Татьяна пельтцер дети

Татьяна Пельтцер

Биография

Татьяна Пельтцер, по национальности наполовину немка, наполовину еврейка, стала без преувеличения великой русской актрисой. «Счастливая старуха» — так она сама себя называла. Личная жизнь ее сложилась так, что не было ни детей, ни внуков, но основу фильмографии артистки составляют картины, в которых она мать, бабушка, няня.

View this post on Instagram

A post shared by ?НУМЕРОЛОГ (@tatiana_horoshilova) on Jan 25, 2018 at 2:33am PST

Актриса Татьяна Пельтцер

Даже если Пельтцер играла уборщицу или медсестру, то такую добрую, внимательную и душевную, что незнающий человек не мог заподозрить у нее отсутствие родительского опыта. К слову, точного количества кинолент с участием Татьяны Ивановны никто не знает.

Детство и юность

Биография народной артистки СССР, лауреата Сталинской премии Татьяны Пельтцер началась 6 июня 1904 года в Москве в семье знаменитого режиссера и актера, который до Октябрьской революции снял несколько фильмов и играл в театрах. Иван (Иоганн) Пельтцер для дочери был не просто отцом, а учителем, наставником, образцом для подражания. Он научил Таню живо смотреть на мир, воспринимать жизнь неожиданно.

View this post on Instagram

A post shared by ИСТОРИЯ В ФОТО И ВИДЕО (@retroalbom) on Feb 26, 2019 at 9:30pm PST

Татьяна Пельтцер в детстве с отцом Иоганном Робертовичем

Дед актрисы по материнской линии был главным раввином Киева. Мать Эсфирь Боруховна Ройзен после замужества стала зваться Евгенией Сергеевной. В 1906 году у Пельтцеров родился сын Александр, ставший впоследствии известным конструктором, автогонщиком, председателем Союза советских картингистов. До начала Великой Отечественной войны в семье говорили исключительно на немецком языке.

Глядя на папу, девочка осваивала актерское ремесло. Первые роли Татьяна сыграла в его спектаклях, а в 9 лет получила первый гонорар за роль в пьесе «Дворянское гнездо». Профессионально актерству она не училась — отсутствие образования мешало карьере. Татьяна Ивановна сменила много театров. Признание пришло поздно — почти в 50 лет.

Театр

Татьяна Пельтцер дебютировала как профессиональная актриса в 1916 году в антрепризе Николая Синельникова. Затем был Передвижной театр Красной армии в Ейске. Вскоре в трудовой книжке актрисы появились записи из Колхозного театра и театра Военно-морского флота. Через несколько лет Пельтцер вернулась в столицу. В Москве она познакомилась с немецким коммунистом Гансом Тейблером, в 1927 году вышла за него замуж, а через 3 года уехала с мужем в Германию.

View this post on Instagram

A post shared by Хаджох (@xadhox) on May 6, 2019 at 1:10pm PDT

Татьяна Пельтцер в молодости

Там Татьяна вступила в Коммунистическую партию, устроилась работать в советское торгпредство. В Берлине немецкий режиссер предложил актрисе сыграть в спектакле «Инга». Это была ее единственная роль в Германии, потому что в 1931 году Татьяна Ивановна вернулась в СССР и поступила в театр МГСПС (сейчас это Театр Моссовета). Актрису без образования зачислили во вспомогательный состав.

Отношения с руководством МГСПС у нее не сложились: через 4 года Пельтцер уволили за профессиональную непригодность. В 1936-м разочарованная Татьяна переехала в Ярославль, где 2 года работала в старейшем драмтеатре России. Затем вернулась в Москву и устроилась в только что открывшийся Театр миниатюр.

View this post on Instagram

A post shared by RETRO FM (@retro_fm) on Jun 6, 2017 at 6:03am PDT

Татьяна Пельтцер в театре

Его сцене Татьяна Пельтцер отдала 7 лет. Она играла бытовые роли молочниц, банщиц, управдома. Актриса посмеивалась над своими персонажами и в то же время любила их. Было сложно сделать карьеру в Театре миниатюр, но со временем у Пельтцер появились свои поклонники.

В 1947 году Татьяна Ивановна перешла в Московский академический театр сатиры, ставший для нее вторым домом, театром жизни. Актриса играла увлеченно, а известность к ней пришла после роли Лукерьи в «Свадьбе с приданым». В 1953 году эту постановку сняли на пленку и показали в кинотеатрах страны. Зрители оценили талант Пельтцер — она проснулась знаменитой.

Татьяна Пельтцер в театре (кадр из фильма-спектакля «Три девушки в голубом»)

Расцвет карьеры актрисы пришелся на 70-е годы. В этот период у Татьяны Пельтцер было много ролей в театре: Прасковья в «Старой деве», Марселина в «Женитьбе Фигаро», тетя Тоня в «Проснись и пой!» и многие другие. Ее героини были близки и понятны зрителям, она играла легко и очень жизненно, но давалась такая игра Татьяне Ивановне с большим трудом. Партнеры по сцене знали, что она теряется, как только визави отступает от текста и начинает импровизировать.

В 1972 году Татьяне Пельтцер присвоили звание народной артистки СССР. Это произошло впервые за 48-летнюю историю Московского академического театра сатиры. Во многом актрисе помог Марк Захаров, поставивший в этом театре пять спектаклей, где у Пельтцер главные роли.

View this post on Instagram

A post shared by Никольский храм г. Чехов (@nikola_rovki_hram) on Feb 20, 2019 at 7:56pm PST

Народная артистка СССР Татьяна Пельтцер

С переходом Марка Захарова в «Ленком» у актрисы начались проблемы. В 1977 году, после 30 лет работы на сцене Московского академического театра сатиры, она со скандалом уволилась и отправилась в «Ленком».

Коллеги сочли ее уход безумством, потому что начать сначала в почтенном возрасте не каждый бы смог. У Захарова Татьяна Пельтцер сыграла старуху в спектакле «Три девушки в голубом», Клару Цеткин в постановке «Синие кони», Надежду Крупскую в «Диктатуре совести». Ее последняя роль — в спектакле «Поминальная молитва».

Фильмы

Кинодебютом Татьяны Ивановны стал эпизод в комедии «Свадьба» в 1943 году. Затем была работа в драме «Она защищает Родину». Первую большую роль артистка получила в 1945 году в драме «Простые люди». Увы, картина пропылилась на полках 11 лет, а Пельтцер играла малозаметные эпизоды все это время.

Татьяна Пельтцер (кадр из фильма «Солдат Иван Бровкин»)

Успех ей принесли роли в комедиях «Максим Перепелица» и «Солдат Иван Бровкин», снятые в 1955 году. Татьяна Ивановна настолько блистательно сыграла сельскую женщину, что ее окрестили «матерью русского солдата». В картине «Иван Бровкин на целине» роль Евдокии сценаристы писали уже под нее.

Татьяна Пельтцер снималась много, чтобы ее не забыли. Она играла мам в сказке «Морозко» и комедии «Укротительница тигров», бабушек в «Карантине», «Раз, два — горе не беда!», преподавателя в киноповести «Это мы не проходили», медсестру в «Медовом месяце», Бабу-Ягу в «Там, на неведомых дорожках».

Татьяна Пельтцер в роли Бабы-Яги (кадр из фильма «Там, на неведомых дорожках…»)

Ее персонажи часто затмевали главных героев фильмов. Взять хотя бы «Приключения желтого чемоданчика», где 66-летняя актриса спускается по водосточной трубе и ездит на крыше троллейбуса. В мелодраме «Вам и не снилось» у нее не совсем положительный образ: героиня читает чужие письма, придумывает всевозможные отговорки, только бы любимый внук не связывался с одноклассницей.

Не одно поколение зрителей выросло на сюжетах «Ералаша» с участием Пельтцер, на мультфильмах и радиопостановках, в которых звучит голос Татьяны Ивановны. Например, «Три толстяка», «Волк и семеро козлят», «Приключения домовёнка», «Ёжик плюс черепаха».

Личная жизнь

В молодости Татьяна не блистала красотой, такой, чтобы покорять мужчин. Однако девушку среднего роста с довольно крупным носом отличал магнетический взгляд, не свойственный советским артисткам, и неуемный характер, получивший прозвище пионерский.

View this post on Instagram

A post shared by Календарь Серафима (@calendar_serafima) on Jun 6, 2019 at 1:15am PDT

Татьяна Пельтцер

Актриса была очень начитанным человеком, любила дружеские вечеринки, могла вставить крепкое словцо и обожала преферанс. В карточной игре ее постоянным партнером выступал Леонид Броневой, а специальный столик после смерти знаменитости перешел к подруге Ольге Аросевой.

Замуж Пельтцер вышла только раз за немца Ганса Тейблера. Они прожили вместе 4 года и развелись, потому что Татьяна влюбилась в другого и зачем-то призналась в этом мужу. Бывшие супруги всю жизнь оставались друзьями. Ганс женился во второй раз, но, приезжая в Москву, обязательно заходил в гости к Пельтцер. Сын Ганса не раз останавливался в квартире Татьяны Ивановны.

Опубликовано Раиса Колбасова Воскресенье, 3 июня 2018 г. Татьяна Пельтцер и Ганс Тейблер

Биографы так и не нашли ответа на вопрос, как женщине, по некоторым сведениям, получившей немецкое гражданство, удалось уцелеть в период репрессий, вернуть прежнюю фамилию и остаться жить в Москве.

Выдвигались предположения, что Пельтцер согласилась сотрудничать с НКВД, впрочем, не получившие подтверждения. Да и от депортации, которой подверглись живущие в Союзе немцы, Татьяну спасли коллеги Рина Зелёная, Борис Андреев и Мария Миронова. Они пошли в Министерство культуры и убедили чиновников в благонадежности артистки.

View this post on Instagram

A post shared by Анастасия Данко, нумеролог (@danko.anastasia) on Jun 6, 2019 at 1:43am PDT

Татьяна Пельтцер в последние годы

Семьей актрисы стали отец и брат. Последние годы жизни Иван Пельтцер прожил у нее — молодая супруга выставила мужчину за дверь. В 1959 году дорогого для Татьяны человека не стало. Она тяжело переживала этот удар судьбы. Приходилось ухаживать и за Александром, который после аварии превратился в инвалида. От него тоже отказались жена и дети. Брат ушел из жизни в 1975-м.

Актриса была в форме даже в старости, каждое утро делала зарядку, красиво одевалась и причесывалась. В 85 лет много бегала, много курила и пила много кофе. Прислушиваться к рекомендациям врачей Татьяна Ивановна не желала. На экране она выглядела простоватой растеряхой, а в жизни оказалась педантом и аккуратисткой. Никогда не питалась в столовой, даже на гастролях готовила сама. Работать с Пельтцер, по отзывам коллег, было сложно, потому что она подавляла темпераментом и мощью.

Смерть

В 80-е Татьяна Ивановна начала забываться — болезнь Альцгеймера прогрессировала. Однако актриса упорно продолжала выходить на сцену и каждый раз получала шквал аплодисментов, а слова подсказывали партнеры, в том числе и Александр Абдулов. Отношения у этой пары были особые. Пельтцер ценила в молодом коллеге талант и открытость, а он осыпал ее только им двоим понятными комплиментами.

View this post on Instagram

A post shared by Лавры Кино (@lavry_kino) on Jun 6, 2019 at 12:23pm PDT

Татьяна Пельтцер и Александр Абдулов

Со временем «любимой бабушке страны» пришлось лечиться в психиатрической клинике. В 1992-м Пельтцер снова попала в больницу с нервным перенапряжением. Там актриса умудрилась сломать шейку бедра, в 88 лет для человека такой перелом — катастрофа.

16 июля 1992 года к ней, как обычно, пришла домработница Аннушка. Обработала пролежни, сменила постель и угостила Татьяну Ивановну любимой сигаретой «Мальборо». Актриса с удовольствием выкурила ее всю. Через 3 часа медсестра сообщила главврачу клиники, что Пельтцер скончалась. Причина смерти, как писали СМИ, пневмония и инфаркт.

На похоронах народу было немного — лето, пора отпусков, театры на гастролях. Продавцы цветов, узнав, для кого предназначались букеты, отдавали их бесплатно. Могила Татьяны Ивановны — на Введенском кладбище, рядом с матерью, отцом и братом.

View this post on Instagram

A post shared by Юлия Ерофеева (@ukka_erofeeva) on Sep 30, 2016 at 5:40pm PDT

Могила Татьяны Пельтцер

Согласно завещанию артистки, квартира досталась помощнице Анне, на протяжении 20 лет ухаживавшей за Пельтцер, книги — близкому другу Марку Захарову, архив — театру «Ленком». Памяти любимицы миллионов телеканал культура посвятил документальный фильм «Родное лицо».

Существует легенда, что незадолго до смерти к актрисе обратились с просьбой использовать ее фото в рекламе сигарет. Татьяна Пельтцер заметила:

«Когда-то я мечтала, чтобы мои портреты были на афишах. А теперь… лишь бы не на туалетной бумаге!».

Фильмография

  • 1953 — «Свадьба с приданым»
  • 1955 — «Солдат Иван Бровкин»
  • 1955 — «Максим Перепелица»
  • 1964 — «Приключения Толи Клюквина»
  • 1970 — «Приключения жёлтого чемоданчика»
  • 1972 — «Двенадцать месяцев»
  • 1973 — «Исполняющий обязанности»
  • 1974 — «Анискин и Фантомас»
  • 1979 — «Примите телеграмму в долг»
  • 1980 — «Дульсинея Тобосская»
  • 1982 — «Там, на неведомых дорожках…»
  • 1984 — «Рыжий, честный, влюблённый»
  • 1984 — «Формула любви»
  • 1985 — «После дождичка в четверг»
  • 1986 — «Кто войдёт в последний вагон»
  • 1989 — «Князь Удача Андреевич»

Татьяна Пельтцер, дети

Семью великой актрисе заменила работа, поэтому и дети Татьяны Пельтцер так и не появились на свет. У нее были попытки создать настоящую семью, но в конце жизни Татьяна Ивановна осталась совершенно одна. В двадцать шесть лет она вышла замуж за коммуниста из Германии Ганса Тейблера, взяла фамилию мужа и уехала вместе с ним к нему на родину. Там познакомилась с его друзьями, муж устроил Татьяну Ивановну машинисткой в советском торгпредстве, и у нее началась спокойная жизнь замужней женщины, продлившаяся четыре года, пока она не закрутила роман с русским студентом, приехавшим в Германию учиться кораблестроению. Когда Ганс узнал об увлечении своей супруги, он сразу отправил ее обратно в Россию.

После развода она вновь стала Пельтцер, устроилась в Театр им. Моссовета, но через два года ее оттуда уволили, как профессионально непригодную. Но она уже не могла жить без сцены и уехала в Ярославль, где стала актрисой местного драмтеатра. Позже Пельтцер вернулась в Москву и вместе с отцом – актером Иваном Пельтцером поселилась в доме, в котором тогда жили многие известные актеры. Тридцать лет понадобилось Татьяне Ивановне, чтобы о ней заговорили, как о великой актрисе. В 1943 году Татьяна Пельтцер сыграла свою первую роль в кино – в комедии «Свадьба», а главным ее театром стал Театр Сатиры, в котором актриса проработала тридцать лет. Он стал настоящим домом Татьяны Ивановны и заменил ей семью.

К молодым актерам она относилась по-матерински, а вот собственных детей Татьяны Пельтцер так и не появилось на свет. Через много лет после развода к ней в Москву приехал бывший муж Ганс Тейблер с внуком Жаком. Она очень тепло приняла их, а Жак, поступивший в Московский университет, был частым гостем у Татьяны Ивановны. Судя по всему, актриса продолжала любить своего бывшего мужа, с которым каждый год виделась в Карловых Варах, куда ездила на отдых. Да и он с огромной нежностью относился к бывшей супруге, писал ей письма, поздравительные открытки.

Неизвестно, что было в душе у Татьяны Пельтцер, но она никогда не жаловалась на одиночество – у актрисы было очень много друзей и знакомых, с которыми она часто общалась. В последние годы у Татьяны Ивановны начались серьезные проблемы со здоровьем, она начала терять память, попала в психиатрическую больницу, где и закончила свои дни эта великая, любимая многими актриса.
Также читайте новое в этом разделе: Ольга Машная, дети и Людмила Гурченко, дети

Биография Татьяны Пельтцер

Пельтцер Татьяна Ивановна (1904-1992) – советская актриса кино и театра. У неё практически не было главных ролей, в основном второстепенные, но зрители запоминали фильмы именно благодаря персонажам Татьяны Ивановны. Она была одарённой, мудрой и по-настоящему народной, её называли «любимой бабушкой Советского Союза». Великая Пельтцер могла одновременно вызывать у зрителя доброту, улыбку и сострадание. Когда она появлялась на сцене – все смеялись, а когда уходила – смахивали слезу. В 1972 году ей присвоили звание Народной артистки Советского Союза.

Рождение и семья

Татьяна появилась на свет в Москве 6 июня 1904 года. Предки по папиной линии были немцами. Основателя династии Пельтцер звали Наполеоном, ему было всего девятнадцать лет, когда пешком из Рейнланда (историческая область в Германии по среднему течению реки Рейн) он добрался в Россию. Здесь Наполеон обосновал портняжную мастерскую, начал шить шубы, которые в народе назывались «пельтцы», отсюда и взяла начало фамилия.

Отца Татьяны по-настоящему звали Иоганн Робертович, но он предпочитал русский вариант своего имени – Иван Романович. Родился Пельтцер в 1871 году, он прервал наследственное швейное занятие, потому что очень увлекался искусством, окончил в Москве театральное училище, после чего работал в театре Корша. Начал сниматься в кино накануне Октябрьской революции в 1916 году. В период Великой Отечественной войны служил в театре имени Моссовета. На его счету десятки киноролей, самые известные из которых в картинах «Белеет парус одинокий», «Медведь», «Человек в футляре», «Приключения Корзинкиной», «Васёк Трубачёв и его товарищи». Иван Романович имел потрясающее чувство юмора и невероятное жизнелюбие.

Предки по линии матери были евреями, дедушка в Киеве служил главным раввином. До замужества маму звали Ройзен Эсфирь Боруховна, после бракосочетания она поменяла не только фамилию, но и имя на Евгению Сергеевну Пельтцер.

В 1906 году у Татьяны появился младший брат Александр, который в будущем стал известным конструктором в области автомобилестроения. Он работал главным инженером на заводе имени Лихачёва, в послевоенное время занимался разработкой гоночных автомобилей.

Первый сценический опыт

Татьяна по темпераменту очень была похожа на отца – решительная, резкая, упорная, поэтому не удивительно, что маленькая девочка уже с детских лет мечтала о сцене. Иван Романович стал для дочери первым и единственным преподавателем актёрского мастерства. Он был не только одним из первых Заслуженных артистов РСФСР и лауреатов Сталинской премии, но и замечательным учителем, ещё до революции организовал небольшую театральную школу. Отец научил Таню видеть мир живым, а саму жизнь воспринимать всегда необычно и неожиданно.

Свою первую роль Пельтцер сыграла в девятилетнем возрасте. Причём это был не какой-нибудь детский утренник, а настоящий взрослый спектакль по произведению польского писателя Генриха Сенкевича «Камо грядеши». Важное событие в жизни ребёнка случилось в 1913 году в Екатеринославле в театральной труппе режиссёра Н. Н. Синельникова. Таня играла Авгия – брата главной героини Литтии. Она хорошо запомнила, какое настроение праздничности охватило её, когда впервые вышла на сцену перед зрителями.

Её следующей работой стала постановка романа И. С. Тургенева «Дворянское гнездо», за этот спектакль в 1914 году Татьяна уже получила небольшой гонорар. В одиннадцать лет в частной антрепризной постановке «Анны Карениной» Пельтцер отлично справилась с ролью Серёжи – сына главной героини. Она так хорошо сыграла сцену прощания мальчика со своей матерью, что особенно впечатлительные дамы теряли в зале сознание от нахлынувших чувств.

В сезоне 1915-1916 годов её отец организовал в Харькове театр миниатюр. Дела шли не совсем благополучно, и, чтобы поднять сборы, Иван Романович поставил «Красную Шапочку» и «Белоснежку». Таня была задействована в этих спектаклях, будучи ученицей гимназии.

Многие предлагали ей продолжить обучение актёрскому мастерству на курсах или в училище, но подобные советы Татьяна воспринимала как оскорбление. Она считала, что её отец – замечательный актёр и способен научить дочь всему, что нужно для этой профессии.

Долгий путь к своему театру

Настоящий путь в актёрской профессии начался у Татьяны в 1920 году, когда родители отпустили её на гастроли с передвижным театром Политуправления. Новая страна иначе смотрела на искусство, поэтому приходилось подстраиваться. Пельтцер постоянно находилась в творческом поиске, хваталась за любую предложенную роль. В её трудовой книжке появился целый список театров, которые она меняла каждый год, – Нахичевани, Ейска, Военно-Морского флота, Комедии; МСГПС (сейчас театр имени Моссовета).

Затем в театральной карьере актрисы наступил пробел, она вышла замуж и уехала в Германию. Вернулась в 1931 году и продолжила работу в труппе театра имени Моссовета. В 1934 году её уволили за профнепригодность (специального образования актриса так и не получила). Тане пришлось устроиться машинисткой на завод, где её младший брат трудился на должности главного инженера. С 1936 года в её жизни снова началась череда театральных заведений:

  • Ярославский драматический театр имени Волкова Ф. Г.;
  • Московский областной колхозно-совхозный театр;
  • театр имени Моссовета;
  • Московский театр миниатюр;
  • театр-студия киноактёра.

Театр Сатиры

В 1947 году Пельтцер была принята в труппу московского театра Сатиры, где проработала тридцать лет. Первые постановки и роли принесли Татьяне Ивановне популярность в театральной среде, её лёгкая и жизненная игра была понятна и близка зрителям.

Всех своих героинь актриса очень любила за сердечную доброту и крепость рук. Чаще всего ей доставались острохарактерные, бытовые роли:

  • дежурная по этажу в постановке «Вас вызывает Таймыр»;
  • Манефа в спектакле «На всякого мудреца довольно простоты»;
  • няня Гинесс в «Доме, где разбиваются сердца»;
  • мадам Ксидиас в «Интервенции»;
  • Фрекен Бок в «Малыше и Карлсоне, который живёт на крыше»;
  • Марселина в «Безумном дне или женитьбе Фигаро»;
  • тётя Тони в постановке «Проснись и пой»;
  • мамаша Кураж в спектакле «Мамаша Кураж и её дети».

Кино

В кино Татьяна дебютировала в 1943 году, но почти в течение десяти лет все её роли были мизерными и незаметными. Пока в 1953 году она не сыграла в «Свадьбе с приданым». Её Лукерья Васильевна Похлёбкина влюбила в себя всю страну. А настоящая всесоюзная любовь и бешеная популярность обрушились на неё после выхода комедий «Максим Перепелица» и «Солдат Иван Бровкин».

Слава пришла к ней, когда актриса уже отметила полувековой юбилей, поэтому чаще всего Татьяне Ивановне доставались роли мам или бабушек главных героев:

  • тётя Лиза в «Большой семье»;
  • прабабушка в «Карантине»;
  • Феодосья Ивановна в «Формуле любви»;
  • мама жениха в «Морозко»;
  • Глафира Анискина в «Деревенском детективе»;
  • бабушка Томы в «Приключениях жёлтого чемоданчика»;
  • гофмейстерина в «Двенадцати месяцах»;
  • бабушка Нины в «Чудаке из 5-Б»;
  • Берта в «Царевиче Проше»;
  • тёща Кисы Воробьянинова в «12 стульях»;
  • баба Варвара в сказке «Как Иванушка-дурачок за чудом ходил»;
  • миссис Поппетс в «Трое в лодке, не считая собаки»;
  • бабушка Ромы в фильме «Вам и не снилось».

В 1972 году «любимой бабушке Советского союза» было присвоено звание Народной артистки СССР.

Театр «Ленком»

В 1977 году в театре Сатиры у актрисы начались разногласия с режиссёром Валентином Плучеком. Татьяна Ивановна перешла в театр имени Ленинского комсомола (Ленком), которым руководил Марк Захаров. Здесь она выходила на сцену в течение пятнадцати лет, почти до самой смерти. Пельтцер вошла в театр как «комедийная старуха» и стала в нём царицей. Бенефисом была роль старушки Фёдоровны в постановке произведения Людмилы Петрушевской «Три девушки в голубом». Зрители порою шли только на эту актрису.

Последним спектаклем в её жизни была «Поминальная молитва». Татьяна Ивановна уже плохо передвигалась, забывала текст, но Марк Захаров всё равно сделал эту постановку, специально под неё. Персонаж старой еврейки Берты придумал для Пельтцер Григорий Горин. Роль её сына играл Александр Абдулов. Он настолько бережно водил Татьяну Ивановну по сцене, будто она была фарфоровой кружечкой тонкой ручной работы. Именно такой хрупкой драгоценностью её считали все актёры театра Ленком.

А зрители на этом спектакле улыбались и плакали. Улыбка была от счастья, что им выпала честь видеть на сцене великую актрису. А слёзы от того, что все понимали – они прощались с Татьяной Ивановной Пельтцер.

Первая любовь настигла Татьяну, когда она была юной девушкой семнадцати лет. В 1921 году с труппой передвижного театра Таня работала в разных городах. В Ейске произошло её знакомство с белокурым красавцем, статным и высоким актёром Александром Яковлевым. Он был старше Тани на четыре года, имел героическое прошлое – воевал в Гражданской войне в конной армии Семёна Будённого. Жизненного опыта в отношениях с женщинами у Яковлева было гораздо больше, чем сценического, ухаживать он умел красиво и настойчиво. Татьяна потеряла голову от такого кавалера. Однако их роман оказался бурным, но не долгим.

Был период, когда она подрабатывала в драматическом кружке на Московской карандашной фабрике. Там многие парни пытались завязать с Таней отношения. Но она не находила общего языка с фабричными работягами, ей нужен был муж с глубоким внутренним миром.

Со своим будущим супругом – немецким коммунистом Гансом Тейблером – Пельтцер познакомилась в 1926 году на демонстрации 7 ноября. Он тогда находился на обучении в московской школе Коминтерна. Его готовили для нелегальной работы, но Тане Ганс сначала сказал, что он – философ, занимается изучением марксизма. Всю правду она узнала лишь накануне свадьбы.

Спустя год после знакомства, 7 ноября 1927 года, в десятую годовщину революции, Таня и Ганс расписались. Они уехали в Берлин, где Тейблер помог молодой жене устроиться в советское торговое представительство машинисткой. Так как работа была связана с секретными бумагами, обстановка с каждым днём становилась всё напряжённей – постоянная бдительность, подозрения друг на друга, обыски охраны.

Работа не приносила ей радости, к тому же не всё удачно складывалось и в семейной жизни. С супругом они недопонимали друг друга и стали отдаляться. Да ещё и немецкие врачи, на которых Пельтцер очень надеялась, подтвердили диагноз московских коллег – Татьяна бесплодна и никогда не сможет иметь детей. Всё это в итоге привело к разводу и возвращению Тани в СССР.

Впоследствии Ганс часто приезжал по работе в Москву, каждый раз звонил Татьяне, приглашал в ресторан на встречу. Она тяготилась этим, но уклоняться считала невежливым. Единственное коротенькое замужество оставило в душе актрисы глубокий след.

Во время войны Пельтцер была эвакуирована в Киргизию. Там она познакомилась с инструктором авиационной школы Андреем Мельником. Между ними завязались романтические отношения. После ранения в Испании в 1937 году у Андрея были неподвижными пальцы левой руки, но майор постоянно их разрабатывал и просился на фронт. В 1943 году его просьбу удовлетворили, но вскоре он погиб.

Ещё один роман был у Татьяны уже после войны, когда она устроилась работать в театр Сатиры. Отношения между Пельтцер и её женатым коллегой актёром Иваном Бодровым длились почти десять лет. Расстались они друзьями, и после этого в жизни актрисы бывали лишь совсем короткие курортные интрижки.

Так что замужем актриса больше не была, детей и внуков у неё нет. Долгое время проживала вместе с отцом, который много раз женился, потом оставлял жилплощадь молодым жёнам, уходил ни с чем в комнатку к любимой дочери. В 1959 году отец Татьяны ушёл из жизни, и актриса осталась совсем одна.

Болезнь и смерть

До 85 лет Татьяна Ивановна делала по утрам зарядку, и, несмотря на рекомендации врачей, много курила и пила кофе. Но в 1991 году от нервного перенапряжения актриса стала терять память. Она прошла курс лечения в психиатрической клинике и ещё вернулась на сцену. Но в следующем 1992 году упала и получила перелом шейки бедра, оказавшись прикованной к постели. Потом добавились пневмония и инфаркт.

16 июля 1992 года поздно вечером на больничной кровати Татьяна Ивановна тихо ушла из жизни, выкурив за несколько часов до этого свою последнюю сигарету, которую, несмотря на запреты врачей, ей принесла домработница Аня.

Актрису похоронили на столичном Введенском кладбище рядом с братом и отцом.

Почему актриса вернулась из Германии, какой была вне съёмочной площадки и почему её побаивались коллеги.
Отца Татьяны Ивановны Пельтцер на самом деле звали Иоганн, он был немцем по национальности, но родился и всю жизнь прожил в России. Иван Пельтцер был знаменитым актёром ещё со времён немого кино, и стал для дочери единственным учителем актёрского мастерства — профильного образования у Татьяны Пельтцер не было. В детстве она играла в его спектаклях, а в 12 лет уже была настоящей актрисой — с контрактом, гонораром и приглашениями от других режиссёров. В 16 лет Пельтцер стала актрисой Передвижного театра Политуправления, а потом и знаменитого театра им. Моссовета. Всю жизнь актриса слегка презирала театральное образование и считала, что учёба в институте для актёра дело лишнее — были бы талант и работоспособность.

Татьяна Пельтцер была замужем за немецким философом Гансом Тейблером. Они познакомились в Москве, куда он приехал учиться в Школе Коминтерна, а потом уехали в Германию. Там Пельтцер устроилась машинисткой в Советское торгпредство, но слухи от том, что фрау Тейблер на самом деле профессиональная актриса, распространились быстро. Знакомый мужа предложил ей роль в новом театре для рабочих, и она с успехом играла в спектакле «Инга» по пьесе советского драматурга Анатолия Глебова. Все было неплохо, но полюбить Германию актрисе так и не удалось — через четыре года она попросила развод и вернулась на родину под девичьей фамилией. С Гансом они дружили всю жизнь, а в семьдесят с лишним лет при встрече бурно выясняли отношения по поводу какой-то записки полувековой давности…

Её младший брат Александр был главным конструктором на заводе им. Лихачёва, разрабатывал и испытывал первые советские гоночные автомобили. Вернувшуюся из Германии сестру он устроил к себе машинисткой, но вскоре неожиданно ушёл с поста и уехал из Москвы. Шёл 1936-й год, а за спиной у Александра уже было два года тюрьмы «за контрреволюционную деятельность»… Вслед за братом с завода ушла и Татьяна. После войны Александр Пельтцер вернулся в Москву и стал конструктором Главмотовелопрома. На автомобилях Пельтцера было установлено 30 скоростных рекордов, из них 16 — международных.

Татьяне Пельтцер было 49 лет, когда она стала знаменитой киноактрисой. В спектакле «Свадьба с приданым» она играла «комическую старуху» Лукерью Похлёбкину, а когда спектакль превратили в фильм и показали в кинотеатрах — Пельтцер стала звездой! Это была не первая роль в кино, но до этого она появлялась где-то на третьих планах, где не было простора для комедийного и драматического таланта актрисы… Главных ролей у Пельтцер и потом не было — она играла мам, бабушек, тётушек, учительниц и соседок главных героев, но персонажи всегда были запоминающимися, и зрители их обожали! После выхода комедий «Солдат Иван Бровкин» и «Максим Перепелица» актриса получила звание заслуженной артистки.

Во время работы в театре им. Моссовета её лучшей подругой и вечной соперницей стала ещё одна «комическая старуха» Фаина Раневская. Обе были с юмором, острые на язык, не всегда выбирающие выражения, и обожали взаимные пикировки. «И мне, и вам всё время приходится играть старух!» — печально вздыхала Раневская. «Заметьте! Мне — счастливых старух!» — вставляла Пельтцер.

От острого языка актрисы многие по-настоящему страдали. Она умела дружить взахлёб, но вот если человек чем-то не понравился Пельтцер, то пощады ждать не приходилось, её откровенно побаивались. Она была правдорубкой, иногда довольно грубой, любила поскандалить перед выходом на сцену — она так себя заводила… Однажды в театре было собрание труппы, на котором актриса высказалась насчёт алкогольных пристрастий одного из актёров. «А вы, Татьяна Ивановна, помолчали бы. Вас никто не любит… Кроме народа!» — резко высказался тот. И, хотя, потом он извинялся и чувствовал в её присутствии неловкость, в его словах была доля правды.

В середине 60-х в Театр Сатиры пришел никому неизвестный тогда режиссёр Марк Захаров. На первом же сборе труппы рассуждения Захарова о новом спектакле прервал громкий голос Пельтцер: «Ну что это такое! Когда человек ничего не умеет, он сразу лезет в режиссуру… Шли бы вы рассказики писать!». Потом её успокаивала подруга Раневская, говоря, она обязательно придёт на премьеру и уверена, что спектакль будет замечательный, и она сыграет замечательно, и не надо так нервничать… Тогда Пельтцер ещё не знала, что Захаров станет настолько «её» режиссёром, что она будет сниматься в его фильмах, уйдет к нему в «Ленком» и станет для него талисманом.

На экране она обычно была в образе невзрачной старушки, зато в свободное от работы время со вкусом наряжалась, любила покутить в ресторанах с друзьями и не отказывала мужчинам в свиданиях, хотя замуж больше не вышла. Татьяна Пельтцер любила «солдатский» юмор, была заядлой картёжницей, обожала преферанс и на гастролях или съёмках в её номере открывался прокуренный коньячно-карточный клуб. Особенно шумным и бурным он был во время съёмок «Формулы любви», когда к ней набивалась почти вся съёмочная группа — от актёров до осветителей. Она терпеть не могла проигрывать, очень переживала и обижалась на везунчиков. Александру Абдулову как-то целый месяц припоминала выигрыш в 9 копеек!

Из Театра Сатиры она ушла после скандала с главным режиссёром Валентином Плучеком. На репетиции она спросила у режиссёра куда ей сесть, и неожиданно наткнулась на раздражённое: «Конечно в центр! Вы же у нас должны быть всегда в центре, а остальные — вокруг! Между прочим, здесь еще и другие актёры есть! Вы не заметили?». Пельтцер моментально вспыхнула, побежала к выходу, выкрикивая на ходу непечатные выражения… Села в такси и уехала в «Ленком», где её сразу приняли. Все сочли её поступок сумасбродством — актрисе было 73 года, а в этом возрасте часто лишаются ролей даже в родных театрах. Но в «Ленкоме» она блистала пятнадцать лет и была своеобразным символом театра.

Татьяна Пельтцер была невероятно активной для своего возраста — ей было уже под 80, а она постоянно снималась, бегала, занималась гимнастикой, много курила и обожала крепкий кофе. Только в последние годы здоровье актрисы пошатнулось — она начала терять память, стала болезненно подозрительной и почти не ходила. В театре её любили и помогали чем могли… Специально для нее Марк Захаров и Григорий Горин в спектакле «Поминальная молитва» прописали роль пожилой Берты, где почти не было слов — запомнить большой текст она уже не могла. Александр Абдулов играл её сына и бережно выводил актрису на сцену под аплодисменты зрителей…

«Вас никто не любит, кроме народа!»
Татьяна Ивановна была не просто одаренной и мудрой актрисой, но еще сумела выразить какую-то неистовую российскую отвагу, замешанную на доброте и душевном сострадании. Счастливые зрители встречали ее хохотом, а потом украдкой смахивали слезу. Она обладала феноменальным чувством правды, знала цену высокой комедии, доходила до немыслимого гротеска, но при этом никогда не фальшивила, щедро одаривая людей своим ласковым вдохновением. Наверное, ей удалось воплотить народную мечту о несокрушимой старости, где мудрость дерзко соседствует с юной и озорной жизнестойкостью.
Себя она называла «счастливой старухой». В этом была правда: в семьдесят пять, играя самых разных старух, она прыгала с забора, танцевала на кровле дома, каталась на крыше троллейбуса. Снималась много, говорила, что иначе ее забудут и она «умрет с голоду». Мам («Укротительница тигров», «Одиножды один», «Морозко»), бабушек («Чудак из пятого «Б»», «Вам и не снилось», «Карантин»), учительниц, уборщиц, медицинских сестер и просто соседок играла так заразительно, что они иногда затмевали главных героев, откровенно перетягивая на себя внимание зрителя. Чем памятны нам детские ленты «Приключения жёлтого чемоданчика» и «Руки вверх!» — только бабушками в исполнении Татьяны Пельтцер. Кто ещё из наших актрис мог бы в семьдесят лет танцевать на крыше, прыгать с забора, бегать с песнями по мостовым, кататься, стоя на крыше троллейбуса? И так всю жизнь: бегом, бегом, бегом. Даже в преклонном возрасте Пельтцер продолжала играть в театре, ездить на гастроли, сниматься в кино.
Вихрь чувств, фантастическая энергия, врожденная комедийная жилка и постоянная жажда работы — вот что такое была Татьяна Пельтцер. В ней соединялись все жанры: комедия и драма, цирк и слезы, опереточный темперамент и тонкий психологизм. Однако по-настоящему достойных ролей и прославленных фамилий режиссеров в значительном списке ее киноработ практически не встретишь. То ли не знали, как ее использовать, то ли просто боялись.
Да, работать с ней было непросто. Перед тем как выйти на съемочную площадку, она любила довести отношения с режиссером до температуры кипения. Это было необходимо ей как допинг. Но стоило Татьяне Ивановне услышать боевой клич «Mотор!», как все капризы и недовольства куда-то пропадали. В театре перед началом спектакля она кричала на одевальщиц и гримерш: «Развелось вас тут, всяких бездельниц! Куда вы подевались, дармоедки?!» Поорет, поорет — и к выходу на сцену успокаивается, играет, словно ничего и не было: хорошо, собранно. В партнеров своих она влюблялась, однако характер имела вздорный: могла и похвалить, и «задать трепку», наговорить всяких резких замечаний.
В душе многие коллеги не испытывали симпатии к Татьяне Ивановне Пельтцер. Не любили за прямолинейность, за правду-матку, которую она резала в глаза, за вздорный характер. Замечательный актер Борис Новиков, которого однажды обсуждали на собрании труппы за пристрастие к спиртному, после нелестного выступления актрисы, обидевшись, сказал: «А вы, Татьяна Ивановна, помолчали бы. Вас никто не любит… кроме народа!» И потом долго испытывал неловкость за эти слова.
60-е — 70-е
В середине 60-ых Плучек пригласил в театр молодого, никому неизвестного режиссера Марка Захарова. Когда Захаров объяснил труппе замысел своего спектакля «Доходное место», в зале раздался громкий голос Татьяны Пельтцер: «Ну что это такое! Когда человек ничего не умеет, он сразу лезет в режиссуру…» Но спектакль у Захарова получился гениальный, и Пельтцер изменила мнение о молодом режиссере, с удовольствием работая с ним.
Конец 60-ых — начало 70-ых стал для Татьяны Пельтцер победным временем. В театре она играла множество больших ролей. В театре она сыграла Прасковью в «Старой деве», мадам Ксидиас в «Интервенции», Марселину в «Безумном дне, или Женитьбе Фигаро», мамашу Кураж, фрекен Бок, блистала в спектаклях «Темп 1929» и «Маленькие комедии большого дома». Наконец, бенефисной ролью стала для актрисы тётя Тони в фееричной постановке Марка Захарова и Александра Ширвиндта «Проснись и пой!». Слава Богу, что спектакль был снят на плёнку, поэтому мы и теперь можем наблюдать этот безупречный комедийный стиль, вихрь эмоций, заразительный темперамент, танцы, песни, феерические взлёты по лестницам, стремительные проходы по сцене, полную раскованность и свободу.
Зрителям казалось, что такой, какой она была на сцене, она оставалась и в жизни — своей, близкой, понятной, что всё давалось ей легко и просто. Но это всё от мастерства. Именно мастерство, отточенное, отшлифованное годами создавало ощущение её пребывания на сцене сплошной импровизацией — настолько она была жизненна, легка, заразительна. Творческая же индивидуальность Пельтцер была сложной и противоречивой. Когда её партнёр менял мизансцену, пропускал реплики, словом, отступал от установленного рисунка, Татьяна Ивановна выбивалась из привычного состояния, не могла произнести ни слова. У неё делались, по словам коллег, «несчастные собачьи глаза». Пельтцер чувствовала себя свободно лишь в железно установленных привычных рамках. Связи, которые укреплялись внутри спектакля между нею и партнёрами, должны были быть так же прочны, как и всё в её жизни.
В 1972-м она стала народной артисткой СССР — первой за 48 лет существования театра Сатиры. В 73 года она как будто начала новую жизнь. Захаров поставил в театре сатиры пять спектаклей — и все с Пельтцер в главной роли. С его уходом в Ленком актрисе стало чего-то недоставать. Между ней и Плучеком начались размолвки…
Уход в Ленком
В 1977 Татьяна Ивановна со скандалом покинула Театр Сатиры. Все произошло спонтанно. Шла последняя перед премьерой репетиция «Горя от ума». Все актеры естественно были напряжены до предела. Когда Пельтцер задала обычный для актера вопрос: «Куда мне идти?» — Плучек раздраженно ответил: «Куда хотите!» А когда она, не удовлетворившись, поинтересовалась, куда ей сесть, он взорвался: «Ну конечно, вы должны быть в центре, а остальные — вокруг!» Разгорелся скандал, и Пельтцер, наговорив немало нелицеприятного, покинула театр.
Татьяна Ивановна отправилась в Театр имени Ленинского Комсомола к Марку Захарову. Переход в Ленком в 73 года для многих стал неожиданностью, многие считали это безрассудным поступком. После тридцати лет работы в популярнейшем столичном театре, где рядом с другими любимцами публики она оставалась лидером, вдруг поменять всё на свете и начать жизнь сначала — для этого нужен особый характер. У Татьяны Ивановны он был. Азартный, рискованный.
В театре имени Ленинского комсомола Пельтцер сыграла немного. Бенефисной стала роль старухи Фёдоровны в пьесе Людмилы Петрушевской «Три девушки в голубом». Другие роли были менее интересны. Было очень странным и нелепым видеть актрису в образах Клары Цеткин («Синие кони») и Надежды Крупской («Диктатура совести»). Татьяна Ивановна постоянно забывала или путала чуждые ей тексты, переживала, плакалась подругам. Но что поделаешь, если достойных для неё ролей в молодёжном театре просто не было. Зато в небольших ролях и эпизодах, она вновь была блистательна и, как некогда в кино, «перетягивала на себя всё одеяло».
Последняя роль
И в 85 лет Пельтцер делала все вопреки рекомендациям врачей: курила, пили крепчайший кофе, все время бегала. У нее был очень крепкий сон. Одна из ее подруг вспоминает, что однажды в открытое окно гостиничного номера влетел голубь и уселся на голову спящей Татьяны Пельтцер, а она даже не проснулась.
В последние годы жизни Пельтцер стала терять память. Огромный скандал тогда вызвала маленькая заметка в прессе о том, что Пельтцер попала в психиатрическую больницу. Причем не в элитную, а в простую, районную. Душевнобольные враждебно приняли актрису и жестоко ее избили. Узнав об этом, в Ленкоме приложили усилия, и ее перевели в хорошую клинику.
После Татьяна Ивановна снова вернулась в театр, но это уже был совершенно другой человек. Она с трудом передвигалась, уже не могла запоминать текст, постоянно путала реплики. Но вся труппа, горячо любящая актрису, хотела, чтобы она играла. Тогда специально для нее Марком Захаровым был поставлен спектакль «Поминальная молитва». Для нее Григорий Горин написал роль старой еврейки Берты. Надо было видеть, как Александр Абдулов, игравший ее сына, выводил Пельтцер на сцену — выводил так бережно, словно она была хрупкой драгоценностью, фарфоровой чашечкой тонкой китайской работы.
Эта роль была практически без слов, так — пара реплик. Но зрителям не важно было, что она говорит. Каждое появление ее на сцене сопровождалось безумной радостью и ликованием. Зрители были счастливы от того, что видят ее. Это было счастье со слезами в глазах. Все понимали, что прощаются с великой актрисой.
В 1992 году после нервного перенапряжения Татьяна Ивановна вновь попала в больницу. Там, предоставленная самой себе, неуёмная и непоседливая, она упала и сломала шейку бедра. Для 88-летнего человека исход был один…
Похоронили Татьяну Ивановну на Немецком кладбище.

Igor BIN

Татьяна пельтцер дети

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *