Стрип клуб

20 советов, которые нужно учесть перед походом в стрип-клуб (часть 2)

11. Если у вас есть проблемы со зрением, то лучше сделать выбор в пользу контактных линз. Оставшись со стриптизершей наедине в приватной комнате очки с вас скорее всего снимут, а от переизбытка острых ощущений их и вовсе можно потерять или повредить.

12. Не стоит одевать на себя все самое дорогое, что у вас есть. В пучине бурных страстей пуговицы с вашей рубашки могут оторваться, а дорогие брюки будут испачканы тональным кремом или помадой. А при выборе массажа есть риск обзавестись парой масляных пятен, которые с трудом поддаются чистке.

13. Если посещение стрип-клуба для вас дебютное, то лучше отказаться от спиртного, таким образом вы обезопасите свои финансы. Если все же хочется выпить, то делать это лучше в компании близких друзей, которые не первый раз в подобном месте. В клубах все создано для того, чтобы гость расслабился и тратил деньги, но пьяных и неадекватных оттуда быстро выводят. Кстати, и девушкам больше нравятся трезвые мужчины.

14. Не нужно спешить и приглашать первую же понравившуюся девушку в приват-комнату. Расслабьтесь, наслаждайтесь моментом и не торопитесь, посмотрите на всех танцовщиц. Пригласить девушку в приват можно напрямую, а можно через администратора, делайте так, как вам комфортнее.

15. Не продляйте приватные танцы. Задача любой стриптизерши – выжать из клиента максимум денег. Нужно помнить о том, что зарплата у танцовщиц и без ваших чаевых довольно высокая, баловать их не стоит. Но и скупиться также не нужно, раз уж вы пришли в такое место, нужно соответствовать. Те, кто не дает чаевых вообще, рискуют оказаться в черном списке, что заметно поубавит внимание девушек к вашей персоне.

16. Для того, чтобы произвести на девушку впечатление «бывалого» и опытного клиента стриптиз-клубов, можно сделать танцовщице комплимент, используя жаргонные словечки вроде «стрипы», что означает туфли на высокой шпильке или спросить про «канифоль».

17. Если девушка подсела к вам и собирается что-то себе заказать за ваш счет, внимательно следите, что именно она выбирает. Во всех приличных заведениях подразумевается, что любые заказы за ваш счет должны быть согласованы с вами. Опытные танцовщицы заказывают обычно то, что по их мнению будет по карману гостю. Кстати, если стриптизерша, подсев к вам за столик, закурила, не стесняйтесь сделать ей замечание – в приличных клубах девушкам запрещают курить за столиком у гостей.

18. Максимум удовольствий вы получите, пригласив на приват каждую танцовщицу по очереди. Приватный танец каждая стриптизерша исполняет по-разному, они отличаются так же, как и внешность и характер девушек.

19. В общении с девушками стоит избегать моральных и этических тем, так же как и поучений о правильной жизни. С любой стриптизершей можно легко найти интересную тему для общения в течение вечера. Среди танцовщиц встречаются самые разные девушки, с разными судьбами и историями.

20. Провокаций и ругани лучше избегать, так как за такие вещи девушек без разговоров выгоняют с работы.

Отбросив все рекомендации и советы, главной задачей при посещении стриптиз-клуба остается отдых и получение удовольствий, так что не стоит слишком сильно заморачиваться по поводу подготовки. Берите деньги и идите в стрип-клуб, а опытные и привлекательные девушки помогут вам их потратить.

Оперативники испортили вечер посетителям стриптиз-клуба

В одном из стриптиз-клубов столицы прошла массовая облава. В операции были задействованы сразу несколько подразделений. Сыщики 12 отдела УБОПа работали до самого утра, а корреспондент программы «ЧП» Вадим Болдырев тщательно изучал услуги крейзи-меню.
Ольга пришла на работу вовремя. Она еще не знает, что исполняет своей последний танец в этот вечер. Девушка заметила камеру и спешно покинула танцпол. Оперативники уверены, что под видом ночного клуба здесь работал салон интимных услуг.
Танцовщица: «Я не буду ничего говорить без моего авдвоката».
Журналист: «Вы столько зарабатываете, что у вас есть свой адвокат?»
Танцовщица: «У меня есть адвокат».
Именно эта девушка несколько минут назад согласилась пройти с клиентом в VIP-комнату. За то, что девушка согласилась уединиться с гостем, она получила 15 тысяч рублей. Данная услуга входит в крейзи-меню.
В программу заведения входит стриптиз и эротический массаж. Однако то, что здесь называется массажем, по мнению милиционеров, вполне попадает под одну из статей уголовного кодекса.
Больше всего Ольга боится, что ее родители узнают, чем она занимается. Девушка утверждает, что трудится в ночном заведении всего месяц. В Москву юная особа приехала специально для того, чтобы обучиться премудростям эротического танца.
О том, что происходит за дверью с надписью «VIP», девушка якобы не догадывалась. За апартаменты с кроватью и душевой кабиной гостю пришлось заплатить 5 тысяч рублей, 10 тысяч составляют заработок танцовщицы.
Другая работница клуба по имени Юля раскрыла небольшую профессиональную тайну: секрет высокого роста скрывается специальной танцевальной обуви на высоких прозрачных каблуках.
У большинства сотрудниц стриптиз-клуба эта ночь была выходная. В подсобном помещении красуется распоряжение администрации: «официанток и танцовщиц без разрешения менеджеров за пределы клуба не выпускать».
Девушка с красивым сценическим псевдонимом Стелла показывает оперативникам гримерку. Здесь барышни наносят макияж перед выступлением.
Визит сотрудников спецслужб больше всего расстроил посетителей клуба. Пока милиционеры занимались составлением протокола, девушки обсудили эстетические достоинства друг друга.
Танцовщица: «Я, наверное, до рождения в очереди за волосами стояла, они у меня красивые и пышные. А за грудью вот не успела, мне маленькие груди достались».
Закрыть ночное заведение у милиционеров вряд ли получится. Однако клубу, видимо, придется немного сменить профиль.

Журналист Алиса Ксеневич живет в США, где иногда встречает соотечественниц из Беларуси. Об одной из таких встреч — в этом материале.

Фото:

С Катей я познакомилась, когда она прилетела в Нью-Йорк из Минска и искала, где бы остановиться на первое время. Девочка приятная: скромная, воспитанная, проблем не создавала, пишет Алиса для tut.by. Помню, что она нашла работу администратором в парикмахерском салоне и съемную комнату в течение недели. Удивилась и порадовалась, как легко у нее все складывается: свою первую работу в США я искала два месяца и жила с сестрой в закутке, отгороженном ширмой. А тут такая удача!

После этого связь мы не поддерживали. Прошло более двух лет. Друг показал фотографию девушки из Беларуси, с которой познакомился накануне. В ней я узнала Катю. Мы договорились встретиться.

Катя выглядела иначе: длинные волосы, макияж, спокойный и уверенный взгляд. А еще в ней появилась томность, которой не было раньше.

Слово за слово, речь зашла о работе. Когда Катя призналась, что работает танцовщицей в стриптиз-клубе, я испытала шок. А она пожала плечами:

— На самом деле многие в Америке проходят через стадию танцев. Ты можешь не знать, но среди твоих знакомых девочек есть те, что зарабатывают тем же: просто они молчат, потому что боятся осуждения и не хотят причинять боль близким. Родственникам и друзьям говорят, что работают нянями, официантками, а сами надевают туфли на 18-сантиметровых каблуках — и вперед.

Родители Кати знают только то, что их дочь работает в ночном клубе. Материальное положение семьи никогда не было хорошим. Отец — разнорабочий, мама — продавец с высшим образованием. Есть еще сестра-подросток. Катя каждый месяц посылает родителям деньги, и они рассчитывают на эту помощь.

— Я приехала в Нью-Йорк по туристической визе, — признается Катя. — Официально я не имею права здесь работать. На свою первую работу в Штатах — ресепшн в парикмахерском салоне — я устроилась через объявление в социальной сети. Они нанимают таких, как я, чтобы сэкономить на издержках. Рабочий день длится с девяти утра до семи вечера, один выходной в неделю, зарплата — 475 долларов в неделю. Кто на такие условия согласится? Только иммигрант без документов.

Друзья у меня спрашивали: «Ну, как тебе Нью-Йорк?». А я его не видела! Возвращалась домой без сил. В выходной высыпалась. А потом знакомая посоветовала пойти танцевать в стриптиз-клуб, дала контакт агентства. Сказала, что за ночь я смогу заработать столько, сколько зарабатываю в салоне за неделю. Я решилась.

Не так, как в фильмах

— Для меня стриптиз был картинкой из фильма, я даже чувствовала что-то вроде заинтригованности перед первым выездом на работу. Но все-таки основной эмоцией был страх. Танцами я никогда не занималась. Одно дело — веселиться в клубе с подружками, другое — танцевать эротический танец в непосредственной близости от мужчины, которого впервые видишь.

Эти тревоги были напрасны. В каждом клубе (я работала в трех) есть девушки, которые выполняют элементы на шесте и очень гармонично двигаются, возможно, за плечами база спортивной гимнастики или танцевальной школы. Но есть и те, которые танцуют, как умеют. И не факт, что первые зарабатывают лучше, чем вторые. В деле обольщения мужчины не так важна танцевальная подготовка, как знание мужской психологии, умение «считать» настроение клиента.

Работа в стриптиз-клубе избавила меня от комплексов по поводу собственной внешности. Как это обычно у нас, у девушек? Смотришь на себя в зеркало, думаешь: тут я некрасивая, тут толстая, тут целлюлит, тут растяжки… А приезжаешь в клуб и видишь такое разнообразие фигур, что понимаешь: у тебя-то точно все отлично.

Среди танцовщиц много латиноамериканок. Эти, как мне кажется, берут от работы все: веселятся, выпивают, выясняют отношения, иногда дерутся, могут подсыпать что-нибудь в бокал… Страшно быть с такой бабой в перепалке. Поэтому я придерживаюсь нейтралитета.

Девушки постоянно крадут у друг друга что-то — деньги, телефоны… Здесь много мам-одиночек, студенток, которым надо выплачивать кредит за обучение, «задержавшихся» в Штатах туристок, которым нужны деньги на услуги иммиграционного адвоката. Есть те, у кого нет никаких особенных целей. Ничего, кроме этой работы, они не знают и знать не хотят.

По теме: Почему я не хочу работать у русских в Америке

Мужчины в клуб приходят самые разные — всех рас и национальностей… И хоть стриптиз-клубы часто называют «джентльменскими», джентльменов здесь мало. Кто в моем понимании джентльмен? Мужчина, который уважает тебя и твои границы. С несколькими такими клиентами мы просто пили вино и разговаривали. Им просто нравилось общение, и они щедро платили за мое время — 200, 300, 400 долларов чаевых за два часа…

Откровенно говоря, теперь я считаю, что внутри каждого мужчины сидит похотливое животное. Неважно, доктор он или библиотекарь. В стриптиз-клубе эта сущность проявляется в полной мере: мужчины шепчут тебе на ухо пошлости, рассказывают о своих фантазиях… Некоторые приходят отыграться на женском поле. Подзывают жестом, мол, иди сюда, поживее, давай раздевайся, я тебе пару долларов дам. Разговаривает с тобой, как с грязью, унижает, хватает за попу, сует свои доллары… Уходишь, бывает, что и плачешь, осадок остается. Чувствуешь себя грязной, морально изнасилованной. В личной жизни начинаются проблемы: даже от прикосновений мужчины, который тебе нравится, шарахаешься.

«Норовят поцеловать. Отвратительно»

Рабочий день Кати начинается в восемь часов вечера, когда ее из дома забирают на микроавтобусе и вместе с другими танцовщицами везут в клуб. За доставку в клуб и обратно каждая девушка платит 50 долларов.

За право танцевать в клубе танцовщицы платят «хауз-фи»: в зависимости от уровня заведения эта сумма может составлять от 40 долларов до нескольких сотен. Катя также платит чаевые бармену, диджею и «хауз-маме» — женщине, которая следит за порядком, помогает девушкам в гримерной, знает предпочтения постоянных клиентов, может указать танцовщице на щедрого клиента и предупредить о прижимистом.

Девушки поочередно танцуют возле шеста на сцене, клуб им за это не платит, но они вправе забрать все, что мужчины бросают на сцену. Деньги танцовщицы зарабатывают, обходя клиентов и предлагая им лэпдэнс. Дотрагиваться до девушек нельзя, но мужчин, лапающих танцовщиц, редко выставляют за дверь.

— Ты и оглянуться не успеешь, а его рука уже гладит твою грудь. Многие норовят поцеловать. Отвратительно. С другой стороны, если полностью дистанцироваться от мужчины, избегать любого тактильного контакта, то тогда ничего не заработаешь. Нужно подойти к клиенту, обнять его, поговорить, сделать массаж плеч, рук, дать иллюзию того, что тебе приятно его общество. В этой сфере надо быть хитрой, изворотливой, толстокожей… С кем-то из клиентов нужно быть легкой и игривой — «хи-хи… ха-ха…», с кем-то — агрессивной, давить на него, мол, «мое время стоит денег, давай плати или до свидания».

Трудные «легкие» деньги

Средний заработок Кати за ночь составляет 400 долларов. В основном эти деньги зарабатываются лэпдэнсами. Иногда общением. Есть еще так называемые «шампэйн-рум» — приватные комнаты без камер наблюдения. Цена за удовольствие варьируется. В клубе, где работает Катя, клиент платит от 150 долларов за 15 минут нахождения с ней в комнате. Половина этой суммы уйдет заведению, остальное девушка заберет себе. Внутри комнаты может происходить что угодно. Де-юре секс в стриптиз-клубе запрещен, но де-факто им, конечно, занимаются, хоть никто в открытую об этом не говорит.

— Каких только историй не наслушалась о том, что происходит в этой комнате! — говорит Катя. — И, как мне кажется, одна из причин этой жести в том, что девушки сами разбаловали мужчин, слишком многое стали им позволять. Одни соглашаются на то, чтобы сделать клиенту минет, другие — занимаются с ним сексом, третьи дают творить с собой такое, о чем и сказать противно.

Я четко очерчиваю границы дозволенного. Самое большее, на что может рассчитывать клиент, — увидеть мою грудь без лифчика. Но это будет стоить больших денег. Хуже всего, когда мужчина заливает тебе в уши, какая ты роскошная женщина и какой он весь из себя мужик. Ты это 40 минут слушаешь, а он сует тебе всего пару долларов. После этого сильно падает настроение, хочется бросить весь этот цирк и вернуться домой.

По теме: Как я бросила иняз в Беларуси и уехала в Нью-Йорк работать в спортзале

В принципе, если удается заработать большую сумму, могу и неделю не появляться в клубе. За последние три дня, к примеру, я заработала больше полутора тысяч.

Фото:

«Заниматься этим на трезвую голову невозможно»

Многие танцовщицы стриптиза становятся зависимы от алкоголя и наркотиков. Выпивают перед работой, чтобы расслабиться, выпивают во время работы с клиентами. Наркотики — в основном кокаин — потребляют в качестве стимулятора. Пить, танцевать, веселиться из ночи в ночь, с 8 вечера до 4 утра… Даже для молодого и здорового организма это трудно.

— Алкоголь смазывает чувство стыда и гадливости от происходящего. Твоя задача — развести мужика на деньги. Заниматься этим на трезвую голову невозможно. Выпиваешь и убеждаешь себя, что это просто работа.

Однажды зашла в туалет — девочки нюхают кокаин, никого не стесняясь, просто кадр из фильма. Предложили мне, я попробовала. Сначала из любопытства. Потом несколько раз употребляла, чтобы держаться на ногах. Знаешь, как иногда спортсмены принимают допинг, чтобы бежать свои марафоны, выдерживать нагрузки? Тут тот же марафон. Только в красивом белье и на каблуках.

Несмотря на то что в общении с клиентами нужна хитрость, Катя не скрывает от них своего отношения к работе:

— Мы общаемся на абсолютно житейские темы: кто ты, откуда, чем занимаешься. Чем я тут занимаюсь — и так понятно. И когда спрашивают, как мне это нравится (типичный американский вопрос, следующий за вопросом о роде деятельности), я всегда отвечаю честно и эмоционально: «Ненавижу!».

Бывает, что предлагают секс за деньги. Спрашивают, сколько стоит поход со мной в шампэйн-рум. Я отвечаю — от 150 долларов за 15 минут. «А за все?». Тут можно похлопать глазами, мол, не понимаю о чем вы, а можно резко ответить, что сексом с клиентами не занимаешься.

Отношения тоже предлагали. На самом деле это не самая редкая история: танцовщица начинает встречаться с клиентом и выскакивает за него замуж… Они же видят по разговору со мной, что девочка я неглупая, образованная. Пару раз я соглашалась на свидания, но это никогда не приводило к чему-то серьезному.

Танцовщицы стриптиза не скрывают, что индустрия засасывает и уйти из нее с первой попытки мало кому удается. Как призналась одна из танцовщиц на форуме, посвященном «нескромному» заработку наших девушек за рубежом:

«Самое удивительное в этой работе то, что при всей ее мерзости ее действительно сложно бросить. Кажется: сегодня был плохой день, завтра я все отработаю, скоплю денег на безбедное существование и свалю — и «завтра» затягивается на неопределенный срок. Уже не хочется идти работать за 8 долларов в час и слушать нотации супервайзера, если есть возможность сделать 500 за ночь. Только магическое „завтра“ все никак не приходит. Вместо него приходят проблемы со здоровьем, психикой, мужчинами».

Когда мы затрагиваем эту тему с Катей, она делится:

— Прозвучит абсурдно, но иногда я получаю удовольствие от работы. В таких заведениях очень сильная энергетика. Видя, что мужчины тебя хотят, ты раскрываешься как женщина, у тебя самооценка ползет вверх.

Но в какой-то момент наступает опустошение какое-то. Предел. У меня этот предел наступил, когда я сидела на верхнем уровне клуба, трезвая, и наблюдала за происходящим в зале. Мне стало противно: я приехала в Америку и в итоге где я оказалась? В стрип-клубе. Поняла, что не могу больше.

Уехала из Нью-Йорка, работала в разных местах — официанткой, сиделкой, убиралась в домах. Но спустя два года вернулась обратно, потому что в моей ситуации пока нельзя иначе. Мне нужно получить легальный статус в стране, оплатить услуги юриста. Я должна помогать семье, оплачивать счета, развиваться, учиться… Варианта два: или работать на низкооплачиваемых работах, отказывая себе во всем, и потихоньку копить на эти нужды. Или идти танцевать в клуб, в разы ускоряя процесс.

Я не боюсь тяжелой работы, но денег это не приносит. Были ситуации, когда я жила в комнате с раскладным стулом и спальником, без интернета, с пятью долларами в кармане, которые надо было растянуть на две недели… В таких отчаянных ситуациях я всегда полагалась только на себя, не привыкла у кого-то что-то просить.

Я поняла, что хочу жить, а не существовать, а значит, надо быть сильной и стиснуть зубы. Долгое время это была моя единственная работа и не было другого круга общения. Когда пару месяцев назад я нашла вторую работу — на ресепшне в медицинском офисе, — у меня появилась отдушина. Я, наконец, обрела баланс и веру в то, что у меня может быть будущее.

Официальный годовой доход танцовщицы стриптиза в США — 47 тысяч долларов.

Фото:

В США стрип-индустрия оценивается в 5 миллиардов долларов (по данным журнала Forbes). В стране работает около 3600 стриптиз-клубов.

Если отвлечься от морального аспекта, танцовщицы, по сути, независимые контракторы-фрилансеры — так же, как музыканты, няни, комики. Они арендуют часть пространства клуба и платят нанимателю за право работать. Наниматель не платит девушкам за танцы на сцене, но может решать, с кем из них работать, а кого отстранить (за плохое поведение, например, или оказание интимных услуг клиенту в стенах клуба).

Значительную часть дохода приносит бар: клиенты пьют сами и угощают девушек. Прибыль стриптиз-клуба среднего размера составляет 15−20 тысяч долларов за ночь. 25−30% этой выручки уходит в казну государству в качестве налогов. Девушки также обязаны платить налоги со своей выручки, но поскольку контролировать количество долларовых банкнот в их сумочках невозможно, декларируемый доход гораздо ниже реального.

Средний — официальный — доход танцовщицы стриптиза в США составляет 47 тысяч долларов в год. Грамотно заполнив декларацию, можно списать многие расходы, связанные с работой: обувь, наряды, транспортные услуги, питание. Так, например, американская танцовщица стриптиза Chesty Love (в переводе с англ. «грудастая любовь») списала с налогов стоимость операции по увеличению груди.

Понятно, что юность и красота — активы краткосрочные. Средний возраст выхода на «пенсию» танцовщиц стриптиза — 28 лет. Как и в профессиональном спорте, время, когда можно заработать большие деньги в индустрии эротических танцев, ограничено. Дают о себе знать профессиональные травмы: туфли на высоких каблуках и платформах дают большую нагрузку на стопы и суставы. Девушки не могут рассчитывать на пособия по безработице, медицинское страхование, у многих проблемы в отношениях с родителями и бойфрендами.

По теме: Депрессия в эмиграции: на какой вере держится американская мечта

Чем занимаются танцовщицы после выхода на «пенсию»? Как вариант, индивидуальным коучингом — эта деятельность в Америке хорошо оплачивается (цена сессии может составлять 300−400 долларов). Кто-то становится блогером, освещая нетривиальные аспекты работы в стриптиз-клубе — от путей максимизации прибыли до борьбы с прыщами на ягодицах (бич танцовщиц стриптиза, вынужденных тереться нежными кожными покровами о грязные сиденья, сцену, нестиранные джинсы клиентов).

Ветераны индустрии призывают девушек к тому, чтобы они «ковали железо, пока горячо»: выплачивали долги за обучение, заботились о своем эмоциональном здоровье, посещая психолога, боролись с наркотической, алкогольной и никотиновой зависимостями и откладывали четверть заработанного на черный день.

На днях меня пригласили в московский стриптиз-клуб Burlesque, где менеджер клуба любезно согласилась рассказать о тонкостях данного вида бизнеса. Я не частый гость подобных заведений, поэтому выспросить постарался буквально все, об этом мой дальнейший рассказ.

Стриптизершами могут стать далеко не все. Ясное дело, что главный фактор при приеме на работу – это внешние данные. Такие девушки обычно высокие и, несомненно, привлекательные. Но главное это вес и размер. В изученном мною клубе работают девушки с размером одежды не больше 44-го. Я со своим 54-56-м нервно курю в сторонке. То есть, ни грамма лишнего веса. Поэтому девушки постоянно находятся на диетах, что очень изматывает. Какой бы хорошенькой не была Деми Мур в фильме «Стриптиз», ее бы, скорее всего, сочли бы слишком толстой для стриптиза.
При такой комплекции размер груди обычно 2-3. Но встречается 4-й и даже 5-й. Но это либо самородок, либо банальное увеличение груди, что, как ни странно, не очень распространено у стриптизерш.
Век стрептизерши недолог. Сюда берутся, как правило, девушки от 18 до 30 лет. Большинству из них нет и 25. И средний стаж стриптизерши всего несколько месяцев, максимум года 2. Почему так? Очень часто девушки тут находят свою вторую половинку и просто уходят из этой профессии. Замужних мало. Вряд ли кто будет терпеть супругу, сидящую каждый вечер на коленях других мужчин.
Есть клуб не тематический, то девушки в нем обычно славянки – русские и украинки (с разрешение на работу, конечно же). Нет никаких проблем к трудоустройству также для гражданок Белоруссии и Казахстана. Восточные девушки большая редкость – они на любителя.
По американским фильмам мы в основном представляем себе типичный стритиз-клуб, когда мужчины сидят в баре, посредине сцена с шестом и девушек можно увидить только на ней. В реальности пока одна (две) девушки находятся на сцене, остальные девушки находятся в зале с клиентами, создают атмосферу отдыха. Обычно это легкий флирт, обсудить философию Канта вам вряд ли удастся, тем более громкая музыка не очень способствует разговорам.
Стриптизерши достаточно неплохо зарабатывают. В Москве это в среднем 70 – 100 тысяч за неполную рабочую неделю. Работодатель часто оплачивает косметолога, предоставляет жилье и тд. И к этому еще можно добавить бонусы от клиентов – выпивка, денежная «благодарность» и тд. Вообще же с денежной благодарностью есть большой подвох. Существует такое понятие, как «консумация». Это когда девушка достаточно настойчиво побуждает клиента тратить деньги в баре – на самого себя и на саму девушку. С этого она имеет определенный процент. В этом случае это уже не отдых, а какое-то высасывание денег, что не очень приятно. Старайтесь выбирать клубы, где такая практика запрещена. «Бурлеск» относится как раз к таким.
Помимо бара, девушка может высасывать деньги клиента и в качестве «благодарности» за общение, компанию и тд. Опять же, есть клубы, где девушкам не платят зарплат, они зарабатывают только непосредственно с клиентов. Это весьма пагубная практика, так как каждый посетитель сразу становится фактически обьектом преследования. Навязчивость девушек в этом случае раздражает.
Вопреки распространненому мнению, девушек можно и нужно трогать. Гладить, ласкать – это нормально. Понятно, в рамках приличия и определенных правил, но «hands off» здесь нет. В приватной комнате и в приватном танце доступно больше, но, главное, не доводить дело до прямого полового акта. Правила, указанного клуба, в этом отношении отображены в виде данных табличек. Я, признаюсь, на приватном танце лежал как бревно…чем даже несколько смутил девушку)))
Особо пикантный вопрос – это секс с девушками. Понятное дело, что в приличных заведениях это запрещено. Но большинство клубов этим не брезгуют. Понравившаяся клиенту стриптизерша обычно соглашается и за определенную плату получает в клубе увольнительную, то есть временно перестает там работать. Удовольствие это не из дешевых. Если, скажем, час с обычной проституткой в Москве стоит от 2000 до 5000, 8000-10000 за ночь, то тут ты платишь клубу в районе 30 000 рублей и забираешь девушку. Хочешь кути с ней, хочешь своди в кинотеатр, хочешь в постель затащи. Понятное дело, что большую часть денег при этом забирает клуб, а может даже и все. Даже на улице Красных фонарей в Амстердаме это гораздо дешевле. Но, повторюсь, далеко не везде такое возможно.
Стриптиз-клубы, естественно, бывают разные и расчитаны на разную аудиторию. Выше, в основном, описывался класический стриптиз-клуб, но есть клубы и для более узких аудиторий, любителей определенных девушек – возраст, вест, формы и тд.Есть клуба для возрастных клиентов, есть для студентов. Каждая ниша занята и в этой сфере существует очень большая конкуренция. Стриптиз-клубов в Москве много.
Понятное дело, что в стриптиз-клуб с пустым кошельком ходить особого смысла нет. Даже, если ты оплатил вход (он обычно недорогой, немного дороже обычного клуба), то сидеть всю ночь (или стоять, если много народу) и просто таращиться на сцену удовольствие весьма посредственное. Лучше иметь деньги на несколько стаканов выпивки, 1-2 приватных танца, ну, и несколько купюр «благодарности» особо понравившимся девушкам. Это, так сказать, стандартный набор. Выпивка стоит как и в любом клубе – от 300 до 500 рублей за стакан (бокал) в среднем, приватный танец около 1000 рублей (5 минут). Главное под утро не остаться без только что полученной зарплаты. Оставить деньги в стриптиз-клубе также легко, как и в казино. В этом случае я советую брать с собой строго определенную сумму денег, с которой вы потенциально готовы расстаться. Естественно в клубах есть банкоматы, но ты можешь им воспользоваться пока ты адекватен, уже изрядно выпившему сложно будет снять деньги.
Бывают случаи, когда денег рассчитаться не хватает. В этом случае никто бить тебя не будет и посуду мыть не заставит, даже, тут, увы, стирать халатики девочек не придется. Если клиент постоянный, с ним легче — можно оставить расписку, ксерокопию паспорта. Если клиент новый и неизвестно что от него ожидать, тогда в добавок к этому могут попросить оставить в залог что-то ценное – телефон, часы, украшения и тд. В крайнем случае придется ждать пока кто-то подвезет деньги или с сотрудником сьездить домой. 21 век на дворе – все цивилизованно.

«Без интима — это вообще мало». Откровения отечественных стриптизерш

Яркие женщины, соблазнительно танцующие на сцене, вызывают разные реакции, но мало кого оставляют равнодушными. Сколько зарабатывают стриптизёрши? Как справляются с буйными клиентами? Почему приходят в это ремесло и чем планируют заниматься дальше? Сегодня Anews постарается взглянуть на их жизнь пристальнее.

Путь в стриптизерши. «В один прекрасный день, когда я сводила дебет с кредитом…»

Почему девушки приходят в стриптиз? Нередко всё начинается с жизненных проблем.

«В 12 лет выполнила мастера спорта по спортивной акробатике. Мне пришлось рано взрослеть, живя год в Москве и работая в цирке — вспоминает танцовщица из Бреста. — Позже предложили контракт на 3 года в Америке, но я решила отказаться — травмы, родители одни в Бресте.

В 17 лет я тяжело работала, собирая удлинители и беря домой подработку. На этом производстве бухгалтер уволился, и я потянула еще и эту должность, листая конспекты по бухгалтерии, благо эту специальности я получила в училище.

Совсем взрослой мне пришлось стать в 19 лет, когда я потеряла обоих родителей. На моих плечах остался дом, приходилось самой штукатурить, перекапывать огород и благоустраивать территорию, устанавливать забор и продолжать строительство.

В один прекрасный день, когда я сводила дебет с кредитом, звонит мне моя подружка, с которой мы занимались акробатикой, и рассказывает, что она прочитала объявление, в котором требуются на работу девушки в какой-то клуб».

Впрочем, её коллега из Москвы под сценическим псевдонимом Айрис призывает не искать какой-то особенной драмы в историях попадания на стриптиз-сцену:

«Я сама пошла. Стало интересно “сунуться” и проверить гипотезу о том, можно ли там заработать.

Многие, очень многие девчонки идут за “красивой жизнью”. Вот реально мало, кого жизнь нагнула, хотя я думала, что все наоборот. Многие учатся на бюджете и снимают квартиру, хотя и по специальности могли бы работать.

Каблучки, платья каждый вечер, которые в жизни не наденешь, мужчины, цветы, гости, которые приходят “только к тебе”, макияж, прически — красивая жизнь!».

Заработки. «Если мужчина попадает в руки к опытной танцовщице, рискует уйти без денег»

Так можно ли заработать на стриптизе? Решившая узнать на своём опыте Айрис, утверждает, что это далеко не так просто:

«Заработок “шарится” (делится между работником и заведением) нехило. Со всего в разных соотношениях: с услуг — 50 на 50, с чаевых — 70 на 30. При этом чаевые за услуги дают редко, мало.

И все платно: макияж и прическа — платно, белье нужно специальное для стрипа с застежечками — платно! Нужно несколько комплектов иметь — все за свои деньги. Платьев несколько штук, туфель как минимум три — за все нужно платить.

Чтобы заработать стриптизом приличные деньги, нужно и правда вкалывать, делать это основным и постоянным видом деятельности. Особенно если без интима. Я работала без интима и две ночи в неделю — это вообще мало. У меня экономика не сходилась, поэтому адреналина и опыта получила, и бросила это занятие».

Ещё одна москвичка — Анна Делос — подтверждает, что стриптизёрше в клубе приходится самостоятельно оплачивать многие вещи. Помимо этого существует система штрафов — за несоблюдение очерёдности в выступлениях, опоздания, отсутствие профессионального макияжа.

«Собирать чаевые можно ровно один или два трека, зависит от клуба — добавляет девушка — Это сделано для того, чтобы были свободные гости, к которым может подойти следующая танцовщица».

Анна Делос

Тем не менее, Анна говорит, что зарабатывать подчас удаётся очень неплохие деньги:

«В одном и том же клубе за ночь одна девушка может заработать хорошую сумму, а другая – ничего. Тут много факторов. Новенькие, как правило, зарабатывают меньше. Если, конечно, не пришел «любитель новеньких». Некоторым нравятся девушки с «невинными» глазами.

Если мужчина заходит первый раз и попадает в руки к опытной танцовщице, рискует уйти без денег. Когда наличные заканчиваются, девушка может сказать: «Красавчик, тут есть банкомат. Давай гулять дальше, с тобой так хорошо, никогда не встречала такого умного, красивого и приятного мужчину».

Так можно потратить даже отложенные на что-нибудь важное деньги. Один раз мужчина признался мне, что полгода копил в тайне от жены, чтобы прийти в клуб».

Сама же Анна гастролирует с собственным шоу и может похвастать стабильным и хорошим доходом:

«Если загрузить себя по полной программе, то реально заработать 500 тысяч рублей в месяц. Стандартный доход — примерно 300 тысяч… Наша профессия подразумевает огромные расходы на себя: прическа, макияж, маникюр, педикюр, фитнес, косметолог, сценические костюмы. Индивидуальная работа с хореографом и аренда зала — 5 тысяч рублей в час. Туфли — 8 тысяч, если они украшены стразами, то все 15! А хватает их максимум на месяц».

Примерно о таких же деньгах говорит и Вивьен, стриптизёрша одного из ведущих клубов России Golden Girls:

«Я тренируюсь по два с половиной часа в день. За то, что мы начинаем хуже выглядеть, нас не штрафуют, но в этом случае мы начинаем терять деньги, потому что клиенты не платят за неидеальное тело. Когда мы выглядим подтянуто и красиво, то получаем по 200–300 тысяч в месяц».

Наши соотечественницы, работавшие в США, называют более значительные суммы. Вера Свечина, жившая в 2000-х в Калифорнии, рассказывает:

«Денег получалось где-то от 8 до 12 тысяч долларов в месяц. Другие девушки зарабатывали по-разному: кто-то больше чем я, кто-то меньше. Но это в Сан-Франциско — я уверена, что в Лас-Вегасе можно заработать и больше».

Вера Свечина

Приватные танцы и проблемные клиенты. «Мужчинам ничего не надо – просто излить душу»

Одной из главных статей дохода в стриптизе являются дополнительные услуги. Пожалуй, самая распространённая — приватный танец, номер, при котором девушка все свои навыки концентрирует на конкретном заказчике.

Естественно, подобная услуга несколько раздвигает рамки и может навести клиента на мысль, что ему теперь позволено всё. Однако от излишне ретивых посетителей стриптизёрш стараются тщательно ограждать.

«Он может погладить меня по бедру, слегка коснуться груди, но слегка! Лапать не разрешается — делится опытом танцовщица из Казахстана Азиза — Когда что-то идёт не так, я сначала пытаюсь по-женски нежно и ненавязчиво дать понять, что так нельзя. Говорю: дорогой, пожалуйста, не делай так больше. «Ай-яй-яй» скажу, пальчиком погрожу с улыбкой. Если не помогает, то вмешиваются ребята из службы безопасности и просят клиента вести себя прилично, в противном же случае его выведут из заведения».

Впрочем, совсем без инцидентов не обходится. «Иногда вошедший в раж клиент сам начинает исполнять стриптиз — вспоминает Анна Делос — Или, помню, как один пытался дополнительно подкрутить нас с партнершей на пилоне: ему казалось, что так танец будет более зрелищным».

Коллега Анны из Белоруссии рассказывает, что порой посетители, напротив, могут стремиться к совершенно невинным вещам. Так произошло в её первый приватный танец:

«Я тогда не раздевалась. Клиент сказал о том, что раздеваться не нужно, что он уже все успел разглядеть в зале, а хочет просто поговорить.

Очень часто мужчинам ничего не надо – просто излить душу. Не просят телефон, не предлагают встреч, рассказывают о проблемах на работе и о трудностях в отношениях с женой, чаще об отсутствии понимания с ее стороны. Говорят о том, что все надоело, пилят жена и дети, мол, ничего уже не помогает от этой затяжной депрессии и что ничего они уже в этой жизни не хотят».

Личная жизнь. «Да кто ты такая?! Всего лишь обычная стриптизерша!»

Личная жизнь стриптизёрш, как правило, складывается непросто.

«У меня сейчас нет парня — говорит Азиза — Я встречалась с одним молодым человеком четыре года, и все это время он пытался заставить меня сменить профессию.

Мужчины — собственники, он очень ревновал. Когда не смог терпеть, ушел. Но из собственного опыта я знаю, что потакание мужским капризам все равно не приводит ни к чему хорошему.

Недавно я рассталась с парнем, с которым встречалась полтора года. Он также вынуждал меня уйти с работы, и я, помня о горьком предыдущем опыте, подчинилась. Однако мы все равно не смогли быть вместе, потому что при каждом конфликте он кидал мне в лицо фразу: «Да кто ты такая?! Всего лишь обычная стриптизерша!». Я рассталась с ним и вернулась в профессию, о чем не жалею».

Однако танцовщица признаёт, что сексуальные отношения могут быть очень полезны для выступлений:

«Когда я танцую после ночи любви — еще очень свежи впечатления, во мне просто горит этот сексуальный заряд. Мне не нужно ничего играть — я просто в этот момент живу на сцене. Я купаюсь в собственных сексуальных переживаниях, если хотите».

Стриптизерши на пенсии. «Хочу учить женщин мудрости»

Век стриптизёрши невелик — после 35 работают уже крайне немногие. Поэтому планы на будущее — очень насущный вопрос.

«Я сейчас хочу подстраховаться и получить второе высшее образование, связанное с программированием, чтобы обеспечивать себя на пенсии — говорит Вивьен из Golden Girls — У нас в клубе очень много девочек, которые раньше работали здесь стриптизершами, а после выхода на своеобразную пенсию остались тут. Мы называем их “старшими”. Кто-то работает менеджером. А кто-то начинает заниматься продажами, шьет костюмы или привозит откуда-то вещи, которые подойдут именно нам».

Её товарищ по клубу Юлия Реутова видит в своём будущем более специфический сценарий:

«Я знаю, что я хочу делать на пенсии: заниматься целительством и тибетской медициной. Это все интересно мне уже сейчас, но пока я отдаю себя другим способом — через красоту, стиль, изящество, любовь к людям, через картинку, внешность. Но на пенсии я займусь массажами, медициной, мантрой, эзотерикой. Я хочу учить женщин мудрости, которую приобрету к тому времени».

Юлия Реутова в передаче «Минута славы»

Их коллега из провинциального Бреста надеется на простое семейное счастье:

«Конечно, чаще все-таки личная жизнь не складывается, и я считаю, что это трагедия стриптизерши, которой уже лет ближе к 40, но привыкшей к хорошим деньгам. Не хотелось бы такой участи, планирую до лет 25 потанцевать, накопить еще немного денег и выйти спокойно замуж, рожать детей и сажать помидоры».

К сожалению, некоторым обрести семью бывает сложно даже после завершения карьеры. Альфия Зиганшина из Оренбурга перестала танцевать стриптиз за полтора года до окончания ВУЗа. Она смогла сдать дипломную работу на «отлично» и встретила будущего мужа, знавшего о её прошлом.

Казалось бы, счастливый конец, но как-то на семейном торжестве Альфию узнал двоюродный брат жениха:

«Однажды за праздничным столом он сказал мне при всех: “Ты что, забыла, как я тебе в трусы “пятихатку” сунул?” А ведь я тогда была уже на шестом месяце беременности!».

Случился страшный скандал, муж Альфии подрался с братом, а у неё самой от переживаний произошли преждевременные роды. Около месяца женщина пролежала с ослабленным младенцем в больнице, и в это время муж сообщил ей, что уходит:

«Леша сказал, что знакомые мужики ему такое про меня рассказывают, после чего он даже видеть меня не хочет».

Матери-одиночке с трудом удалось устроиться учителем в школу, но на второй год во время родительского собрания она услышала:

«Вы только посмотрите! Надела свитер под горлышко и наших детей ругает! А сама без трусов в барах танцевала раньше! Мне муж сказал, что видел Вас там!»

Поднявшийся шум усугубили издевательства со стороны старшеклассников, звонивших с «деловыми предложениями» и оставлявших записки с просьбой о стриптизе на выпускном.

После такого Альфия была вынуждена уволиться и поселиться в частном доме вместе с ребёнком и пожилым отцом.

«Пока я не определилась с работой, но точно знаю, что за учительский стол не вернусь! Я неплохо перевожу иностранные тексты и пишу курсовые работы на заказ. Планирую завести собственное хозяйство и в будущем податься в торговлю».

Стрип клуб

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *