Свободные но политически бесправные жители спарты

Древняя Спарта — государство великих воинов

Вторжение дорийцев: рождение Спарты

Дорийский полис Спарта появился в период Темных веков Греции. В этот период греки-дорийцы переселялись на Пелопоннес и подчиняли себе прежнее ахейское население. По легенде Пелопоннес был разделен между потомками Геракла, возглавившими вторжение. Кресфонт получил Мессению, Темен — Арголиду, а сыновья Аристодема — Лаконику.

В Архаическую эпоху Спарта вела трудные войны с другим дорийским полисом Аргосом. Победы Спарты при Фирее и Сепее подорвали силу Аргоса, и в Классическую эпоху этот полис не решался воевать против исконного врага в одиночку. Тем не менее, Аргос сохранил свою независимость. По словам царя Клеомена I, победителя в битве при Сепее, чтобы у спартанской молодежи было, на ком учиться воевать.

В VI веке до н. э. Спарта вела тяжелые войны с соседней Аркадией. Лаконцам удалось победить, но полисы Аркадии не вошли в состав спартанского полиса, а стали его младшими союзниками. Так была заложена основа Пелопоннесского союза. В этот альянс, возглавляемый Спартой, вошли также Элида, Сикион, Коринф и другие полисы Пелопоннеса. Союзники выставляли отряды в объединенное войско, которое вели в поход цари Спарты.

Общество Спарты состоял из трех социальных групп. Его вершиной были полноправные спартиаты или «равные», потомки завоевателей-дорийцев. Ниже их были периэки, лично свободные, но не имеющие политических прав жители Лаконики и Мессении. Периэки имели право заниматься ремеслом, а также должны были служить в спартанской армии наравне с гомеями. Илоты были рабами спартанской общины.

Создание своей политической системы спартанцы приписывали законодателю Ликургу. Но отделить правду от вымысла в его биографии не могли уже в Античности. Скорее всего, Ликургу приписали комплекс преобразований спартанского общества, который внедрялся на протяжении всей Архаической эпохи к середине VI века до н. э. превратил ее в военизированное государство.

Во главе Спарты стояло два царя из двух правящих одновременно царских династий. Им помогал в управлении совет аристократов, герусия. В него входило 30 членов, и за каждым царем было зарезервировано место. Народное собрание в Спарте имело минимум полномочий — оно только утверждало законопроекты герусии. В VI веке до н. э. к ним добавилась коллегия 5 эфоров, которые контролировали деятельность царей.

Аристомен в бою со спартанцами. (Wikimedia.Commons)

Мессенские войны: появление илотов

Мессения была завоевана дорийцами в Темные века. Сведений о ходе завоевания и укладе дорийской Мессении почти не сохранилось. Древние авторы писали, что ахейцы этой области не были порабощены завоевателями-дорийцами, но признали их власть.

Мессения была страной небольших городков и деревень, жители которых осознавали свое культурное единство. Даже победители Олимпийских игр из этого региона обозначались, как выходцы из Мессении, а не какого-то конкретного полиса. Продолжительные войны со Спартой должны были только укрепить единство мессенцев.

Первая война Спарты и Мессении прошла во второй половине VIII века до н. э. Согласно «Описанию Эллады» Павсания она шла 19 лет. Это был просто конфликт между двумя государствами, которых поддерживали другие государства Пелопоннеса. Коринф был на стороне Спарты. Аргос, Аркадия и Сикион — Мессении.

Мессенцы проиграли войну. По условиям мира они должны были поставлять победителям часть своего урожая, а также признавали зависимость от Спарты. Независимость сохранили западные города Мефона и Пилос. Проявлением зависимости от Спарты, например, то, что жители Мессении отправляли своих плакальщиков на похороны царей. После первой войны началась эмиграция мессенцев, преимущественно, аристократии. Они приняли участия в основании полиса Регий. Потомки изгнанников сохраняли свою идентичность, как мессенцев, и после освобождения их родины в IV веке до н. э вернулись туда. Жрецы, служившие в мессенских храмах, бежали в Элевсин.

В первой половине VII века до н. э. жители Мессении восстали. Во главе новой войны был полководец Аристомен. Его деятельность была прославлена потомками, особенно, когда Мессения вновь получила свободу. Поздние авторы подробно описали его деяния и подвиги, в которых уже невозможно отличить правду от вымысла.

Восставших поддержали другие общины Пелопоннеса — Элида, Аркадия и Аргос. У Спарты тоже нашлись союзников среди других полисов региона. К восстанию присоединились и потомки эмигрантов.

Война поначалу была трудной для спартанцев. Но потом они перешли в наступление, а союзники мессенцев их оставили. В решающей битве у Большого Рва ополчение мессенцев было разгромлено. После этого самые стойкие продолжали вести партизанскую войну — они нападали на владения новых хозяев в Мессении и в самой Лаконике. Войну завершила осада укреплений мессенцев на горе Ире. Последним защитникам Мессении разрешили покинуть страну и уйти в союзную Аркадию.

После Второй Мессенской войны государственность этой области была ликвидирована. Мессения была разделена на земельные владения спартиатов, а основную масса населения ждало обращение в илоты или, в редких случаях, периэки. Жители городов западного побережья переселились в Италию и на Сицилию. В свою очередь, на их месте осели жители дружественных Спарте и разрушенных Аргосом городов Асины и Навплий.

Мессенцы сохранили свое самосознание, как единого народа. Их участь вызывала сочувствие у других эллинов. Изгнанники также помнили о связи с этой областью своих предков. В 464 году до н. э. Спарту разрушило мощное землетрясение. Оно стало сигналом к мощному восстанию илотов Мессении, которое вошло в историю как Третья Мессенская война.

Мятежные настроения мессенцев использовали враги Спарты. Например, в ходе Пелопоннесской войны афиняне создали на побережье Мессении форпост, где могли укрыться беглые илоты, желающие продолжить борьбу со Спартой.

В 370 году до н. э. фиванский полководец Эпаминонд освободил Мессению от спартанской власти. Спарта долго не признавала Мессению свободной и безуспешно пыталась вернуть ее под свою власть. Потомки изгнанников вернулись на историческую родину.

Спаивание илотов. (Wikimedia.Commons)

Илоты и криптии

Слово «илот» происходил или от греческого «взятый в плен», или от названия ахейского города Гелос, жители которого стали первыми илотами. Илоты были рабами спартанского государства, как единого целого. Это не было уникально для греческого мира. В схожем положении оказалось завоеванное коренное население в других землях — гимнеты в Аргосе, кориннофоры в Сикионе, мноиты на острове Крит. У древних авторов сохранились свидетельства о «договорах рабства», по которым члены одной общины становились рабами другой. Они регулировали отношения между ними и налагали на победителей некоторые ограничения — не продавать рабов за границу.

До завоевания Мессении спартанцы сделали илотами ахейское население Лакедемона. Илоты трудились на земельных участках. Владевшая участков семья граждан получала в бессрочное владение и трудившихся на ней илотов. Сам статус этих жителей Лаконики характеризовали в древности, как «между свободными и рабами». Спартиат не имел права продать или освободить трудившихся на его земле илотов — это было прерогативой государства, а также требовать с них оброка больше установленного законом. У зависимых жителей Лаконики было право на имущество, дом и семейную жизнь. Илоты могли получить убежище в храме Посейдона, расположенном на мысе Тенар. Страшное землетрясение, уничтожившее Спарту в V веке до н. э., было воспринято, как кара за нарушение права убежища этого храма.

Илоты Лаконики и Мессении отличались друг от друга. Первые были ахейцами, вторые — потомками ахейско-дорийского населения Мессении. Внутри лаконских илотов тоже были разные группы. В течение V-IV веков до н. э. спартанское государство не раз давало свободу группам зависимых жителей. Условием была военная служба. Получившие свободу илоты получали статус «неодамонов», новых граждан. В Эллинистическую эпоху, когда Спарта не вела войн, илоты чаще выкупали свободу.

Мрачной стороной жизни спартанского полиса были криптии, убийства илотов. Само слово происходит от глагола «прятаться». Молодые спартиаты получали кинжалы и с этим оружием отправлялись в деревни илотов. Спартанские власти отбирали для участия в криптиях наиболее способных молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет. Днем они должны были прятаться, а ночью выходить из укрытия. Юноши убивали встреченных ими на дорогах илотов. Иногда они нападали и на деревни, чтобы убить потенциально опасных илотов.

Участники криптий жили отдельно от сограждан около года. Платон писал, что криптии начинались зимой. Вступая в должность, эфоры объявляли илотам войну и тем самым позволяли спартанцам убивать их.

Исследователи обратили внимание на то, что в ходе криптий спартанец становился противоположностью воина-гоплита, каким он должен был стать, достигнув совершеннолетия. Гоплит сражается в строю с другими воинами, участник криптий — действует в одиночку. Гоплит хорошо вооружен, участник криптий — почти наг и вооружен одним кинжалом. Наконец, гоплит сражался в правильном бою днем, участник криптий — выходил на охоту на людей ночью. Возможно, целью было заставить молодого воина осознать преимущества военной и политической организации и побудить защищать ее.

Фрагменты стихов Алкмана. (Wikimedia.Commons)

Спартанские традиции

Ликург установил, что молодые спартиаты должны состязаться не только в атлетических упражнениях, но и в песнях. С Архаической эпохи были известны религиозные музыкальные фестивали Спарты. В первую очередь это Гиацинтии, названные в честь возлюбленного бога Аполлона по имени Гиацинт. Во время Гиацинтий выступали хоры спартанских девушек.

Трудно поверить, но Спарта VII-VI веков до н. э. стала домом для многих поэтов. Среди них Терпандр с Лесбоса, Ксенокрит из Локр, Полимнет из Колофона. Были среди них и уроженец Спарты Кинетон. Другой поэт, Алкман, прославился авторством гимнов для хоров девушек. Он был включен в число 9 величайших лириков. Многие города претендовали на то, чтобы быть его родиной, но прославился как поэт он в Спарте. География поэтов, живших в Спарте, простирается от Италии (Локры) до Малой Азии (Колофон).

Другим крупным фестивалем были Карнеи и Гимнопедии. Во время них праздновали вступление молодых спартиатов во взрослую жизнь. Карнеи включали не только спортивные, но и музыкальные состязания. Авторы песен Гимнопедий были поэты Талет и Алкман. Позже к ним добавили стихи Дионисодота. На Гимнопедиях между собой соревновались три хора — юношей, мужчин призывного возраста и пожилых мужчин.

Гонки на колесницах. Современная реконструкция. (Wikimedia.Commons)

Спартанцы-олимпионики

Несмотря на изменения в полисе спартанцы были постоянными участниками Олимпийских игр. До середины VI века до н. э. спартанские атлеты часто оказывались в числе победителей (олимпиоников). Из 85 известных именам победителей в Олимпийских состязаниях за период 776−580 гг. до н. э. 43 — выходцы из Спарты. После этого количество спартанцев-победителей снижается. Вероятно, из-за милитаризации общества Спарты, где занятия атлетикой были излишними. Другой причиной стало развитие атлетики во всем греческом мире и расширение круга участников Олимпийских игр. За следующие три столетия, вплоть до разрушения традиционного спартанского уклада, известно 13 спартанцев-победителей из 293 олимпиоников.

Больший процент победителей-спартанцев в колесничных бегах, где победителем записывали владельца упряжки. Спартанцы были победителями в гонках квадриг в Олимпии с 448 по 388 годы до н. э. С этим соотносится упоминание у писателя Павсания, что после войн с Персией спартиаты активнее других эллинов занимались коневодством. Статуи спартанцев, чьи кони побеждали в гонках на квадригах, несколько веков стояли в Олимпии. Автор статуи спартанца Ликина был великий скульптор Мирон.

Спартанское воспитание

По словам Платона, Ликург изобрел четыре способа превращения юношей в воинов-граждан: совместные трапезы, физические упражнения, охоту и криптии.

Спартанские мальчики начинали свое обучение в возрасте семи лет. Все дети, достигшие этого возраста, объединялись в агелы (стада). Их обучению предстояло продлиться более 10 лет. После его завершения молодые спартиаты получали право носить длинные волосы, а когда достигали тридцати — усы.

Само слово агела упоминается Платоном, но не Ксенофонтом, жившим в Спарте. Каждая группа детей была под присмотром взрослого спартанца или подростка, достигшего 12 лет.

Как пишет Ксенофонт, важной частью жизни молодых спартиатов было воровство. В дополнение к рациону совместных трапез они должны были красть продукты. Попавшихся наказывали плетьми. Отдельной задачей было воровство сыров с жертвенника Артемиды. Так, по мнению Ликурга и Ксенофонта, спартанские юноши учились ловкости.

Юноши, готовящиеся к взрослой жизни, познавали и однополую любовь. Они оказывались вовлечены в эти отношения в возрасте 12−14 лет. Их старший любовник из числа молодых неженатых спартиатов должен был также привить им ценности, которым дорожила спартанская община.

Для сплочения гражданского коллектива общины равных были придуманы совместные обеды, сисситии. Они существовали и в Спарте, и в дорийских критских полисах. Но подход к организации в них отличался. На Крите сисситии организовывали за счет дохода с государственной земли и податей от периэков. В Спарте — за счет взноса каждого гражданина. Формально, это должно было упрочивать равенство спартиатов. На деле же приводило к расслоению, потому что не все спартанцы были в состоянии уплатить взнос. Они теряли право участвовать в общей трапезе и в политической жизни. Предположительно, эту социальную группу называли гипомейонами.

Сведения о взносе в сисситии сохранили два автора — Дикеарх и Плутарх. Они расходятся в точных цифрах, но дают общий состав продуктов для трапез: медимн или полтора муки ячменя, 12 хоев вина, фиги, сыр, а также 10 эгинских оболов для покупки мяса. Доли в совместные обеды, предоставляемые государством от имени царей, передавали в храм Артемиды дважды в месяц — в новолуние и седьмой день. Царские взносы включали зерно, жертвенное животное, четверть вина. С учетом того, что взнос делался дважды в месяц, взнос царей был вдвое выше взноса обычного гражданина. Но и порции пищи во время обедов цари получали вдвое большие.

В Классическую эпоху на совместных обедах подавали хлеб, вино, вареную свинину, похлебку из нее же, маслины, фиги, сыр. Иногда могли подать зайчатину или мясо птицы, добытые на охоте. Состоятельные граждане посылали к общему столу охотничью добычу и пшеничный хлеб. Они могли прислать на трапезу готовое рагу. Жертвователей более дорогих блюд сажали на почетное место. Для участников обедов были фиксированные нормы хлеба и вина. По данным Фукидида, примерно такой же паек спартанские воины получали во время походов. Спартанцы не пускали сосуд с вином по кругу, но пили каждый из своего.

Когда цари обедали со всеми, они получали двойную порцию. Это делалось, чтобы цари могли угостить обедом кого-то из уважаемых ими граждан. Сотрапезниками царей были пифии, должностные лица, отвечавшие за контакты царей с Дельфами. В походе царской сисситией были полемархи и три спартанца, отвечавшие за снабжение. Причиной этого древние называли необходимость того, чтобы царь и военачальники проводили вместе больше времени и совмещали обед с военным советом.

На протяжении истории Спарты усиливалось расслоение «общины равных». К эпохе Клеомена III в сисситиях могло участвовать меньшинство граждан. И Плутарх описывает роскошь этих обедов эпохи заката Спарты.

Место сбора членов сисситии называлось фидитий. Все эти места для совместных трапез располагались около могилы древнего героя Тисамена. В Классическую эпоху Спарта продолжала быть союзом 4 деревень, поэтому общее место для трапез символизировало их единство, как граждан одного полиса. На позднюю трапезу в фидитий следовало идти без факелов. Так спартанцы приучали себя к скрытным ночным маршам.
***
Несмотря на закрытость и сосредоточенность на военной подготовке спартанцам не была чужда культурная жизнь. В Классическую эпоху продолжались состязания хоров. Кроме того, искусства лаконизма заключалось в умении изречь не просто короткую, но остроумную реплику. Живший в эпоху Римской империи Плутарх собрал коллекцию вошедших в историю изречений спартанцев.

История

Спартанское воспитание сильно отличалось от того, которое получала молодежь в других городах Балканского полуострова. В Спарте даже частная жизнь молодых людей вплоть до 30 лет была полностью построена на военный лад. Легендарная спартанская пехота была результатом суровой закалки, которой подвергались все, начиная с первых дней жизни.

Геронты — старейшины племени — решали, кто из новорожденных имел право на жизнь, а кого из-за слабого здоровья следовало оставить на склоне горы. Пригодность к войне была первым необходимым качеством для получения полных гражданских прав, открывавших доступ к высшему военному сословию.

Дети подвергались суровым испытаниям, которые должны были закалить их характер, например, их купали в вине и кормили сеном. Младенцев взращивали без пеленок, которые могли сковывать их развитие и защищать от холода или жары. В раннем возрасте дети должны были преодолевать страх темноты. Пройдя начальную закалку, в шесть лет они начинали этап настоящего воспитания, когда их забирали из семьи для прохождения военной подготовки (агогэ). Роль воспитателя будущих солдат брало на себя государство, создавшее для этого специальные учреждения.

Воспитанием молодежи занималось государство

Как пишет Ник Филдс (Nic Fields) в своей книге «Легенда о 300 спартанцах: Фермопилы», мальчики жили в группах (agélai), под началом воспитателя. Лидерские способности поощрялись, внутри группы выбирались вожаки. Жили они в суровых, спартанских, условиях: спали на подстилках из тростника, срезанного по берегам реки Эвротас, и на весь год у них была только одна накидка. Со временем мальчики приучались к боли. Большую часть времени они проводили голыми и грязными, поскольку мыться им разрешалось крайне редко.

Кормили мальчиков скудно, вынуждая их грабить окрестные деревни, что само по себе было ловушкой, потому что, если воспитанника ловили, его ждали суровые наказания. Более того: любой гражданин мог наказать мальчиков, если это шло на пользу их дисциплине. Излюбленным методом были избиения палками в лесу. Для этого находили крепкое дерево, к которому приделывали цепь, а к цепи — палку, и пока двое избивали наказуемого, тот должен был держаться за палку. Били бамбуковыми дубинками, потому что удары от них очень болезненны, жгли и разрывали кожу. Если мальчик падал от боли, двое его товарищей поднимали его, чтобы продолжить наказание. Конечной целью такого рода воспитания было приучить детей к работе в группе и слепому повиновению старшим.

Борьба, атлетические упражнения и владение оружием были важнейшими и почти единственными занятиями подростков. Еще они обучались музыке, гимнастике, играм, построенным по принципу войны. Согласно историку Плутарху, в программу обучения также входили пение, базовое чтение и письмо. В отличие от афинских граждан, спартанцы не владели риторикой и должны были говорить емко и лаконично. Мальчикам брили под корень волосы, но достигшим 15-летнего возраста уже разрешалось отпускать длинные волосы, что было отличительным знаком спартанских воинов.

Государство контролировало воспитание юношей до 20-летнего возраста. После этого они продолжали жить в казармах, и их распределяли в различные военные подразделения. Таким образом, сплочение солдат начиналось с самого детства. Каждый спартанец спал, ел и сражался бок о бок со своими товарищами по оружию, которых он знал с детства. Подобная обстановка товарищества строилась на основе особого рода любви, которая не имела ничего общего с сексом. Хотя вполне вероятно, что практиковался гомосексуализм (тогда как у остальных греков концепта гомосексуальности не существовало).

«Единственные настоящие служители искусства войны»

Подобным образом, в постоянном военном режиме, спартанцы жили до 30 лет, когда им выдавалось отдельное хозяйство для создания собственной семьи. Именно тогда они становились полноправными гражданами и одними из равных (homoioi). Солдаты вступали в брак поздно, а роль женщины в обществе была очень ограниченной. Все это (помимо гомосексуализма) приводило к тому, что солдаты могли по первому зову быстро прийти на поле боя, не имея лишней обузы в виде семьи. Женщины также получали в школах физическое воспитание, необходимое им для поддержания активности и возможности родить будущих здоровых и крепких воинов.

Подобное воспитание создавало самых грозных солдат в Греции. Геродот описывал спартанцев как мастеров войны, а Ксенофонт — как единственных настоящих служителей искусства войны. В отличие от остальных греческих воинов, для спартанцев война была профессией, и сражались они в стране, хорошо защищенной горами. Нигде еще в Греции не был достигнут подобный уровень военного искусства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Спартанцы: правда и мифы

Пожалуй, нет такого человека, который не слышал бы о спартанцах. Первые ассоциации, которые возникают при упоминании государства Спарта, – это «великие воины», «сбрасывание нездоровых новорожденных детей в яму», «жестокое воспитание детей», «300 спартанцев». Отчасти это стереотипы, отчасти преувеличение, отчасти правда. Сегодня попробуем разобраться, что к чему.

Спарта, или Лакедемон

Названия «Спарта» и «спартанцы» появились благодаря римлянам и прижились. Самоназвание же их – лакедемоняне, то есть граждане полиса Лакедемон. Оттого на щитах их воинов изображалась греческая буква «Λ» (лямбда). Лаконичная речь – понятие, обозначающее немногословность, краткость, понятность изъяснения. Оно досталось нам также благодаря спартанцам, поскольку Лакедемон располагался в области Лакония (Греция, юг полуострова Пелопоннес).

Убивали детей?

Существует укоренившийся миф, получивший распространение благодаря древнегреческому философу Плутарху (примерно 46–127 годы н. э.). Вот что он сообщает: «Отец был не вправе сам распорядиться воспитанием ребенка, он относил новорожденного на место, называемое лесхой, где сидели старейшие сородичи по филе. Они осматривали ребенка и, если находили его крепким и ладно сложенным, приказывали воспитывать, тут же назначив ему один из девяти тысяч наделов. Если же ребенок был тщедушным и безобразным, его отправляли к Апофетам (так назывался обрыв в горах Тайгет), считая, что его жизнь не нужна ни ему самому, ни государству, раз ему с самого начала отказано в здоровье и силе».

Однако существуют контраргументы против свидетельства Плутарха. Во-первых, Плутарх жил достаточно поздно, когда Греция уже входила в состав Римской империи около 200 лет, то есть философ мог толком и не знать всех обстоятельств жизни спартанцев в эпоху их расцвета. Тем более что сведения о таком жестоком отборе детей он сообщает нам в жизнеописании Ликурга (прибл. IX век до н. э.) – древнеспартанского законодателя, которому древние писатели приписывают знаменитое политическое устройство Спарты. Во-вторых, Плутарх, хотя и грек по происхождению, был подданным Рима. Древнегреческие историки имели свойство приукрашивать и преувеличивать действительность, что известно из сравнения греческих и римских письменных источников, повествующих об одних и тех же событиях. В-третьих, в Спарте существовало сословие гипомейонов («опустившиеся») – обедневшие или физически неполноценные неполноправные граждане Спарты. Наконец, археологические данные не позволяют подтвердить массовую и долговременную (речь идет о нескольких веках) практику убийства неполноценных новорожденных детей. Впрочем, ученые к единому мнению по этому вопросу не пришли. Добавим лишь, что в других областях Древней Греции также существовала практика инфантицида (умышленного детоубийства), вероятно, она касалась заметно больных и недоношенных детей.

Неравноправное общество

Спартанское общество имело весьма сложную структуру и вовсе не было примитивным, хотя не строилось на принципах свободы и справедливости. Очертим лишь общую его структуру. Первое сословие – те, кого условно можно назвать аристократией. Это гомеи («равные») – полноправные граждане, они же спартанцы или спартиаты. Второе сословие – условно называемое простым народом. В него входили уже упомянутые гипомейоны, мофаки (дети не гомеев, получившие полное спартанское воспитание и вероятное право на гражданство); неодамоды (бывшие илоты, получившие неполное гражданство); периэки (свободные неграждане). Третье сословие – зависимые земледельцы – илоты – греки, порабощенные спартанцами, пришедшими на их земли. Иногда илоты получали свободу, другие находились в разной степени несвободы. Некоторые из представителей второго и третьего сословий возникали в разное время в связи с различными историческими процессами. Именно от илотов исходила главная угроза Лакедемону. После сильного землетрясения, когда Спарта пошатнулась во всех смыслах этого слова, илоты восстали. Подавление восстания заняло десятилетия. С тех пор за ними пристально наблюдали, а за неповиновение убивали. В остальном Спарта жила по принципу «Лакедемон защищают не стены, а храбрые воины».

Суровое воспитание и армия

Спарта – это государство – военный лагерь. Чтению и письму детей спартиатов обучали настолько, насколько этого было достаточно для военной службы, все остальное воспитание сводилось к тренировкам на выносливость, к послушанию и военному искусству. Мальчиков-спартанцев кормили умышленно скудно, что, естественно, приводило к воровству – так воспитывалось умение самостоятельно выживать. Если мальчика ловили, то били.

Каждому воину ежемесячно выдавалось 3,5 ведра ячменя, около 5 литров вина, 2,5 кг сыра, чуть больше 1 кг фиников и совсем немного денег на покупку мяса и рыбы. Спартанские деньги представляли собой куски ржавого железа и служили для внутреннего товарооборота, чтобы не воспитывалась любовь к роскоши и обогащению.

Для спартанца принадлежность к отряду воинов была его положением в обществе. Мужчина без отряда – как солдат без армии. Жизнь в отряде была столь же сурова, как и спартанское воспитание. Один заезжий гость был так поражен скудостью спартанской пищи, что сказал: «Теперь я понимаю, почему они не боятся смерти». Убить или быть убитым. Вернуться со щитом или на щите. Более того, труса клеймили позором, его детям запрещалось вступать в брак и заводить детей, если только воину не удавалось оправдаться.

Примерно в 30 лет спартанский воин проходил последний этап становления, благодаря которому мог получить право покинуть казарму и вести частную жизнь. С этого момента он служил государству и войне, не мог торговать или заниматься земледелием (для этого были неполноправные свободные жители Лакедемона и илоты) и должен был обзавестись семьей, детьми. Холостяков и бездетных порицали.

Непобедимая армия?

Разумеется, спартанская армия была грозной силой и основным инструментом ведения внешней политики с соседями. Сами римляне восхищались силой армии Спарты. Однако спартанская армия, давшая миру такие понятия, как воинская дисциплина, лаконичная речь, построение войска фалангой, была малотехнологичной, не знала инженерного дела и толком не умела брать крепости врагов. В конце концов Лакедемон уступил натиску Рима и вошел в его состав в 146 году до н. э.

13 любопытных фактов о Спарте и спартанцах


1. Во главе Спарты стоял не один царь, а два. Эти «цари» были не полновластными монархами, а всего лишь полководцами и первосвященниками. Реальная власть находилась в руках геронтов, позже — эфоров.
2. Вообще, Спарта была геронтократией. Государственное управление осуществляла герусия — совет старейшин из 28 геронтов и обоих царей. Каждый геронт не мог быть младше 60 лет. Выборы геронтов проходили так: в день выборов кандидаты, один за другим, являлись перед народным собранием. Особые лица, «выборщики», находившиеся в отдельном закрытом помещении и не видевшие кандидатов, решали, кого из них народ встречал более громкими приветствиями — эти «достойные» и становились геронтами.

3. Народное собрание состояло из спартанцев, достигших 30 лет. Голосовали криками одобрения или неодобрения, без подсчета голосов, по принципу: кто громче крикнет, тот и прав.
4. Дети в Спарте находились в безраздельной собственности государства. Сразу после рождения они подвергались тщательного досмотру. Слабых и увечных сбрасывали в пропасть с Тайгетской скалы. Здоровые дети возвращались родителям, которые воспитывали их до 6 лет. После шести дети отбирались у родителей в пользу государства. Мальчики воспитывались под надзором специальных государственных надзирателей, которых возглавлял педоном. Детей подвергали всякого рода лишениям, едва кормили скверной пищей, а иногда нарочно морили голодом. Тех же, кто пытался добывать себе пропитание самостоятельно, выслеживали и сурово наказывали. Одежда детей состояла из простого лоскута материи, а ходили они всегда босиком. Ежегодно в праздник Артемиды (Дианы, богини-охотницы) мальчиков секли до крови, иногда — до смерти; кто выживал — становился воином. Таково было спартанское воспитание.
5. Вопреки распространенному убеждению, спартанцы не знали искусства войны, например, они не умели осаждать укрепленные города и воевать на море. Все, чему их учили, — сражаться в пешем строю, «один на один» и в фаланге.
6. Ни один спартанец не имел права питаться у себя дома. Все, не исключая и царей, ели в государственных столовых. Однажды царь Агис, возвратившись после изнурительного похода, пожелал обедать у себя дома, но это было ему воспрещено. Национальным кушанием у спартанцев была т.н. «черная похлебка» — суп из крови и уксуса.
7. Умственные занятия в Спарте не поощрялись. Люди, которые пытались ими заниматься, объявлялись трусами и изгонялись. За века своего существования Спарта не дала Элладе ни одного философа, оратора, историка или поэта.
8. Спартанцы очень мало занимались и ручным трудом. Всю черновую работу за них делали общественные рабы — илоты. Угнетение рабов в Спарте было самым сильным во всей Греции. Рабы Спарты не были африканцами, они вообще не были чужестранцами, это были такие же эллины-греки, но покоренные и порабощенные спартанцами.
9. Впрочем, ни один спартанец сам не мог владеть рабом (рабами). Все илоты были собственностью государства, а уж оно передавало рабов отдельным лицам «в пользование».
10. Спартанцы часто заставляли илотов напиваться допьяна, распевать непристойные песни и танцевать непристойные пляски. На этом примере «свободных граждан» Спарты обучали, как нельзя себя вести. Патриотические песни имели право петь только спартанцы.
11. Государство поощряло своих граждан шпионить за рабами. Молодых спартанцев специально посылали подслушивать речи илотов и всех, кто покажется подозрительным, убивать. Самых сильных и отважных рабов, способных на протест, убивали тайно. Спартанцы особо следили, чтобы число илотов не превышало полмиллиона, так как иначе рабы могли стать опасны для государства. Само собой, илоты, то есть греки, обращенные в рабов, люто ненавидели своих поработителей-спартанцев.
12. Ликург, главный спартанский законодатель, под конец жизни покинул Спарту. Перед отъездом он взял со своих соотечественников клятву ничего не менять в законах до его возвращения. Чтобы связать ими спартанцев намертво, Ликург не стал возвращаться на родину, а добровольно уморил себя голодом на чужбине.
13. В конце своей истории Спарта, верная установлениям Ликурга, стала именно тем, от чего он и хотел ее спасти — обществом слабых, развращенных и неспособных бездельников.

Спарта: политический и социальный строй

Для того чтобы снизить риск смерти при родах, брачный возраст девушек в Лакедемоне, единственном полисе Греции, был ограничен: не моложе 18 лет. Афинские девушки, в отличие от спартанок, выходили замуж в 14–15 лет. При этом спартанцы сохраняли архаичные обычаи, была возможна однополая женская любовь и полиандрия. У двух братьев могла быть одна жена. Если муж стар, а жена молодая, он мог пригласить в дом достойного, по его мнению, чужого молодого человека, при этом ребенок от такой связи оставался у мужа.

Женщина Спарты должна была вырастить настоящего воина, который мог бы завоевывать новые земли и отражать напор врагов, поэтому спартанки должны были контролировать свои эмоции. Когда мать провожала сына, уходящего на войну, она говорила: «Возвращайся со щитом или на щите». Потерять щит считалось бесчестьем, он играл большую роль, в том числе символическую, и даже использовался как колыбель для мальчиков. Об уникальном положении спартанских женщин свидетельствует случай, произошедший в IV веке до нашей эры: спартанка Киниска, сестра царя Агесилая, стала победительницей Олимпийских игр, выставив на соревнования четверку лошадей.

Спарта после Ликурга

«Реформы Ликурга» изменили характер спартанского общества. До первой половины VI века до нашей эры Спарта не выделялась из других архаических греческих полисов: в ней процветала поэзия, лаконская расписная керамика и бронзовое литье считались одними из лучших в Греции. Но после середины VI века происходит перелом: отныне и вплоть до римского времени Спарта не дала Греции ни одного поэта, философа, художника, деградирует лаконское ремесло, переключившееся на выпуск простых, примитивных в художественном, и техническом отношении вещей. Значительно сократилось даже число олимпийских победителей-спартиатов. Все силы спартанского общества были направлены на сохранение системы равенства среди граждан и на подавление угнетенных слоев населения.

Претерпевает некоторые изменения и внешняя политика Спарты. После завоевания Мессении Спарта отказывается от намерения расширять свои владения в Пелопоннесе: заканчиваются многолетние войны с Тегеей. В VI веке до нашей эры начинается формирование Пелопоннесского союза — достаточно аморфного федеративного образования полисов Пелопоннеса, в котором Спарта играет главенствующую роль (его официальное название — «лакедемоняне и союзники»). Союзники не платили дань, сохраняли независимость во внутренних делах, но должны были выступать вместе против общего врага.

К Пелопоннесскому союзу примкнули не только аграрные полисы полуострова, но и такие богатые города Истмийского перешейка, как Коринф и Мегары, нуждавшиеся в помощи Спарты в борьбе с Афинами. Единственным крупным полисом Пелопоннеса, не примкнувшим к союзу, был давний враг Спарты Аргос. Спарта и Пелопоннесский союз играли консервативно-стабилизирующую роль в Греции: они способствовали низвержению тираний (например, тирании Писистратидов в Афинах), препятствовали распространению демократических преобразований. Пелопоннесский союз во главе со Спартой наряду с Афинами сыграл решающую роль в отражении персидского нашествия на Грецию.

Демографическая катастрофа и упадок Спарты

После разгрома персов при Платеях в 479 году до нашей эры Спарта постепенно отходит от активного участия в греко-персидских войнах, уступая Афинам лидерство в греческом мире. Разрушительное землетрясение 464 года и последовавшее за ним восстание илотов (3-я Мессенская война) привели к большим потерям среди спартиатов, число граждан-воинов постепенно уменьшается. Несмотря на это, Спарта вместе с союзниками стала победителем в разрушительной Пелопоннесской войне 431–404 годов, сумев разгромить Афины. Приток богатств и знакомство с обычаями других греков разлагает «общину равных». Окончательный удар господству Спарты в греческом мире наносит поражение от фиванцев при Левктрах в 371 году до нашей эры. Спарта теряет Мессению и становится рядовым полисом, обремененным воспоминаниями о великом прошлом.

Спартанский миф

Многие греческие историки и философы рассматривали Спарту как воплощение мечты об идеальном «гоплитском» государстве, в котором существует равенство граждан. Этому способствовало то, что аристократы греческих полисов считали спартанцев своими естественными союзниками в борьбе против демократических преобразований. Наблюдателей поражала стабильность спартанского общества, отсутствие периодов тиранического правления, законопослушность спартиатов.

Большинство знаний о Спарте ученые получают из афинских источников, однако их достоверность ставится под сомнение. Спарта была закрытым обществом, на ее территории нельзя было жить иностранцам, а спартиаты не могли выезжать за пределы Спарты, если только они не выполняли военно-политических поручений. Поэтому степень мифологизации спартанской истории очень велика.

Практически все наши знания о Спарте восходят к афинским источникам, как и подавляющее большинство всех прочих сведений о Древней Греции. Афинские аристократы были, как правило, лаконофилами и восхищались спартанским государственным устройством. Именно они породили спартанский миф. Платон написал свои труды «Государство» и «Законы» на основе спартанского опыта. Но несмотря на то, что афинские аристократы восхищались Спартой, мало кто из них хотел туда переселиться. Этим они очень напоминают европейских левых интеллигентов — поклонников Советского Союза. Восхищаться — это одно, а переезжать и жить — совсем другое.

Впрочем, и Платон, и Аристотель указывали, что совершенства удалось достичь лишь в сфере военной и физической подготовки: мужество, смелость, ловкость и дисциплинированность спартанцев вошли в поговорку. Однако в жертву было принесено интеллектуальное развитие, развитие литературы, искусств, философии. Спарта, несмотря на ее огромное значение, осталась единичным, уникальным примером, в котором многие характерные черты полиса были доведены до логического конца.

Тем не менее спартанский миф живуч и сейчас: в битве при Фермопилах вместе со спартанцами сражались и фиванцы, и тегейцы, и граждане других полисов, но мы вспоминаем героическую гибель спартанского царя Леонида и трехсот спартанцев и говорим: «Это Спарта!», когда видим перед собой стойкость, мужество, дисциплину и беззаветную преданность родной стране.

Свободные но политически бесправные жители спарты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *