самого Томаса. Ему было так хорошо, спокойно и удобно, ведь Нора взяла «огонь на себя» — она защищала Томаса от назойливых репортеров, которым по вполне понятным причинам, отказывала в интервью среди ночи, или же — за хорошо оплаченный скандал в прессе. С другой стороны, Нора была еще личным менеджером Томаса, гримировала его перед выступлениями и укладывала его длинные волосы, заботилась и об одежде Томаса. Они вместе ходили по модным бутикам, причем размер одежды и обуви Томаса тоже подходил Норе, так что покупая сапоги, полуверы и рубашки, они могли обмениваться, их вкусы совпадали почти во всем.

Но пресса невзлюбила Нору. И партнеру Томаса — Дитеру Болену тоже не нравилось, что женщина высказывала свое мнение. Дело в том, что Дитер и Нора очень похожи по характеру. Оба решительные, самостоятельные, сильные личности. И, конечно, ни Дитер, ни Нора не склонны были идти друг другу на уступки. Из-за чего между ними часто возникали трения. Томас же, по натуре — очень мягкий человек, молчал, если ему что-то не нравилось. Ему было очень приятно, что не нужно было ни о чем заботиться, ни с кем объясняться — всё это делала Нора.

Норе приписывали мыслимые и немыслимые скандалы: о том, как Нора заперла Томаса в номере гостиницы, как из-за нее сорвалось выступление „Modern Talking”, и т.п. Всегда нужно найти виноватого, сам артист, разумеется, таким быть не может.

Томас: «Если каким-нибудь разочарованным писакам ничего больше не приходит на ум, во всем обвиняют Нору».

Томас защищал жену во всех интервью и на страницах журналов: «Нора – не дикий черт, дракон, а также не стерва, иначе я никогда не женился бы на ней!» Когда люди влюблены, очень часто это вызывает зависть других….

Тем временем популярность „Modern Talking“ росла – постоянные гастроли, съемки, стрессы. Иногда Томасу и Норе было уже все равно — где они, что они делают… А короткие дни отдыха между выступлениями они проводили дома, где их ждали их животные, количество которых постепенно увеличивалось.

Громко лая, черный дог Асскан (75 кг) прыгал на Томаса, любовно шлепаясь лапами на оба его плеча. И сразу же, одним махом отбрасывал хозяина обратно к двери. Так выглядело обычное приветствие, когда Томас и Нора возвращались с турне домой в Кобленц.

Томас лишь тихо вздыхал, когда Нора в очередной раз влюблялясь в новую зверюшку. Чтобы Микки не чувствовал себя одиноко в своей сумке, он получил друга по играм серебристого окраса йоркшира Дэйзи. Потом к компании прибавился персидский кот Неро. Чуть позже, в 1986 году появились еще один кот Саша, мальтийская болонка Шери, которая всегда покусывала дорогое голубое покрывало в спальне, и афганская борзая Принцеса. Экономка Томаса и Норы, Кристел Кнайп, каждый раз хваталась за голову, когда животные носились по квартире в Кобленце. Не удивительно, что обгрызанные макасины Томаса летали в спальне, и Норе приходилось только энергично свистнуть двумя пальцами, чтобы отвлечь этот дикий шерстяной клубок от шкафов и подушек. Правда, единственное, против чего Томас был абсолютно против – это обезьянки, которых Нора тоже находила очень милыми. Но Томас считал, что Нора очень любит животных.

В 1986 году Нора взяла шефство над одним Домом животных в родном Кобленце, в котором жили 100 собак и 80 кошек. Этот Дом должны были национализировать по государственному образцу, то есть: самое позднее через три месяца все животные, которые не нашли себе хозяина, были бы усыплены. При первом посещении этого Дома животных Нора сразу оставила там все свои деньги на домашние расходы. Нора решила бороться: «Ради этого я могу пойти на баррикады». Она сразу окрыла счет для пожертвований, который опубликовали в журналах. Нора просила о пожертвовании друзей, родственников, бизнесменов, она тогда везде ходила со специальным кошельком.

Томас тоже использывал свою популярность: на одной дискотеке он обратился с просьбой помочь животным и собрал прямо там 180 немецких марок. Эта затея не пропала даром, и всеобщими усилиями животные были спасены.

После смерти родителей Нора стала интересоваться жизнью после смерти, она искренне верила, что душа ее матери всегда была рядом и помогала ей. В ее коллекции насчитывалось огромное количество книг по спиритизму.

В редкие минуты отдыха Томас читал книги, а Нора смотрела видео-фильмы, а вечера они проводили вместе: Томас добрых два часа проводил на кухне (в семье, в основном, готовил он), Нора ему помогала.

Оба очень любили путешествовать, особенно там, где тепло, солнце и море. Томас и Нора стали частыми гостями на Гран Канария в отеле «Palm Beach», где их знал уже весь персонал. Страстью обоих было солнце, или точнее — загорелый цвет кожи для поддержания культуры тела. Оба много времени проводили в солярии, а в отпуске — на пляже. Хотя, именно лежать на пляже у Норы не хватало терпения и она считала это смертельно скучным занятием. Целый день по просьбе Томаса она жарилась под солнцем, составляя ему компанию, и в противоположность Томасу Нора от этого очень уставала, могла прямо под солнцем заснуть, чем очень бесила Томаса.

В том же 1986 году Нора и Томас решили снять еще один дом под Берлином. Это был двухэтажный домик с красивым видом на озеро Ванзее. И здесь Нора нашла применение своему таланту. Это был мир фантазий и работа умелой и богатой идеями женщины, розово-голубой рай для двоих, который создала Нора. Она неделями подыскивала сотни метров шелка, которыми потом сама драпировала потолки и стены, в антикварном магазине своей сестры Нора приобрела мебель и множество других антикварных вещичек, гипсовых фигурок, зеркал. Томас гордился своей женой! Этот талант дизайнера Нора унаследовала от матери: в их квартире в Кобленце в гостиной комнате лежал красивый дорогой ковер, который был изготовлен в Персии по эскизу Нориной матери.

Тогда же у Норы появилась новая причуда – коллекционирование уток. Это должны были быть только утки –кряквы, и ни в коем случае не Дональды Дакки и не живые утки.

По желанию самого Томаса, друзей и поклонников Нора согласилась быть вместе с Томасом и на сцене. Со своей подругой Юттой Нора начала выступать в качестве бэк-вокала. Но никакой идеи петь дуэтом с Томасом не было, также никогда не шла речь о сольной карьере Норы. Это, однако, понравилось отнюдь не всем, тем более партнеру Томаса Дитеру Болену. Хотя последний много времени проводил в студии, и продюссировал много других исполнителей.

В начале 1987 года появилась мода на мини, в связи с которой Нора начала придерживаться диеты, пила только минеральную воду с апельсиновым соком и чай. А также постоянные стрессы, нагрузки, плотный график гастролей, нерегулярное питание (дело даже доходило до того, что Нора и Томас делили со своими собаками пару Chicken McNuggets) привели к тому, что у Норы начали выпадать волосы, обламывались ногти на руках. В ней было лишь 3,5 литра крови, вместо положенных семи и весила она всего 50 кг. Норе поставили диагноз анемия (малокровие). Ее поместили на неделю в частную клинику, где Томас велел поставить вторую кровать — для себя. Вскоре, благодаря врачам и нежной заботе своего мужа, Нора поправилась.

Во время тура 1987 года «Томас Андерс-шоу» в ЮАР и Восточной Европе Томас вместе с женой исполнял на концертах песню «Tell me», слова к которой написала сама Нора. Также в турне их сопровождала группа «MAN-X» из Кобленца. На самом деле это было трио: Манфред Циммерманн (Мэнникс) – вокал и клавишные, Дитер Мюллер – клавишные, Хайнц Охо – гитара. Эти ребята стали хорошими друзьями Томаса и Норы, и часто бывали у них в гостях.

В июне 1987 года истек срок договора „Modern Talking“ со звукозаписывающей фирмой, но договор пока решили не возобновлять, а сделать паузу. Тем временем, Томас и Нора продолжали гастролировать, а в ноябре — в первый раз полетели в Америку, в Лос-Анжелес. Через несколько недель Томас узнал, что Дитер всенародно объявил о распаде группы.

Пресса с удовольствием в течение нескольких лет муссировала этот скандал. Поклонники тоже разделились на два лагеря, одни верили Дитеру, другие поддерживали Томаса и Нору.

Томас: «На самом деле у нас никогда не было прямых конфликтов. Более-менее это были маленькие трения, которые жутко нервировали. Дитер – очень доминантный человек, и вел все дела “Modern Talking” так, как ему хотелось. Так или иначе, я всё же был его деловым партнером, но он никогда не обсуждал со мной свои решения — он просто информировал о них. А если мне это не нравилось, я опять был виноват. И если не находили лучшей причины, то это была ошибкой Норы. Несомненно, Нора и я сделали БОЛЬШИЕ ошибки, и большинство решений, которые мы принимали интуитивно, были абсолютно неправильными. Но каждый делает ошибки, и Дитер тоже. Я верю, что правда всегда где-то посередине…»

Томас сильно не расстроился, потому что у него уже были планы на сольную карьеру. Да и сама Америка, теплый климат, открытость людей настолько поразила семью Вайдунг-Баллинг, что Нора захотела там жить. Тем более, что после скандала, связанного с распадом «Modern Talking», пребывание в Германии стало проблематичным, ведь многие винили именно ее в этом! Она сняла дом и начала его обустраивать, а потом сообщила об этом своему мужу. Это была двухэтажная вилла недалеко от Беверли Хиллз, бывшая квартира Кларка Гейбла.

С собой в Америку Томас и Нора взяли мальтийскую болонку Шери, которая еще в 1987 году начала путешествовать вмести с ними вместо Микки, а чуть позже у них в Америке появился еще один белый персидский кот Эшли. А остальные животные остались дома в Кобленце, и за ними присматривала экономка.

Первые два года после распада “Modern Talking” Томас организовал мировое турне – он и его группа дали около ста концертов в Венгрии, Польше, Чехословакии, Сингапуре, Таиланде, России и Южной Америке, и Нора продолжала сопровождать мужа. В это же время Томас работал над своим первым соло-диском, разрываясь между Англией, Америкой и Германией.

В 1988 году Томас и Нора решили продюссировать группу «MAN-X», которая уже сопровождали их на турне, таким образом было продюссировано два сингла, которые назывались “I believe” и “Waiting so long“, где Нора написала слова для песен, а Манфред Циммерманн — музыку, но большого успеха не было. Потом эта группа стала называться «Monday», которая записала два сингла — «Fallen Angel» и «I wanna hold you». Однако, из-за сильной нехватки времени от продюсирования пришлось отказаться.

В том же году Нора и Томас Андерс решили создать для своих поклонников фан-клуб, офис которого находился в Кобленце. Члены этого клуба получали журналы, поздравительные открытки, а раз в год Томас встречался со своими поклонниками на специальных встречах, одна из первых состоялась 2 декабря 1989 года.

На своем первом сольном альбоме среди прочих багодарностей за помощь в создании диска Томас подписал «Спасибо, конечно, Норе, Ты — моя жизнь (You are my life), что я могу еще сказать».

Этот альбом Томас назвал “Different” – “Другой”, а Томас действительно изменился. Исчезла его знаменитая цепочка «Нора», длинные волосы он забрал в хвост, классической одежде Томас и Нора стали предпочитать джинсы и футболки, они больше не носили большого количества золотых украшений, кроме обручальных колец и золотого браслета от Картье – «Браслет Любви», который они купили друг другу взаимно.

Первый альбом Томаса, в который он вложил все свои силы, мечты, желания, не оправдал эти большие надежды. Но Томас отнесся к этому позитивно, он и не предпологал повторить успех “Modern Talking”.

Томас: «Моя главная задача – не зарабатывать деньги, больше всего я хотел бы развиваться как музыкант.»

Его требованием стало: поп-музыка на качественном уровне!

В Америке у них появилось много друзей. А Нора могла быть там настоящей Норой. Ее новые друзья любили ее, потому что она милая и добрая, а не из-за ее денег или потому что она замужем за поп-звездой.

Один из знакомых Томаса и Норы владел серебряными рудниками, он хотел выставить на рынок коллекцию украшений. Он оценил талант Норы, как дизайнера, и по его просьбе она сделала более ста эскизов часов, цепочек, браслетов и колец. Также Нора сделала несколько набросков для коллекции джинсовой одежды и как модель принимала участие в показе мод дизайнера Жефри Бине в Лос-Анжелесе. В Америке Нора жила и радовалась жизни, применяя свои художественные таланты.

Там же у Норы и Томаса появилась подруга Этель – 81-летняя американка, которая была тяжело больна, как и мама Норы. И Нора заботилась о ней. Они вместе приезжали даже на одну из первых фан-клубовских встреч в Кобленц. Этель умерла в 1993 году. Тогда она лежала в госпитале в Лос-Анжелесе, в одну из ночей Томас позвонил ей, она была очень слаба и тихо говорила. После того как Томас положил трубку, ему стало ясно, что он больше никогда не услышит и не увидит ее. В эту ночь, когда умерла Этель, Томас не мог заснуть и половина четвертого утра он сел за рояль и написал песню для Этель – “Dance in Heaven”.

Нора и Томас стали все чаще разлучаться, она большую часть времени проводила в Америке, он в Германии. И в противоположность прошлому, людям показалось это сенсацией! В прессе стали появляться слухи о разводе, но на самом деле они повзрослели.

Томас: «Мы стали старше и, что называется, неизбежно стали также благорозумнее – и поняли, что было глупо, днем и ночью «околачиваться» вокруг друг друга».

Такая связь на расстоянии пока функционировала, они созванивались почти каждый день, и один раз в месяц встречались.

В 1990 году Нора и Томас продали квартиру на Zeisig Strasse, а потом — и в Берлине. Как Норе это не было больно (ведь в этой квартире она выросла), это пришлось сделать … из-за поклонников, которые осаждали дом, и соседи постоянно жаловались. Они купили в окрестностях Кобленца в Охтендунге (Ochtendung) полузаброшенную ферму и начали восстанавливать и обновлять ее.

Это получилось настоящее роскошное поместье с ванными комнатами в стиле Валентино, с комнатой для гостей, жилой комнатой 120 квадратных метров со старинным камином. А во дворе разместились кошки, собаки, гуси, кролики, куры – самые любимые друзья детства. Через некоторое время по вполне естественным причинам они начали размножаться, и получился настоящий зоопарк.

Слухи о разводе постоянно преследовали их. Если Томас встречался с другом, о нем говорили, что он «голубой», если он шел ужинать с подругой, то он изменял жене. Так, пресса приписала ему связь с Нориной давней подругой Юттой, которая всего лишь на всего была замужем за их общим другом, и естественно они встречались.

В то время Томас гастролировал редко, часто оставался в Германии и не вылезал из студии, в Кобленце жили его родители и близкие друзья. Норе было скучно в Германии, ее друзья жили в Америке, и там она могла полностью проявить себя.… Они и не заметили как стали отдаляться друг от друга.

Томас: «Даже несмотря на то, что Нора и я были очень привязаны друг к другу, мы решили жить как пара, но на разных континентах. Но как многое в жизни, существует разница между мечтой и реальностью. Некоторое время назад мы заметили, что все еще нравимся друг другу, но этого было недостаточно, чтобы продолжать жить вместе….»

В 1994 году они продали свою ферму, Томас перехал на квартиру в центре Кобленца, а Нора оставалась в Америке. Но они все еще поддерживали дружеские отношения, Томас иногда навещал Нору в Лос-Анжелесе, отвез туда ей и мальтийскую болонку Пюппи. Только в конце 1995 года Томас снял свое обручальное кольцо и «Браслет Любви» уже навсегда….

Всё же, их брак не закончился большим крахом.

Томас: «Это было скорее медленное угасание. Конечно, иногда между нами только клочья летели, как в любой нормальной семье. Но никогда между нами не было сказано ни одного злого слова, что привело к разводу. Наше отдаление друг от друга – это многолетний процесс. Постепенно замечаешь, что тебе уже больше не так больно как раньше, когда другой снова улетает на два месяца в Америку, а ты остаешься в Германии. Замечаешь, что радуешься за другого, как радовался бы за хорошего друга…».

Вот так, после 14 лет официального брака, так красиво начавшейся сказке пришел конец. Развод между супругами Андерс состоялся в ноябре 1998 года.

Обзор подготовлен Еленой Артюхиной-Кошкиной (под редакцией Натальи Чепуровой) по материалам журналов “Bravo”, “Popcorn”, “Pop-Rocky”, “Echo der Frau”, “Neue Welt”, “Frau im Spiegel”, фан-клубовских news-letter, журналов официального фан-клуба Томаса Андерса, книги “Backstage Report” официального фан-клуба Modern Talking.

Белокурая судьба Томаса Андерса

В середине 80-х годов прошлого столетия мир накрыла волна повального увлечения западногерманским дуэтом “Modern Talking”. Два молодых, симпатичных парня: спортивного вида блондин и длинноволосый брюнет исполняли мелодичные, ритмичные и красивые композиции, «цепляющие» с первых нот и покоряли сердца слушателей – преимущественно женского пола – своим романтичным имиджем.

Надо отдать ребятам должное: их творчество не было совсем уж «дешевой попсой», поскольку Дитер Болен (блондин) действительно хороший композитор, а голос Томаса (брюнета) способен тронуть любую женскую душу. Дуэт “Modern Talking” то распадался, то сходился вновь – в конце 90-х; сегодня участники дуэта снова разошлись «по разным дорожкам». Что не делает их истории менее интересными. Как сложилась судьба Томаса и Дитера, что происходило и происходит в их жизни? Кто был с ними рядом на пике популярности и с кем они сегодня?

Часть первая. «Белокурая судьба Томаса Андерса»

Что верно, то верно: природа наделила Томаса не только красивым голосом, но и очаровательной внешностью. Темные глаза, застенчивая улыбка и шикарные черные волосы сделали его мечтой сотен тысяч поклонниц. Родившийся 1 марта 1963 года в Мюнстермайфельде (бывшая ФРГ) симпатяга оказался еще и настоящим «правильным мальчиком»: не курил, никогда не употреблял наркотиков, посещал кружок танцев, с детства учился играть на фортепиано – и до сих пор обожает шоколадные конфеты! Забавный факт: любимой детской игрушкой Бернда Вайдунга (так по-настоящему зовут Томаса) была… кукла Барби! Мальчик мог часами возиться с ней. Но не стоит думать, что это было признаком нестандартной сексуальной ориентации! Томас Андерс – абсолютный «натурал»! Однако, вполне возможно, что кукла-блондинка сформировала в нем некий идеал женщины – это показывает вся его дальнейшая личная жизнь.

Самую первую песню юный певец записал в 1980 году, когда ему было семнадцать. А потом он познакомился с композитором и продюсером Дитером Боленом и в его жизни появился “Modern Talking”. К 1985 году дуэт стал суперпопулярным – все помнят их хиты “Cheri Lady”, “You’re My Heart, You’re My Soul”, “Brother Louie” и все остальные. И в том же 1985 году Томас создал еще один громкий информационный повод: женился на Норе Баллинг…

Тем, кто хоть чуть-чуть интересовался историей “Modern Talking”, имя Норы говорит очень о многом. Дитер Болен до сих пор отзывается о Норе крайне нелицеприятно. Он считает, что Томас оказался подкаблучником, «заарканенным» своей супругой и что это в итоге привело к распаду дуэта. В своей автобиографии «Ничего, кроме правды» Дитер посвятил Норе целую главу, которую назвал «Нора или последний гвоздь в крышку моего гроба». Однако, вернемся чуть-чуть назад во времени…

…Нора Баллинг (имя Нора – уменьшительное от «Элеонора») росла в обеспеченной семье, обладала эффектной внешностью – настоящая «нордическая» блондинка с длиннющими прямыми волосами, а также славилась своим упрямым и взрывным характером. К моменту встречи с Томасом в 1981 году (ей было семнадцать) Нора успела получить специальность визажиста-косметолога, а также успешно занималась рисунком и живописью. Версии их знакомства существуют разные: то ли встретились на улице, то ли общий друг познакомил… Так или иначе, Томас уже был начинающим певцом и Норе весьма понравился не только сам молодой человек, но и возможная перспектива стать подругой будущей поп-звезды. Позже Нора делилась своими воспоминаниями о том, что она подумала, впервые увидев Томаса: «Какой приятный парень! Но такого маленького роста! Такой маленький! Но – какой очаровашка!» Действительно, разница в росте Томаса и Норы составляет примерно 10 сантиметров…

Судя по всему, здесь сработал принцип «притяжения противоположностей». Застенчивый, мягкий и добрый по характеру Томас чувствовал себя увереннее рядом с волевой, упрямой и сильной Норой. Она очень быстро стала лидером в их паре, а он и не возражал. Дитер Болен, правда, язвительно замечал, что «эта парочка даже в туалет ходит вместе!». Нора не боялась Дитера: наоборот, ей доставляло удовольствие позлить его. “Modern Talking” много гастролировали, участвовали в съемках различных телешоу и везде Нора сопровождала Томаса. Она даже вынашивала мечту сделать из “Modern Talking” трио (Дитера Болена просто бесила эта идея!), но дальше выступления на бэк-вокале тщеславная блондинка «не пробилась». Зато Нора пыталась участвовать во всем остальном: организации фотосессий, записей, встреч с журналистами…

6 августа 1984 года Томас и Нора обручились во время отпуска на Канарах. Томас вспоминает: «Это было очень романтично… я удивил Нору, подарив ей за ужином золотое кольцо с рубином». 28 декабря пара зарегистрировала свой брак на бумаге. А 17 января 1985 года супруги… чуть не погибли! Их автомобиль перевернулся пять (!) раз и завис над пропастью, провисев так целый час, пока не подъехали спасатели. Томас и Нора остались живы, мало того – отделались лишь небольшим шоком и легкими ссадинами. Быть может, это событие повлияло на их желание обвенчаться (хотя, конечно же, Норе, как и многим женщинам, хотелось настоящей, пышной свадьбы!).

Венчание состоялось 27 июля 1985 года в церкви города Кобленца. Ради этой церемонии впервые за 20 лет был открыт центральный вход храма (он и сейчас закрыт). Пара выглядела очень эффектно: Нора была в специально купленном в Сан-Ремо белом платье с шикарным декольте, пышными юбками и бирюзовым поясом с бантом. Длина фаты составляла пять метров! Костюм Томаса тоже был белым, к нему прилагались бирюзовые кушак, галстук-бабочка и сапоги. В такой же бело-бирюзовой гамме были украшены и церковь, и ресторан, в котором проходил банкет. Супруги не стали скрывать свое бракосочетание от журналистов, поэтому на церемонии присутствовали и репортеры, и фотографы.

Примечательно, что Томас взял фамилию жены – после свадьбы по паспорту он стал Бернд Вайдунг-Баллинг. Что, в общем, неудивительно, не так ли? В одном из интервью, данных Томасом вскоре после свадьбы, на вопрос: «Что есть в Норе такого, чего тебе не достает?», он отвечает: «Решимость осуществлять свои желания, деловитость и способность стукнуть кулаком по столу…» Как говорится, ну и кто в доме хозяин?!

Нора продолжала принимать активное участие в судьбе Томаса и “Modern Talking”. Томас вспоминает: «Она всегда говорила, что у меня потрясающе красивые волосы и ни в коем случае не разрешала мне их стричь… Как-то раз мы жили в отеле в Мюнхене. Нора забыла дома шампунь и заказала его в номер. Когда через несколько минут в дверь постучали, Нора оставалась в ванной, а я накинул халат и открыл дверь служащему отеля. Парень долго извинялся, что у них не было того шампуня, который мы заказывали, при этом он все время называл меня «фрау Андерс»… Вскоре мне это надоело и я распахнул халат, под которым естественно, ничего не было. Надо было видеть лицо этого парня!..»

Нора очень тщательно заботилась об имидже мужа и о его одежде. Правда, делала это весьма своеобразно. Часто они покупали одежду в женских магазинах. «Томас так изящно сложен, что ему очень подходят эти вещи!» — говорила она. А еще называла мужа «своей куколкой». Муж, похоже, не протестовал! Перед каждым концертом Нора сама гримировала Томаса. Тот радовался: «нам не нужны визажисты, как другим звездам, моя жена – сама визажист по профессии!». Подведенные глаза и напомаженные губы Томаса – заслуга Норы. Неудивительно, что это рождало слухи о «голубизне» Томаса. Ему даже пришлось подать в суд на одну из немецких газет, которая назвала его «самым популярным певцом-гомосексуалистом»… Нора то и дело увлекалась различными «продвинутыми» идеями: то спиритизмом, то астрологией, то «теорией позитивного мышления» и старалась «заразить» всем этим Томаса. А в 1987 году сама чуть не пострадала от собственных «тараканов в голове»: из-за возникшей моды на мини Нора решила похудеть. После нескольких недель на одном апельсиновом соке ей потребовалась госпитализация. Томас, как настоящий верный и заботливый муж, потребовал отдельную палату со второй кроватью и не покидал Нору, пока ее не выписали.

С 1987 года Нора стала выступать с Томасом. Но эти выступления проходили уже без Дитера. В таком составе “Modern Talking” в первый раз приехал в СССР. Журналисты ехидничали: «Зачем было ехать в Москву, чтобы спеть под «фанеру»? (голос Дитера, записанный на пленку, звучал в зале вместе с музыкальной фонограммой). А где же Дитер? Да еще эта Нора… она же совершенно петь не умеет!» Нору до сих пор обвиняют в развале “Modern Talking” осенью 1987 года. В журнале BRAVO даже был создан фэн-клуб «Анти-Нора», ей писали обвинительные и издевательские письма, обзывали «злобной мегерой»… Все это сильно расстраивало супругов. Они решили уехать из Германии в США. Томас и Нора поселились в Лос-Анджелесе. Томас начал сольную карьеру, а Нора попробовала себя в качестве дизайнера ювелирных украшений.

Сольные диски Томаса Андерса не смогли повторить успеха “Modern Talking”. Он был вынужден выступать в Восточной Европе и России, чтобы зарабатывать деньги. В июле 1991 года Томас в очередной раз приехал в Москву… и все заметили, что на этот раз – без Норы. С начала 90-х годов Томас все чаще снова жил в их квартире в Кобленце, Нора же предпочитала оставаться в Лос-Анджелесе – ей там понравилось больше, чем в Германии. Ходили слухи, что Нора закрутила роман с неким бизнесменом, который потом сбежал с ее деньгами. В 1994 году Томас перестал летать к Норе, а та перестала ему звонить. Дело шло к разводу, но официально он состоялся только 21 февраля 1999 года.

Никто не знает, в каких они отношениях сегодня. Последнее сообщение о Норе Баллинг в прессе было в 1998 году, когда “Modern Talking” снова воссоединились. Журналисты пытались в связи с этим разузнать о Норы что-нибудь скандальное о Томасе и Дитере. Но, говорят, что между Томасом и Норой существует соглашение, по которому Нора не должна говорить с прессой на тему “Modern Talking”. Судя по тому, что никаких интервью не было, Нора сдержала обещание. По обрывочным сведениям, Нора сейчас снова живет в Германии, в своей мюнхенской квартире. При разводе с Томасом ей достались неплохие деньги и она не бедствует. Детей у супругов не было.

А что же Томас? Его жизнь тоже не стояла на месте. В 1996 году он познакомился с 24-летней Клаудией Хесс. Девушка работала переводчицей в Кобленце – и, как можно догадаться, тоже была блондинкой. Их знакомство было достаточно обыденным – они встретились в бистро «Фауст». Клаудия рассказывает: «Это было довольно забавно. Он все время смотрел в мою сторону, но подойти не решался. Вместо него подошли его друзья, сидевшие с ним, хотя для того, чтобы подойти, у них особенных поводов не было. В какой-то момент подошел наш общий знакомый и Томас тут же воспользовался шансом, чтобы познакомиться со мной через него. Первый вопрос, который я задала Томасу: «Ты всегда такой нерешительный?»

Их отношения поначалу были чисто приятельскими. Томас и Клаудия встречались, сидели в кафе, разговаривали… Он довольно долго не решался пригласить ее к себе домой. Но однажды это все-таки произошло. Воссоединение “Modern Talking” в 1998 году не обещало хороших перспектив для их романа: в жизни Томаса снова начались съемки, фотосессии, интервью и гастроли. Клаудия не могла последовать примеру Норы Баллинг и ездить везде вместе с Томасом. У нее была работа, которую ей не хотелось терять. В те дни, когда Томас находился в поездках, им приходилось общаться исключительно по телефону. Потом Томас предложил Клаудии стать его пресс-секретаршей – чтобы разбирать почту, приходящую от фанатов “Modern Talking” (в 80-х этим занимались Нора и ее подруга). Клаудия и Томас долго скрывали свои отношения от посторонних и от прессы. Только после официального развода с Норой Томас представил новую подругу на своем веб-сайте.

В канун Рождества 1999 года стало известно, что Томас сделал Клаудии предложение. Клаудия вспоминает: «Это стало для меня огромным сюрпризом. Я подарила Томасу подарок, а он просто исчез. А потом появился с огромным букетом роз. Мне это показалось смешным: ведь на Рождество не дарят цветов! Но вместе с цветами он вручил мне маленькую коробочку. И спросил, не хочу ли я стать его женой?.. Это было самое прекрасное и романтическое Рождество в моей жизни!»

Свадьба дважды переносилась: сначала дату назначили в марте, потом в апреле… В конце концов, бракосочетание состоялось 15 июля 2000 года.

Это был первый брак для Клаудии. Поэтому она не только заказала свадебный наряд модному дизайнеру дома моделей Escada, но и последовала старинной традиции: Томас не видел платья невесты до самой свадьбы.

А 27 июня 2002 года у Томаса и Клаудии родился сын, которого назвали Александр. Томас не скрывает своей радости: «Впервые в своей жизни я ощутил настоящую ответственность, когда стал отцом и, что самое интересное, мне это нравится! До рождения сына мы с Клаудией редко бывали дома: ходили по ресторанам, встречались с друзьями и я даже не мог себе представить другого образа жизни… А теперь я счастлив, когда мне удается остаться дома, с семьей».

Его теперешняя жизнь совсем не похожа на тот круговорот лиц и событий, который кружил его в период жизни с первой белокурой женой Норой. И, похоже, что роль «хозяина в доме» все-таки перешла к Томасу. «Каждый должен обладать в браке личной свободой и быть личностью» — говорит его вторая белокурая супруга Клаудия. На вопрос о том, как они поступают в случае конфликтов, она отвечает: «Томас по знаку Зодиака – уравновешенная Рыба, я – типичный упрямый Телец. Томас старается обходиться со мной дипломатично, но может и хватить кулаком по столу очень убедительно…» Кажется, с Клаудией он этому наконец-то научился! При этом Томас говорит о супруге, что она – «очаровательная женщина и у меня такое чувство, что она любит и уважает меня со всеми моими сильными и слабыми сторонами. У нас одинаковые жизненные позиции и мы дополняем друг друга целиком и полностью…» «У нас много общего, — добавляет Клаудия, — это мы поняли уже при первой встрече… Томас – классный мужчина, который не только хорошо выглядит, но с которым можно многое пережить, а также посмеяться. Его характер не изменился, несмотря на такой мега-успех “Modern Talking”. И я радуюсь каждое утро, когда он просыпается рядом со мной».

У супругов много планов: собственное музыкальное издательство, свой лейбл на дисках, возможно, еще один или даже двое детей…

Что ж, похоже, что в жизни Томаса Андерса наступила долгожданная гармония. Он повзрослел, он уже не тот «милый очаровашка», которым был в 80-е, он любящий и ответственный муж и отец. И семья для него – важнее мирового успеха.

Томас хочет только одного: «чтобы мой ребенок рос в мире, где бы не было так много стихийных бедствий, войн, катастроф и был бы покой… Если я и мечтаю сегодня, то только о том, чтобы его миновали личные потрясения и глобальные катастрофы. Также, как и меня в моей жизни…»

В следующей статье о “Modern Talking” – рассказ о жизни второго участника дуэта, Дитера Болена.

Наталья Буртовая

В статье использована информация http://in-shaire-83-03.boxmail.biz/
Фото http://dieterbohlen.fatal.ru/

Современное искусство

Его первый приезд в Москву стал для милиции настоящим стихийным бедствием. Люди ночевали на ступеньках «Олимпийского», а днем калечили друг друга в чудовищной давке у касс. Стены спортивного комплекса были буквально испещрены признаниями в любви к Томасу. Их отмывали, но на следующий день фанаты снова разрисовывали углем серое здание…

С тех пор минуло почти 30 лет. Страсти по Томасу давно уже утихли, и очередные визиты былого кумира остаются практически незамеченными. И все-таки концерты звезд диско по-прежнему собирают полные залы.

Особенно, когда хэдлайнером заявлен он — Томас Андерс.

«ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ У КАЖДОГО БЫЛА СВОЯ»

— Томас, вы в Москву приезжаете едва ли не каждый год. Что значит сие постоянство?

— Просто люблю приезжать к вам. Очень рад, что поклонники в России и по сей день остаются мне верны. А впервые я посетил Россию еще в октябре 1987 года. С тех пор, конечно, в вашей стране многое изменилось. И к лучшему.

— Вы помните первый визит в Москву. А с чего вообще все началось? Когда обнаружились музыкальные способности у мальчика, которого звали еще не Томас Андерс, а Бернд Вайдунг?

— Да, конечно. Мне было пять лет, когда мама подарила мне на Рождество первую гитару. Я не отпускал ее ни на минуту, даже ночью клал возле своей кровати. А утром садился у всех на виду, ударял пальцами по струнам и голосил на весь дом. Мама уже не знала, куда себя девать, затыкала уши — наверное, пожалела, что сделала мне такой подарок. А вот моего дядю, бургомистра соседней области, такое зрелище только умиляло. И он решил ангажировать меня. На торжественном открытии зала «Сильвер-Гала» я пел… четыре часа подряд! Вот так состоялось мое первое выступление.

Потом я стал принимать участие в конкурсах юных талантов. На одном из таких — конкурсе «Радио Люксембурга» — познакомился со своим первым продюсером. Мы записали три сингла, я выступил в ТВ-шоу. Дальше был большой тур по Германии. Бог мой, как же я волновался, когда впервые вышел на профессиональную сцену перед тысячами зрителей в «Томи-тип-рок-шоу»! Наверное, так и не смог бы побороть робость, если бы кто-то не дал мне один дурацкий совет: «А ты представь себе, что вся публика… в кальсонах». Знаете, как ни странно, помогло. Ну а потом началась эпоха «Модерн Токинг», и чужие советы мне уже стали ни к чему.

— «Модерн Токинг» распался в 1987-м, спустя 11 лет неожиданно воскрес, а в 2003-м столь же внезапно вновь прекратил свое существование. Почему?

— Ой, мы с Дитером Боленом настолько разные люди! В творчестве действительно добились успеха, но личная жизнь была у каждого своя. Отработаем концерт — и разбегаемся в разные стороны. Когда занялся сольной карьерой, сразу намного лучше себя почувствовал.

— Знаете, а многие были уверены, что вы с Дитером… Как бы помягче это сказать… нетрадиционной сексуальной ориентации. Как реагировали на те слухи?

— Да, многие про меня так думали. Потому что я не очень высок, не слишком силен, экстравагантно одевался, да еще любил носить украшения. Мне неприятно, когда так говорят, но это не задевает чувства моего достоинства. Пусть говорят! Сплетни и слухи — это неизбежные издержки нашей профессии.

— Но потом вы подстриглись, стали неброско одеваться, убрали украшения…

— Просто в одно прекрасное утро я понял, что этот имидж уже не для меня. Я изменился не только внешне, но и внутренне.

«С ДЕВУШКАМИ Я ВСЕГДА БЫЛ ЗАСТЕНЧИВ»

— Томас, у вас было то, что называют звездной болезнью?

— На мой взгляд, нарциссизм — болезнь незавидная. Я такой же человек, как и все. Звездные заморочки не для меня! С годами я вывел принципы «теории позитивного мышления», которыми сейчас и руководствуюсь. Они просты.

Доверяйся Богу — он мудрее нас и знает, что делает. Не думай, что о тебе забыли и для тебя нет места в этой жизни, — Бог помогает и слабым, и сильным, он заботится о несчастных, но больше любит тех, кто умеет радоваться жизни. Умей слышать и распознавать знаки судьбы. Если тебя сегодня преследуют неудачи, если ты попал в черную полосу, следует понимать, что это испытание, предупреждение, проверка на прочность. И если ты извлек урок, то затем обязательно последует белая полоса.

Так ты создаешь вокруг себя светлую ауру, которая защищает тебя от злых людей, упаднических мыслей, несчастий. Иногда события в жизни происходят совсем не так, как нам хочется. Нам это кажется несправедливым. Но из каждой, казалось бы, самой негативной ситуации мы можем вынести для себя нечто позитивное.

— Томас, правда, что первая ваша любовь была несчастной?

— Не совсем… Вы знаете, моей любимой игрушкой в детстве была кукла Барби с длинными золотистыми волосами. Я мечтал влюбиться в такую же девушку. И когда мне исполнилось 18 лет, моя мечта материализовалась.

Ее звали Стефани, ей был 21 год. Меня пригласили на вечеринку в моем родном городе Кобленц в качестве певца и пианиста. Сначала Стефи увидела меня в большом авто моего отца. А потом услышала, как я пою. Через несколько недель мы встретились на дискотеке в Бонне. Я пригласил ее покататься по окрестностям столицы, затем мы вышли в городском парке. Мне так нравилось ходить с ней рука об руку. Стефи это казалось неудобным — она была куда выше меня ростом. Но я так крепко взял ее за руку, что ей пришлось покориться.

Хотя вообще-то с девушками я всегда был застенчив. Никогда не говорил: «Я люблю тебя!» Но всегда писал об этом в письмах и на пластинках. Ну а моя «куколка» Стефи потом познакомилась с более взрослым и опытным мужчиной, и мы расстались.

«НОРА ЗАПРЕЩАЛА МНЕ СТРИЧЬСЯ»

— Однако долго вы не страдали. Ведь в вашей жизни вскоре появилась Нора, точнее, Элеонора, а если еще точнее — Изабель Баллинг. И у вас все так красиво начиналось…

— Нора стала моей женой, когда мне было 21, а ей — 20. Свадьба была пышной. Когда мы выходили из церкви, на улице встретили целую толпу людей с десятками маленьких собачек нашей любимой породы йоркшир-терьер, у каждой из которых на шерстке были повязаны белые бантики.

Пока мы ехали до ресторана, по всей окрестности звучала песня You’re My Heart. А брачная ночь у нас прошла в отеле «Солнечная аллея», что на Свиной горе. Всю ночь мы рассовывали по вазам цветы и разбирали подарки: аппарат, который делает килограмм мороженого за 20 минут, перстни с печатью семьи Баллинг, золотой скрипичный ключ, серебряные бокалы для шампанского…

Когда поехали в свадебное путешествие на Канарские острова, Нора взяла с собой 18 пар туфель и несметное количество одежды, чтобы каждый день надевать новое. Мы тащили с собой девять чемоданов и двух собачек: Мики и Дейзи. Рано утром бродили по пустынному пляжу, а вечером пили в баре коктейли. Ночью приходилось заворачивать трубку телефона в полотенце, так как аппарат трезвонил каждую минуту. Так развлекались мои поклонницы. Днем же от них приходилось спасаться бегством.

— Нора — очень красивая женщина. У вас, наверное, тоже было немало соперников?

— Моим главным «соперником» стал тот субъект, который отвоевал свое право… спать в нашей постели. На атласном покрывале всегда дремал кот Неро. Мы его в шутку даже называли «горячо любимый и желанный друг по постели».

— О ваших отношениях с Норой рассказывают разное. После вашего развода прошло уже много лет. Что теперь можете сказать о своей первой супруге?

— Ну что сказать… Мне импонировали ее деловые качества, умение в нужную минуту стукнуть кулаком по столу. Мне казалось, что мы отлично дополняем друг друга, что вместе мы — сила. Теперь я предпочитаю в женщине несколько другие качества — такие как спокойствие, сдержанность, дипломатию.

Нора действительно красива, но очень своенравна. Например, она всегда говорила, что у меня потрясающе красивые волосы, и ни в коем случае не разрешала мне их стричь. Как-то мы жили в отеле в Мюнхене. Нора забыла дома шампунь и заказала его по телефону.

Через несколько минут в дверь постучали. Жена осталась в ванной, а я быстренько накинул халат и открыл консьержу дверь. Парень долго извинялся, что у них нет того шампуня, который мы заказывали. При этом он почему-то все время называл меня… «фрау Андерс»! В конце концов, мне это надоело, и я… распахнул халат. Под которым, естественно, ничего не было. Консьерж, бедняга, только и смог вымолвить: «О Боже!»

«С КЛАУДИЕЙ МНЕ СПОКОЙНО И НАДЕЖНО»

— Почему же вы все-таки расстались с Норой?

— Она была очень цепкой и ревнивой. Мне это просто надоело. Мы поженились в конце 1984 года, а уже через месяц «Модерн Токинг» вышел на первые места во всех хит-парадах. В воображении Норы шоу-бизнес выглядел так: все развлекаются с «легкими» девушками и купаются в шампанском.

Нора решила, что женщины станут для нее безопасны только в том случае, если она сама будет их от меня отгонять. Когда

на одной телепередаче наше выступление должна была объявлять очаровательная девушка, жена даже пыталась запретить мне выходить на сцену…

После расставания с Норой я нередко влюблялся. Правда, чаще всего женщины реагировали так: «С ним? Никогда! Он мог бы иметь любую!»

— Ваша личная жизнь сложилась весьма оригинально. У вас были миллионы поклонниц во всех странах мира, а свою нынешнюю супругу Клаудию вы встретили в родном городке Кобленце. Как это произошло?

— Мы познакомились случайно. Хотя правду говорят, что все случайности закономерны. Зашел как-то с друзьями в кафе и увидел там симпатичную девушку. У нее был такой грустный взгляд, что мне захотелось ее развеселить. Я подошел к ней и спросил: «Привет, ты откуда?» Оказалось, что Клаудиа живет в моем родном городке.

Мы разговорились. Тогда она даже вида не подала, что знает меня. Как раз это мне и понравилось. Скромная девушка, по специальности лингвист, работала в компьютерной фирме. Я был рад, что Клаудиа не имеет никакого отношения к артистической среде. Вскоре мы поженились (свадьбу устроили в старинном замке), Клаудиа бросила свою работу и стала заниматься моими делами. Мы вместе ездили на гастроли, пока не родился сын…

Конечно, я счастлив, когда нахожусь на сцене. Но самые радостные минуты в жизни — именно те, которые я провожу в кругу своей семьи. Ведь по своей натуре я человек домашний. По вечерам мы сидим в гостиной у камина, разбираем письма фанатов, читаем их. Именно о такой идиллии я и мечтал. С Клаудией мне спокойно и надежно.

— Томас, вы можете назвать себя везунчиком?

— Судите сами. Я пережил много катастроф и одну тяжелую аварию в 1983 году, когда погибли родители моей первой жены. Во всех переделках я оставался цел и невредим. Все знают историю «Титаника»: один человек не смог купить билет, так как они уже были распроданы. Я бы в такой ситуации смирился и сказал: «Не судьба!» А он поступил иначе — перекупил билет у одного пассажира за огромные деньги. И с этим «счастливым» билетом утонул.

— Предпочитаете тихую гавань? Нескучно?

— На эстраде мне самого себя уже не превзойти. Это я отлично понимаю. Может быть, меня еще ждут «шторма», но только в какой-нибудь другой области…

Томас андерс и нора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *