Теща и зять рассказ

Тёща Часть первая

Отдыхая несколько лет назад с мужем в Лас-Пальмас, на острове Гран Канария, на пляже я услышала знакомую русскую речь и, обернувшись, увидела расположившихся рядом с нами трёх молодых парней. Для моего мужа, американца итальянского происхождения, русский язык был таким же недоступным, как для меня китайский, индийский, или, может даже, язык на котором когда-то разговаривали древние шумеры, поэтому я ему решила ничего не говорить о том, что рядом с нами отдыхают мои земляки. Уверенные, что за несколько тысяч километров от России русский язык никто не знает, парни довольно эмоцио­нально обсуждали все недостатки и достоинства попадавших в поле их зрения женщин, загоравших на пляже топ-лесс. Наконец очередь дошла и до меня. Конечно, ничего нового о своих «ши­карных сиськах» и «классной жопе» я из их разговора не узнала, зато с интересом выслушала в какой позе и как долго они бы меня трахали, если бы со мной не было «этого быка» (подразу­мевался мой муж).
Вскоре, когда тень от нашего зонта переместилась в сторону, мы с мужем передвинули наши лежаки и пошли купаться. Ко­нечно, и здесь не обошлось без восторженных комментариев о моих мини-трусиках, тонкой полоской разделяющей мои яго­дицы и маленьком треугольничке ткани, лишь условно прикры­вающем моё интимное место.
Заняв после купания свой лежак, я вновь прислушалась к разговорам парней. В этот раз они говорили об очень классных «тёлках», с которыми им когда-либо удалось переспать.
— А вот со мной, несколько лет назад, случилась одна исто­рия, — задумчиво сказал один из парней, — ни за что не поверите!
— Так расскажи, Саня, чего ты?
— Ладно, слушайте, — усевшись поудобнее, стал он рассказы­вать. — Три года назад меня послали в командировку на феодо­сийский судостроительный завод. Быстро справившись с зада­нием, у меня оказался один день свободным. Раньше времени возвращаться домой я не хотел, но и как с пользой для «дела» использовать этот день, тоже не знал. И тут я вспомнил о расска­зах наших сотрудников, постоянно ездивших на этот завод, что в Коктебеле, недалеко от Феодосии, есть очень классный нудист­ский пляж. Я давно уже мечтал побывать на таком пляже, на го­лых женщин посмотреть, себя показать, может даже познако­миться с какой-нибудь очаровательной голой красоткой, а, если удастся, то и переспать с ней.
— Так ты же, вроде, говорил, что у тебя жена молодая, — с иронией в голосе перебил его один из его друзей.
— Да, — тяжело вздохнул Саня. — Жена то молодая, только тра­хаться с ней нормально я давно уже перестал.
— Что значит — нормально? — удивлённо посмотрел на него второй его друг.
— Понимаешь, — замялся Саня. — Дело в том, что у меня эта штука очень большая, не выдерживает меня моя Любка. До сва­дьбы ещё кое-как терпела, а после свадьбы сразу же заявила: «если не хочешь сделать меня инвалидом то, или не до конца в меня входи, или купи себе какую-нибудь специальную насадку на член». Ну, купил я себе эту насадку, только с тех пор зани­маться сексом с женой мне стало неинтересно. Так мы с ней и прожили целых семь лет. Не знаю, может насадка была во всём виновата, может ещё чего, только Любка моя, за все эти годы, так и не смогла забеременеть.
Слушая рассказ Саши, мне стало любопытно посмотреть, что же за «штука» у него такая, что без насадки он с женой даже сексом нормально заниматься не может. Я даже привстала немного, чтобы получше рассмотреть, что у него в плавках спрятано.
Ни хрена себе! — поражённая увиденным, едва не вскрикнула я. — Если б не знала, могла бы подумать, что он себе в плавки ба­нан засунул. И это он у него ещё в спокойном состоянии, а что же будет, если он встанет?
— Так вот, — продолжил свой рассказ Саша. — На следующий день я встал пораньше, сел на автобус до Коктебеля и уже через час был на нудистском пляже. Время было ещё раннее, народу на пляже почти не было, я разделся, сложил на кучку свои вещи, искупался в море и стал загорать на солнышке, посматривая по сторонам, в поисках более-менее симпатичной женщины.
Через какое-то время народ на пляж стал подтягиваться, но меня очень удивило, что в основном приходили одни только женщины. Проходя мимо меня купаться в море, или выходя из воды, они без капли стеснения разглядывали мой, торчавший дыбом, член. В свою очередь я тоже, с нескрываемым удоволь­ствием, любовался их обнажёнными женскими прелестями. Ко­нечно, должен я вам признаться, среди сотен, собравшихся к тому времени на пляже женщин, я не увидел ни одной молодой девушки — в основном это были женщины среднего возраста, или уже довольно пожилые дамы. Я даже стал побаиваться — не по­пал ли я случайно на какой-нибудь специальный, закрытый пляж для женщин, но внимательно присмотревшись, увидел и не­скольких представителей своего пола.
Со временем, казавшиеся мне вначале такими привлека­тельными женские груди, стали интересовать меня всё меньше и меньше, а то, что находилось у них между ног, я вообще перестал рассматривать. Член мой, наконец-то, успокоился и мирно повис.
Искупавшись в море, я стоял на берегу и с грустью думал: — а стоило ли мне, ради того, чтобы поглазеть на старых голых баб, вставать в такую рань, трястись целый час в душном автобусе, не лучше ли было посидеть в пивном баре и попить холодненького пива с солёными орешками? Вдруг мимо меня, заманчиво пока­чивая бёдрами, прошла женщина поразительной красоты. Уви­дев её, я застыл как заколдованный — её упругая круглая попочка, большая красивая грудь, длинные стройные ноги, круглые бёдра, сразу же оказали магическое влияние на мой, безнадёжно по­висший к тому времени, член.
Войдя по колена в воду, женщина наклонилась, и между её стройных ног я отчётливо увидел её пухлые, как у молодой де­вочки, половые губы.
Стоя на берегу, я с трепетным волнением следил за каждым движением этой удивительной женщины и, как зачарованный, немигающим взглядом любовался её божественной красотой.
Выходя из воды, женщина остановилась, с нескрываемым интересом посмотрела на меня, перевела взгляд на мой, стояв­ший колом, член и, осторожно ступая по мелкой гальке, мед­ленно подошла ко мне.
— Здравствуй Саша! — глядя мне в глаза, мило улыбнулась она. — А что ты здесь делаешь?
Тёща! — вдруг, словно обухом топора, шарахнуло меня по башке. Моё сознание вмиг прояснилось, член безнадёжно повис, и я в ужасе застыл перед ней, словно нашкодивший котёнок.
— Так, это… — стал я напряжённо думать, подыскивая логиче­ское объяснение моего нахождения на этом пляже. — Искупался в море и стою теперь, сохну, — наконец выдал я самое простое, что пришло мне тогда в голову.
— Ну да, ну да, ну да, — поглядывая на мой поникший от страха член, кивнула головой тёща. — А ты сам здесь или с Любой?
— С-с-сам, — заикаясь от страха, с трудом выдавил я из себя и тут же добавил: — В командировке я здесь был, на заводе, в Фео­досии, но сегодня уже уезжаю.
— Ну да, ну да, в командировке, — подозрительно посмотрела на меня тёща. — А ты хоть кушал сегодня что-нибудь?
— Ещё нет, — испуганно покачал я головой. — Но вот сейчас, только обсохну, сразу же пойду в столовую.
— Какую ещё столовую! — строго посмотрела на меня тёща. — Отравиться хочешь? Ты хоть знаешь каким дерьмом в этих ку­рортных столовых кормят? Пошли ко мне, у меня в номере всё есть, и колбаска копчёная, и балычок мясной и сыр, и творожок свежий я сегодня на местном рынке купила, и даже пару бутыло­чек холодного пива в холодильнике стоит. Давай, одевайся быст­рей, — ещё раз взглянув на мой поникший член, дружески похлопала она меня по плечу. — Я тебя на выходе подожду.
— А что твоя тёща в Коктебеле делала? — спросил один из его друзей.
— Так она туда каждый год в санаторий отдыхать ездила, а я совсем забыл об этом.
— А она, что — действительно такая красивая?
— Да, действительно, — кивнул головой Саша. — Она в молодо­сти в цирке акробаткой в труппе работала, фигурка была — просто супер! Я её на фотографии видел. А потом связалась с каким-то воздушным гимнастом, забеременела от него в пятнадцать лет и родила мне мою жену Любку. Но замуж за него она так и не вы­шла — разбился насмерть тот гимнаст, говорят, страховка подвела. Вот так мы и живём — в одной комнате мы с Любкой, в другой тёща. Сейчас она администратором в цирке работает, деньги не­плохие зарабатывает, на курорты каждый год ездит.
— Ну, а дальше что было? Накормила тебя тёща?
— Накормила, — улыбнулся Саша. — Сначала душ заставила принять, потом сама помылась, переоделась в домашний халат и давай на стол выкладывать всё, что у неё в холодильнике было.
— Кушай, кушай Саша, — подперев голову рукой, словно ни­чего и не случилось, с улыбкой смотрела она на меня. — Знаю я эти командировки, ни поесть нормально, ни поспать спокойно не дадут!
А потом, когда я поел, открыла бутылочку холодного пива, солёных орешков полную тарелку насыпала и так, как бы невзна­чай, как это умеют делать все женщины, стала у меня выспраши­вать как я живу с её дочкой и почему решил пойти на этот пляж.
— Если ты хотел женщину себе на одну ночь снять, так я тебе в таких местах делать это категорически не рекомендую и, даже запрещаю! — подливая мне в стакан пива, совершенно спокойно говорила она. — Кроме заразы какой-нибудь, ты ничего здесь больше не снимешь. Будешь потом по врачам бегать, а если ещё и Любу этим «счастьем» наградишь, так и её за собой таскать бу­дешь. Оно тебе нужно? Тебе что — жены не хватает?
В общем, после двух бутылок пива язык у меня развязался и стал я жаловаться тёще на её дочь. Рассказал ей о насадке, кото­рую Любка заставила меня купить, о сексе, от которого я уже давно не получаю никакого удовольствия и о том, что действи­тельно хотел познакомиться на этом пляже с какой-нибудь при­влекательной женщиной и удовлетворить с ней свою, давно уже не удовлетворённую, мужскую потребность.
— Ну и как, — сочувственно посмотрела на меня тёща. — Хоть одну привлекательную женщину приметил себе для знакомства?
— Нет! — покачал я головой. — Сначала, когда я увидел столько голых женщин, я был готов с любой из них познакомиться, а по­том, когда немного успокоился и стал повнимательнее к ним присматриваться, понял, что на этом пляже никого, с кем бы я хотел провести ночь, нет. Одни старые тётки да бабки ноги рас­корячив сидят, наверно молодые девушки сюда не ходят.
— Ну, почему же, — пожала плечами тёща. — Ходят. В нашем са­натории полно молодых девушек, только в такую рань ты их там не застанешь, они поспать любят. Зато вечером целыми табу­нами на пляж прутся. Ты думаешь позагорать? Как бы не так! Тут по ночам такой трах на пляже стоит, аж стёкла в окнах дрожат.
— Ну, до вечера я бы там по-любому не просидел, — тяжело вздохнул я. — Мне уезжать уже надо.
— Уезжать? — удивлённо посмотрела на меня тёща. — А когда у тебя поезд?
— Завтра, в десять утра.
— Так чего ж тебе сегодня уезжать? Переночуешь у меня, а завтра утром позавтракаешь, посажу я тебя на автобус, и по­едешь себе спокойно на вокзал.
— А где же я у Вас спать тут буду? — оглянулся я, осматривая просторный одноместный номер, но второй кровати нигде не увидел. — На раскладушке, что-ли?
— Почему на раскладушке? — удивлённо пожала плечами тёща. — Кровать у меня хоть и не очень широкая, но как-нибудь уместимся и переночуем по-родственному.
За день, проведенный с тёщей, я совершенно изменил своё отношение к ней. Во-первых, я понял, что она мне не враг, а друг, готовый заступиться за меня даже перед родной дочерью; во-вторых, она простая и очень добрая женщина, с которой можно говорить на любые темы, будь то о работе, о друзьях или о сексе с понравившимися мне когда-либо женщинами, совершенно не волнуясь, что она не поймёт или осудит меня.
Когда настало время ложиться спать, тёща постелила по­стель и, нежно улыбнувшись мне, тихо сказала:
— Ложись, Саша, а я сейчас приму душ и тоже лягу.
Быстро раздевшись, я лёг и придвинулся к стене, оставив как можно больше места для моей любимой тёщи.
Эх! — вспоминая её большую упругую грудь и очарователь­ную круглую попочку, мечтательно вздохнул я. — И почему я только не на ней женился? Ну и что, что она на двенадцать лет старше меня, во многих семьях ещё и большая разница в воз­расте есть и ничего — живут себе и любят друг друга. А какие у неё ноги, бёдра, когда она зашла в воду и наклонилась, я чуть с ума не сошёл!
— Ты ещё не спишь? — подойдя тихонько к кровати, склони­лась надо мной тёща, и я почувствовал исходящий от неё пьяня­щий аромат чистого женского тела.
— Нет! — едва слышно прошептал я. — Я Вас ждал.
— Тогда ложись на бочок, на спине тебе спать будет не­удобно, — откинув одеяло, легла тёща и, повернувшись ко мне спиной, прижалась ко мне своей большой тёплой попочкой.
Мой член сразу же отреагировал на создавшуюся ситуацию. Высвободившись из трусов, он твёрдым колом упёрся между её упругих, круглых ягодиц.
Немного отодвинувшись от тёщи, я тихонько опустил руку, чтобы вернуть непослушный член на прежнее место но, случайно коснувшись её бедра, обнаружил, что на ней не было трусиков.
Ну и что? — подумал я. — Многим женщинам нравится спать без трусиков, тем более скрывать ей от меня нечего — сегодня на пляже я очень хорошо рассмотрел её.
Поворушив бёдрами, тёща опять придвинулась ко мне и, взяв мою руку, положила её себе на грудь.
— Скажи, Саша, а тогда на пляже, когда ты увидел меня голой, я понравилась тебе? — шёпотом, спросила она.
— Да, очень, — тоже шёпотом ответил я.
— Хм! — довольно хмыкнула тёща. — Я это сразу заметила. А если бы я не была твоей тёщей, ты бы хотел познакомиться со мной?
— Да, очень хотел бы, — едва слышно ответил я и через тонкую ткань ночной рубашки осторожно погладил её упругую грудь.
— Подожди, — приподнялась она и, сняв через голову рубашку, вновь положила мою руку себе на грудь. — Так будет лучше.
Нежно поглаживая упругую грудь своей тёщи, я нащупал её твёрдый сосочек и легонько стиснул его между пальцев.
— У-у-у! — едва слышно простонала она.
Вдоволь насладившись её грудью, я погладил её мягенький животик и положил руку ей на бедро.
Тёща повернула ко мне голову и, пристально посмотрев мне в глаза, достала из трусов мой возбуждённый член, раздвинула руками ягодицы и осторожно ввела его себе во влагалище.
Аккуратно, чтобы не причинить ей боль, я стал медленно со­вершать фрикционные движения.
— Ах, ах, ах! — уткнувшись лицом в подушку, тихонечко поста­нывала тёща. — Сильнее, Саша, сильней, я хочу, чтобы ты входил в меня сильнее и глубже! — едва слышно стонала она. Наконец, вздрогнув всем телом, она вскрикнула и обессиленно распласта­лась на кровати.
Придя в себя, она повернулась ко мне лицом и, приоткрыв губы, тихо прошептала: — Поцелуй меня, Саша.
Припав к её горячим губам, я стал жадно целовать её, а она, крепко обхватив меня руками за шею, отвечала мне страстными поцелуями. Наслаждаясь её прекрасным телом, я ласкал нежные мочки её ушей и целовал её красивую стройную шею. Нежно стиская в ладонях её восхитительную грудь, я легонько покусы­вал её твёрдые сосочки. Вздрагивая при каждом прикасании к её телу моих губ, тёща нежно гладила волосы на моей голове.
— Тебе хорошо со мной, Саша? — наконец, когда наши страсти немного поутихли, тихо спросила тёща.
— Да, очень, — любуясь её восхитительным телом, страстно от­ветил я. — Я опять хочу Вас.
— Я тоже хочу тебя, только давай придумаем что-нибудь дру­гое, на узкой кровати заниматься этим не очень удобно.
Встав с постели она подошла к столу и, облокотившись о него руками, широко расставила ноги.
— Я думаю, так будет намного лучше.
В ту ночь мы с ней ещё много раз занимались сексом, и каж­дый раз она изобретала всё новую и новую позу.
Утром меня разбудил ласковый голос тёщи. Склонившись надо мной, она с любовью смотрела мне в глаза.
— Вставай Саша, — тронула она меня за плечо. — Иди, прими душ и садись за стол, скоро кушать будем. Я сделала бутерброды с сыром и колбасой и заварила очень вкусный, ароматный чай.
Взяв её за руку, я притянул её к себе и, расстегнув на ней ха­лат, нежно погладил грудь.
— Ну, Саша, ну перестань, — игриво надула губы тёща. — Уже восьмой час, ты можешь опоздать на автобус.
— Не опоздаю, — едва слышно ответил я и, просунув руку ей между ног, коснулся ладонью её влажных половых губ.
— Ну, хорошо, — поднявшись на ноги, сразу же согласилась тёща и, подойдя к подоконнику, упёрлась в него руками. — Давай, только быстренько.
Уже на автостанции, прощаясь со своей тёщей, я обнял её и, крепко прижав к груди, тихо спросил:
— А это ничего, что занимаясь сексом, мы совершенно не беспокоились о мерах предосторожности?
— Ничего, — смущённо подняв на меня глаза, ответила тёща. — У меня сейчас как раз безопасные дни. И знаешь, Саша, перестань по­стоянно «выкать» на меня, у меня имя есть. Если ты забыл, меня зовут Ольга Сергеевна, но наедине можешь называть меня про­сто Олей. И ни о чём не волнуйся, моя дочь никогда о наших с тобой отношениях ничего не узнает, а я через пару дней вернусь домой и что-нибудь обязательно придумаю.
Уже садясь в автобус, я обернулся к ней, помахал рукой и громко крикнул: я буду ждать тебя, Оленька.
Закончив свой рассказ, Саша поднялся и пошёл купаться, а его друзья ещё долго молчали, переживая услышанное.
— Как ты думаешь, Юра, — наконец спросил один из парней. — Правду рассказал нам о своей тёще Сашка, или всё выдумал?
— Не знаю, — задумчиво ответил ему Юра. — Жизнь очень сложная штука, в ней может случиться такое, о чём ты никогда даже и подумать не смог бы.

— Через месяц после знакомства с будущей женой она пригласила меня в гости. Я знал, что Алина живет с мамой; я приходил к своей девушке, когда родительницы не было дома, но тут меня конкретно позвали знакомиться. Честно говоря, я считал, что это в этом нет смысла, да и вообще еще рано, но Алина настаивала. «Мама очень волнуется. Она догадалась, что я с кем-то встречаюсь. Она родила меня поздно, воспитала одна и привыкла, что я всегда и всем с ней делюсь, — сказала Алина и добавила: — Ведь знакомство с ней тебя ни к чему тебя не обязывает!»

Мне бы насторожиться, но самую важную информацию я пропустил мимо ушей. В один из вечеров мама Алины приготовила ужин, и я пришел в гости. Как вежливый молодой человек, купил и ей, и Алине по букету. Елена Викторовна была сама любезность, видно, что старалась показать себя с самой выгодной стороны. Расспрашивала меня о семье, об интересах, об учебе (тогда я еще учился), мои ответы сопровождала своими комментариями. В целом меня этот вечер утомил, и я был рад, когда наконец отправился домой.

«Маме ты понравился, — сообщила Алина на следующий день. — Она разрешила мне продолжать наше знакомство». Я был безмерно удивлен и даже засмеялся. «А если бы не разрешила, ты бы не стала со мной встречаться»? — полушутливо спросил я, и Алина серьезно ответила: «Ты не знаешь мою маму». Да, не знал, но вскоре узнал. Мы не могли спокойно погулять, потому что Елена Викторовна без конца названивала дочери с вопросом «где ты?». Зачем спрашивать об этом каждые пять минут, я понятия не имел. Если я изредка приходил к Алине и мы уходили в ее комнату, Елена Викторовна постоянно дергала нас: то чай пить звала, то что-то вдруг ей срочно понадобилось что-то спросить у дочери.

Я просил Алину отключить телефон, но она не соглашалась под предлогом того, что мать подумает, будто с ней что-то случилось. Несколько раз она отменяла свидания, потому что Елена Викторовна якобы плохо себя чувствовала или по причине того, что к ним должны были прийти какие-то родственники. Я видел, что мать манипулирует Алиной, а та то ли этого не замечает, то ли просто привыкла. Когда я предложил своей девушке вместе отдохнуть летом на юге, она обрадовалась, но через день сказала: «Мама не отпускает. Она считает, что если мы не женаты, то это разврат». Я понимал, что мать Алины человек другого поколения, но мне казалось, она должна была принять во внимание отношения нынешней молодежи. В общем, мы никуда не поехали.

Если бы мне не нравилась Алина, я бы, наверное, не стерпел бы многих вещей. Даже друг мне сказал: «Ты с этой мамашей еще хапнешь горя. На чем-нибудь да попадешься». На чем бы я мог «попасться», мне не приходило в голову, но какая-то тревога все же была. Впрочем, иногда я думал, что, возможно, так поступают многие матери именно по отношению к дочерям. В нашей семье нас было двое сыновей, и мы с братом никогда не ощущали особого контроля.

А «попался» я все-таки довольно скоро, причем нисколько не сомневаюсь, что Елена Викторовна все это подстроила. Сразу скажу, что особых мест для интимных встреч у нас с Алиной не было. Ко мне она стеснялась часто приходить, поскольку тогда я жил с родителями и братом, и уж тем более отказывалась оставаться на ночь. Случалось, нас пускал к себе мой друг, когда куда-либо уезжал, но это было нечасто, к тому же Алине приходилось возвращаться домой не позднее десяти вечера. А тут вдруг нам улыбнулась удача: Елена Викторовна решила съездить в гости к двоюродной сестре, которая жила в Костомукше, и собиралась там пробыть аж целую неделю!

Мы с Алиной воспрянули духом. Прожить неделю вдвоем у нее в квартире — это казалось нам чудом! Проводив мать на вокзал и выслушав тысячу наставлений, Алина вернулась домой, а я уже ждал ее возле подъезда. Мы чудесно провели вечер с пиццей и бутылкой сухого вина, а потом, ну, потом началось самое увлекательное и интересное. Мы ничего не слышали, потому что были поглощены друг другом, а еще из-за уверенности в том, что остались одни на неделю. Между тем в замке повернулся ключ, и сперва на пороге квартиры, затем и на пороге комнаты Алины появилась Елена Викторовна.

Таких криков я еще не слышал, такого скандала никогда не видел. У меня сложилось впечатление, будто мать Алины застала в постели дочери не влюбленного в нее молодого человека, а какого-то маньяка. Елена Викторовна с рыданиями говорила, что она так и знала, потому что Алина отказывалась признаваться, какие у нас отношения, тогда как раньше все ей рассказывала.

«Ты ее обесчестил, а потому должен на ней жениться!» — несколько раз повторила мать Алины. Она успела сбегать на кухню и теперь трясущейся рукой капала в рюмку корвалол. Я любил свою девушку, но о женитьбе пока не задумывался: надо было закончить учебу, получить специальность, что-то решить с жильем. Поскольку я молчал, Елена Викторовна заявила: «Я позвоню твоим родителям!» Я пожал плечами. Не знаю, что бы сказали мои родители, узнав, что их сына застукали в постели с девушкой, но претензии матери Алины уж точно вызвали бы их удивление. Я ответил, что ни на ком и никогда не женюсь по принуждению, встал, оделся и ушел.

Что меня больше всего поразило, так это реакция Алины: она плакала и просила у матери прощения! Нет чтобы наехать на нее за то, что та так бессовестно поступила, внезапно вернувшись (я до сих пор уверен, что она и не собиралась никуда уезжать!), так еще и вломилась в комнату дочери без стука! Да женись я на Алине, думалось мне, так теща еще посередине в нашей постели спать будет!

Какое-то время мы с Алиной не виделись, на ее звонки и СМС я не отвечал. А потом случайно встретились на улице. Я не такой подлец, чтобы просто пройти мимо, остановился, заговорил. Она выглядела очень несчастной, спросила, есть ли у меня новая девушка, и я ответил, что нет. Алина сказала, что после того случая мать ее совсем замучила, обзывала проституткой, следила за каждым шагом. Мне стало жаль ее, я подумал, что она не виновата, матерей не выбирают, да и чувства к Алине у меня не угасли. Мы снова стали встречаться, но очень осторожно, хотя меня и злило, что я неизвестно почему должен прятаться.

Когда я получил специальность и устроился на работу, мы поженились, чтобы по-настоящему быть вместе и ни от кого не скрываться. К тому времени мне по наследству от бабушки досталась квартира. Там мы и решили жить. Родители не были против нашего брака, Елена Викторовна вроде бы тоже. Однако накануне свадьбы Алина пожаловалась, что мать изводит ее истериками. Я удивился, почему. «Она страшно ревнует», — призналась Алина. Я не смог сдержаться и выругался. Вот что надо этой даме? То женись на ее дочери под страхом расстрела, то какая-то глупая ревность.

Я сказал, что не хочу видеть Елену Викторовну в нашем доме, пусть Алина сама ее навещает. Так и было, и два года мы прожили спокойно и счастливо. А потом у нас родился ребенок, и, конечно, я не мог запретить теще приходить и общаться с внучкой, но через некоторое время заметил, что жена стала какая-то дерганая. Оказалось, мать постоянно учит ее, как обращаться с ребенком, заставляет делать все по ее велению. И ладно бы советы Елены Викторовны шли на пользу, но она так кутала Лизу, что та лежала вся мокрая, говорила, чтобы Алина кипятила детскую одежду и дезинфицировала буквально все. Требовала отдать кошку, мол, иначе у ребенка будет аллергия и «какая-нибудь инфекция».

В итоге я распорядился, чтобы тещи больше тут не было. Сказал Алине, что если еще раз увижу ее в нашей квартире, то тебе сразу придется выбирать: или мать, или я. И я не стану обращать внимания ни на какие слезы. В общем, Елена Викторовна больше не появлялась, а ухаживать за Лизой в свободное время помогала моя мама, которая и к закаливанию относится прекрасно, и фанатиком чистоты не является, а также не считает домашних животных источником заразы. А Елена Викторовна до сих пор рассказывает всем, кого знает, что зять у нее эгоист, нахал и чуть ли не изверг, не позволяющий ей видеться с дочерью и внучкой. Не позволяю? Да пожалуйста! Только не надо так упорно лезть в нашу жизнь!

Светлана Николаевна, теща, 57 лет

— Моя дочь Ира никогда не была обделена вниманием парней, но замуж вышла за молодого человека, которого мы никак не предполагали видеть своим зятем. Мы в семье все с высшим образованием, а Дима из деревни, у него рабочая специальность. Так-то парень видный, высокий, симпатичный, много чего знает про природу, довольно скромный, в отличие от моего интеллигентного мужа, рукастый, но кругозор, конечно, не слишком широкий, и манеры далеки от совершенства. Мой супруг сказал про него «лесоруб», но препятствий этому браку мы чинить не стали: раз Ира выбрала именно Диму, значит, так тому и быть, хотя нам сразу показалось, что он не впишется ни в наш быт, ни в нашу жизнь.

У зятя была комната в общежитии, довольно приличная, но удобства пополам с соседями и общая кухня. Зная Иру, я сразу решила, что она там не приживется, но подумала: пусть попробует. Дочь выдержала два месяца, а потом они с мужем переехали к нам, а комнату сдали. Дмитрий рассматривал вариант со съемной квартирой, но Ира сказала, что хочет жить дома, где все привычное. К тому же ей нужна была квартира с суперудобствами, как у нас, а такие стоят очень дорого, и мой супруг и Ирин отец возмутился: зачем выбрасывать деньги на ветер?

На зятя я пожаловаться не могла, он нам ничем не мешал; свободное время молодые в основном проводили в своей комнате. Общения особого не получалось: мой муж Алексей любит интеллектуальные беседы, а у Димы о чем ни спросишь, ничего почти не знает. Со временем Леша махнул на это рукой, мол, ну что ж, попался зять нечего взять, что тут поделаешь! Дочь вроде бы им довольна, а это самое главное.

Каждому известно, что в придачу к зятю ты получаешь его родственников: вот они-то и стали основной проблемой. Родни у Димы было много, и мы «оценили» их еще на свадьбе. Громкоголосые, бесцеремонные, с истинно мужицкими ухватками, до ужаса простые и приземленные. Про родственников зятя я не вспоминала, пока они однажды не приехали в город по каким-то делам и, конечно же, остановились у нас. Эти сутки я запомнила как полный кошмар. Привычки истинно деревенские, разговоры — тоже. Мы так и не нашли с ними общий язык, просто терпели их присутствие.

К несчастью, эти визиты повторялись: если родственникам Димы было что-то нужно в городе, они всегда появлялись у нас. Приглашали к себе на выходные или даже на лето, но мы отказались: что делать в этой глуши — комаров кормить? А вот Ира, к нашему удивлению, решила провести отпуск в родной деревне своего мужа. Мы сильно сомневались, что наша дочь выдержит там больше суток, хотя она набрала столько вещей, будто собралась прожить там год.

Получилось, что мы как в воду глядели: Ира вернулась через неделю, причем одна. Сначала она не отвечала на наши вопросы, а потом рассказала, что все было просто ужасно. Бытовые условия — никакие: воду носят из колодца, умываются из умывальника с носиком, под которым стоит грязный таз, посуду моют в миске, в бане невозможно дышать, а больше нигде толком и не помыться, из туалета страшно воняет.

По словам Ирины, свекровь отнеслась к ней как к батрачке — «сделай то, сделай это», изумлялась, что Ира хочет мыть голову хотя бы через день, не одобряла ни ее наряды, ни желание пользоваться косметикой и вообще смотрела как на существо с другой планеты. Из развлечений — только прогулка на озеро или посещение единственного поселкового магазина. Дима в основном был занят хозяйственными делами, так как отец сразу его «запряг». Будто и не отдыхать приехали! Кстати, в ответ на эту, сказанную Ириной в сердцах фразу, свекровь парировала: «А в деревне не отдыхают!»

Дима отказался возвращаться, ему надо было закончить кое-какую работу. Он сказал, что приедет через неделю, но прошло две, а он так и не появился. Остаток своего отпуска Ира решила провести с нами, и мы втроем уехали в Грецию. Диме она ничего сообщать не стала, потому что сильно обиделась. Когда мы вернулись, зять был уже дома и встретил нас очень неприветливо. Мы слышали, как они с Ирой ругались, и именно тогда впервые прозвучали слова «деревенщина», «бесчувственный чурбан», «ни одной книги не прочитал», «избалованная белоручка», «напыщенная и распальцованная». От Иры досталось и родственникам Димы и, как мы подозреваем, и нам — от зятя.

Потом молодые еще несколько раз ссорились и мирились, но дело закончилось тем, что они разошлись. Через какое-то время мы все же спросили у дочери, почему она выбрала Диму — человека совершенно не нашего круга, и она ответила: «Он казался таким непосредственным, добрым, простым и надежным, совсем не похожим на тех, кого я знала до этого». Но мы-то с самого начала понимали, что сходиться должны люди, выросшие и воспитанные в равных условиях, имеющие одинаковый уровень развития, словом, слепленные из одного теста. Миф о том, что в плане человеческих отношений противоположности притягивают друг друга — это в самом деле просто миф.

«Гораздо страшнее, если однажды ночью она не проснётся»

Как-то это все трудно — две недели назад мы с Настей вместе жили в загородном отеле, клоуны, песни под гитару и фотосессии на память. А сейчас мне надо искать деньги на аппарат ИВЛ для неё. В голове не умещается и страшно. Но реаниматолог из Италии сказала: «Гораздо страшнее, если однажды ночью она не проснётся». Так что срочно открываем сбор средств — 700 000 рублей на аппарат искусственной вентиляции лёгких для Насти Понятской.

Насте 12 лет. Врачи подозревали у неё БАС и СМА одновременно. На БАС оказалось не похоже — Настя бы уже умерла. Чтобы поставить точный диагноз сказали сделать платный генетический тест за 45 тысяч рублей. Этот тест ничего не показал. Тогда врачи предложили сделать ещё один тест, за 90 тысяч рублей. В тот момент мама Насти уже не могла работать — муж-байкер после аварии, ребёнок в инвалидном кресле без диагноза. Жили, да и сейчас живут, на Настину пенсию по инвалидности и на мамину пенсию по уходу за ребёнком-инвалидом, в общей сложности на 29 тысяч рублей в месяц.

На оплату генетических тестов пришлось брать кредит. Диагноз узнали — очень редкая форма СМА, «дистальная». Лечения нет. Вскоре Насте уже была нужна функциональная кровать. Мама попросила кровать от государства и получила ответ от Департамента социальной защиты, что детей кроватями от государства не обеспечивают, только инвалидов ВОВ. Взали второй кредит, чтобы погасить первый и купить Насте функциональную кровать. Этот кредит выплачивают до сих пор.

Что такое дистальная форма СМА толком никто сказать не может. У Насти очень слабые мышцы. Настя дышит через трахеостому. Быстро от всего устаёт. Например яблоко — Настя не может его укусить, приходится тереть на терке. Настя хочет гулять, выйдет сама из подъезда, пройдёт до детской площадки и больше идти уже не может, сил нет. Первое инвалидное кресло у нее появилось в 7 лет. Настя тогда могла сама пройти максимум 100 метров и потом просилась к маме на руки. Про коляску она говорила: «Я не сяду». «На меня все смотрят». «Лучше я буду сидеть все время дома, чем на улицу в коляске». Мама носила Настю на руках, таскала мужа после аварии, пока не сорвала спину. Ее увозили по скорой, Настя плакала, потом был месяц в больнице, 3 операции и металлоконструкция для фиксации позвоночника. После того как мама вернулась, Настя сказала: «Я буду ездить на коляске. Только, мама, не надо больше в больницу».

Прошлым летом Настя очень хотела покататься по Москве-реке на теплоходе. Приехали на причал возле метро Киевская, но на речной трамвай их не посадили: «Ребёнок в инвалидном кресле? Не дай Бог что случится. Мы такую ответственность на себя не возьмём». Мама пыталась уговорить — Настя зайдёт на корабль на своих ногах, кресло просто сложат и возьмут с собой как багаж. Но их все равно не пустили.

Настина бабушка работает продавцом в торговом центре. У директора ТЦ дочка врач. Эта дочка дала телефон Василия Штабницкого, врача-пульмонолога. У Насти было тяжёлое шумное дыхание, уставала дышать. Мама позвонила Штабницкому, он приехал, осмотрел Настю и сказал обратиться в Детский хоспис. Настина мама говорит, что в этот момент у неё был панический ужас. Она спросила: «Но это же ещё не конец?». Вася Штабницкий сказал нет, не конец, просто из хосписа могли бы домой приезжать врачи и помочь с оборудованием. Насте было плохо, маме пришлось в тот же день сесть и заполнить на сайте Детского хосписа анкету.

С этого момента у них в жизни все изменилось. Домой стали приходить врачи: педиатр, невролог, реаниматолог, пульмонолог и тп. Их стали записывать в больницы, где раньше Настю принимать не хотели. У Насти был самый незабываемый день рождения. Приезжал фокусник, подарили лего. Мама и раньше конечно старалась делать Насте хорошие дни рождения, но этот был самый лучший — детский, а не взрослый праздник.

А потом было большое плавание Детского хосписа, когда все дети плавали за город на теплоходе, и Настю туда тоже позвали. И на яхтах кататься хоспис Настю позвал, и на рыбалку, и на литургию в церковь, и в загородный лагерь. Везде компания в сотню человек, все с Настей здороваются. Настя спросила: «Мам, откуда они меня все знают?». Потом сказала, что у неё теперь столько знакомых, им ведь всем надо будет открытки к Новому году нарисовать. В общем, Настя уже села за открытки.

Как-то Насте стало интересно, что это такое — хоспис. Она открыла интернет и там начиталась… Пришла к маме и спросила: «Мамочка, я же не умру?». Мама показала Насте сайт Детского хосписа «Дом с маяком», где было написано: «Хоспис — это про жизнь, а не про смерть». Теперь, когда у Настиной мамы спрашивают: «Вы в хосписе, это значит что у вас уже все плохо?». Настина мама отвечает: «Нет, это значит, что у нас теперь все хорошо. Мы больше не одни. У нас есть поддержка».

В мае Насте стало совсем тяжело дышать. Врачи сказали ставить трахеостому. Двое суток они с мамой плакали дома. Насте невозможно соврать, будто это временно, ненадолго. Пришлось говорить честно как со взрослым человеком: или мы живём и дышим через эту трубку, или мы не живём. Настя согласилась на операцию. После установки трахеостомы у неё внутри все булькало, каждые 15 минут нужно было санировать. В больнице сказали, что выписывают домой. И мама поняла, что дома-то у неё ничего нет — нет отсоса для санации, нет катетеров, всех этих лент, салфеток, фильтров. Стала искать в интернете, где купить. Отсос, который работает только от розетки — 20 тысяч рублей. А ведь Настя захочет гулять. Портативный отсос — 85 тысяч рублей. Главное, что все это нужно прямо завтра… Мама Насти позвонила за советом в хоспис и ей ответили — не волнуйтесь. Все привезем.

Настя, несмотря на все свои медицинские проблемы — обычный ребёнок. Она вроде и взрослая, но ещё играет в куклы — дома 10 кукол, которым она делает причёски и наряды. Настя учится в 6 классе, изучает 2 языка — испанский и английский. Снимает сама мультфильмы, рисует. Хочет стать дизайнером интерьеров или дизайнером одежды, чтобы заработать много денег и купить маленькую свою конеферму. Настя фанат лошадей. Недавно от хосписа Насте организовали встречу с модным дизайнером одежды Ксенией Оганесян, Настя ездила к ней в мастерскую на Пушкинской, смотрела ткани и обсуждала свою учебу на дизайнера.

Настя не смотрит боевики и не читает страшные книжки, но каждую ночь в последнее время ей снятся ужасы. Как мама потерялась или ее саму кто-то крадет. Но чаще Настя не рассказывает свои ночные кошмары, просто молчит. Настя засыпает в 5 утра, спит 4-5 часов и просыпается от кошмаров. В последнее время она не может учиться в школе, потому что какие-то самые простые вещи ей вдруг стали сложными. Таблица умножения, задачи – все, что она раньше знала и легко считала, теперь почему-то не получаются. Насте все время душно, дома поставили кондиционер и живут с температурой 18 градусов, собака мёрзнет, а Настя просит похолоднее. У Насти жутко болит голова. Мы в хосписе просим детей оценивать боль по 10-балльной шкале. 3-4 это для Насти нормально, она к этому привыкла и на такую боль уже не жалуется. А вот голова болит действительно сильно.

Две недели назад Детский хоспис проводил лагерь для детей со СМА, на который приезжали 11 врачей из Италии, среди которых реаниматолог Анна Мандели. Анна консультировала Настю и сказала, что все это — признаки дыхательной недостаточности. Нужен аппарат ИВЛ, чтобы Настя не забывала дышать во сне, и тогда все кошмары, боли и усталость пройдут. Там в лагере мы попробовали подключить ИВЛ на одну ночь. Сделали анализ крови до и после — разница огромная, даже по цифрам видно, что Насте помогает ИВЛ. В ту ночь Настя впервые за долгое время выспалась. И проснулась бодрая.

Эти две недели мы пытались переварить информацию. Мама говорит, в лагере все было как бы ничего, куча народу вокруг, клоуны-фотосессии-лекции, времени подумать не было. Потом лагерь закончился, они вернулись домой и остались со всем этим один на один. Насте плохо, она не спит, у неё болит. И перспектива жизни на ИВЛ. Очень страшно. Но действительно ещё страшнее, если однажды ночью Настя не проснётся.

Настя и ее мама мне правда очень свои и родные. Мне ужасно тяжело писать всю эту историю. Но я понимаю, что это единственная возможность им помочь. Пожалуйста, давайте соберём деньги, купим Насте ИВЛ, чтобы она дышала хорошо, закончила школу, стала бы дизайнером одежды и купила себе маленькую конеферму.

Аппарат искусственной вентиляции лёгких, увлажнитель, монитор дыхательных функций, расходные материалы — все это вместе стоит 700 000 рублей. Мой фейбсук читают 35 тысяч человек. Всего двадцать рублей с каждого из нас, и Настя будет жить. Помогите нам с Настей, пожалуйста. Настя и ее мама очень хорошие.

КАК ПОМОЧЬ (в назначении платежа указывайте, пожалуйста, «Настя»)

— С банковской карты: https://vmeste.yandex.ru/childrenshospice

— И еще способ перевода с карты: http://www.childrenshospice.ru/uniteller

— PayPal: http://www.childrenshospice.ru/paypal

— СМС на номер 1200 с суммой пожертвования, например, «Настя 500» на номер 1200

— Завезти наличные в кассу Детского хосписа на м.Преображенская площадь, в рабочее время (сегодня в субботу я тут до 18.30)

— Купить оборудование и передать Насте лично

— Перевести на счет Детского хосписа. Банковские реквизиты: Благотворительное медицинское частное учреждение «Детский хоспис» ИНН/КПП 7704280903⁄770401001 р/с № 40703810238180000837 в ПАО «Сбербанк России» г.Москва БИК 044525225 к/с 30101810400000000225 Назначение платежа: Благотворительное пожертвование для Насти

Для связи: 8 (926) 588-20-35, prokopyeva.fond@gmail.com Лена Прокопьева

Рассказы про то как теща зятю дала

Хочу предложить Вашему вниманию 4 рассказа про тещу. Вы удивитесь, узнав, что все они имели место в реальной жизни. Неужели такое бывает? Я в шоке!

Никакого злого умысла в повествованиях нет.

Тещи хотят защитить свою дочь, иногда позволяя заигрывать с зятем.

В свои 50 они с каждым годом становятся краше.

Рассказ про тещу и зятя

Дело было на даче.

Жена попала в больницу, и мне пришлось забивать гвозди под тещины всхлипы.

— Матвей, вот тут еще 1 гвоздик. Чего- то кривовато у тебя получается — блеяла вторая мамаша.

Я молчал, за хреном в конфликты вступать.

Теща у меня на говор ядовитая- сто пудов все расскажет какой у нее немощный зять.

Вот она и решила это проверить.

Когда с шляпками я разобрался, помылся из бочки, решил прилечь на диван.

Слышу: тук-тук.

Перекошено отвечаю: войдите.

Смотрю, и очам своим не верю.

Моя теща зашла в полупрозрачном халате.

Меня чуть Кондратий не скрутил.

Присела рядом, смотрит, а дышит гадюка- тяжело.

Неужели предынфарктное, пригрезилось мне.

Не тут- то было, друзья.

Ее зад все ближе и ближе.

А потом как зажала меня- худощавого, аж кости захрустели, а зубы застучали.

— Ну ладно тебе, ты ведь хороший. Я это знаю. Ой, а тут тоже гвоздик. Давай его криво забьем? — строго выпалила теща, принудительно справив свое дело.

Про гвоздики она супруге ничего не сказала.

А мне чего оставалось?

Умолчать про ее, еще упругие, прелести.

Так и живу “на 2 фронта”.

Рассказ про пьяную тещу

Люблю свою супругу и тещу обожаю, особенно, когда она, в пьяном виде, начинает рассказывать про свои похождения.

— Вот когда я была молодая, ох, как ко мне липли мужики. Что мухи на говно. Ты не думай, Клим, что мы только миссионеркой бодались. Дурень, ни в одной книжонке ты не прочтешь, что твоя теща вытворяла по- пьянке. Один сзади, а другой- спереди. И все- качки. А ты, нет, ну как моя дочь с тобой зажимается? — лепетала поддатая теща.

Жена в это время шинковала салаты на кухне.

Мы отмечали праздник под названием “Седьмое Воскресенье”.

На время замолчав и приняв сто пятую дозу на грудь, пьяная теща продолжила умопомрачительный рассказ.

— И ведь все меня, молодку, любили. Подарки дарили. Ты чего думаешь, что я за бесплатно штанишки снимала? Я разборчиво выбирала. Ты понял? А сейчас, за стакан бормотухи, разукрашенные донельзя канарейки трутся в хоз. блоках — закончила теща поучительную речь, смачно рыгнув.

Интересно, а она рассказывает правду?

Мне об этом никогда не узнать.

Но я ей отчаянно верю.

Тещина баня

Люблю я париться, шлаки выгонять.

Потом вся гадость выходит.

Это все теща построила. На деньги зятька.

То бишь на мои.

Даже супруга не знает как она веничком работает.

Стегает за все обиды, жене нанесенные и за речи, против ее сотворенные.

Не стесняясь, заходит в баню.

А я, как баба, кричу.

— Да замолкни ты, низкорослый. По- твоему, я что, нагого мужика что ль не видела? Давай я тебя шлепну — нахально шамкала теща, принимаясь за наказание.

Скрывая свою срамоту, я получал за все тяжкие, изредка подглядывая за тем, как пляшут ее буфера.

Вот, думаю, настоящая женщина.

Двоих в могилу загнала.

Видимо, я стану третьим.

Я и мой зять – реальная история из жизни

В интернете я прочитала рассказ, о том как зять переспал со своей тёщей. Мне очень понравилось, зять этой тёщи просто молодец, не струсил, решил и взял её. Ладно, я хочу немного рассказать свой рассказ, как я так же переспала с зятем. Может это и грех, но не смогла удержаться, да и зятёк, не дал одуматься, взял и всё.

Я живу одна, дочка с зятем живут рядом в доме. Вот однажды моя дочка уехала на сессию на месяц, мой зятёк пришёл ко мне и сказал, что жена уехала, и теперь я должна его кормить. Он дня три приходил, кушал и на ночь уходил домой. И вот он мне заявил, что надоело ему бегать и он пока поживёт у меня.

Я был только рада, не одной же дома сидеть, а тут мужчина 40 лет, высокий, красавец. Вечером он вышел из душа, обмотанный полотенцем и прошёл в зал. Я хотела, что то у него спросить и прошла за ним и вот здесь то я и увидела, меня как током ударило. Зятёк стаял совершенно голый и вытерла полотенцем голову. То что было у него между ног… это что то, большой просто гигантских размеров член. Он в спокойном состоянии был большим, а когда встаёт это ого дрын. Я как то мгновенно подумала вот бы он в меня его засунул хоть почувствовать его.

Зять увидел что я его увидела, он смутился и извинился. Я ушла на кухню под впечатлением готовила кушать а перед глазами член зятя, в низу живота было горячо и моя киска стала мокрой, давненько я не чувствовала таких приятных ощущений. Я уже не молодая женщина мне 56 лет, но стройная и выгляжу моложе своих лет. Мой зять ходил в шортах , я представляла что у него там, ой!

Он наверно видел мой взгляд, вечером я позвала его попить со мной чаю, зять пришёл на кухню в облегающих трусах и его член выпирал из трусов. Такое чувство, что он это сделал специально. Ладно, мы поговорили попили чай, он ушел в зал лег на диван смотреть телевизор.

Что меня толкнуло пойти в зал, он лежал на диване с верху одеяла в одних трусах я сказала, что хочу посмотреть телевизор я прилегла к нему на диван , что мной руководило я не знаю но я это делала. Через какое то время я уснула, проснулась я ночью под одеялом, зять спал рядом, я была в халате, я не могла спать, сердце готово было выскочить волновалась как девочка. И вот я решилась хотя бы просто потрогать его член, я просунула рука под одеяло, зять спал на спине, я тихо положила свою руку ему на член. ООО! Что это были за ощущения!!!!

Я почувствовала как он под моей рукой стал твердеть и вот это бревно встало, какой же он был большой, у меня между ног всё горело огнём, моя дырочка была готова к тому что бы насадиться на его палку, но меня останавливало только то, что это муж моей дочки. Но я не успела ни чего сделать, мой зять как конь просто забрался на меня я и ни чего сказать не успела он впился в мои губы поцелуем залез мне между ног, я его отталкивала, но это было зря он сильней и больше меня, я почувствовала как он отодвигает в сторону мой трусики и я почувствовала как его член уперся в мою дырку я аж дышать перестала я только охнула когда в меня всадил свой дрын мой зятёк. Я прижалась к нему мне было и страшно и стыдно и ооочень хорошо. Зятёк был очень аккуратный он дал моей дырке привыкнуть к его члену и после он стал всё глубже и глубже вдалбливать в меня своё хуище (по другому не назвать).

Женщины дай вам бог всем испытать такое, член моего зятя просто разрывал меня в нутрии моей дырочки горел огонь и было такое чувство что член до всех внутренностей достаёт. Я стонала, кричала под зятем, шире раздвигала ноги, что бы он засунул в меня дальше, зять драл меня как девчонку малолетку. После он скинул одеяло встал стал снимать с себя трусы, мне он сказал, что бы я раздевалась. Я видела как его елда стоит…. ОГО Скажу я вам! Я послушно разделась до гола, я лежала перед зятем голая с раздвинутыми ногами и мокрой пиздой.

Я уже хотела что бы он продолжил меня трахать. Зять перевернул меня на живот поставил на колени раздвинул мне широко ноги, я уже не соображала что происходит только снова это не забываемое чувство когда зять насадил мою пизду на свой член. Он стал меня драть я чувствовала в себе этот поршень который разрывал мою дырку. Я не просто кричала ….это был стон …искусала все губы себе, голова кружилась и я хотела ещё и ещё чувствовать это. Зять держал меня за попу и всаживал всё глубже и глубже. После он вытащил член лёг на спину и сказал, что бы я села на него сверху, я повиновалась ему как маленькая.

Он сказал, что бы я сам вставила в себя его член, я взяла рукой его член, направила его в себя и села он стал всовывать в меня, зять держал меня за грудь, я глядела на него я видела, что ему хорошо и от этого я захотела его поцеловать его в губы, я наклонилась к нему он обнял меня и мы стали целоваться это было так здорово… мы целовались и он меня трахал. Я думала, что вот сейчас меня трахает мой зять с большим членом и от таких мыслей я стала кончать, что это был за оргазм, я просто улетала раз за разом. Я уже просто лежала на нём, зять держал меня за попу и трхал я почувствовала, что его член стал ещё толще, зять сильнее схватил меня за попу и стал быстро двигаться я чуть не потеряла сознание… боже какой же это кайф.

Я почувствовала как он кончает в меня, как его струя просто ударила в моей писке…столько спермы я ещё не видела, я упала рядом с зятем на диван и чувствовала как сперма по ногам вытекает из меня. Я была замученная просто сказать простым языком, зять меня просто затрахал своим поленом. Я уснула.

Утром я проснулась, зять ещё спал, одеяло с него упало и я увидела при свете его уже стоящий член, тот член который меня ночью разрывал. В этот день я ходила как пьяная, было такое чувство, что у меня между ног что то забили. Вечером пришёл с работы мой зятёк, я крутилась рядом с ним как молодая.

Вечером, он лёг на диван, я же легла в спальной, через некоторое время, пришёл зять взял меня за руку и повёл в зал, уложил на диван, снял с меня ночнушку и трусики и снова он трахал меня пол ночи, снова я охала под ним и снова чувствовала оргазм. Целый месяц зять не давал мне покоя… да в принципе я и сама хотела ему давать каждый день.

После приезда дочки, зять иногда заходит ко мне днём, иногда мы с ним занимаемся сексом. Зять говорит, что ему нравится меня трахать, что моя дырочка меньше чем у дочки, конечно, таким дрыном за столько лет раздолбил ей там всё, я думаю что скоро он и мне там всё растянет, честно сказать да и пусть мне хорошо с ним. Перед дочкой стыдно, но это наш секрет.

Теперь хотите верьте хотите нет, но я просто хотела это кому то рассказать, не могу держать в себе. Спасибо что прочли. Женщины дай вам бог испытать тоже самое это просто улёт!

Чтобы сохранить семью своей дочери, мать предложила себя зятю в… Любовницы

Когда сотрудница загса торжественно объявила, что отныне Екатерина и Анатолий — муж и жена, глаза у Веры Ивановны увлажнились (имена героев истории изменены по этическим соображениям. — Авт. ) Теперь можно быть спокойной: ее Катюша свою судьбу устроила. Скажи кто-нибудь тогда растроганной матери, что через полгода она по собственной инициативе уложит молодого зятя в свою постель, Вера Ивановна задохнулась бы от возмущения…

После бурного, но короткого университетского романа с научным руководителем, у которого были жена и двое детей, Вера родила дочь. Ей и посвятила свою жизнь. Когда Катюша выросла, Вера Ивановна с нее глаз не спускала: а что, если какой-нибудь сердцеед испортит дочке жизнь? «Все мужики хотят только одного», — твердила она Кате и отваживала одного дочкиного ухажера за другим. Только когда в их доме появился Толик, сердце Веры Ивановны екнуло. «Это он», — шепнул матери внутренний голос. Внешность, манеры, образование — все в парне было «на уровне». После недолгих ухаживаний Анатолий сделал Катерине предложение, и мать с радостью благословила дочь на брак.

Чтобы Катя и Толик жили, как подобает настоящей семье, Вера Ивановна разменяла свою двухкомнатную квартиру на две однокомнатные и стала ждать внуков. Через несколько месяцев сияющая Катюша сообщила матери, что та станет бабушкой. Но беременность протекала тяжело, и доктора предупредили Катю: если хочет нормально выносить ребенка, то должна себя беречь — «о сексе на время забыть». Казалось, муж отнесся к такой перспективе с пониманием. Был внимателен, заботлив. Но вскоре Катерина узнала, что «за постелью» он ходит к сексапильной 38-летней соседке. В отчаяньи бросилась к матери: как быть?

Вера Ивановна как могла успокоила дочку: дескать, мало ли что злые языки болтают. Сама же позвонила зятю на работу и вызвала его в кафе «для серьезного разговора». «Что ты за муж, если не можешь ради будущего ребенка держать в узде свою похоть?!» — ринулась в атаку, едва они поздоровались. И припугнула: «Не оставишь свою старуху — пожалеешь».

Чего угодно ожидала она от Анатолия, только не спокойного заявления о том, что «женщины под сорок вовсе не старухи, а в сексе знают толк куда лучше иных молоденьких».

Словно током пронзило Веру Ивановну. И следующую встречу зятю она назначила у себя дома — пригласила «починить смеситель». А в благодарность «за труды» накрыла стол. Дорогой коньяк, хорошая музыка, декольтированное платье тещи сделали свое дело — Анатолий попался на крючок. И не успел опомниться, как очутился в ее постели. «Лучше я, чем чужая баба, которая в конечном итоге отобьет мужа у моей девочки!» — думала Вера Ивановна, уверяя себя, что совершает благое дело. А уж что думал Анатолий, одному Богу известно.

С 38-летней пассией, как и предполагалось, он расстался, а их встречи с тещей стали регулярными. Когда же Катю положили в больницу, Анатолий даже оставался у Веры Ивановны ночевать. Предлог: у тещи то и дело сердечные приступы. Разве могла Катя подумать дурно о двух самых близких людях?! И спокойно родила сына.

Счастливая бабушка каждый день после работы бегала смотреть на Егорку — так назвали малыша, помогала дочери по хозяйству, возилась с внуком. Но однажды, резко наклонившись над детской кроваткой, потеряла сознание. Через несколько дней случился еще один обморок, и Вера Ивановна испугалась: «Это климакс». Но врач ее «успокоил»: не климакс, а беременность.

Конечно же, Вера Ивановна сделала аборт. И теперь, глядя на подрастающего внука, с ужасом думает о том, какую цену заплатила за его жизнь. Не в силах совладать с депрессией, она однажды пришла на консультацию к психологу: «Как взгляну на внука, так и вспоминаю свой грех. Хоть руки на себя накладывай! А ведь хотела как лучше»…

Практический психолог Елена Антоненко, вспоминая эту историю, сказала, что она, к сожалению, не исключительна: не один мужчина искал интимной близости с другой женщиной в тот период, когда его жена вынашивала ребенка.

Статистика свидетельствует, что чаще всего первые измены мужья совершают именно тогда, когда их жены находятся на последних сроках беременности или же в «послеродовом периоде». Объясняется это тем, что мужчина в такие моменты переживает гамму незнакомых ему ощущений: у него появляется тревога за жену и будущего ребенка, как следствие — страх неосторожным движением во время интимной близости что-то «там» повредить, угнетают собственная неприкаянность и внезапное одиночество. Ведь почти все мысли жены заняты предстоящим событием, и на переживания мужа она реагирует несколько отстраненно.

Но внебрачные связи, возникающие у мужчин в этот период, как правило, заканчиваются довольно быстро и на семейном климате не сказываются. Вероятнее всего, и Анатолий бросил бы свою пассию вскоре после Катиных родов. Вмешательство же Веры Ивановны осложнило ситуацию. Да, на противоестественные действия ее толкнула неуемная любовь к единственной дочери. Однако, заменив тело «чужой бабы» своим, она не только усугубила вину «изменника», но и разделила ее. Ведь, по сути, предала собственную дочь. И как ей с этим жить дальше, не скажет ни один психолог.

Теща и зять рассказ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *