Стихи тилль линдеманн

Сборник стихов Тилля Линдеманна «Messer». Переводы фанатов группы Rammstein. Купить книгу «Messer».

Стихи из «Messer» могут восприниматься по разному. Кого-то они шокируют, для кого-то это откровение Тилля.
Мы не будем брать на себя смелость агитировать вас за какую-либо точку зрения. Мы просто публикуем стихи так, как их написал Тилль и как их видят авторы переводов.

В 2018 году издательство «Бомбора» выпустила книгу с переводом всех стихов «Messer». Вы можете купить книгу в магазинах Book24 и Озон.

Рифмованные переводы сделаны с учетом стиля написания оригинальных стихов.

Vorwort: «Poesie ohne Rückkrhr»
Предисловие: «Поэзия без оглядки»
Ich weiss
Я не знаю
Madchen tot
Девушка мертва
Aberglaube
Суеверие
Absicht?
Намерение?
So hat das Kind in Not gelogen
Ребенок соврал по необходимости
Messer
Нож
Durch dick und dunn
Толстый и тонкий
Grossmutter
Бабушка
Fausthaus
Кулак
Guten Morgen
Доброе утро
Meine Mutter ist blind
Моя мать слепа
Nebel
Туман
Komm ich koch dir eine Suppe
Приходи, я готовлю тебе суп
Big in Japan
Big in Japan
Sucht
Страсть
Glück
Удача
Auf dem Friedhof
На кладбище
Auf dem Friedhof (2)
На кладбище (2)
Fernweh
Тяга к дальним странствиям
Mein gutes Schiff
Мой добрый корабль
Nele
Неле

Отзыв: Книга «Messer. (Нож. Лирика)» — Тилль Линдеманн — Может быть эти стихи стоило читать на немецком только.

Билеты на презентацию книги Тилля Линдеманна «Messer» (Нож. Лирика») стартовали от 9 тысяч. По крайней мере я не видел дешевле. Цены на саму книгу плавали в районе 1 тысячи. Мои ожидания не поддавались оценке.
Теперь я рад, что не потратил ни копейки на покупку совсем не интересного сборника стихотворений из раннего творчества лидера невероятно крутой группы, которую знают все. Кстати, у Rammstein скоро вылупится альбом наконец-то. Почему? Ну, я не много переводов песен группы читал и не могу судить похожи стихи из «Ножа» на стихи, использованные в песнях, я не могу насладиться их звучанием на немецком, но я прочитал русский перевод и это какая-то дичь.
В любом случае книгу однозначно имеет смысл пролистать всем поклонникам творчества Тилля. Нельзя ее игнорировать, но совет, не покупайте и не скачивайте сборник в переводе от Вячеслава Камедина и какой-то тетки. Они явно пользовались переводчиком от Google. Во всей книге в их переводе я нашел только пару более менее складных стихов (они не парились на этот счет).
Умысел?
у меня есть ружье
я его зарядил
один щелчок
и кровь из твоей головки ручьем
я увижу это сквозь дым
и вы постучите вдруг в дверь
меня поймаете, но что
могу поделать я теперь
оно же жахнуло само!
А единственный адекватный перевод сделал Евгений Витковский, который подбирал слова более тщательно, но сохраняя немецкий лающий стиль. Вот этот же стих в его варианте.
я зарядил винтовку,
сощурился в прицел.
бабах!
сносить твою головку
я мысли не имел.
ну и при чем тут я?
не надо тыкать в дуло
спросите все с ружья
оно-то и стрельнуло.
По-моему разница более чем очевидна. Но в любом случае много просят денег за эту книгу и в любом случае я удовольствия во время чтения извращенных строк не получил.

«Всего страшней на свете нож»: сборник ранних стихов Тилля Линдеманна впервые в России, Украине и Казахстане

Сказки на ночь о смерти, безумии и отцовстве солиста и автора песен Rammstein. БОМБОРА выпускает сборник в преддверии книжно-музыкального тура «Messer» по России и странам СНГ.

Предварительная дата выхода книги: 01.11.18. Предзаказ уже доступен!

«Люди редко стоят перед выбором, пить на завтрак бензин или свежевыжатый апельсиновый сок. Однако начиная задумываться об этой альтернативе, удаляешься на шаг от нормы», — пишет во вступлении к сборнику первый световой дизайнер Rammstein и близкий друг Линдеманна Герт Хоф.

Попробуйте встать на сторону ведьмы, которая хочет испечь печенье из Гензеля и Гретель — возможно, тогда вам удастся сблизить понятия нормы и поэзии Линдеманна. И дело не в том, что ведьма любит вкус. Нет, она хочет это печенье, потому что… разве это не смешно?

Умысел?

Я зарядил винтовку

Сощурился в прицел

Бабах

Сносить твою головку

Я мысли не имел

Ну и при чем тут я

Не надо тыкать в дуло

Спросите все с ружья

Оно-то и стрельнуло

«Конечно, поверхностно тексты отмечены насилием и всеми видами провокаций. Однако, если вчитаться внимательно, открывается комичность, которую мало кто замечает», — говорит Линдеманн.

В «Messer» множество разных отсылок, от бротигановского юмора до гоголевских предрождественских ужасов, но, как замечает Хоф, «поэзия Линдеманна самодостаточна». «Эти стихотворения — его собственные противники. Сила их влияния в том, что для одиночки здесь нет никакой надежды. Они могут передать боль, которая и есть единственный друг, остающийся верным на протяжении всей жизни».

Герт Хоф и Тилль Линдеманн впервые решили выпустить»Messer» в далеком 2003. Rammstein еще выглядела свежим веянием китча: элегическая безысходность «Лесного царя» и здоровое, мускулистое ультранасилие. Тилль Линдеманн был сорокалетним панком в вечных ожогах и ссадинах от взрывов на «огненном шоу» Rammstein; Герт Хоф — его световым дизайнером.

Друзья сделали адрогинную фотосессию Тилля в белом комбинезоне с белыми манекенами, выпустили сборник — и тот еще долго красовался на главных страницах немецкой прессы как самое грубое, вульгарное, грязное явление в массовой культуре. Поклонники были в восторге.

«Конечно, иногда я сам себя спрашиваю, что за монстра я там создал? Но, с другой стороны, ты тихо смеешься и радуешься своему маленькому, грязному, черному „кое-кому“», — вспоминает о том времени Тилль.

Счастье

Еще сказать о радости могу

Я рыбий глаз нашел на берегу

Взгляну в него и больше никогда

Тебя не скроет от меня вода

Увижу змей занявших весь объем

Что отыскался в черепе твоем

Сборник составлен из стихотворений на двух языках, немецком и русском, а иллюстрации на разворотах выполнены Дэном Зозулей.

Перевел стихи писатель-фантаст, поэт, литературовед Евгений Витковский, переводчик Нила Геймана и Теодора Крамера, составитель сборников Бодлера, Валери и Рембо. Витковский особенно тщательно восстанавливает рубленый ритм немецкой речи, а стихи со сложной игрой слов оснащает подробными комментариями.

Сам Линдеманн будет представлять книгу в декабре, в книжно-музыкальном туре «Messer», в который вошли Киев, Санкт-Петербург, Москва, Алма-Ата, Новосибирск, Иркутск и Самара.

Несколько концертов будет сопровождать отдельный день для автограф-сессии. Время и место автограф-сессий будет дополнительно объявлено на сайте Bombora.ru. Следите за новостями!

Расписание тура

Киев

30.11.2018 — автограф-сессия, время и место будет объявлено позднее

01.12.2018 — вечер с Тиллем Линдеманном и гостями, Атлас

старт продажи билетов: 20.09.2018

Санкт-Петербург

02.12.2018 — автограф-сессия, время и место будет объявлено позднее

03.12.2018 — вечер с Тиллем Линдеманном и гостями, Опера

старт продажи билетов: 01.10.2018

Москва

04.12.2018 — автограф-сессия, время и место будет объявлено позднее

05.12.2018 — вечер с Тиллем Линдеманном и гостями, Icon

старт продажи билетов: 01.10.2018

Алматы

06.12.2018 — автограф-сессия, время и место будет объявлено позднее

07.12.2018 — вечер с Тиллем Линдеманном и гостями, Гранд Опера

старт продажи билетов: 24.09.2018, 10.00 (ALMT)

Новосибирск

09.12.2018 — вечер с Тиллем Линдеманном и гостями, Лофт Парк Подземка

старт продажи билетов 01.10.2018

Иркутск

10.12.2018 — автограф-сессия, время и место будет объявлено позднее

11.12.2018 — вечер с Тиллем Линдеманном и гостями, Клуб Дикая лошадь

старт продажи билетов: 01.10.2018

Самара

12.12.2018 — автограф-сессия, время и место будет объявлено позднее

13.12.2018 — вечер с Тиллем Линдеманном и гостями, Махалл

старт продажи билетов: 01.10.2018

В тихой ночи. Лирика

Annotation

Тилль Линдеманн – легенда мира музыки и автор текстов песен немецкой группы Rammstein. Его стихи, проиллюстрированные талантливым художником Маттиасом Матисом, проведут нас по чувственному миру, сотканному из сексуальности, мазохизма, садизма, любовной аддикции и рефлексии. Герои этих стихов – рабы эроса и танатоса, тех хтонических сил, что движут человечеством с момента его появления. В текстах Линдеманна – удивительная синергия тоски, эмоциональной глубины, звериных инстинктов, самобичевания и эйфории. Содержит нецензурную лексику. В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

Тилль Линдеманн
В тихой ночи. Лирика

Одно из ранних стихотворений Линдеманна 1972 года называется «Щелкунчик». Тиллю было 9 лет, когда он написал: ОН ЩЁЛКАЕТ КАЖДЫЙ ОРЕХ
ПРОСТО ОЧЕНЬ
ОН ДОЛЖЕН
ДАЖЕ ЕСЛИ НЕ ХОЧЕТ

Отец Тилля, ныне покойный детский писатель Вернер Линдеманн, это стихотворение маленького сына включил в свой автобиографический роман. Тилль Линдеманн – весь в этом, как в детстве, в своих лирических принципах: страсть, беспощадность, неутомимость, раздробленность, фатализм. Несколько лет назад я спросил Тилля, пишет ли он по-прежнему стихи, помимо своих текстов для Rammstein? «Щелкунчик» девятилетнего поэта, который произвел на меня неизгладимое впечатление, напомнил мне лирический сборник Messer («Нож») 2005 года, в котором я тогда нашел неподдельное сокровище: тонкую связь, наподобие пуповины, между внешним и внутренним бытием обожаемого всеми поклонниками фронтмена и пиротехника. Я, собственно, никогда не считал Rammstein только рок-группой, для меня их песни – «произведение искусства», а поэтический язык Тилля – словно огнемет, извергающий пламя радости, ярости и музыки. И сама музыка часто сопровождается лирическими перевитыми узорами. Если вы видели выступление Rammstein в Париже или Хьюстоне, если вы видели, как многие тысячи людей показывают на Тилля и ревут на немецком «Du hasst mich», то перед вами возникал вопрос некоего особого универсального языка. Какой еще немецкий художник слова способен изобрести в наше время лирику, которую понимают люди в Мюнхене и Берлине так же, как и в России, Мексике, Франции или США? Прежде чем мы встретились в Берлине, папка со стихами Тилля лежала на моей кровати в отеле. Он доверил мне их, чтобы я прочитал. И я читал. И читал. И читал. Мы тогда не обмолвились ни словом об этих стихах. Тилль часто обращается к теме природы, на которой он вырос и в чей покой он убегает. Он находит там, в тишине лесов и озер, особый язык, слова которого тут же хочется записать, красоту которого так хочется присвоить себе… Так это началось. Потом появилось больше стихов. Как приливы. Приливы и отливы. Громкие и тихие. Грубые и нежные. Собранные здесь стихи звенят, как царапание по льду в холодной ночи. При этом здесь есть настоящие монстры, комическая бойня, множество скверных вещей, немного резни – и потом снова ласковые миниатюры. Ласковые? Смеем ли мы употреблять это слово после “Zärtliche Cousinen, Teil III”? Поэзия Тилля, однако, проявляется как в ярких, так и тихих моментах, буйных, только кажущихся неловкими, негибкими, после которых вдруг льются равномерные строки лирики, становясь ясными, педантично отточенными: В БЕЗМОЛВНОЙ НОЧИ ЧЕЛОВЕК ПЛАЧЕТ
ПОТОМУ ЧТО У НЕГО ЕСТЬ ПАМЯТЬ
Как-то долгим вечером я прочел эти и другие строки актеру Маттиасу Брандту. На следующий день Маттиас написал мне по электронной почте: «Самое интересное в этих стихах то, что едва ли кто-то предположит, что они Тилля Линдеманна. При этом так много тишины и глубины и комизма в этой поэзии, как и в текстах Rammstein. Эти стихи легендарны. Для актера они являются, так сказать, раем. Они звучат так, как будто кто-то сорвал тексты песен Rammstein и положил их под цветочный пресс. Это чистый Линдеманн – гербарий!» Мы видим людей в стихах Тилля голыми, в жажде, в одиночестве, в глумлении и ненависти. Наконец, раз за разом читая и сортируя, я думал, что здесь есть всё: несравненные, убедительные раны самоутверждения. И вот, позади этой мантры отрицания «нет», если охватить всё вместе, обнаруживается большое настойчивое «да». Мы чувствуем в героях Тилля поэтов, с текстами которых он рос дома: это Бертольд Брехт, Конрад Фердинанд Мейер, прозектор Готфрид Бенн. И мы чувствуем в этих историях (потому что подчас эпические истории часто есть в самых маленьких стихотворениях) героев нашего времени – рассказчика современных событий катастроф жизни, швейцарского журналиста Эрвина Коха, чьи «Wahre Geschichten» («Правдивые истории») под названием «Was das Leben mit der Liebe macht» («Что делает жизнь с любовью») принадлежат к любимым книгам Тилля. Мы редактировали тексты совместно и молниеносно, но чтобы читатель смог проникнуться к ним любовью, они теперь, возможно, задним числом требуют корректуры (слишком поздно, слишком поздно), потому что по крайней мере некоторые стихотворения – это нарушение общественного порядка. Кто хочет искать, тот найдет здесь: ломанные схемы рифм, ломанный ритм, ту или иную как будто непроизвольную перестановку звуков. А по существу: сексуальная эксплуатация, дискриминация по возрасту, и, и, и … Вообще: кто хочет читать этичные стихи, тот разочарованно склонит свою голову и будет тихо плакать. Кто, однако, вместо этого хорошо присмотрится, тот будет щедро вознагражден. Он констатирует, что лирическое Я в этих часто неистовых текстах, обращенных как к читательницам, так и к читателям в каждой строке, всё же, прежде всего, подает на подносе собственное, нежное сердце. Я описал Тилля как Кинг-Конга немецкой современной культуры. Также в этих стихотворениях бушует уязвимый, но очень чувствительный неистовый берсерк со своей любимой блондинкой в лапах, несущийся через города или, пожалуй, даже как последний киногерой пират через все воды мирового океана. Кто бы ответил на крик Кинг-Конга о любви любовью? Зверь должен умереть. Тилль сам отвечает этому зверю, и в этом его ответ созвучен всему творчеству Rammstein: я разочарован. Для чудовищ такого вида, о которых в своей книге рассказывает Тилль, есть одно высказывание громогласного Жоржа Симеона. Я поставил это выражение в коллекцию интервью, потому что все эти люди, с которыми я встречался для разговора, были объединены трагическим, комическим, но в действительности всегда разрушительным сражением против несчастья своего существования: «Человек до того плохо приспособлен для жизни, что можно было бы сделать из него сверхчеловека, если бы он видел в себе обвиняемого вместо жертвы». Нет, менять здесь нечего. Но, естественно, мы вместе работали над стихами, это была в каждом случае лишь самая малость – пропуски, новые заголовки. Я провел с Rammstein несколько недель летом 2002 года – они были с туром в США – и сделал репортаж для SZMagazins. Я вспоминал, наряду со знойно-горячими концертами, прежде всего: патологическую робость Тилля, когда поклонники бежали к нему сломя голову. А также его настоящую панику, когда журналисты бежали за ним… И я вспоминаю вечера с Тиллем в гостиничных комплексах на побережье Тихого океана, в Денвере, Далласе, Фениксе и Сан-Антонио. Причудливые крошечные распутные пташки заглядывали нам в глаза из-за края барной стойки у бассейна. Был и ледяной Budweiser, который запотевал, если его совсем не пили. Тилль тихо прочитал несколько строк, уставившись в свой ноутбук, потом постучал по клавиатуре, радостно оскалил зубы и прочитал еще раз, на этот раз громче. Я сказал: «Второй вариант как-то лучше, коротко и ясно. Интересно почему?» Тилль ответил: «Потому что теперь здесь испорчена рифма. Ритмика в конце стихотворения сорвалась. И это прекрасно». Последний этап подготовки к печати происходил в начале лета 2013 на кухне в Мюнхене-Швабинге. Там сидели Тилль, его многолетний друг художник Маттиас Маттис и я. Было выпито несколько литров кофе, кругом лежали листы со стихотворениями Тилля, на каждом – стихи уже в более укороченном измененном варианте. И лежали черные как смоль рисунки Маттиса. Эти рисунки ни в коем случае не комментируют стихи Тилля – они снабжают эти стихотворения скорее какой-то тайной, вычерчивают вторую мелодию. Мне приходит на ум этот финал в Мюнхене как реприза нашего первого вечера в Берлине годом ранее. Скромная картонная коробка с текстами Тиля, стоявшая на моей берлинской кровати в отеле, которую прилив выбросил на сушу: поэзия великого кораблекрушения наших дней. Александр Горков Мюнхен, лето 2013

SINFONIE

GÖTZENDIENST AN MEINEM OHR
IHR VIOLINEN IHR TROMPETEN
LASST MICH LEBEN HOCH UND TIEF
IST DAS LOCH IN MEINEM ARSCH
HEREINSPAZIERT

СИМФОНИЯ

Идолопоклонство на слуху:
Все ваши скрипки, ваши трубы…
Меня покиньте, жить я высоко
и глубоко хочу
Вот дырка в заднице моей, смотрите –
Входите

SINN

IHR LEUTE SEHT HER
MEIN LEBEN SCHEINT SCHWER
STEHLE UND LÜGE
VERRATE UND BETRÜGE
DOCH MORGEN WERD ICH FRÜH AUFSTEHEN
MIT SCHÄTZEN IN DEN SÜDEN ZIEHEN

СМЫСЛ

Вы, люди, смотрите сюда!
Моя жизнь тяжела:
Ворую, бессовестно лгу,
обманываю, предаю,
Но завтра рвану чуть заря
На юг с сокровищем я!

DAS EXPERIMENT

ALLE BLEIBEN STEHEN
ALLE WOLLEN ES SEHEN
SEHT NUR SEHT
IN FLAMMEN STEHT
DIE UNIVERSITÄT
MISSLUNGEN
DAS EXPERIMENT
UND ES BRENNT
DER STUDENT BLEIBT STEHEN
AUS PROTEST
HÄLT SICH AM FEUER FEST
NUR ZEMENT BLEIBT
WENN DAS DACH ZUSAMMENFÄLLT
SIEHT MAN DAS STERNENZELT
DAS IST SCHÖN
DU MUSST NICHT MIT DEM FEUER SPIELEN
WENN DU ETWAS WÄRME BRAUCHST
UND ES BRENNT
DER STUDENT

ЭКСПЕРИМЕНТ

Все остались стоять
Все это видеть хотят
Смотрите, только смотрите!
Объят пламенем! Внимание, зритель:
Неудачный
Эксперимент
Стоит, горит
Студент
Из протеста
Решительно пылает в огне
И только остаётся цемент на дне
И звёздный шатёр зримый ясен
Когда обрушится крыша уже
Он прекрасен…
Поверь, ты не должен играться с огнём
Только если нуждаешься очень в тепле
Вон! Горит он,
Студент

ICH LIEBE DICH

WIE KOMMST DU NUR IM TRAUM DARAUF
DASS ICH DIR SAGE
WORAN ICH KAUM ZU DENKEN WAGE

Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ

Как только ты придёшь во сне,
Тебе я говорю
О том, о чём едва я думать смею…

VATERTAG

TAG FÜR TAG UND STUND UM STUNDE
FLIESST DEIN BLUT DURCH MEINE VENEN
IN MINUTEN UND SEKUNDEN
VERDÜNNT MIT ANGST UND KALTEN TRÄNEN
DU TREIBST IN DEINER EINSAMKEIT
ALLEIN AUF HOHER SEE
UND RUFST MIR WORTE IN DEN WIND
DIE ICH NICHT VERSTEH
WO BIST DU
HAB DEINE AUGEN IM GESICHT
ICH KENNE DICH
KENN DICH NICHT
TRAG DEIN BLUT MIT MIR UMHER
ICH KENNE DICH
KENN DICH NICHT MEHR
DU TREIBST IN DEINER EINSAMKEIT
ALLEIN AUF TIEFER SEE
NACHTS IM TRAUM STEHST DU VOR MIR
DU TUST MIR NICHT MEHR WEH
WO BIST DU

ДЕНЬ ОТЦА

День за днём и час за часом
Твоя кровь в моих венах течёт
В минутках, секундочках счастья
Растворяешь тревогу холода слёз
Своё одиночество с силою гонишь
В открытое море один ты идёшь
Кричишь мне слова сказать что-то хочешь
Но я их не слышу сквозь ветер и дождь
Где ты?..
Твои у меня глаза, твоё у меня и лицо
Я знаю тебя
Я не знаю тебя
Несётся твоя кровь в сердце пылком моём
Я знаю тебя
Я больше не знаю тебя
Своё одиночество с силою гонишь
В открытое море один ты идёшь
Ночью во сне ты ко мне вновь приходишь
Ты не делаешь больно, как делал больно мне
днем…
Где ты?..

ELEGIE FÜR MARIE ANTOINETTE

MADAM
LÄSST SIE SICH INFORMIEREN
GAR SCHRECKLICHES WIRD IHR PASSIEREN
MAN MÖCHTE SIE VOR MENSCHENREIHEN
ALSBALD VON IHREM KOPF BEFREIEN
IST SO GESCHICHTE
WIRD PASSIEREN
DARF ICH HERNACH SIE PENETRIEREN
INS WORTLOCH ÜBER IHREM KINN
AUCH HALTE ICH SIE GUT IM SINN
ES FÄLLT DER STAHL UND OHNE SEGEN
ROLLT DER KOPF LIEGT AUF DEN WEGEN
OHNE LEIB UND OHNE HUT
IST NOCH WARM IST ER AUCH GUT
UND DER FLEISCHHALM STEHT RECHT GERADE

ACH ES WÄRE WIRKLICH SCHADE
ANSTAND SCHLÄGT DIE SITTE STICHT DOCH
BESSER LIEDERLICH
ALS WIEDER NICHT

ЭЛЕГИЯ ДЛЯ МАРИИ АНТУАНЕТТЫ

Мадам,
Позвольте Вас уведомить,
Ужасное Вам совершенно предстоит…
Хотели Вы бы пред толпой людей
Расстаться с головой своей?
Истории грядет черёд,
Всё так для Вас произойдёт
Потом смогу я Вас ебать
В отверстие словесное на подбородке,
И Вас и всех в том заверять,
Что в этом смысле лучшая находка
Сталь пала без благословенья,
Катится голова по шпалам, как мгновенья…
Без тела и без шляпы – всё равно!
И тёплая ещё, и мне так хорошо
И член стоит довольно прямо…
Ах, как обидно очень, мама!
Приличие забыто, и обычай – в зад
Царит везде хмельной разврат
Уж лучше быть развратным очень
Чем мёртвым, скажем между прочим…

WENN MUTTI SPÄT ZUR ARBEIT GEHT

WENN MUTTI SPÄT ZUR ARBEIT GEHT
DANN BLEIBE ICH ALLEIN
SIE WIRFT MIR ZWIEBACK AUF DEN MUND
SCHLIESST MICH IM ZIMMER EIN
WENN MUTTI SPÄT ZUR ARBEIT MUSS
FÄHRT NICHT MIT BUS NOCH BAHN
IHR ARBEITSPLATZ IST GAR NICHT WEIT
IST DAS ZIMMER NEBENAN
SIE KOMMEN UND SIE GEHEN
MANCHMAL AUCH ZU ZWEIT
DIE SPÄTEN VÖGEL SINGEN
UND WENN DIE MUTTI SCHREIT
WENN SIE MICH FRÜH ZU BETTE SCHICKT
SAGT ICH SOLL NICHT TRAURIG SEIN
WEINT MIR EIN BISSCHEN INS GESICHT
SCHLIESST MICH IM ZIMMER EIN
SIE KOMMEN UND SIE GEHEN
DAS LICHT IM FENSTER ROT
ICH SEHE ZU DURCHS SCHLÜSSELLOCH
UND EINER SCHLUG SIE TOT
TRAURIG WAR ICH VORHER SCHON
DIE MUTTER FEHLT MIR NICHT
ICH RIECH AN IHREN SCHLÜPFERN
UND MAL MIR DAS GESICHT

КОГДА МАМА ПОЗДНО ИДЁТ НА РАБОТУ

Когда мама поздно идёт на работу
Остаюсь одинокий я дома один
Кидает мне в рот сухарь бутерброда
на замок запирает мой маленький мир
Когда мама должна допоздна поработать
Уже поезда и автобусы в парках стоят
И работа нелёгкая её совсем не далёко –
С нею комната детская рядом моя
И приходят они, а потом и уходят
Иногда даже двое бывают за раз…
Мелодично пассажи птички выводят
Когда мама кричит в поздний час
Когда посылает меня спать снова рано
Говорит, я не должен грустить
Слёзы льются мои, и опять моя мама
Запирает меня под замки
И приходят они, а потом и уходят
На окне зажигается красный фонарь…
Сквозь замочную скважину вижу, как мочит
Один господин мою мёртвую мать
Да, я помню, как был я убит страшным горем
Не хватает мне матери, не хватает любви
До сих пор запах трусиков чувствую стойкий
У мальчишеских щёчек зардевших моих

ZEITLOS

ICH BIN EIN TREFFLICH SCHUSTERJUNG
ICH KÖNNT DIE GANZE WELT BESOHLEN
DOCH LEIDER HAT DIE LEBENSLUST
MEINE GANZE ZEIT GESTOHLEN

ВНЕВРЕМЕННОСТЬ

Я превосходный сапожник молодой
И всему миру подбивать подмётки бы я мог,
Но жить хочу так жадно, всей душой
И эта жажда время всё моё крадёт

WICHTIG

DREIMAL TÄGLICH SOLL MAN ESSEN
POST UND PINKELN NICHT VERGESSEN
WEIHNACHTEN РАКЕТЕ SCHICKEN
EINMAL IN DER WOCHE FICKEN

ВАЖНОЕ

Должны вы есть три раза в день,
Мочиться, почту проверять, порой, хоть лень,
Подарки посылать на Рождество
И трахаться в неделю хоть разок

SCHWARZ

GEH ICH VOR DER NACHT ZUR RUH
DECK ICH MICH MIT SCHWERMUT ZU
DIE HELLE WELT WILL MIR NICHT GLÜCKEN
MUSS MICH MIT FINSTERNIS VERZÜCKEN
ES IST DIE TOTENSCHWANGERE NACHT

DIE UNS VERZÜCKT ZU SÜNDERN MACHT
GEBOTE DIE WIR ÜBERGEHEN
KANN IM DUNKEL NIEMAND SEHEN
WENN ES DUNKEL WIRD
DIE SEELE SICH IN LUST VERIRRT
DER SONNENTOD IST MIR VERGNÜGEN
TRINK DAS SCHWARZ IN TIEFEN ZÜGEN
DAS TAGESLICHT IST KEIN VERLUST
DIE NACHT HÄLT VIELEN IHRE BRUST
TRINKER, HUREN UND VERSCHWÖRER
SIND DEN SCHATTEN ZUGEHÖRIG
HAT SICH DER TAG IM MOND VERKROCHEN
STEIGT UNS FIEBER IN DIE KNOCHEN
KEIN GEBET UND KEINE KERZEN
HEUCHELN LICHT IN UNSERE HERZEN
WENN ES DUNKEL WIRD
DIE SEELE SICH IN LUST VERIRRT
DER SONNE TOD IST MIR VERGNÜGEN
SCHLUCK DAS SCHWARZ IN TIEFEN ZÜGEN

ЧЕРНОТА

Перед ночью в тишину
Тьмой укрываясь, иду
Не посчастливится мне белый свет
Мне восхищенье дано лишь во тьме
Эта мёртворождённая ночь
Неистово грешниками нас создаёт
Мы преступаем священные заповеди
Не зрим ни души в сумерках заполночь
Когда опускается, как вуаль, темнота
Теряется в желаньях безумно душа
Закат для меня – восторг наслажденья
Пью залпом я чёрные страсти мгновенья
Светлый день мне не убыток, ущерб
Ночь, останови из грудей стон людей
Пьяницы, бляди, заговорщики, воры…
Их вотчина ночь, заслон от укоров
День притаился на больной Луне
И нет свечей, молитвы нет
Растёт лихорадка в наших костях
Лицемерия свет в наших сердцах!
Когда опускается, как вуаль, темнота
Теряется в похоти безумно душа
Смерть солнца для меня наслажденье
Пью залпом я чёрные страсти мгновенья

LIEBESLIED

DEINE AUGEN
ICH WÜRDE SIE GERNE IN DEN MUND NEHMEN
STÄNDIG LUTSCHEN DARAN LECKEN
SIE UNBEDINGT AN MEINE EIER HÄNGEN
UNTER MEINE VORHAUT STECKEN
NASS MIR AUF DIE BRÜSTE LEGEN
LIEBESLIEDER FÜR SIE SINGEN
IM ANUS BEIDE WÄR EIN SEGEN
IN DIE ACHSELHÖHLEN ZWINGEN
AUF MEINE MÜDEN AUGEN NÄHEN
BIS DAS LEBEN MICH VERLÄSST
DEN AUGEN IN DIE AUGEN SEHEN
HALT SIE MIT DEN LIPPEN FEST

ЛЮБОВНАЯ ПЕСНЯ

Твои глаза…
Я бы хотел, чтобы ты в рот взяла
Сосала, лизала, была бы нежна
Своим личиком милым в яиц мои волоса
Уткнулась бы, в крайнюю плоть, егоза
И влажный свой член кладу я на грудь
И песнь о любви для неё я пою
И в анус обоим благословение было
И даже в подмышки я с силой…
Полузакрыты усталые глаза мои
Выбрасываю жизнь я из последних сил
Смотри глаза в глаза
Ее губами крепко ты останови!

FLEISCH

ICH FAND FLEISCH IM GARTEN
WAR DOCH NUR EIN STEIN
KONNTE MAN NICHT ESSEN
WARF SCHEIBE DAMIT EIN
ICH FAND FLEISCH IM HOF
DAS WÄLZTE SICH IM DRECK
WOLLTE DARAUF SCHLAGEN
LIEF SCHNELL WEG
ICH FAND FLEISCH AM BETT
DAS HATTE EIN GESICHT
ICH DACHT ES WÄRE LIEBE
WAR ES ABER NICHT

ПЛОТЬ

Я нашёл тело в саду
Лишь кусочек остался один
Хочу есть, но жевать не могу
Так что бросил ломтик в пути
Вдруг нашёл тело я во дворе
Что валялось в пыли и грязи
Пнуть хотел по нему – не сумел
Убежало, как ночной паразит
Вдруг в постели я тело нашёл
И лицо имело оно
И подумал, любовь я обрёл
Но не было вновь ничего

TRAUM

ICH EIN KNABE SIE SCHON ALT
DOCH IHRE HÄUTE WEICH
IN IHREM SCHATTEN WAR ES WARM
KROCH AUF IHR MÜRBES FLEISCH
ICH EIN KNABE SIE WAR ALT
DOCH LIEBESDURFT AN BEIDEN
VON JUGEND KRANK HAB SIE GEFRAGT
LIESS MICH NICHT LANGE LEIDEN
SIE HIELT MICH MIT DEN ZÄHNEN
DIE ZUNGE HOCH GEHISST
IHR MUND GING AUF UND NIEDER
UND HAT MICH NICHT GEKÜSST

UND EIN REGEN LEGTE
SICH FEIN AUF MEINE HAUT
DA IST IN TIEFEM SCHAUDER
MEIN JUNGES HERZ ERGRAUT
UND EIN REGEN LEGTE SICH
WARM AUF MEINEN TRAUM
GEWECKT VON FEINEM SCHAUER
BEFLECKT MIT BUBENSCHAUM

СОН

Я мальчик, а она стара,
Однако её шкура мягкая
В её тени полно тепла
Я ползаю по мясу её дряблому
Я мальчик, а она стара
Однако право быть любимым обоюдное
У юности просила, хворая, она:
Не заставляй страдать меня, угрюмую…
Она меня держала меж зубов
И поднимала высоко язык горячий свой
Ходил то вверх, то вниз её слюнявый рот
Меня не целовала только мальчика…
Установилось правило меж нами вдруг:
На коже на моей ласкаться, нежиться
В глубоком содрогании – порочный круг –
И сердце моё юное седеет, как метелица…
И дождь унял над крышей свою прыть
Тепло в моём укромном сновидении
В изысканном блаженстве мальчик твой лежит
Испачканный мальчишескою пеною

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения geisteskrankprinz Сборник стихов Тилля Линдеманна «Messer»
Бессменный вокалист и автор почти всех текстов группы ‘Раммштайн’ является Тилль Линдеманн – он же стоял и у основания группы в 1994 году.
Сценические шоу и эпатажные тексты – обязательное сопровождение любого концерта группы.
Не смотря на то, что я читал переводы текстов «раммов» стихи оказались довольно-таки неожиданными, что ли… >_>
«Ich weiss»
Nicht warum ich spater aufstehe
Warum ich so fruh schlafen gehe
Auf das eigene Geheiss
Bin ich einsam mit viel Fleiss
So leb ich schon zu viele Jahre
Doch bin zu jung noch fuer die Bahre
Bin ein halb vergorener Wein
Ein schwerer Tisch auf einem Bein
Nicht Fisch und ohne Wasserland
So halt ich gern die junge Hand
Doch Jungblut achtet mich nicht mehr
Hab keine Kugel im Gewehr
Muss mich mit altem Fleisch begnuegen
Mich mit der eigenen Frau betruegen
Das Alter schlaeft mir auf den Schlaefen
Ich kauf das Glueck mir in den Haefen
Wer nicht schoen ist muss schoen leben
Schoenheit war mir nie gegeben
«Я не знаю»
Я не знаю, почему я позже встаю,
Почему я так рано иду спать.
По собственному приказу
Я оберегаю свое одиночество.
Так я живу уже слишком много лет,
Но еще слишком молод для гроба (катафалка).
Я наполовину перебродившее вино,
Тяжелый стол на одной ноге,
Не рыба и без водоема.
С удовольствием держу я юную руку,
Но молодая кровь меня больше не уважает,
Нет пули в ружье.
Должен довольствоваться старой плотью,
Изменять себе с собственной женой.
Возраст (старость) спит на моих висках,
Я покупаю себе счастье в портах.
Кто не красив, должен хорошо жить.
Мне никогда не была дана красота.
Madchen tot
Da liegt sie nun
Steif wie ein Brett
Hat keine Koffer unterm Bett
Liegt so kalt am Waldesrand
Gemeuchelt durch die eigene Hand
Ihre Augen ohne Schein
Sie wird nie wieder siebzehn sein
«Девушка мертва»
Теперь лежит она
Неподвижно, как доска.
Нет чемоданов под кроватью.
Лежит такая холодная на краю леса,
Предательски убита своей же рукой.
В ее глазах нет света.
Ей (больше) никогда не будет 17 (лет).
Aberglaube
Aus meinem Auge fallt ein Haar
ich wunsch mir was
sie waere tot
und nicht mehr da
«Суеверие»
Из моего глаза выпадает ресница.
Я желаю, чтобы
Она была мертва,
И ее никогда больше здесь не было.
Absicht?
Ich habe ein Gewehr
ich habe es geladen
ein Knall
du hast kein Kopfchen mehr
das seh ich durch die Schwaden
Sie klopfen an die Tur
nun werden sie mich fangen
ich kann doch nichts dafur
ist einfach losgegangen
«Намерение? (умысел)»
У меня есть ружье.
Я его зарядил.
Выстрел.
У тебя больше нет головки.1
Я вижу это сквозь дымок.
Они стучатся в дверь,
Они меня схватят,
Но я тут ни при чем —
Оно всего лишь (просто) выстрелило.
1 — возможно, Тилль использует уменьшительный суффикс «chen» для сохранения рифмы.
So hat das Kind in Not gelogen
So hat das Kind in Not gelogen
sie brachen ihm die Knie zu Stucken
sie Znge vom Gefass gezogen
wollen die vom Gaumen plucken
aus dem Speiseloche gezogen
und um den Ruckenstock gebogen
der Wortermuskel wird versteckt
mit Haut am Achterleib bedeckt
Das kleine Madchen an den Krucken
tragt einen Knoten auf dem Rucken
bluht rosa wie ein Mandelbaum
die Nachhaut wirft noch Silberschaum
da mussen sie den Sprachwurz qualen
die Stimme von den Bдndern stehlen
um die Wortkunst so betrogen
hat das Kind nicht mehr gelogen
es wird sich mit den bleichen Handen
selber wurgen und beenden
«Ребенок соврал по необходимости»
Так ребенок соврал по нужде.
Они поломали ему колени на кусочки,
Они вытянули язык из сосуда,
Хотят его вырвать из гортани.
Вытянули его из пищевой дыры (глотки)
И обмотали вокруг позвоночника.
Словесный мускул (язык) спрячут,
Кожей покроют на восьмом (виновном1) теле.
Маленькая девочка на крючках (костылях)
На спине несет клубок (опухоль).
Цветет розовым, как миндальное дерево.
Верхняя кожа выбрасывает серебрянную пену.
И теперь они должны терзать речевой корень,
Красть голос из голосовых связок.
Так, лишенный словесного искусства,
Ребенок больше не врал.
Он себя бледными руками
Задушит, и скончается (умрет).
1 — один из вариантов перевода
Messer
Das tote Meer in meinem Fleisch
hat geboren einen Hafen
jeden Tag zur gleichen Zeit
legt sie an um mich zu strafen
mit einer sterbenden Galeere
die Lerche mit der weissen Haube
ich wurde toten dass sie bei mir ware
doch hat sie Schnabel gleich dem Greif
und Fange scharf wie eine Schere
Sie wirft Anker und wird singen
entzwei mein Schiffchen aus Papier
schneidet es mit edlen Klingen
schreit sich zu kalteren Gewassern
es sinkt und niemand singt mit mir
und darum hab ich Angst vor Messern
Das Schiffchen blutet aus dem Mast
in die Brust der Grossmama
und wenn ihr nachts die Sonne scheint
ist jemand da der mit ihr weint
wir treiben kalt auf Augenschauern
hungerfroh in schweren Fassern
sie schneidet tief um mich zu essen
und darum hab ich Angst vor Messern
Und wenn mir nachts die Sonne scheint
ist niemand da
der mit mir weint
Нож
Мертвое море в моей плоти
Рождает гавань.
Каждый день в одно и то же время
Она причаливает, чтобы наказать меня,
На своей смертной галере.
Птица (жаворонок) с белым хохолком.
Я убил бы, лишь бы она была со мной,
Но у нее сверкающий клюв, как у грифа
И когти, острые, будто ножницы.
Она бросает якорь и начинает петь.
Мой бумажный кораблик напополам
Режет благородными (чистыми) лезвиями.
Призывает холодную воду
Он (кораблик) тонет, и никто не споет со мной.
Поэтому я боюсь ножей..
Мачта кораблика кровоточит,
Прямо в груди бабушки.
И когда ей ночами светит солнце,
Есть кто-то, кто плачет вместе с ней.
Мы плывем (дрейфуем) в холодном море слез.
Голод веселится в тяжелых бочках.
Она режет меня глубоко, чтобы потом съесть.
Поэтому я боюсь ножей.
И когда мне ночами светит солнце,
Нет никого,
Кто поплачет вместе со мной.
Durch dick und dunn
Wehen Liebeswinde flau
kusst Mann auch die fette Frau
die Seele tief im Wasser liegt
auch Frau nimmt alles was sie kriegt
Du bist jung
und ich bin nett
ich hab ein weiches Doppelbett
jedes Schiff braucht einen Hafen
warum willst du nicht an mir schlafen
Ich bin nicht jung
du bist nicht nett
ich bin hasslich du bist fett
doch im Sturm ist jeder Hafen gut
und morgen bist du ausgeruht
«Толстый и тонкий»1
Слабо дуют ветра любви.
Целует мужчина толстую женщину.
Душа скрыта глубоко в воде,
И женщина получает все, чего добивается.
Ты молода,
Я мил (симпатичен).
У меня есть мягкая двуспальная кровать,
Каждому кораблю нужна гавань,
Почему же ты не хочешь спать со мной?
Я не молод,
Ты не мила (симпатична),
Я уродлив, а ты толста.
Но в шторм хороша любая гавань,
А утром ты выглядишь отдохнувшей (посвежевшей)
1 — возможно, Тилль использует метафору типа «от толстого (полного жизни) к истощенному (постаревшему, увядшему)»
Grossmutter (не хилые шоки)
Ich lieg bei dir auf einem Bein
im bettgestellten Totenschrein
ewig kommst du nicht zur Ruh
ich sehe dir beim Sterben zu
doch schuttelt mich die Langeweil
ich fessel dich mit Wascheseil
bis in den Tod soll ich dich lieben
muss erst das Fett nach oben schieben
dann leg ich mich auf deine Haut
ich bin im Takt das Bett ruft laut
bald stopfe ich das Schossgedicht
mit einer Handvoll Falten dicht
Steiss und Rucken reiben wund
und etwas fallt dir aus dem Mund
ewig kommst du nicht zur Ruh
ich nah dir Mund und Augen zu
die Nase die vom Atmen trocken
schliesst eine Klammer fur die Socken
du hast gar nichts zu vererben
da sollst du etwas schneller sterben
dein Herz schlagt schwach
mein Herz schlagt laut
das Leben springt dir von der Haut
so will ich bis zum Leichenstein
dein lieber braver Enkel sein
«Бабушка»
Я лежу у тебя в ногах,
В постели, как на смертном ложе.
Ты никак не найдешь упокоения.
Я смотрю, как ты умираешь,
Меня бьет дрожь от скуки.
Я связываю тебя бельевой веревкой
Буду любить тебя до самой смерти
Должен стереть с тебя жир (грязь)
Потом я лягу на твою кожу сверху
Я двигаюсь в такт, кровать громко скрипит
Я складываю стихотворение потомка
Сжимая горсть морщин (в руках)
Зад и спина стираются в кровь,
А так же она течет изо рта.
Ты никак не найдешь упокоения.
Я закрываю тебе рот и глаза.
Нос, пересохший от дыхания
Зажимаю прищепкой для носков (бельевой).
После тебя нет наследства,
Так что умирай как можно скорее.
Твое сердце бьется слабо,
Мое сердце бьется громко.
Жизнь покидает твою оболочку,
Но до самого погребения
Я буду твоим любимым внуком.
Fausthaus
Jede Nacht zur selben Stund
streift ein Knabe meinen Traum
halt mir sein Pferdchen vor den Mund
ich fuhr es liebevoll am Zaum
Da Tier gar prachtig im Geblut
ist seinem Herren gleich von Adel
hat Stamm im edelsten Gestut
ja die Dressur frisst jeden Tadel
Der Jungling wirft mein Lob aufs Bett
schamt leise Missgunst in die Ecken
wirft seine Sterne aus dem Etikett
und schlagt sie in den schonen Schecken
Das Pferdlein baumt sich vor mir auf
der Jungling will sich weiter schamen
Maulschaum tropft vom Vorderlauf
ich sitze auf un kann es zohmen
In seinen Flanken schlaft der Marz
und seine Mahne lockt verwirrt
zeigt mir den Platz in meinem Herz
an den sich keine Frau verirrt
«Кулак»
Каждую ночь в один и тот же час
Мальчик касается моего сна.
Подводит свою лошадь к моему рту.
Я поведу ее ласково за уздечку.
Зверь великолепной крови
Благороден как свой хозяин.
Происходит из лучшей конюшни,
Безупречной тренировки.
Юноша бросает мою похвалу на кровать,
Изгоняет стыд и обиду по углам.
Срывает свои звезды с ярлыка,
И швыряет их в красивую пегую лошадь.
Лошадь встает на дыбы передо мной.
Юноша до сих пор смущается.
Пена течет по передней ноге.
Я сажусь верхом и обуздываю ее.
На ее боках спит март,
И грива спутана как (клубок) лески.
Показывает мне место в моем сердце,
Куда не заглядывает женщина.
Guten Morgen
Er stieg aus dem Bett
ging in den Badeort
sah sehr lange in den Spiegel
dann schnitt er sich auf
und legte sich unter einen Tisch zum Sterben
Er sei sagte das Madchen
viel zu alt fur sie
«Доброе утро»
Он поднялся с постели.
Пошел в ванную комнату.
Долго смотрел на себя в зеркало.
Затем перерезал вены
И лег под стол умирать.
Девушка сказала, что он
Слишком стар для нее.
Meine Mutter ist blind
Akne und Rosazea liefen Hand in Hand
ueber meine zarte Haut
ueber unberuhrtes Land
und haben es im Streich verbrannt
Mein Vater spricht zu mir
liebes Kind glaub jetzt und hier
die Frau die dich zum Manne nimmt
ist selbst hasslich oder blind
In den Spiegel seh ich nicht
ich trag die Fackel im Gesicht
ich bin einsam doch nicht allein
Akne und Rosazea werden immer bei mir sein
«Моя мать слепа»
Акне и Розацея1 бежали рука к руке
По моей нежной коже,
По нетронутой земле.
И ради удовольствия сожгли ее.
Мой отец говорил мне:
Милый ребенок, поверь раз и навсегда —
Женщина, которая возьмет тебя в мужья,
Сама некрасива или слепа.
Я не смотрю в зеркало.
Я несу факел на лице.
Я одинок, но не один
Акне и Розацея всегда будут со мной
1 — угри и сыпь (мед.)
Nebel
Wenn die Nebel aus den Wiesen steigen
werd ich mir die Haut aufschneiden
zwei Faden unterm Schlüsselbein
lass ich das weisse Meer hinein
Ich steche mir die Augen aus
ohne Fenster ist das Haus
schlag mir schon den Schädel ein
dann schneit es und mein Hirn friert ein
Ich hacke meine Brust aus Spass
es regnet und mein Herz wird nass
offne meine dicken Venen
und schenk dir Sträusse roter Tränen
Ich schneide wie ein Blatt Papier
jeden Tag ein Stück von mir
leg dir die Teile auf die Stirn
versenke sie in deinem Hirn
bis ich winzig und ganz klein
zieh dann in deinen Körper ein
Ich werde auf deine Bruste steigen
und mir selbst die Aussicht zeigen
durch die Lippen kriechen mussen
kann ich deine Zunge küssen
Der Leberfleck auf deinem Bein
soll meine kleine Insel sein
die kleine Narbe wird mein Nest
ich mich an den Härchen fest
wenn du das blasse Kleid anziehst
und weine wenn du Märchen liest
«Туман»
Когда туман поднимется с лугов,
Я разрежу себе кожу.
Две нити под ключицей —
Я впускаю белое море.
Я выкалываю себе глаза.
Без окон дом.
Красиво проламываю себе череп,
Потом начинается снег и мой мозг замерзает.
Ради удовольствия (потехи) разрубаю себе грудь,
Начинается дождь, мое сердце намокает1.
Вскрываю свои толстые вены
И дарю тебе букеты красных слез.
Я отрезаю, как лист бумаги
Кусочек от себя каждый день.
Я кладу кусочки тебе на лоб,
Топлю их в твоем мозгу,
Пока не стану крохотным и совсем маленьким,
А потом влезу в твое тело.
Я залезу на твои груди
И мне откроется вид.
Вскарабкавшись на твои губы
Я смогу целовать твой язык.
Родинка на твоей ноге
Станет моим маленьким островком,
Маленький шрам станет моим гнездом.
Я крепко держусь за волоски,
Когда ты надеваешь светлое платье.
И плачу, когда ты читаешь сказки.
1 — дождь-кровотечение, как всегда у Тилля.
Komm ich koch dir eine Suppe
Komm ich koch dir eine Suppe
aus Wünschen einer Sternenschnuppe
aus Küssen und aus Schenkelschweiβ
aus Tränen unterm Steiβ
ich krümm dir jedes Häärchen
werf meinen Anker in dein Meerchen
und tief in meinem Seelenschrein
kerker ich dein Bildnis ein
will es in mein Herzen zerren
es tief in meinen Körper sperren
«Приходи, я готовлю тебе суп (блюдо)»
Приходи, я готовлю тебе суп (блюдо)
Из желаний падающей звезды,
Из поцелуев и пота на бедре,
Из слез из-под зада.
Я сгибаю на тебе каждый волосок,
Бросаю свой якорь в твое море,
И глубоко в сундучке моей души
Заключаю в плен твой портрет.
Хочу затащить его в мое сердце,
Глубоко запереть в мое тело.
«Big in Japan»
Dies ist die traurige Geschicht,
von einem Mann der vor Gericht
steht, weil er unterm Lodenmantel
versteckte eine Hodenhantel
diese diente ihm zu Zwecken
kleine Kinder zu verschrecken
so stieg er vor den Kindergarten
die Rangen auf den Fremden starrten
er öffnete den Mantel weit
zu zeigen seine Fertigkeit
die Mädchen lachten ihm zur Schmach
da legte er drei Kilo nach
so schwer war das Gewicht noch nie
der Sack riβ ab
der Kunstler schrie…
Эта грустная история
О мужчине, представшем перед судом
За то, что под своим плащом
Прятал гантель1 на яйцах,
Которая служила ему для того,
Чтобы пугать маленьких детей.
Он вставал перед детским садом,
Малыши пристально смотрели на него.
Он распахнул пальто,
Чтобы показать свое мастерство.
Девочки засмеялись, его позоря,
Тогда он добавил еще три килограмма.
Таким тяжелым его груз никогда еще не был
Мошонка оторвалась,
«артист» закричал…
1 — я крайне плохо представляю «гантель». Скорее уж гиря 🙂
Sucht
Sie hat mich noch nie belogen
ich weiss dass sie mich nie verlässt
sie hat ein Netz um mich gewoben
hält mich mit tausend Armen fest
Sie kam als mir die Stimme brach
ihre Wiege meine Hand
ich schlafe abends mit ihr ein
sie ist nicht mit mir verwandt
Sie schüttelt mich und lässt mich frieren
kennt kein Mitleid kein Erbarmen
vergleiche sie mitnassen Tieren
doch meine Sucht hat keinen Namen
«Страсть»
Она меня еще ни разу не обманывала.
Я знаю, что она меня никогда не покинет.
Она сплела сеть вокруг меня,
Держит меня крепко тысячью рук.
Она пришла, когда у меня ломался голос.
Ее колыбель — это моя рука.
Вечерами я засыпаю с ней,
Но она со мной не в родстве.
Она трясет меня и оставляет замерзать,
Не знает ни сострадания, ни жалости.
Она подобна влажным зверям,
Но у моей страсти нет имени.
Glück
Das Leben birgt auch gute Stunden
hab Fischaugen am Strand gefunden
werd sie auf meine Augen nähen
kann dich dann unter Wasser sehen
und all die bunten Wasserschlangen
aus deinem schonen Schädel fangen.
«Удача»
В жизни бывают и хорошие часы.
Я нашел на пляже рыбьи глаза,
Пришью их к своим глазам.
Теперь смогу видеть тебя под водой
И всех пестрых морских змей
Доставать из твоего прекрасного черепа.
Auf dem Friedhof
Als mein Vater noch lebte
erzahlte er gerne so eine Kriegsgeschichte
ein Grantsplitter wäre durch den Leibrock in seinen Rücken gegangen
und man hatte ihn nicht entfernen können
sei zu dicht am Rückgrat
mit den Jahren seit das Schrapnell zwischen den Schultern gewandert
in einer grossen Eitertasche
ich bin müde mir ist übel
und ich hab das Ding immer noch nicht gefunden
«Кладбище»
Когда мой отец был еще жив,
Он с удовольствием рассказывал военную историю:
Осколок гранаты сквозь шинель вошел ему в спину,
И его не могли удалить.
Дескать, он был слишком близко к позвоночнику.
С годами шрапнель сместилась между лопаток —
В большой гнойной опухоли
Я устал, мне плохо,
И я все еще не нашел эту вещицу.
Auf dem Friedhof (2)
Gefunden
ein grosses Stück Metall
ganz schwarz
ich werde mir einen Brieföffner daraus ziehen
bin wieder gut
Sie erzählen man hatte das Grab einer Wöchnerin geöffnet
und gar grausig hinterlassen
«Кладбище» (2)
Нашел
Большой металлический обломок —
Совсем черный.
Притащу себе отсюда вещь для открывания писем —
Мне снова хорошо.
Рассказывают, что кто-то раскопал могилу одной роженицы
И после себя оставил все развороченным.
«Briefoffner» — нож для разрезания бумаги, разделения страниц, вскрытия писем etc.
Fernweh
Eine Handvoll Sägeapäne
und eine Krähe auf dem Dach
hab mich selber ausgegraben
übrig bleibt ein tiefes Loch
Eine Handvoll Rosenblätter
regnen in das tiefe Loch
singen dort ach komm doch wieder
meine Ankunft ist gar prächtig
Eine Horde wilder Affen
betet einen Rosenkranz
ich zieh das Messer aus der Scheide
da friβt mich eine fette Ratte
Mit einem Raben auf der Schulter
singend aus dem Shoβ der Ratte
mach deiner Angst die Flanken zitternd
und fresse ihre Därme
«Тяга к дальним странствиям»
Горсть опилок
И ворона на крыше.
Я сам себя выкопал,
Осталась глубокая дыра.
Горсть розовых лепестков
Сыпется дождем в глубокую дыру.
Там поют: «Ах, вернись!» —
Мое рождение так великолепно.
Племя диких обезьян
Молится, перебирая четки.
Я вынимаю кинжал из ножен
Меня жрет толстая крыса
С вороном на плече,
И песнями из утробы крысы.
Я заставляю ее бока дрожать от страха
И пожираю ее кишки
Насчет betet einen Rosenkranz (дословно — молятся розовому венку) — широко известное явление, Rozenkranz имеет еще значение «четки». Выражение «einen Rosenkranz beten» — молиться, перебирая четки.
Предпоследняя строчка …mach говорит о том, что это первое лицо (я), deiner Angst — либо «твоего» страха, либо «твоему» страху, die Flanken zitternd — дрожащие бока. Итак, получается, что «делаю твоему страху дрожащие бока» — может и так, Тилль заставляет дрожать даже страх. Так что не совсем понятно, чьи бока, крысиные или этого страха. Не может быть только, чтобы действие совершал страх, тогда было бы «deine Angst».
Mein gutes Schiff
auf grosser Fahrt
hat sich mit Untergang gepaart
der Zufall will den Wind in Ruhe
so treibt es auf den Mahlstrom zu
das Schicksal darf es noch nicht kentern
der Schrecken soll es heimlich entern
die Ankertaue sind zerrissen
die Takelage längst zerschlissen
die Lause selbst die Ratten gingen
die Mannen sich am Mast erhingen
oder sprangen über Bord
ich werf die letzte Hoffnung fort
hab keine Klinge mich zu schneiden
ich könnt in flachen Schmerzen scheiden
doch das Schiksal läβt sich Zeit
und keine Insel weit und breit
bis ich bald auf Packeis stehe
und elend dort zugrunde gehe
«Мой добрый корабль»
В большом плавании
Нашел свою гибель.
По воле случая утих ветер,
И теперь уносит его течением.
Судьба пока не дает ему опрокинуться,
Но позволяет тайком пробраться страху.
Порваны канаты,
Такелаж давно разбит,
Сбежали даже вши и крысы,
Матросы повесились на мачте
Или спрыгнули за борт.
Я оставляю последнюю надежду,
Зарезался бы, да нет ножа,
Разделил бы боль на кусочки.
Но судьба не торопится,
И нет вокруг ни островка,
Ждет, когда я встану на плавучий лед
И, жалкий, там погибну
Nele
Tu das nicht
faβ das nicht an
weil man sich verbrennen kann
tu das nicht
ach laβ es sein
es tut weh und du wirst weinen
Man iβt von Speisen
die verdarben
und achtet Schimmel nicht
und nicht Gestank
und leckt das Feuer aus geplatzen Narben
und weiβ am Ende man ist Krank
paβ bloβ auf
Oh tu es nicht
ach laβ das sein
meine Angst um dich so groβ
gesalbt in Worte wirkt sie klein
doch der Rost auf meinem Balg
soll dir Gold und Silber sein
Mein Kind daβ dir kein Leid geschieht
ich würde Scheiβe fressen
ich würde Eiter saufen
würd mir den Arsch versilbern lassen
dir von dem Silber Puppen kaufen
paβ bloβ auf
tu das nicht
oh laβ das sein
muβt nicht frieren um zu spüren
die Krankheit kommt von ganz allein
nur Götter dürfen dich berürhen
und auch dann werde ich bei dir sein
dann werd ich bei dir sein
werde bei dir sein
«Неле»
Не делай этого,
Не трогай это,
Потому что можно обжечься.
Не делай этого,
О, оставь это.
Это причинит боль, и ты будешь плакать.
Едят пищу,
Которая испортилась,
И не обращают внимания на плесень,
И на смрад.
И лижут огонь из лопнувших шрамов,
И знают в конце концов, что все больны.
Только осторожней.
О, не делай этого,
Ах, оставь это.
Мой страх за тебя так силен,
Но, заключенный в слова, кажется маленьким.
Даже ржавчина на моей шкуре
Пусть будет тебе золотом и серебром
Мой ребенок, чтобы с тобой не случилось беды,
Я стал бы жрать дерьмо,
Я стал бы пить гной,
Разрешил бы посеребрить себе зад,
Чтобы на это серебро покупать тебе кукол.
Только осторожней.
Не делай этого,
О, оставь это.
Не нужно мерзнуть, чтобы почувствовать,
Что болезнь приходит сама собой.
И только боги могут касаться тебя,
И всегда я буду с тобой,
Всегда я буду с тобой,
Буду с тобой.

Стихи тилль линдеманн

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *