Совок это советский союз

>Почему СССР называют «совком»?

Как часто мы слышим пренебрежительное «совок» в отношении Советского Союза? Что это означает?

Ещё недавно СССР был гордостью каждого гражданина, но теперь вместо «советский» всё больше говорят «совковый».

Слово совок появилось в конце 1970-х, широко вошло в речь на перестроечной волне, в середине 1980-х, практически заменив довольно резкие «совдеп» и «совдепию» (от советский депутат). «Совки» были просто противоположностью «демократов», хоть это и звучит несколько абсурдно, ведь СССР номинально и так был демократическим государством. Эдакие домоседы, которым дома стены помогают, против путешественников, вечно держащих курс на Запад.

Авторство чаще всего приписывается Александру Градскому, реже — неименованным представителям стран Прибалтики, но уже не от модификации слова «советский», а от «советской оккупации» (маловероятно, а если и так, то такой смысл не прижился вообще).

Вот он, новый король жизни, в компании новой молодой жены. Посмотрите на него. Понятно, почему ему так ненавистен «совок».

Александр Градский

«Совком» СССР и всё советское сегодня называют в основном престарелые представители либеральной тусовки, по старой памяти. У молодого поколения «совок», по моим наблюдениям, — не более чем дополнение куда более экспрессивных слов типа «ватника» или «рашиста».

Давайте посмотрим на слово «совок» с научной точки зрения.

«Совок» — пейоративное жаргонное название Советского Союза, советского человека (ср. близкое по смыслу Homo Soveticus), а также советской действительности в целом.

Пейорати́в, или пейорати́вный (от лат. pējōrāre — «ухудшать»), также дерогатив (от англ. derogatory term) — слова и словосочетания, выражающие негативную оценку чего-либо или кого-либо, неодобрение, порицание, иронию или презрение. Несмотря на то, что при помощи пейоративов выражаются негативные эмоции, их не следует путать с ругательствами, поскольку бранная лексика и выражения или ненормативная лексика в пейоративах, как правило, не содержатся.

А вас оскорбляет слово «совок»?

Что такое «Совок»? И почему так стали называть СССР?

Сейчас принято презрительно относиться ко всему, что связано с Советским Союзом.

Так, например, с некоторого времени Советский Союз стали уничижительно называть «совком».

Это же слово стало относиться и к человеку, жившему во времена СССР, либо разделяющему ценности советской идеологии.

Таким образом, это слово имеет два значения: страну (СССР) и человека (жителя СССР).

Откуда произошёл этот термин?

Совок. Фото из свободного доступа Интернет.

Есть несколько версий происхождение данного неологизма.

Александр Градский.

Самая распространённая и наиболее раскрученная — история, рассказанная певцом Александром Градским.
Согласно его версии, совок послужил ему рюмкой, когда он с друзьями выпивал в песочнице.
Только вот как этот совок оказался связан с совком, означающим СССР или советского человека, так и не ясно.
Скорее всего, это просто его попытка «натянуть на себя одеяло», в стремлении занять своё место среди хулителей великого прошлого ушедшей страны.

Александр Генис и Петр Вайль.

Есть так же и коллективный претендент на авторство слова.
Это культурологи Александр Генис и Петр Вайль.
По их утверждению, они этим словом называли советских туристов, выезжающих за границу.
Тоже зыбкое обоснование, не похожее на правду.

Прибалтийские националисты.

Существует версия, что «совок» образован из двух слов «советский оккупант» = СовОк.
Так советских людей называли националисты в Прибалтике, в частности в Эстонии.

Всё это — не подтверждённые ни чем версии, основанные лишь на личных заявлениях отдельных лиц.

Теперь обратимся к более вероятным историям.

Михаил Эпштейн.

Право на авторство слова предъявляет писатель Михаил Эпштейн.
Он ссылается на свою книгу «Великая Совь».
В своей книге Эпштейн проводил параллели между вымышленной Великой Совью и Русью.
Героев своей книги он назвал «совками» и «совщицами».
Его произведение получило известность за границей ещё в 1989 г.
Тогда же это обидное прозвище могло перекочевать в СССР.
Но достоверных подтверждений этому так же не найдено.

Борис Левин.

Борис Левин впервые употребил это слово по отношению Советскому Союзу в своей автобиографической книге «Инородное тело» (1965—1994):
«Не люблю оперировать с валютой на территории Совка…».

Владимир Маканин.

Это слово, но уже в отношении гражданина Советского Союза использовал Владимир Маканин в своей книге «Стол, покрытый сукном и с графином посередине», опубликованной ещё в 1993 году:
«Я, разумеется, совок. Но ведь и они совки».
Или «Вперёд, совок, тебе уже ничего не предстоит».

Виктор Пелевин.

Но раньше всех это слово обнаруживается в произведении В. Пелевина «День бульдозериста» (1991):
«До площади Санделя, где находился совком, идти надо было вниз по Спинномозговой.»
А вообще, В. Пелевин отличается «любовью» генерировать новые слова.
Это наиболее вероятная версия происхождения слова.
Да к тому же, и наиболее раннее его упоминание в литературе.

Так что, вероятнее всего, именно Виктор Пелевин и стал первым человеком, ставшим использовать слово «совок» в том значении, которое нам известно.

СССР, «совок» и облик будущего России

Автор Владимир Викторович Волк — канд. в члены Федерального политсовета Партии нового типа.

Среди расхожих штампов, пользуемых современными российскими либералами (не по идеологии, а по самоопределению), часто раздражающим левый политический фланг является сленг «совок». Якобы назывные либералы именуют «совком» СССР и всё советское, и это каким-то образом и в обязательном порядке должно оскорблять чувства верующих в Советский Союз, вызывая ответную реакцию. Но дело в том, что так называемый «совок» — это не СССР, а уничижительное прозвище определённой прослойки граждан бывшего Союза, которая к советскому человеку имеет такое же отношение, как нынешние кремлёвские и околокремлёвские либералы — к классической идеологии либерализма.

Итак, «совок», что же это такое, откуда оно взялось, и нужно ли оскорбляться всем рождённым и воспитанным в системе советов, а также их последователям? Ведущий научный сотрудник Института русского языка РАН Раиса Розина в одной из программ на радио «Свобода» констатировала, что слово «совок» стало агрессивно занимать свои позиции сразу с начала перестройки (1985 год) как определение всего того, что не любили и отвергали от себя прежде всего советские диссиденты. Теперь это слово употребляют почти все, независимо от того, нравится оно или нет. То есть, уже задолго до горбачёвской перестройки, когда нынешние так называемые либералы ещё учились в школах и вузах, либо были молодыми специалистами, «совок» уже существовал.

Раиса Розина называет несколько претендентов на авторство «совка» (хотя реально их больше). Первый в очереди — известный музыкант Александр Градский. Он с друзьями как-то выпивал в песочнице. Рюмками друзьям служили забытые детьми пластмассовые формочки, а самому Градскому достался совочек. Писатель и философ Михаил Эпштейн в подтверждение авторства ссылается на свою книгу «Великая Совь», героев которой он нарек «совками» и «совщицами». Культурологи Александр Генис и Петр Вайль утверждали, что придумали это слово для обозначения советских туристов, выезжающих в социалистические страны.

Впрочем, докопаться до первоисточника уже, наверное, невозможно. Впервые слово «совок» я услышал в середине семидесятых годов прошлого столетия, в то время, когда в моду вошли брюки клёш. А вся союзная молодёжь «гонялась» за джинсовыми клешами, такими, как на фотографиях и на обложках дисков групп «Eagles», «Smokie», «Led Zeppelin» и «Deep Purple». Естественно, что далеко не все имели представление об идеологии движения хиппи, заключавшейся в сопротивлению насилию и фашизации общества, защите мира, любви и свободы, но элементы хипповой моды проникли всюду. Купить стильные импортные джинсы можно было только у фарцовщиков. Они-то и были едва ли не основными носителями сленга «совок». Называли они так не СССР и не советскую идеологию, а людей, которые не следили за модой, противопоставляли свои взгляды и убеждения модерновым молодёжным веяниям. Слово звучало не злобно, а иронично, шутливо, даже анекдотично. Как бессмертная фраза утёсовского периода «Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст!».

Ведь, к слову, джаз, считавшийся у Гитлера музыкой для недочеловеков, доказал своё место под солнцем и сегодня он уже — классика мирового музыкального искусства. Да много чего из непризнаваемого официозом пробивало себе дорогу годами и через тернии.

Кстати, о моде. Вещи иностранного производства в СССР были своего рода маркером престижности и модности. При этом ни в коем случае нельзя сказать, что в Союзе не шили современной одежды и не имели место собственные качественные бренды. Инициатива в сфере моды существовала в СССР уже с начал 20-х годов, разрабатывались направления в искусстве авангарда, был даже создан «Центр по становлению нового советского костюма», а в 1923 году издавался журнал «Ателье».

Но тем и привлекала импортная вещь, что она, по сути, позволяла советским модникам выделиться из общего ряда стандартных моделей. Что, в общем-то, не является чем-то антисоветским. К чести отечественной промышленности, она весьма неплохо успевала адаптировать западные и восточные модели одежды и обуви под свои производственные мощности, и делала относительно качественную, а главное безопасную продукцию.

Советские фарцовщики доставляли разными путями на советский рынок не только модную одежду, но и всевозможные аксессуары, музыкальные диски, инструменты, технику, парфюмерию, радиодетали, лекарства и даже продукты. Фарцовщики были зачастую детьми высокопоставленных партийных работников или региональной номенклатуры, люди, имеющие связи в торговых, флотских, транспортных организациях. Покупать фарцу не брезговали ни директора заводов, фабрик, шахт и приисков, ни профессора, ни партаппаратчики районного масштаба, ни комсорги, ни студенты, ни школьники. Все, кто боролся с фарцой и критиковал её, чаще всего, попадали в условный разряд «совков».

Но, как оказалось, у понятия «совка» корни и горизонты применения глубже и шире. Слово «совок» появляется в обиходе у поколения так называемых «шестидесятников», подарившего нам целую плеяду талантливых советских творцов — Евтушенко, Вознесенский, Рождественский, Ахмадулина, Трифонов, Айтматов, Аксенов, Окуджава, Высоцкий, Мориц, Галич, Визбор, Ким, Матвеева, Казакова. Эти люди отнюдь не являли собой антисоветчиков, все в равной мере были преданы ленинской идеологии и патриотически настроены. Но уже тогда критиковали зачванившихся, чрезмерно ретивых, пафосно неадекватных номенклатурщиков, а по-иному — «совков». И считали, что Союзу нужны перемены.

Поэт Евгений Евтушенко писал:

«…Как расплодилось низшее начальство.
В нём воплотилось высшее нахальство.
Заискиваньем дело не поправится,
Подменено заискиваньем равенство…

…Бульдогов порождая из дворняжек,
Мы сами воспитали хамов наших.
Мне снился сон, что в Волге крокодила
Заискиванье наше породило».

Немало представителей «совковой системы», опираясь на идеологические догмы, зачастую проявляли исключительную, извращённую до неадекватности степень принципиальности, фактически нивелируя представление о советском человеке, как человеке новой формации, необыкновенной энергии и творческого потенциала. Образ «совка» нередко носил в себе признаки недалёкого, злого, завистливого, заидеологизированного, лишённого самостоятельности человека, слепо действующего в рамках партийных указок и верящего в исключительность массовой пропаганды, а не силы человеческой мысли. Замечательно и показательно образ «совка» в лице секретаря парткома шахты Хадарова продемонстрирован в фильме «Большая жизнь», снятом ещё в сталинскую эпоху.

Дорвавшаяся до руля номенклатура нередко в угоду клише, карьерам и личным принципам сводила на нет и загоняла, как джинна в бутылку, предпринимательскую пассионарность, прорывные инициативы промышленников, учёных, изобретателей, кооператоров, аграриев, творчество молодёжи. Классическое советское мировоззрение не имело ничего общего с «совковостью», как пережитком абсурдизации систем, институтов и методов управления. Запреты и ограничения достаточно часто и бессмысленно возводились в религиозные догмы. Что, собственно, и было проявлением упомянутой «совковости».

8 ноября 1961 года в эфир вышел первый выпуск программы КВН («Клуб Веселых и Находчивых»). В течение нескольких лет КВН стал целым молодёжным движением, в которое были вовлечены сотни тысяч студентов по всему СССР и даже странам соцлагеря. В подражание телепередаче игры КВН устраивались в школах, ПТУ, пионерских лагерях, производственных коллективах. Однако уровень вмешательства бдительных и перестраховывающихся «совков» и деятелей цензуры дошёл до такой высокой степени, что в 1971 году КВН попал под запрет.

К середине шестидесятых годов в СССР возникло массовое движение самодеятельной авторской песни. Слёты и фестивали студентов и бородатых «песняров» в мятых брюках поначалу не вызывали у ревнителей идеологической стерильности особого интереса. Однако появление в свободной продаже звукозаписывающих устройств не могло не донести «наверх» песни бардов, в которых читалась весьма смелая гражданская позиция. «Совкам» из номенклатуры плохо ложились на слух песни о мраморных подъездах для директоров, о кабинетах с «дешёвыми секретаршами», о «берёзках» для элиты, о спецмашинах, спецдачах, «чёрных ходах» и «цековских пайках».

На клубы самодеятельной песни начались гонения по всей стране. К концу шестидесятых годов все бардовские клубы были запрещены, прекратили существование и многие фестивали. Поэт и драматург Александр Галич был вынужден эмигрировать. Многим бардам запретили публичные выступления, среди них Юлий Ким — будущий лауреат «Песни года», автор песен для фильмов «Про красную шапочку» , «12 стульев», «Усатый нянь», «Обыкновенное чудо», «Сватовство гусара», «Дульсинея Тобосская» и многих других.

В запретительной среде появились такие явления, как «Магнитиздат» и «Самиздат», когда гонимые номенклатурой советские таланты несли свои произведения людям не через концерты и книги, а через магнитофоны, мягкие пластинки и самодельные журналы, вручную через кальку, отпечатанную на пишущих машинках. Причём размножались такие произведения невероятно быстро и массово и в конечном итоге имели тиражи, не уступающие государственным студиям грамзаписи и издательствам. Так магнитоальбомы с песнями Высоцкого и Окуджавы попали к генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу, ставшему впоследствии большим почитателем их творчества.

Но «совок» в своей консервативной миссии был невероятно силён, сплочён и изобретателен. Чего стоят так называемые аттестации ВИА, вокально-инструментальных ансамблей, которых к началу восьмидесятых годов было невероятно много, едва ли не в каждой школе, ПТУ, вузе, не говоря о хозяйственных объектах, где было иногда даже по несколько коллективов. Свадьбы, студенческие вечера, концерты на агитационных и танцевальных танцплощадках, подвальные рок-клубы и творческие авторские объединения — Советский Союз был богат на таланты и инициативу. Но доходило до безумия, когда коллективы и авторы обязаны были исполнять половину песен своего репертуара из строго указанного перечня советских композиторов. Ещё более парадоксальное прокрустово ложе ретивые «совки» устроили в национальных республиках, где обязывали самодеятельные коллективы половину репертуара петь на национальных языках. В русском Тирасполе, например, на молдавском. В дальнейшем вся эта загнанная в подвалы масса музыкантов, авторов и исполнителей, обозлённая и изголодавшаяся за большой сценой (где им не было места ни в каком виде) выплеснулась на сцену в горбачевскую перестройку, ломая шаблоны, стандарты и вкусы.

А в дальнейшем повлияла и на формирование антисоветских настроений молодёжи конца восьмидесятых. И винить в этом исключительно самих музыкантов (а иже с ними писателей, издателей, драматургов, кинорежиссёров, театралов и т.п.) и впитывающую их энергию и мысль советскую молодёжь неверно. Потому как вместо модернизации закостеневшей и забронзовевшей советской культуры, вместо её гемопоэза (в условиях уже перестройки) «совки» продолжали гнуть каноническую идеологическую линию, не принимая, а противодействуя разжиманию сдавленных за несколько поколений творческих пружин. Тем самым закладывая мины будущего взрыва Союза.

Но ещё больший вред для СССР от чрезмерно ретивых «патриотических совков» наносился в сфере образования, а именно — в системе просвещения в национальных республиках. Зачастую зашлифовывая под одну фракцию качественное, самобытное, реалистичное и злободневное творчество людей, номенклатурщики-идеалисты национальных образований финансировали издания и давали путь наверх казённым карьеристам (как оказалось в дальнейшем, и ренегатам). Они получали тиражи, газетные площади, эфиры. Они занимали ключевые посты в издательствах, на киностудиях, в редакциях ТВ, журналов, газет, альманахов, возглавляли творческие союзы и объединения. А уже с этих должностей скакнули в ряды националистических партий и в стены будущей Рады.

Очень показательный пример — присутствие в школьных учебниках, например, по украинской литературе целого ряда писателей и поэтов, включённых в программу не по принципу значимости литературного вклада, а по вкусовым пристрастиям и заказам «совковых» номенклатурщиков. Политический перерожденец Дмытро Павлычко, стихи которого всех школьников (в том числе русских и русскоязычных) заставляли учить наизусть, в 1989 году сказал уникальную по абсурдности фразу: «Мы должны спасать украинский язык, а вместе с ним — идею социализма. Поскольку там, где гибнет нация, там гибнет и социализм. Мы должны помнить, что в мировой практике двуязычия сейчас нет». Но это был не абсурд, а первые кирпичи будущего этноцида. Вот откуда пошло неприятие двуязычия на Украине и развитие украинской культуры за счёт уничтожения и притеснения русской.

Коммунист и «совок» Павлычко, утверждавший в стенах ВС УССР: «Пусть прозвучит в этом утреннем зале слово Владимира Ильича Ленина… Это и есть наша главная платформа», затем стал одним из идеологов внедрения в сознание людей гипотезы о голодоморе — как геноциде конкретно украинской нации. «Не знал ни про голод 1932–1933 годов, ни про масштабы ГУЛАГА… не знал про несчетное число преступлений, совершенных по отношению к украинскому народу и другим народам под руководством партии», — писал Павлычко, впоследствии прекрасно вписавшись в рынок и украинскую националистическую политику.

Ранее автор примитивных, вошедших в школьную программу стишков о партии, Украине, Ленине и социализме, Павлычко в советское время коньюктурно громил украинских националистов, впереди паровоза обращаясь к НКВД:

«Я очень хочу в вашем полку
Быть снайпером.
Вижу: молиться идёт двенадцатый Пий
(И не первый убийца-папа)…
Спокойно стрелять буду,
чтоб не промахнуться сгоряча».

Служил сексотом, кляузничал на коллег в КГБ.

А в постсоветское он же — строчит хвалебые оды Джохару Дудаеву, террористу Яндарбиеву, воспевает националистов УНА-УНСО… Стоит ли удивляться жестокости украинских карателей, воспитанных на «творчестве» вот таких хамелеонов павлычек.

А вот фраза ещё одного деятеля украинской «совковой» литературы Владимира Яворивского: «Мы 350 лет были подстилкой России и ни одного дня — Америки, а стоит попробовать».

Их много, «совков», перекрасившихся и перебежавших туда, где теплее, предавших Отечество и народ. Причём повсеместно — от Москвы до самых до окраин. И Союз валили вовсе не хиппи и не «шестидесятники», а именно «совки», сохранявшие систему своего доминирования. Собственно, смысл Советской власти был в том, чтобы победить «совок» и отстроить государство, в котором жить было бы хорошо и комфортно всем. «Шестидесятники», например, мечтали о человеческом будущем, «совок» же отчаянно цеплялся за свое мерзкое настоящее.

Все, как сейчас. «Совки» никуда не делись, они переродились и сохранили свою систему уже внутри Российского госпроекта. «Советский» — это был великий проект. А «совок» — это то, что мешало его реализовать. Проект Партии нового типа, предлагаемый профессором С. С. Сулакшиным и его единомышленниками — тоже великий проект, но современные российские «совки», сросшиеся невидимыми нитями с международным капиталом, делают всё, чтобы консервировать своё влияние и присутствие во всех сферах жизни.

Вообще далеко не все либералы настолько однобоки и примитивны в своих рассуждениях о «совке». Например, Станислав Минкин (обозреватель «Независимой газеты») говорит: «Мы по-прежнему живем в совке. Под „совком“ я понимаю худшее из того, что было в СССР, ведь именно худшее нам удалось сохранить. Мы сохранили бюрократическую культуру, бытовое хамство, ментальность осажденной крепости и, главное, аналог КПСС…». Получилось, что социальный строй в России сменился, всё самое лучшее, что было в СССР, в нём было брошено, а «совки» со своими пережитками сохранились. Они не зависят от строя государства и от тех, кто им управляет. «Совки» — это явление, негативное, омерзительное и требующее не просто борьбы с ним, а радикального выкорчёвывания.

Председатель ПНТ С.С.Сулакшин свою предвыборную президентскую программу назвал «Прорыв в будущее через возвращение». Возвращение» — это не возврат страны назад, но возвращение ей здоровья, гармонии, пропорций, смыслов, восполнение утрат и преодоление деформаций времен либерального насилия, превращение России в живой растущий организм. Это возвращение России идеалов и мечты, надежды и веры, цели и целеполагания, высших ценностей государства и общества — единой идеологии страны как приоритетных ценностей в жизни, возвращение большой общей исторической Родины русского и всех братских народов, возвращение исторической и культурной русскости страны, дружбы народов и суверенитета России. Это всё то, что перерождённые российские «совки» украли у народа. Другими словами, чтобы построить Россию нашей общей мечты нам по-прежнему предстоит бороться с «совком». Не с СССР и не с советской идеологией, которая нам близка и понятна, а с пережитками того явления, которое изнутри раздробило наше Отечество и подарило реинкарнацию «совков» либерального типа.

Антилюди, который своей нездоровой идеологизированностью, антидемократизмом, завистью, нетерпимостью к чужому мнению, таланту, любой индивидуальности ломали судьбы, карьеры, оглупляли системы образования, науки, культуры, тормозили развитие экономики и пассионарные процессы тогда, и делают это сейчас.

Как писал Чингиз Айтматов: «…Самая страшная из грозящих катастроф — это не столько атомная, тепловая и тому подобная угроза физического уничтожения человечества (а, может быть, и всего живого) на Земле, сколько антропологическая — уничтожение человеческого в человеке, катастрофа, означающая, что человек не состоялся…».

Порой смотришь на какого-нибудь борца с Советским прошлым, не к месту и не по назначению называющего его «совком», и видишь пасть обычного обывательски-мещанского мурла. Ведь как раз он-то «совок» и есть: чтобы всё было стабильно, как в гробу, чтобы никто не трогал и не критиковал систему Путина и путинизм, чтобы была колбаса, пиво, машина, дача. Чтобы в его устроенный маленький мир никогда не проникал мир большой.

Тот, что описан у Ильфа и Петрова в «Золотом теленке»:

«Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами. В большом мире изобретен дизель-мотор, написаны „Мертвые души“, построена Днепровская гидростанция и совершен перелет вокруг света. В маленьком мире изобретен кричащий пузырь „уйди-уйди“, написана песенка „Кирпичики“ и построены брюки фасона „полпред“. В большом мире людьми двигает стремление облагодетельствовать человечество. Маленький мир далек от таких высоких материй. У его обитателей стремление одно — как-нибудь прожить, не испытывая чувства голода».

СССР и советская система были большим цветным миром, тянущимся за горизонты. «Совки» представляли и представляют сейчас мир маленький, ограниченный, серенький, но вполне себе жизнеспособный. Готовый разрушать даже большие миры. В этом принципиальное различие между СССР и «совком», между той Россией, облик будущего который представлен в проекте Партии нового типа, и той Россией, которая застряла в вязком болоте путинизма.

Старовойтова: Убивайте русских

Переяславская Рада. Измена

Осторожно, мутанты!

Если ты за Путина, значит за всё, что режим творит со страной

Правонаследница

Русские

Расщепление российского народа

Вернуться на главную *Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов»

>Почему СССР называют «совком»?

Совок (сленг)

Эта статья предлагается к удалению. Пояснение причин и соответствующее обсуждение вы можете найти на странице Википедия:К удалению/15 июля 2019.
Пока процесс обсуждения не завершён, статью можно попытаться улучшить, однако следует воздерживаться от переименований или немотивированного удаления содержания, подробнее см. руководство к дальнейшему действию.
Не снимайте пометку о выставлении на удаление до окончания обсуждения. Последнее изменение сделано участником Ailbeve (вклад, журналы) в 21:12, 1 октября 2019 (UTC; около 108 дней назад).
, история, журналы. Администраторам: удалить.

У этого термина существуют и другие значения, см. Совок (значения).

«Совок» (англ. The Sove) — пейоративное название Советского Союза, советского человека и советской действительности в целом.

По мнению Александра Гениса данное слово пробилось сквозь «кавычки» и стало терминологическое единицей. Одной из причин успешного закрепления слова стала потребность в обозначении виновника развала СССР.

В большинстве случаев «совком» называют человека, который оценивает других людей, явления и окружающий мир, пользуясь неизменной системой мифов, принесенной из Советского Союза. Термин «совок» имеет такое же значение что и термин homo sovieticus, который больше используется в научной литературе. Термин «совок» больше используется в быту и в разговорной лексике. Данный термин появился в 70-ые годы 20-го века.

> В культуре B музыке

«Мы — совковые ребята» — песня рок-группы Сектор Газа из альбома «Ядрёна вошь».

См. также

  • Совдепия — образовано от словосочетания Советские депутаты в 1920-х годах.
  • Homo Soveticus — определено в «Энциклопедии современной тусовки» Щуплова А. Н. от 1998 года.

Примечания

  1. Касьянова Людмила Юрьевна. Оценочная семантика нового слова // Вестник ЧелГУ. — 2008. — № 9. — С. 45—51.
  2. Genis, 1994, p. 5.
  3. 1 2 Yelenevskaya, 2004.

> Литература

Дополнительная литература

  • Щуплов А. Н. Книга «Жаргон-энциклопедия современной тусовки». — Голос, Колокол-Пресс, 1998. — (Устами народа). — ISBN 5-71717-039-2.
Это заготовка статьи. Вы можете помочь проекту, дополнив её.
Это примечание по возможности следует заменить более точным.

СССР некоторые называют презрительно — «совок», почему?

СССР некоторые называют презрительно — совок.
А уклад жизни советских граждан, сформировавшиеся у них привычки и вкусы — совковыми привычками.
Кстати, давайте разберемся, что можно отнести к тому, что сформировалось в жизни граждан со времени СССР. Так ли это было и есть плохо?

Например, доедать все до остатка хорошо или плохо?
Наши бабушки и дедушки рассказывали о тех трудностях и голоде, которые они перенесли в детстве и юности. Рассказывали о нелегком труде хлеборобов, а также тех, кто печет хлеб. Наши бабушки берегли каждую корочку и не выбрасывали зря, лучше птичкам или на сухарики посушить. Зато сейчас батоны хлеба цветут зеленью и отправляются в мусоропровод бегом.

А еще наши бабушки привыкли бережливо относиться к предметам, к одежде. И оставлять лучшее на будущее. Не пользоваться красивой посудой каждый день, а только на праздник. В этом, конечно, есть рациональное зерно. Но все хорошо в меру. Надо быть не только рачительной хозяйкой, но и красивой, ухоженной женщиной, не правда ли?
А какие вы привычки относите к тем, которые пришли к нам из СССР?

Четыре смысла слова «совок»

Не так давно увидел на ФБ у Захара Прилепина оценочное суждение про слово «совок».
Слово без преувеличения культовое, оcтервенело употребляемое в миллионах текстов и комментариев. Но. На мой взгляд, такое мнение о нём — серьёзное упрощение со стороны Захара: приписывать ему простой смысл и только негативные свойства. Слово «совок» за его время существования пережило несколько превращений — то есть, этимология его довольно сложная. И не всегда оно было столь многозначным, как мы его употребляем сегодня. Кстати, и в наше время его смысл постепенно меняется и приобретает новые коннотации.
Первый смысл: «не советский»
Я бы вообще не взялся за этот вопрос — но лет пять назад, перечитывая свои старые дневники (а вёл я их с ноября 1981 по апрель 1991-го, с перерывами, бросая и снова продолжая), наткнулся на описание случая, когда конкретно я его впервые услышал. Самое интересное, что у слова в то время был очень узкий смысл, не похожий на сегодняшний.
Запись в дневнике относилась к 27 января 1982-го, однако я там записал разговор, состоявшийся дня на четыре раньше — на свадьбе моей двоюродной сестры в Москве. Я был в то время студентом-первокурсником, учился в Хабаровске на Дальнем Востоке, и в Москву приехал на зимние каникулы, сдав первую сессию досрочно.
Так вот. На свадьбе познакомился со своей ровесницей Леной, ей тоже было 17. Она была дочкой какого-то чина в зарубежном представительстве Аэрофлота — в какой-то из стран Бенилюкса, то ли Бельгии, то ли Голландии. То есть, имеющей вожделенные «западные» вещи и многажды бывавшей за железным занавесом, поскольку там служил на благо СССР её папа. И вот зашёл у нас разговор про магнитофоны и акустику. Разговор был не только с этой девушкой, мы болтали в молодёжной компании человек в пять-шесть. Все москвичи, и я среди них один дальневосточник.
Я было начал в красках расписывать, какую технику привозят наши моряки из Японии и что крутят. Москвичи, что естественно, было гораздо более продвинуты в музыке и в свежих трендах, но по маркам почему-то больше склонялись к германской технике, как самой «ништяцкой». Грюндиги там, и всё такое. Потом начал рассказывать про нашего соседа на Камчатке, Толю Быковца — он был настоящим меломаном и ходил в моря, откуда привозил любовно подобранную и протестированную на месте технику. И вот, в числе прочих деталей, упомянул, что его потрясающий японский мафон AKAI он соединил с акустикой через советский усилок «Арктур-001». И получал совершенно невероятный по качеству звук, ещё и записывая пленки только на 19-й скорости! (что я тогда наивно считал расточительством, к слову — но Толя мог себе это позволить и быстро мне объяснил, почему не надо тут экономить)
А далее диалог выглядел так:
Лена:
— «Арктур» соединил с Акаем? Серьёзно? А чья это фирма?
— Арктур? Так наша же.
— Ааа… Сереж, так это ж совок! Зачем он так уродует своего японца? (разочарованно)
— Что значит совок? (я реально не понял слова — т.к. слышал его впервые)
— Ну… это советский значит. Не фирмА, кондовый.
— Но звук то он даёт крутой!
— Не. Не то…
Вот так состоялось моё первое знакомство со словом, в январской Москве 1982-го. Удивительно, но я это тогда записал по свежим следам, так как слово меня поразило. «Как же так — получается, нещитово только потому, что это наше? Но результат-то оно даёт крутой? Или им надо не звук, а понты?»
Смысл «совок» имел узкий — просто «незарубежное», «внутреннее». И применялся не к людям, не к стране — а к шмоткам, вещам. Причем ни на Дальнем Востоке, ни в Иркутске, ни в Чите такого слова и слыхом не слыхивали, его просто не было в употреблении. Не употребляли его и при Андропове, при Черненко, при раннем Горбачёве. Из этого я позже вывел вывод, что — скорей всего — в начале 80-х слово ходило в кругах «золотой молодёжи», фарцы, может быть, людей приближенных к обороту импорта в столице, но не далее.
3. Вот эта версия, озвученная в Вики Traditio, скорей всего, ближе всего к реальности. 70-е, как время появления, коррелируется и с моим случаем. Да и социальный слой, где это привилось, тоже вполне правдоподобен. Смыслов они выделили много, однако в то время он был только один, и весьма узкий.
Ещё версии происхождения:
– По данным доктора филологических наук Раисы Розиной (Институт русского языка РАН), на авторство этого слова претендуют сразу несколько человек. Первый в очереди – известный музыкант Александр Градский. Он с друзьями как-то выпивал в песочнице. Рюмками друзьям служили забытые детьми пластмассовые формочки, а самому Градскому достался совочек. (год первого исполнения песни с таким словом не смог установить — periskop)
Писатель и философ Михаил Эпштейн в подтверждение авторства ссылается на свою книгу «Великая Совь» (название образовано по аналогии со словом «Русь»), героев которой он нарек «совками» и «совщицами». В 1989 г. автор читал ее по Би-би-си, откуда обидное прозвище могло просочиться в СССР.
Наконец, у «совков» есть и коллективный автор – культурологи Александр Генис и Петр Вайль. Они утверждали, что придумали это слово для обозначения советских туристов, выезжающих в социалистические страны». (эти относят свою придумку к 1984-му)
4. Тут его появление относят к Эпштейну. Но, когда автор читал свои тексты по BBC, «совок» уже был в ходу. Даже в народ он пошёл немного раньше 90-го, об этом см. ниже, про второй смысл. А то, что его не было в словаре 1973, тоже объяснимо: возникло оно именно тогда, только-только.
5. Про происхождение «совка», в Сети пишут и белиберду, часто далёкую от реальности. Вот бредовая версия, что оно было придумано в дни Августовского Путча-91. Особенно ударный пассаж про козни «либеральной прозападной оппозиции» 🙂
6. А здесь, да — грамотно вычлененная составляющая. «Носитель определённого менталитета», всё верно. Вот только это значение было уже третьим по счёту, самым негативным по оценочной характеристике и появилось как раз в начале 90-х.

И ещё, любопытно: не ищите «совок» в Википедии. В русской версии его оттуда почему-то вычищают, статья осталась только в украинском сегменте.
Второй смысл: «всё плохое в СССР»
Так вот, довольно долго «совок» существовал в узкой специфической среде и не выходил за её пределы. Но в конце 80-х начал проникать и в народную речь. Здесь у меня тоже есть одно упоминание в дневнике, но более туманное и размытое. Относится оно к февралю 1989 года. Тогда я уже жил в Петропавловске-Камчатском, распределившись туда молодым специалистом.
Тогда, кто помнит, ещё держался довольно жёсткий антиалкогольный закон Лигачёва — Горбачёва. Сейчас пишут, что он был демографически полезен и всё такое. Ну, может быть… Однако в практической реализации он был издевательский. Люди всяко извращались и выходили из положения, как только могли. Нет, совсем не обязательно алкаши — а простые обычные граждане, без бухательных наклонностей. Купить водку или вино было совершенно невозможно, а всё равно ведь хочется посидеть «с чем-то», а не так просто всухую. Жизнь есть жизнь. И вот, мы ставили тогда вино на «морских камушках». Это конфеты такие, с изюмом. Может, и не очень вино — но торкало и как-то заменяло то, что купить невозможно. Ещё делали домашнюю рябиновку. Та вообще валила с ног 🙂
Короче, сидели мы хорошо, и все это выпили. И на следующий день решили послать двух гонцов в винно-водочный на «Силуэте». Магаз открывался в 2, и они ушли к открытию. Вернулись часа через три.
— Ну, с чем пришли? Чем порадуете?
— (показывает две «Экстры») Еле-еле добыли! Там народ просто на ушах стоит! Подойти к решётке просто невозможно! Насилу растолкались! А вина уже всё. Настоящий совок!
Обратите внимание, что употребляли слово не те, кто варился в столице Союза, или там Питере-Риге-Одессе, а на самой что ни на есть окраине СССР. Но окраине специфической, с высокими доходами жителей и с правом на бесплатную дорогу в отпуск — т.е. регулярно бывавшие в столицах.
Вот вам и второй смысл: «совком» обзывали всё то плохое, что попадалось гражданам в торговле, сервисе и товарно-денежных отношениях. Обхамила наглая продавщица: совок. Таксист обманул или очереди: тоже совок. В столовой плеснули кислую сметану в стакан: опять совок! И т.п.
Третий смысл: «носитель специфического менталитета»
Смысл появился уже в год перелома и полномасштабного кризиса. Примерно в 1989-90, но пионером употребления можно считать, наверное, певца Игоря Талькова с его песней «Совки» (лето 1988). Он вошёл в жизнь внезапно и массово. И в 1992-1993-м «совками» уже звали не советские вещи и не негатив в СССР — а именно людей определённого склада, которые «не хотят перестраиваться на новое». Слово наконец приняло самое негативное значение. «Совок», «homo Sovetiсus» — приговор в интеллигентской среде. Не знаю, когда впервые его стали писать в газетной речи — но в устной оно прочно вошло в обиход.
Что это значило? Человек, которые не принимает рыночные реформы, новую реальность. Ворчит на неё или даже сопротивляется (это было уже совсем плохо). Несвободный, нераскованный. Который не делает деньги и вообще ленится, лёжа на печи. Который осуждает погоню за успехом или неразборчивость в средствах, или зацикленность на деньгах. Это считалось устаревшим моральным хламом, ведь надо было «делать себя». «Совками» считались даже те, кто вписался в реалии Девяностых, но всё равно вспоминал Союз с ностальгией. Хвалить СССР было нельзя, моветон, и чтобы оставаться в тренде, нужно было его только пинать.

Те, кто застал это время в сознательном возрасте, безусловно помнят — что тогда и думали и писали примерно в таком духе, что «вот, наступила новая жизнь, молодёжь начинает сразу жить правильными понятиями, без старых комплексов, а старпёры быстро вымрут и всё совковое уйдёт…». Бодрые руссо-яппи с рыбьими рыночными глазками и «экономиксом» в башке, казалось, скоро всех и вся вытеснят, оптимизируют и перекуют. Хорошими помощниками по перековке общества у них были «новые русские», которые тоже вроде бы жили согласно рыночному прогрессу, только с мобилой и волыной в пинжаках. Что интересно — в 1990-91 даже очень умеренные консерваторы-промышленники или выходцы из оборонно-научной среды (такие, как Шенин или Гидаспов), которые смели действовать вразрез с «рыночниками», мгновенно записывались в партократы, а потом и шельмовались в прессе как красно-коричневые.
Старпёры за 45, действительно, стали очень быстро вымирать — особенно в глубинке. Тут они оказались правы. Но и американовидная яппи-поросль толком не привилась — в начале нулевых они стали быстро вытесняться тихими силовиками. А потом получилось удивительное — «совки» стали воспроизводиться и в следующем поколении. Вот этого модные публицисты начала 90-х никак предвидеть не могли.
7. Картинка относительно новая (где-то начала «десятых»), происхождением с Украины — однако выражает именно этот смысл.
Четвёртый смысл: «ненормальная страна с дурацкими вывертами»
Это значение появилось вместе с третьим. Сейчас даже и не установить, что раньше — что позже, №3 или №4.
Привязка по эпохе — тоже где-то начало Девяностых и далее везде.
Употреблялось в характеристиках ушедшей в пучину истории страны или её строя (о чём и написал Захар в своём ФБ-статусе). Антипод: «нормальные цивилизованные страны».
* * *
Бесконечно наворачивать негатив было невозможно — и неизбежно, на каком-то этапе, всё это вызвало обратную реакцию, особенно на контрасте с неистовой вакханалией Девяностых, когда меньше чем за десятилетие к 2000 г. страна оказалась буквально в руинах, а большинство людей — в нищете.
Где-то с начала «нулевых» началось возвратное движение, сперва робкое — «совками» стали называть себя те, кто в своей этической шкале предпочтений предпочитал советские ценности. Коллективизм, уважительное отношение к национальной истории, взаимопомощь и взаимовыручка, учёт интересов общества, а не только индивида. Тяга к справедливости вместо идеологии безоглядного успеха. То есть, пошёл возврат к смыслу №3, но без негативной коннотации. «Да, я совок! И что? Это не плохо, а нормально» — примерно так.
Тем не менее, ещё долго «совок» считался в интернет-дискуссиях этаким цензурным оскорблением.
Я это застал даже и в своей жж-шой истории (журнал был создан в конце декабря 2005-го).
Помню, был у меня такой постоянный оппонент в спорах относительно СССР — d-prospero, англофил до мозга костей. Сейчас куда-то пропал, журнал со своими выкладками стёр и даже ник его занят. Так вот, когда я в какой-то дискуссии стал себя именовать совком, он сконфузился, и ответил примерно так «…да не, вы что, я вас так не именую, вы хотя б мыслите и пытаетесь разобраться! Это же оскорбление, только более мягкое». Я ему: «С чего бы это оскорбление? Нормальная характеристика, человека с определённой шкалой ценностей и я её к себе применяю без проблем. У меня можешь употреблять свободно».
8. Первым в публичном пространстве возвратную тенденцию обозначил С. Кара-Мурза (2002):

И смысл стал постепенно вычищаться от негатива. «Да, совок. Ну и что?».
На это отреагировала и торговля, и тоже стала активно применять ассоциации с советским, «раньшим качеством» — в самых разных формах. От «традиции с 1938 года!» (творожные сырки без добавок) до «Советской» колбасы в лимитрофах (!). Даже отмороженным литовским националам потребовалось примерно девять лет, чтобы доконать таки свою «Советскую» колбасу — то есть с «совками» в торговле бороться оказалось крайне непросто. Люди-то помнили и голосовали рублём, литом или латом за старое.
9. Более того, слово зарегистрировала как товарный знак даже фирма из Калининграда и успешно торгует «той самой» тушёнкой:
Обратите внимание на переворот ассоциации: «совок» не отпугивает, а притягивает покупателя!
10. А вот реклама этой продукции (снято мной в сети «Сытый муж» в 2014 — но плакат висит и посейчас): покупателям в магазине улыбается Леонид Ильич, как напоминание о спокойной и сытой жизни, без погони за успехом любой ценой на костях других. Опять же, ассоциация работает.
11. Есть и обратные примеры. Зависит от аудитории, на которую рассчитывает сеть. Если на прогрессивных и продвинутых, которые хотят оказаться подальше от «унылой совковости», то можно и сыграть на этом. Вот ИКЕА («долой совок!»):
В общем, слово «совок» — очень многозначное.
И теперь уже нельзя сказать, что отрицательное. Да и я сам, в принципе, тоже совок — и нисколько от этого эпитета не отказываюсь. Для меня тут нет никакого оскорбления, ущемления или принижения. Для многих моих друзей и единомышленников — тоже.
* * *
Итак, подытоживаем его эволюцию:
1) «вещь советского изготовления» (узкие круги, 1970-е — 80-е) => 2) «плохое в советской жизни» (нечастое употребление, конец 80-х) => 3) «носитель специфического менталитета» (массово, с начала 90-х) => 4) «неправильная страна с дурацкими вывертами» (не менее массово, с начала 90-х) => 4,5) постепенный возврат к смыслу №3, но без негативной коннотации (с середины 2000-х).

Совок это советский союз

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *