Селфхарм

Селфхарм (Селф-харм, Self-harm) – это патология вследствие которой человек склонен умышленно наносить вред своему здоровью, не преследуя цели самоубийства. Согласно медицинской классификации, селфхарм не является определенным самостоятельным заболеванием, а является симптомом различных психических расстройств. Сам по себе термин пришел к нам с английского языка и буквально переводится как «САМОПОВРЕЖДЕНИЕ».

Содержание

Что такое СЕЛФХАРМ – определение простыми словами.

Простыми словами, Селфхарм – это симптомы различных расстройств психики, при которых человек самостоятельно наносит себе всевозможные увечья. Так к примеру, человек может намеренно наносить себе порезы, вырывать волосы, делать ожоги или даже ломать кости. Как правило, тяга к самоповреждению проявляется еще в раннем или подростковом возрасте, и без медицинского вмешательства может длится годами, превращаясь в назойливую привычку, от которой сложно избавится. Тем не менее бывают случаи, когда симптомы могут проявиться и в зрелом возрасте, так что от этого практически никто не застрахован. Также исследования показывают, что женщины гораздо чаще совершают самоповреждение. Примерно в четыре раза чаще чем мужчины.

Важно понимать, что данная жажда вредить собственному телу, в большинстве случаев не преследует цели покончить жизнь самоубийством. Это скорее крик о помощи, способ справится с внутренними психологическими проблемами, и маркер того, что человек нуждается в помощи. По-большому счету, величина ущерба, которую причиняет себе человек, не имеет колоссального значения. Важен сам факт того, что человек практикует селфхарм. А это уже свидетельствует о том, что у него есть проблемы, и если их не решать, то ситуация будет постепенно ухудшаться.

Формы (виды) селфхарма.

К самым распространенным формам самоповреждения можно отнести:

К менее популярным, но также практикуемым формам можно отнести:

  • Отравление различными ядовитыми веществами или передозировка медицинскими препаратами;
  • Вырывание волос;
  • Целенаправленное заражение организма для вызова заболеваний;
  • Намеренные действия по ухудшению состояния в период болезни и затягивание периода выздоровления;
  • Деструктивное абсолютное голодание и обезвоживание организма;

Помимо сугубо физических способов селфхарма, существуют и действия нанесения психологических травм. В данную категорию можно отнести:

  • Целенаправленную потерю работы;
  • Намеренное ведение антисоциального образа жизни с целью причинения себе моральных страданий;
  • Намеренное ведение деструктивных «романтических» или семейных отношений, причиняющих боль;

Как можно понять из далеко не полного списка всевозможных форм сефхарма, способов причинить себе вред существует огромное множество. В большинстве случаев все ограничивается только фантазией и степенью заболевания пациента.

СЕЛФХАРМ причины.

Говоря о причинах, почему люди начинают заниматься самоповреждением, в первую очередь следует разобраться в том, чего они пытаются достичь, совершая подобные действия. В большинстве случаев, причиняя себе боль, люди пытаются:

  • Доказать себе, что они существуют и не являются невидимыми для общества;
  • Почувствовать контроль над собой, своим телом и жизнью;
  • Пытаются наказать себя за что-то;
  • Пытаются таким образом выразить какие-то сложные скрытые чувства и эмоции;
  • Привлечь к себе внимание или сообщить о том, что им нужна помощь;
  • При помощи реальной боли пытаются заглушить боль от психологических травм.

К основным причинам принято относить следующие факторы:

  • Депрессия и другие патологические расстройства психики;
  • Кризисные и сложные события из жизни (смерть близкого человека, распад отношений, трудности дома или на учебе/работе, акт насилия и т.д.);
  • Злоупотребление алкоголем или наркотиками;
  • Детские травмы;
  • Физические заболевания или инвалидность.

Лечение.

Что касается лечения, то тут не все так однозначно. Дело в том, что специалисту в первую очередь необходимо выяснить настоящую причину возникновения подобных симптомов. В зависимости от этого, пациенту могут назначить как медикаментозное лечение, так и курс Когнитивно-поведенческой терапии. Как правило, самый лучший эффект дает сочетание двух этих методик лечения. В тех случаях, когда человек может представлять серьезную угрозу для собственной жизни, может потребоваться госпитализация. В любом случае, проблема селфхарма, это достаточно опасный симптом, с которым не стоит бороться «народными методами» и при помощи советов из интернета. Если вы действительно хотите помочь себе или близкому человеку с данной проблемой, без компромиссов обращайтесь за помощью к специалистам.

СЕЛФХАРМ и СУИЦИД

Несмотря на деструктивную природу к самоуничтожению, самоубийство и самоповреждение не всегда идут рука об руку. Действительно, некоторые исследования показывают, что от 55% до 85% людей, которые практикуют самоповреждение, также пытались совершить самоубийство хотя бы один раз. Тем не менее многие эксперты признают, что несмотря на то, что два этих явления представляются своеобразным избавлением от боли или мучений, мотивы у них абсолютно разные. Все-таки большинство людей с этим расстройством не пытаются убить себя, когда наносят себе вред. Вместо этого они пытаются управлять своими чувствами, не зная других способов выразить свои эмоции, особенно беспокойство, грусть или гнев. В то же время, подобная практика саморазрушения довольно часто может заходить слишком далеко, и даже не осознавая всей тяжести и фатальности последствий, человек может покончить с собой. Таким образом, даже несмотря и на различие в мотивах, склонность к суициду и склонность к селфхарму, могут привести к одним и тем же результатам.

Получи плюсик к карме — поделись добром с друзьми:

Самоповреждение: что такое селфхарм и зачем люди делают это?

/О детях/Подростки

  • Что считают селфхармом
  • Причины самоповреждений
  • Селфхарм и незавершенный суицид – это не одно и то же
  • Селфхарм – это демонстративное поведение?
  • Привычка к боли: лечить или само пройдет

Самоповреждение или селфхарм (англицизм сегодня используют даже чаще) – это намеренное нанесение себе телесных повреждений. Возникнуть такое поведение может в любом возрасте: трехлетка бьется с разбега головой о стену, подросток без конца царапает себя бритвенным лезвием, взрослый мужчина задирает подвыпившую компанию и провоцирует их на драку…

Что это – демонстративное поведение, стремление к суициду, психическое расстройство? Считать ли селфхармом тренировки до изнеможения и мучительное голодание? Давайте разберемся вместе!

Что считают селфхармом

До недавнего времени к самоповреждению относили только нанесение себе телесных увечий: порезов, ожогов, укусов (речь идет именно о сознательных укусах, а не когда мы, нервничая, непроизвольно прикусываем губу или палец), ударов; выдирание волос, щипки, уколы, бичевание.

” Сегодня многие психологи смотрят на селфхарм шире, и относят к самоистязанию намеренное лишение себя еды в качестве наказания, мучительные физические нагрузки, принуждение себя к неприятным сексуальным отношениям и даже агрессию по отношению к окружающим, если в ответ ожидается чрезмерное физическое воздействие.

То есть любой способ нанести вред своему телу можно считать самоистязанием.

Некоторые специалисты идут еще дальше и относят к самоистязаниям вообще любое «самонаказание», например, запрет на прогулки и развлечения или контакт с приятными людьми. Но здесь мы уже вступаем на хрупкую почву сложных допущений, поэтому остановимся на привычном определении: самоповреждение – это нанесение намеренного вреда своему телу без явных суицидальных намерений.

Причины самоповреждений

Причин, по которым человек прибегает к селфхарму, довольно много. Это и пограничное расстройство, характерное для широкого спектра психических заболеваний; и проявление некоторых редких болезней, связанных с обменом веществ; и следствие злоупотребления психоактивными веществами. Но часто самоповреждения наносят себе и здоровые люди – это реакция на эмоционально болезненную ситуацию. Еще раз подчеркнем: селфхарм сам по себе – это не психическое заболевание.

” Механизм действия селфхарма довольно прост: переживая негативные эмоции, мы интуитивно хотим улучшить настроение. Физическое увечье вызывает компенсирующий выброс эндорфинов в ответ на боль, это естественная реакция организма, помогающая пережить первый острый момент травмы. Так что у людей, травмирующих себя, парадоксальным образом улучшается настроение – если до этого они, разумеется, испытывали серьезные моральные страдания.

Что может вызвать такие чувства? Любая ситуация, с которой человек не в силах справиться: сексуальное насилие, школьный буллинг, смерть близкого человека и даже неудовлетворенность своей внешностью. Чувство вины, стыда, злости, которые человек не умеет, по каким-то причинам. проявить иным образом, выливаются в самоистязание.

Селфхарм и незавершенный суицид – это не одно и то же

Вероятность суицида у людей, сознательно наносящих себе травмы, выше, чем у остальных. Это довольно очевидная зависимость: счастливый, здоровый, успешный человек вряд ли будет наносить себе травмы. Однако прямой зависимости между самоубийством и самоповреждением нет.

” Селфхарм – это, скорее, крайне неудачный метод эмоциональной саморегуляции, способ справиться с сильными негативными чувствами, чем попытка свести счеты с жизнью здесь и сейчас.

Селфхарм – это демонстративное поведение?

Многие считают селфхарм, особенно подростковый, демонстративным поведением; мол, ребенок хочет, чтобы весь мир вращался вокруг него, вот и привлекает к себе внимание. На самом деле это, конечно, не так. Бывают и случаи самоистязания «напоказ», но часто мамы обнаруживают у подростков порезы только после того, как задаются вопросом: отчего это ребенок в любую погоду носит закрытую одежду с длинными рукавами? Например, самоповреждения часто наносят себе дети, которых принято считать «хорошими» и «беспроблемными». Для них это способ разрядить напряженную обстановку всеобщих ожиданий, нежелание огорчать близких своими неприятностями.

Наконец, самоистязанием занимаются и взрослые люди и, как правило, делают это в глубокой тайне, осознавая, насколько далеко отходят при этом от социальных норм. Так что считать самоистязание просто способом манипуляции ни в коем случае нельзя.

” Даже если случай самоистязания кажется вам демонстративной истерикой, задумайтесь: это ведь своеобразный сигнал бедствия, сообщение «мне очень плохо, спасайте». И пусть объективно вам кажется, что близкий человек находится не в такой уж плачевной ситуации, субъективно он чувствует себя «на дне ада».

Привычка к боли: лечить или само пройдет

Самоистязание – это серьезная психологическая проблема, на которую ни в коем случае нельзя закрывать глаза, полагая, что ребенок или подросток ее «перерастет».

  • Во-первых, сам по себе селфхарм означает, что у человека есть серьезные эмоциональные проблемы, которые он не в состоянии самостоятельно решить другими способами. Самоистязание – это всегда просьба о помощи, просто зачастую невидимая и неслышимая нами.

  • Во-вторых, самоистязание не решает эмоциональных проблем, а только на короткое время позволяет заглушить душевную боль – физической. А значит, потребность в таком «лекарстве» не уменьшается, и человек ее с возрастом не перерастает, наоборот: возникает зависимость от селфхарма.

  • Наконец, в-третьих, даже если самоистязание выглядит внешне безобидно, вроде щипков или легких укусов, оно формирует привычку к болезненным ощущениям, повышает болевой порог. Каждый эпизод самоистязания таким образом увеличивает в дальнейшем вероятность успешного суицида, поскольку постепенно приучает к мысли о «нормальности» болезненного травмирования.

  • Мы уже даже не уточняем важный момент, что селфхарм может быть проявлением психического расстройства, требующего серьезного лечения, ‒ это тема для отдельного серьезного разговора.

Селф-харм (самоповреждение) : мифы и правда

Селф-харм (самоповреждение) или невротическая экскориация — проблема, с которой работают сразу две науки: дерматология и психология.

Недавно даже появилось новое направление, носящее название психодерматология и исследующее связь между психическими расстройствами и заболеваниями кожных покровов.

Действительно, многие дерматологические болезни имеют психосоматическую природу и пациентам нужна помощь как дерматовенеролога, так и психотерапевта.

Около 15% всех болезней кожи связаны с невротическими расстройствами, а 20% пациентов, которые проходят психотерапевтическое лечение, имеют дерматологические симптомы.

Невротические экскориации считаются самым частым дерматозом, который пациент вызывает самостоятельно.

Суть недуга состоит в том, что пациент, испытывая нервное напряжение, совершает определенные действия, целью которых является повреждение кожных покровов.

В результате появляются экскориации: расчесы, царапины, порезы и подкожные кровоизлияния.

На месте повреждений иногда даже появляются рубцы. На данный момент отсутствует достоверная статистика о частоте появления невротических экскориаций.

Однако известно, что женщины чаще занимаются самоповреждением, чем мужчины. Чаще всего первые признаки экскориаций появляются в достаточно раннем возрасте, что роднит их с такими детскими невротическими недугами как онихофагия (навязчивое обгрызание ногтей) и трихотилломания (выдергивание волос на голове и теле).

Мифы и правда

В нашем обществе проблему самопорезов и самоповреждения обсуждать не принято: она табуирована. Из-за этого тысячи людей ошибаются насчет самих себя и окружающих, приписывая людям, занимающихся селф-хармингом, ложные мотивы и убеждения. Не стоит идти на поводу у мифов и отказываться от помощи или пытаться помочь близкому человеку. Ниже будет описан ряд мифов, касающихся самоповреждения.

Миф 1. Люди, которые режут свою кожу или травмируют ее иным образом, всего лишь пытаются привлечь к своей персоне внимание.

Правда. Большая часть людей, которые имеют опыт самоповреждения, скрывают это от окружающих. Они не ставят перед собой цели манипулировать окружающими или привлечь к себе внимание, напротив, стыд не дает им возможности открыто говорить о своей проблеме.

Миф 2. Если человек травмирует себя, он может быть сумасшедшим или опасным для окружающих.

Правда. Действительно, люди, занимающиеся селф-хармом, часто бывают достаточно тревожными, склонными к депрессии или имеют в анамнезе психологическую травму. Однако подобные проблемы есть у миллионов людей, которые не наносят себе повреждений.

Селф-харминг — всего лишь способ, который дает возможность пережить тяжелую ситуацию. Вешать на такого человека ярлыки — неправильно и даже опасно.

Миф 3. Если человек занимается селф-хармингом, вероятно, он скоро совершит суицид.
Правда. Нанося себе вред и причиняя боль, человек пытается не покончить с собой, а превозмочь свою боль. Можно сказать, что для такого человека селф-харминг — способ выжить. Однако в перспективе суицид все же возможен, особенно если человек вовремя не обратился за помощью или подвергается критике и насмешкам за свои действия.

Миф 4. Если раны не глубоки и отсутствуют истинные попытки суицида, значит, дела идут не так уж плохо.
Правда. Тяжесть наносимых себе ран не является показателем тяжести субъективных переживаний. Поэтому не стоит полагать, что если человек нанес себе «несколько царапин», он мало переживает.

Причины

Психологи выделяют несколько причин невротической экскориации. Однако главной причиной стремления причинять себе повреждения является наличие невротического расстройства, в каждом конкретном случае требующего индивидуального подхода к терапии.

Причиной развития самоповреждающего поведения могут быть следующими:

  1. Бредовые убеждения, например, пациент может верить в то, что его кожные покровы поражены паразитом.
  2. Навязчивости могут иметь своей целью стабилизацию эмоционального состояния, но суть проблемы, вызывающей негативные эмоции, зачастую не осознается.
  3. Обычно запускает селф-харминг психологическая травма, стресс или депрессия. Так как женщины обычно более глубоко и долго переживают тяжелые ситуации, они чаще подвергаются нервным экскориациям: число их среди пациентов, наносящих себе повреждения, составляет от 60 до 90%.
  4. Иногда экскориации развиваются на фоне кожных заболеваний, например, опоясывающего лишая, экземы или крапивницы. При этом в случае наличия у пациента психопатологического расстройства наблюдается рецидив кожного заболевания.

Клиническая картина

Симптомы невротической экскориации могут сильно различаться у разных пациентов. Проявления варьируют от малозаметных ссадин до глубоких порезов, угрожающих жизни человека. В зависимости от тяжести самоповреждения могут либо проходить бесследно, либо оставлять после себя шрамы и келоидные рубцы. Часто можно заметить на коже пациентов так называемую «белую атрофию кожи», которая возникает в случае привычки сдирать корочку с заживающих ранок.

  1. Если невротическое расстройство началось достаточно давно, на коже пациента будут заметными повреждения в разной степени развития: от недавних до практически заживших.
  2. Больные могут причинять себе повреждения, как собственными пальцами, так и инструментами, например, бритвенными лезвиями, иглами и даже столовыми приборами.
  3. Главный признак невротических экскориаций состоит в том, что повреждения всегда располагаются на участках, к которым пациент имеет легкий доступ. Например, если повреждения дислоцируются в середине спины, скорее всего, пациент подвергался насилию.
  4. При наличии невротических экскориаций пациент может высказывать жалобы на нестерпимый кожный зуд, который заставляет их расчесывать свою кожу. Облегчение наступает лишь в том случае, если больной до крови расчешет кожу либо сорвет имеющиеся на ней корочки.
  5. Зуд кожи может быть как локальным, так и распространенным по всей коже. Зуд становится более выраженным, когда пациент оказывается в ситуации стресса, конфликта или нервного напряжения.

Лечение

Избавиться от самоповреждающего поведения без профессиональной помощи практически нереально, человек должен обратиться к психологу. Облегчить состояние могут мягкие седативные средства, например, чаи из трав, настойка валерьяны и т. д.

Если самоповреждения носят серьезный характер, помочь могут только антидепрессанты и нейролептики, назначить которые может только врач. Отличным отвлекающим фактором могут стать физические нагрузки, например, бег или регулярные походы в спортзал. Во время занятий человек «сбрасывает» накопившийся эмоциональный груз.

На поврежденную кожу следует наносить ранозаживляющие и увлажняющие мази и кремы. Образующиеся корочки необходимо обрабатывать антисептическими растворами, чтобы предотвратить инфицирование.

Желательно также отказаться о продуктов, которые способны провоцировать развитие аллергических реакций: шоколад, апельсины. Чтобы стабилизировать нервную систему, рекомендуется сократить употребление тонизирующих напитков (чая и кофе), заменив их травяными отварами.

Практика показывает, что чем дольше «стаж» селф-харминга, тем сложнее справиться с этой проблемой. Можно сказать, что пациент попадает в замкнутый круг: он испытывает стресс, начинает расчесывать кожу и повреждает ее, в результате чего закрепляется определенная стереотипная схема поведения.

Если на первых стадиях пациенты способны контролировать свое поведение и не повреждать кожу, когда на них смотрят другие люди, то в дальнейшем им становится все сложнее держать себя в руках.

Основой лечения невротических экскориаций является устранение психологического недуга, который сыграл роль пускового механизма.

Терапия может занять много времени и не всегда приносит быстрый успех. Лечение должно быть комплексным и помимо работы с психотерапевтом включать в себя:

  • избавление от негативных раздражителей, желательно уволиться с работы, причиняющей стресс, перестать общаться с людьми, которые неприятны пациенту, и т. д.;
  • облегчить состояние пациентов помогают бандажи, защищающие кожу от повреждений;
  • хороший результат приносит фармакологическая терапия, например, антидепрессанты, седативные и т. д.;
  • на западе для лечения расстройства нередко применяют гипноз.

Нельзя забывать, что главная проблема селф-харма заключается не в повреждениях кожи: как правило, самоповреждения сигнализируют о серьезных психологических проблемах. Терапия требует вмешательства ряда специалистов. И если помощь не оказывается своевременно, расстройство будет прогрессировать.

Подростковый селф-харм

В последние годы растет количество подростков, причиняющих себе повреждения. Можно сказать, появилась «мода» на селф-харм.

Подростки наносят себе порезы ножами и бритвами, что позволяет им заглушить психологическую боль и негативные переживания. Физическая боль помогает подросткам обрести контроль над эмоциональным состоянием.


Если раньше склонность к селф-харму наблюдалась только у малообеспеченных и маргинальных слоев населения, то теперь она распространилась на все общество.

Создаются даже специальные интернет-ресурсы для любителей порезов. Участники форумов и групп в социальных сетях снимают на фото и видео процесс нанесения самоповреждения и выкладывают ролики и снимки в сеть.

Усугубляют проблему и некомпетентные журналисты, которые не способны осветить суть проблемы и направить подростков за помощью. Родители часто не обращают внимания на то, что подросток режет свою кожу или стремятся скрывать этот факт, расценивая его как собственный неуспех. Однако проблема селф-харминга куда глубже, чем может показаться, и требует вмешательства психолога или психотерапевта.

Группа риска

Подростки могут наносить себе повреждения по двум причинам:

  • попытка подавить эмоции и уйти от негативных переживаний;
  • попытка вызывать какие-либо эмоции (иногда дети подросткового возраста ощущают собственную
  • бесчувственность и стремятся почувствовать себя живыми).

Факторы, провоцирующие селф-харминг, следующие:

  • негативная обстановка в семье, например, постоянные конфликты между родителями;
  • излишний перфекционизм подростка;
  • влияние сверстников, которые могут считать селф-харминг проявлением собственной уникальности и непохожести на других;
  • сексуальное насилие;
  • наличие невротического расстройства;
  • формирование зависимости, при которой нанесение повреждений и причинение себе боли становится способом избавиться от гнетущих переживаний.

Часто подросток не может сказать, по каким причинам наносит себе повреждения. Часть подростков действительно занимаются селф-хармингом, чтобы попытаться манипулировать окружающими. При этом порезы довольно тонкие и не достигают глубоких слоев кожи. Главным «маяком», указывающим на демонстративность поведения, является наличие порезов на заметных местах и стремление вызвать вину или жалость. Однако не стоит ругать подростка: самоповреждения в любом случае сигнализируют о глубинных личностных проблемах. К тому же, чаще демонстративность в селф-харминге отсутствует и подросток стремится спрятать шрамы и не стремится обсуждать проблему с родственниками.

Помощь проростку

Помочь подростку можно следующими способами:

  1. Если родители заметили наличие самопорезов, они не должны делать вид, что ничего не происходит. Важно поговорить с ребенком, открыто обсудить проблему.
  2. Необходимо обратиться к психологу. Родители могут пойти на первый прием без ребенка, чтобы получить консультацию относительно своих будущих действий.
  3. Родители должны отказаться от давления на подростка и не предъявлять к нему завышенных требований.

Обычно работа с психологом нужна для того, чтобы выстроить в семье доверительные отношения. Если эмоциональная поддержка со стороны родителей и доверие в семье отсутствуют, проблему решить не удастся.

Самоповреждения — достаточно серьезная проблема, которую ни в коем случае нельзя замалчивать. Если у вашего родственника или друга имеются самопорезы, не осуждайте его и не говорите, что он делает это чтобы привлечь к себе внимание.

Помочь может доверительная беседа, в ходе которой следует донести до человека, что ему нужна профессиональная помощь.

Помните: если человек поделился с вами своей проблемой, нельзя его высмеивать или пренебрегать его переживаниями, это может привести к стрессу и появлению новых порезов!

Самоповреждение (селф-харм) — это способ выразить и пережить глубокое горе и эмоциональную боль. Каким бы не логичным это не казалось со стороны, нанесение себе вреда позволяет тебе почувствовать себя лучше.

На самом деле, у тебя, возможно, нет выбора, если причинение себе физической боли — это единственный известный тебе способ справиться с грустью, ненавистью к себе, чувством опустошенности, вины, гневом и т.д.

Проблема в том, что облегчение, которое приносит самоповреждение, не длится долго. Оно действует как лейкопластырь, в то время как тебе нужно накладывать швы: останавливает кровотечение, но не лечит рану. И к тому же создает дополнительные проблемы.

Как и большинство людей, которые специально травмируют себя, ты, наверное, стараешься делать это тайно. Может, тебе стыдно, или ты думаешь, что всё равно никто не поймет. Но постоянно скрывать, кто ты есть и что ты чувствуешь — это очень тяжелое бремя.

Селф-харм. Как это помогает?

Говорят те, кто занимается самоповреждением:

“Это выражает мою эмоциональную боль, которую я не могу описать словами”.

«Это способ контролировать моё тело, ведь больше я вообще ничего не могу контролировать».

“Обычно я чувствую что-то типа черной дыры в районе своего живота. Лучше уж чувствовать боль, чем совсем ничего».

«После того, как я режу себя, я чувствую облегчение и успокоение. Эмоциональная боль медленно перетекает в физическую».

Важно признать, что селф-харм помогает тебе — иначе ты не стала бы этого делать. Помощь может заключаться, например, в следующем:

— выражать чувства, о которых сложно говорить,

— облегчать внутренние боль и напряжение,

— давать чувство контроля,

— отвлекать от зашкаливающих эмоций или сложных жизненных обстоятельств,

— снимать вину и наказывать себя,

— помогает почувствовать себя живой или почувствовать хоть что-нибудь,

Поняв, почему ты наносишь себе травмы, ты сможешь найти способ остановиться и получить поддержку в преодолении этого испытания.

Если селф-харм помогает, зачем останавливаться?

Нанесение себе травм и порезов дает временное облегчение, за которое потом приходится платить. В долгосрочной перспективе оно вызывает больше проблем, чем решает.

Облегчение длится недолго и быстро сменяется чувствами стыда и вины.

В то же время, селф-харм мешает тебе освоить более эффективные способы улучшать свое состояние.

Необходимость хранить свой секрет от друзей и родных вызывает проблемы и заставляет чувствовать одиночество.

Ты можешь серьезно пораниться, даже если не собираешься этого делать. Можно не рассчитать глубину пореза или занести в рану инфекцию.

Не научившись справляться с проблемами другими способами, ты увеличиваешь риск столкнуться с депрессией, алкогольной и нарко-зависимостью и суицидом.

Самоповреждение может вызывать зависимость. Оно начинается с импульсивного поступка или желания почувствовать контроль над собой, но вскоре может оказаться, что уже селф-харм контролирует твою жизнь. Довольно часто самоповреждение превращается в навязчивое поведение, которое очень сложно остановить.

Вывод: самоповреждение не помогает решить те проблемы, которые вызвали у тебя желание наносить себе травмы.

Мифы и факты о селф-харме

Из-за то того, что в нашем обществе табуировано обсуждение самопорезов и других видов причинения себе вреда, люди вокруг, да и ты сама, может быть, серьезно заблуждаются насчет твоих мотивов и состояния ума. Не позволяй этим мифам помешать тебе получить помощь или помочь тем, кто тебе небезразличен.

МИФ: Люди, которые режут и травмируют себя, пытаются привлечь внимание.

Правда: Горькая правда в том, что люди обычно держат в тайне то, что вредят себе. Они не пытаются манипулировать другими или привлечь внимание к себе. На самом деле, стыд и страх очень мешают им обратиться за помощью.

МИФ: Люди, которые травмируют себя, безумны и/или опасны

Правда: Действительно, многие люди, занимающиеся самоповреждением, страдают от тревожности, депрессии или последствий предыдущих травм — точно так же, как миллионы других людей. Это просто способ, который помогает им справиться с ситуацией. Называть их «сумасшедшими» или «опсаными» — и не правильно, и не полезно.

МИФ: Люди, травмирующие себя, хотят умереть.

Правда: Нанося себе травмы, такие люди пытаются не убить себя, а справиться со своей болью. Фактически, так они помогают себе выжить. Тем не менее, в долгосрочной перспективе, они действительно имеют высокий риск суицида, поэтому так важно вовремя обратиться за помощью.

МИФ: Если раны не такие уж ужасные, то дела не так плохи.

Правда: Тяжесть наносимых ран почти ничего не говорит о том, как человек страдает. Не думайте, что если травмы малы и незаметны, то не стоит и волноваться.

Что такое селфхарм и почему у человека возникает желание сделать себе больно?

Текст: Алена Агаджикова

Фото: Алена Агаджикова

Данная статья была опубликована на сайте «Такие Дела», 22.10.2018.

Осенью выходит документальный фильм «Мой self-harm» режиссера Якова Раскалова — о людях, которые сознательно причиняют себе боль. Считается, что селфхарм — это когда человек режет себе руки, ноги, тело. На самом деле вариантов самоповреждения гораздо больше — когда человек прижигает себе руки сигаретами, бьет себя по голове, пытается себя придушить, все это тоже селфхарм. Даже крайняя степень трудоголизма, когда в прямом смысле валишься с ног от усталости, алкоголизм и татуировки могут оказаться селфхармом. Семь человек рассказали Алене Агаджиковой, какими способами они причиняют себе страдания и зачем и как справляются с желанием сделать себе больно.

Мишель

Удушье, порезы рук и ног

Мишель. Фото: Алена Агаджикова для ТД

Многие считают, что селфхарм — проблема молодежи, но это ложный стереотип. Селфхарм не имеет возраста. Я резала руки, страдала расстройством пищевого поведения, давала себе пощечины, душила себя. Люди думают, что селфхарм — это обязательно то, что заметно окружающим, то, что оставляет следы. Это второй опасный стереотип, потому что тот, чьи проблемы не видны, оказывается без помощи и поддержки.

Иногда моя боль — это попытка запомнить последствия собственных поступков, примириться с сильными эмоциями. Иногда стремление наказать себя за ошибки. Или просто самый действенный способ выйти из состояния истерики или апатии, «стакан холодной воды». Сейчас я понимаю, что больше всего в моих действиях было страха, одиночества, отчаяния и желания что-нибудь изменить. Поделиться мне было не с кем, отрефлексировать ситуации не получалось, я чувствовала себя ничтожеством, не способным справиться с «мелочью». А так у меня создавалась иллюзия контроля: только я сама могу причинить себе боль и я сама выберу, как это сделать.

Фото: Алена Агаджикова для ТД

Ужасно не то, что человек в принципе причиняет себе боль. А то, что однажды это либо перестает работать (и тогда нужно еще больше, еще больнее и опаснее), либо это заканчивается серьезной травмой.

С одной стороны, любой из нас сам вправе выбирать, как ему жить, что делать и как умирать. Тем не менее «свободный выбор» — миф. Чаще всего можно помочь человеку отказаться от селфхарма, если решать проблемы, которые его вызывают. Селфхарм никогда не существует сам по себе. Сравнение глупое, но это как с наркотиками. Наркотики запрещены, нужно проводить пропаганду против них, нужно помогать людям отказываться. Но если ты абсолютно ничем не можешь помочь, лучше выдать чистый шприц.

С селфхармом мне помогли справиться люди, обещания, замещающие практики. И то, что мне удалось покинуть наиболее травмирующие психику условия. Лучше всего помогает чужая поддержка и чужая боль. Если небезразличные тебе люди страдают от твоих действий, хочется что-то сделать, чтобы это прекратить. В промежутке между «Я хочу, но не делаю» и «Мне это больше не нужно» помогает рисовать на коже, громко петь, бить дешевую посуду, красить стены, рвать ткань, кричать. Сейчас я справляюсь без помощи психиатра и медикаментов. Иногда психика все еще выдает фортеля, тяжело, конечно. Но справиться возможно, если делать это не в одиночку.

Мира

Порезы рук и ног, шрамирование

Мира. Фото: Алена Агаджикова для ТД

В средней школе это было невинное повреждение ладони канцелярскими лезвиями и катетерными иглами. Мы делали это вместе с одноклассницей, нам просто любопытно было ощутить боль. Помню, мы считали количество засечек — у кого больше. Это было примерно как первая сигарета или первая рюмка. Круто, потому что деструктивно, а я всю жизнь тянулась к саморазрушению, распаду.

Сначала все попытки несли бессознательное желание обратить на себя внимание. Но в день, когда я впервые осознанно себя порезала, я была вынуждена собственными руками лишить жизни существо, которое искренне любило меня, но сломало позвоночник и очень мучилось. Я ничего не видела из-за слез и не слышала, как существо перестало дышать. Почувствовала только, как тепло уходит из рук. Мне кажется, в тот день я разбилась и осколки вышли наружу, дав начало моей «шрамописи» на ногах.

На самоповреждения меня толкали разные чувства, разные состояния, но все они были негативными. Вид крови пробуждал первобытный восторг, а все проблемы реального мира переставали иметь значение. Мне доставляла удовольствие мысль, что люди будут смотреть на мое изуродованное тело и испытывать отвращение, ужас, непонимание. Это был протест, желание показать всем, что лучше держаться от меня подальше. Сегодня я любуюсь своими шрамами, мне нравится прикасаться к ним, я люблю, когда мои близкие к ним прикасаются. Это память о всей боли, горечи, распаде, которые остались в прошлом, напоминание, что страдать — нормально. Самый значимый шрам — это шрамирование во все туловище, которое я подарила себе на день рождения (или перерождения), потому что после испытания этой боли началась новая жизнь.

Мира. Фото: Алена Агаджикова для ТД

Селфхарм не может не быть проблемой, но если у вас не просят совета, мнения или помощи, значит, не нужно усугублять ситуацию своей тревогой. Если вам небезразличен человек, который занимается самоповреждением, то дайте ему уверенность в том, что он всегда может рассказать вам о своих чувствах. Лично мне часто не хватало возможности поговорить.

Мне потребовалось много лет, чтобы понять, что акту селфхарма чаще всего предшествует уныние. А оно появляется из-за бездействия и застоя. Я нашла спасение в физической активности: начинаю утро с бега, интенсивной зарядки, практикую медитацию, соблюдаю режим и каждое утро уделяю время себе. Быть свободным от негативных эмоций — это большая работа над мышлением, привычками и слабостями. Я избавилась от депрессивных эпизодов, отказавшись от продуктов животного происхождения и с помощью регулярного голодания. Сейчас, если уж очень хочется боли, я срываюсь и бегу — в любую погоду, в любое время года. Главное в преодолении селфхарма — найти свой переключатель, стимул и человека, ради которого вы будете сильнее себя. Для меня этот человек — я сама.

Никс

Порезы рук, ног и лица

Никс. Фото: Алена Агаджикова для ТД

У меня диагностированное биполярное расстройство, селфхарм — это одно из проявлений. Я наблюдаюсь у психиатра последние несколько лет, принимаю антидепрессанты и нормотимики с седативным эффектом. Не так давно у меня началась ремиссия, и за это время у меня не было желания притрагиваться к лезвию.

Я начал резать руки, когда мне было двенадцать. Это было желание наказать себя, отомстить за то, что я жалкий, трусливый и никчемный. Я хотел приоткрыть границы доступного, пойти против себя и собственных инстинктов, преодолеть страх перед болью и доказать, что я чего-то стою. К селфхарму приводила и подавленная агрессия. Но самое главное — я хотел почувствовать себя живым. Я четко помню ненависть к себе вперемешку с ощущением странного восторга, с которыми я впервые прошелся лезвием по коже. Вид крови и повреждений завораживал. Еще я хотел заземлиться с помощью ритуалов дезинфекции, остановки кровотечения, повязок… когда делаешь все это, депрессия отходит на второй план.

Никс. Фото: Алена Агаджикова для ТД

Мой селфхарм, как и моя болезнь, — часть меня. Это не хорошо и не плохо, просто факт. Я не вижу смысла в чрезмерном внимании к своим шрамам, но не открещиваюсь от них. Помню, я пытался поступить в институт — и друг спросил меня перед экзаменом: «Ты не хочешь опустить рукава?» Я ответил, что, конечно же, нет.

Больше всего мне помогло лечение у специалиста. Когда моя психика перестала выписывать невообразимые кренделя, я перестал резать себя. Вещь, которая мне помогла больше всего, — избавиться от всего, что делает меня несчастным. Сначала я избавился от токсичного окружения, потом оставил попытки работать где-либо, кроме дома. Сейчас мое правило такое: если есть то, что мешает мне жить и быть счастливым, нужно искать способы избавиться от этого, не пытаться притерпеться и смириться.

Настя

Медицинская боль, боль во время секса, татуировки

Настя. Фото: Алена Агаджикова для ТД

Я никогда не занималась очевидным селфхармом — порезами, нанесением себе увечий. Поэтому до психотерапии даже не отдавала себе отчета, что тоже занимаюсь самоповреждениями. Я доводила себя до изнеможения работой, за приступами трудоголизма шли долгие периоды болезни. Я терпела боль во время секса. Мне нравилось ходить к стоматологу и терпеть боль от уколов, надрезов, брекетов. Когда я осветляла волосы и кожа головы начинала гореть, я терпела до последнего, считая, что это правильно и терпение делает меня лучше. Три года назад я сделала первую татуировку, а потом еще несколько. Я сделала первую большую татуировку, портрет Маяковского на ноге, за один шестичасовой сеанс, и это был настоящий катарсис, я была в восторге. Под конец было очень больно, но я радовалась этому и две недели ходила в приподнятом настроении, хромая на одну ногу. За этой татуировкой последовало еще несколько. Тогда я находилась в состоянии обострения биполярного и тревожного расстройства, и боль очень сильно меня отвлекала.

Настя. Фото: Алена Агаджикова для ТД

Мы с психологиней провели множество сеансов, посвященных моему желанию причинить себе боль. Это было погружением в старые травмы, зарытые в памяти мысли и страхи. Психологиня говорила, что мое стремление причинять себе физическую боль во многом связано с установками страдать во благо себе, быть жертвой в каком-то даже религиозно-героическом смысле, терпеливо выносить боль. Я долгие годы не осознавала своего тела и чувствовала себя «мертвой». Боль же давала мне почувствовать себя живой, почувствовать свое тело.

Я точно знаю, что жила с желанием умереть большую часть своей жизни, но именно селфхарм не был попыткой себя убить. Селфхарм был скорее инструментом, чтобы справиться с манией и тревогой и, наоборот, придавал мне сил двигаться дальше. Я согласна с тем, что мое тело — мое дело, однако я осознаю, что нанесение увечий сильно влияет на моих близких, ведь они переживают за меня.

Лиза

Порезы рук и ног, ожоги, секс с малознакомыми людьми, алкоголь

Лиза. Фото: Алена Агаджикова для ТД

Я начала заниматься селфхармом в семнадцать лет. Примерно в это же время мне диагностировали биполярное аффективное расстройство. У меня была длительная и очень тяжелая депрессивная фаза. Чтобы заглушить ту боль, которую я испытывала, я начала тушить об себя сигареты. У моей младшей сестры то же заболевание, и она начала заниматься селфхармом раньше меня. Я видела ее шрамы и часто задумывалась, действительно ли это помогает. Я не помню, как это случилось в первый раз, все как в тумане, но с тех пор прошло уже пять лет. Я три раза лежала в психиатрических больницах, ходила на психотерапию и группу поддержки. Сейчас у меня ремиссия, я продолжаю принимать медикаментозную терапию.

К селфхарму относятся не только прямые повреждения своего тела, но и другие формы поведения, направленные во вред себе: частое употребление алкоголя в больших количествах, незащищенный секс с малознакомыми людьми. Бывают моменты во время депрессивного эпизода, когда ты чувствуешь душевную боль на физическом уровне. Тебе так больно, что ты не можешь пошевелиться. Весь мир сжимается до одной точки где-то в груди, которая нестерпимо болит. В такие минуты ты забываешь абсолютно обо всем: что есть люди, которые тебя любят, что эта боль не навсегда. Все, что ты хочешь, — это перестать чувствовать это страдание. Когда я тушу о себя сигареты, внимание от душевной боли смещается на ожог и становится легче.

Лиза. Фото: Алена Агаджикова для ТД

Есть и другие ситуации, в которых я причиняю себе вред. Иногда мне кажется, что я очень плохой человек и не заслуживаю ничего хорошего. Есть какое-то болезненное удовольствие в том, чтобы доказать себе, что ты отвратительна. Я специально напивалась и спала со всеми подряд, чтобы почувствовать себя плохо, потому что если ты точно знаешь, что заслуживаешь всех тех ужасных вещей, которые с тобой происходят, то, значит, и делать с этим ничего не нужно. Не нужно прилагать усилия, чтобы что-то исправить. Для меня селфхарм и суицидальное поведение — очень близкие вещи. Когда тебе больно, ты задумываешься о суициде как способе решения этой проблемы. Просто селфхарм — это более легкий и менее страшный вариант. Я часто наносила себе повреждения, чтобы справиться с мыслями о суициде. И наоборот: когда у меня нет суицидальных мыслей, я не занимаюсь селфхармом.

Мне очень повезло, потому что близкие мне люди поддерживают меня, и я ни от кого не скрываю свои шрамы. Мои родители, сестра, мой партнер и друзья знают, что я занималась селфхармом. Я знаю, что, если опять начну вредить себе, мне помогут, поговорят со мной, отведут к врачу, просто побудут рядом. Сейчас, когда я смотрю на свои шрамы, я вспоминаю обо всем том, через что прошла, и думаю, какая я сильная. Я не стесняюсь их и никогда бы не хотела от них избавиться. Я чувствую, что даже если моя ремиссия закончится, то смогу справиться с болезнью.

Стася

Выщипывание волос, бровей и ресниц, удары по голове

Стася. Фото: Алена Агаджикова для ТД

Я начала заниматься селфхармом в школе. Тогда мне поставили диагноз «невроз», я пила успокоительные и антидепрессанты. Девочка, с которой мы тогда общались, просила меня не бить себя по голове, но у меня не получалось сдерживаться. Меня приводило в отчаяние, когда я не могла что-то сделать, и я била себя даже за малейший промах. Но главная причина селфхарма была в том, что я не могла соответствовать своим или чужим ожиданиям и чувствовала вину, стыд, думала, что сама во всем виновата, что я плохая.

В двадцать два года я месяц лежала в клинике неврозов, там мне назначили лекарства. Сейчас я каждую неделю хожу к психотерапевту, он беседует со мной, но выписывает только препараты от бессонницы.

Суицид и селфхарм — очень разные вещи. Суицидальные попытки направлены на то, чтобы полностью прекратить свое существование. У тех, кто занимается самоповреждением, нет такой цели.

Стася. Фото: Алена Агаджикова для ТД

Я знаю не очень много методов, которые помогут прекратить селфхарм. Какое-то время я совсем не ухаживала за своими бровями, потому что боялась, что если начну выщипывать их, то уже не смогу остановиться. Сейчас я почти не трогаю свои ресницы и в меру обхожусь с бровями, потому что переключилась на другие виды самоповреждений.

Селфхарм редко причиняет мне сильную физическую боль, но я к этому и не стремлюсь. Для меня это способ сбросить напряжение. Некоторые виды самоповреждений меня откровенно пугают. К примеру, я боюсь занести инфекцию, выдергивая заусенцы, или повредить себе мозг, когда бью себя по голове. Некоторые кажутся просто неэстетичными: мне не хочется ходить без ресниц и без бровей.

Порезы рук и ног, ожоги, алкоголь

Лиза. Фото: Алена Агаджикова для ТД

К селфхарму меня привело гипертрофированное чувство вины. Я думаю, это началось в раннем детстве. Я отдыхала в деревне с бабушкой и дедом, там он запил. Мы с бабушкой пошли купаться на Волгу, и она предупредила: «Только не говори ничего деду, ему нельзя пьяному плавать, у него сердце не выдержит». А я проболталась. И вот он радостный тоже приходит на Волгу и плывет туда, где швартуются корабли. Мы с бабушкой долго купаемся, выходим на берег, и я вижу его одежду — рубашку, сланцы, шорты. А вдалеке — что-то белое. Бабушка восклицает: «Это дед утонул» — и начинает плакать. Я не понимала, что такое смерть, и пыталась «отвлечь» бабушку шутками, какими-то рассказами. Она долго молчала и потом сказала: «Лиза, хватит. То, что мне сейчас тяжело, — это нормально». Тогда я узнала, что сожалеть о смерти — естественно, но с тех пор я стала постоянно ощущать ответственность за все, что происходит.

С каждым годом становилось все хуже. Поругаюсь с парнем, накричу на кого-то в ответ — ужасное чувство вины, из-за которого я себя резала. Сначала это были булавочки, в школе — лезвия, а когда я поступила в ветеринарку, перешла на скальпель и канцелярские ножи. В основном я резала запястья и скрывала их напульсниками. В подростковом возрасте несколько раз пыталась покончить с собой.

Лиза. Фото: Алена Агаджикова для ТД

Первая попытка суицида случилась после свадьбы моего друга: тогда я впервые подвесилась за спину, потому что симпатизировала культуре бодимодификаций и готике. Мне было шестнадцать лет. Было очень больно, когда мою кожу накалывали на крючки, когда уже после снятия делали массаж, чтобы выгнать воздух из кожи. Но сам процесс дал мне ощущение невероятной эйфории: я болталась в воздухе и раскачивалась. Когда меня сняли, у меня случился серотониновый провал, как после наркотического опьянения. Я провалилась в депрессивное состояние. Дома мне стало совсем плохо, и я начала писать своему парню, что планирую покончить с собой. Он ответил: «Хватит меня запугивать», потому что в тот период я правда могла злоупотреблять манипуляциями на тему суицида. Я взяла скальпель и очень глубоко порезала себе все руки. Это был первый случай импульсивного состояния, когда потом я не могла вспомнить, что произошло. Помню только, что тогда я испытывала обиду, злость и сильнейшую тоску. Не помню, кто вызвал скорую.

Причины самоповреждения могут быть разными. Важную их часть занимает аутоагрессия: состояние, когда ты испытываешь злость к себе или окружающим и решаешь отразить ее вот таким образом, причем не обязательно самопорезами, это может быть алкоголь, наркотики или другое самодеструктивное поведение. Мой селфхарм процентах в семидесяти связан с алкоголем. В трезвом состоянии я кое-как могу себя успокоить, но когда пьяная — нет. Я много читала о том, как перенаправить аутоагрессию на что-то другое: рисовать бабочек на местах, которые хочешь порезать, заклеивать их пластырем, комкать бумагу, но мне это все не помогает. Обращаясь к себе тогдашней, я могу сказать только одно: «Иди к врачу». С тех пор как я начала принимать таблетки, я больше не способна нанести себе тот вред, что раньше. Сейчас я чувствую страх и жалость, когда смотрю на свои руки и ноги, я не понимаю, как могла все это делать с собой.

P. S. Алена Агаджикова: «Шрамы некоторых героев проекта давно зажили, а селфхарм иногда и вовсе визуально не считывается: например у Стаси, которая бьет себя по голове, Мишель, занимающейся самоудушением, или у Насти, которая делает социально приемлемые татуировки. С помощью краски, указывающей на места самоповреждений, я хотела вынести селфхарм из зоны невидимости. Для других героев краска, наоборот, стала “камуфляжем”: шрамы Никса и Лизы бросаются в глаза, герои их не стесняются, тем не менее окружающие предпочитают их не замечать».

Селфхарм

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *