Ростислав черный журналист биография

Светлана Безродная утверждает, что по натуре своей она человек исключительно ведомый, никак не лидер. Не раз она поддавалась на разного рода провокации со стороны видных деятелей отечественного искусства, которые впоследствии становились ее мужьями. Однако некоторые факты биографии Светланы Борисовны, например создание единственного в мире женского камерного оркестра, все же опровергают то, во что ей самой так хочется верить

ЖЕНСКОЕ БЕЗУМИЕ СВЕТЛАНЫ БЕЗРОДНОЙ

— Светлана Борисовна, Вивальди-оркестр вы создали по подобию оркестра католического женского монастыря. А ваши музыканты не боятся, что здесь можно в девках засидеться?

— У нас большинство оркестранток замужем. Причем многие нашли свои «половинки» именно благодаря работе. Одна познакомилась со своим будущим мужем во время поездки, другая — когда оформляла документы для гастролей по Италии, третья, когда мы давали концерт в посольстве, познакомилась с атташе по культуре. Вообще чудесный вариант.

…Это, конечно, шальная идея — создать женский ансамбль. Но мне очень хотелось услышать, как звучит музыка из рук «однополого коллектива». А вообще для осуществления любого дела тебя должно шарахнуть по голове. В один прекрасный день я пришла в Министерство культуры СССР и сказала, что хочу зарегистрировать женский камерный оркестр. На самом деле у меня на тот момент не было музыкантов вообще. А чиновникам идея понравилась, они сказали: «Гениально! Женского оркестра у нас еще не было» — и подписали документы. Слава богу, те документы чиновники утеряли, и, пока я выправляла новые, за четыре месяца успела собрать коллектив. Вот вам и женское безумие. Я думаю, что ни один здравомыслящий мужчина до такого никогда в жизни не додумается.

— Интересно, что же вас «шарахнуло по голове»?

— В жизни наступил период одиночества. Меня оставили все-все-все, сутками молчал телефон. И к тому времени уже лет двадцать я не брала в руки скрипки.

— Несмотря на то, что преподавали в ЦМШ?

— Да. Но я не притрагивалась к инструментам своих учеников, все словами объясняла, даже не настраивала скрипок, они сами замечательно с этим справлялись. А у меня такой мощный внутренний протест к инструменту возник, видимо, из опыта первого брака. С одной стороны, я тогда была замужней дамой, женой замечательного музыканта Безродного (он был самым молодым лауреатом Сталинской премии, получил ее вместе с Ростроповичем. — О.Л.), а с другой — младенцем, которого все обслуживают и опекают. Это потому, что замуж я выскочила в 16 лет, по сути, оставаясь еще ребенком. Десятый класс ЦМШ оканчивала на сносях. Вернее, я уже стала мамой — сын родился 2 марта, а летом я сдавала экзамены на аттестат зрелости. А на следующий день после первого экзамена мы с отцом моего ребенка пошли в загс и расписались. Казалось бы, выходить замуж так рано — верх легкомыслия. Но я тогда ни о чем не задумывалась. Безродный — яркая личность, выдающийся скрипач, правда, его мало кто сейчас знает, потому что он мало записывался: я у него в ту пору занималась… А потом он сказал, что нам надо бы пожениться. И я без вопросов поддалась его энергетике, его желанию. Для меня все было очень просто: в один из вечеров Безродный увез меня к себе домой и позвонил моей маме: «Ирина Михайловна, Светлана домой не придет». — «Почему?» — «Она будет выходить замуж». И маме стало плохо. Вот такой у меня характер — очень поддающийся. Наверное, если б я попала в какой-то порочный круг, к уголовникам например, меня можно было бы уговорить на все что угодно. Я поддаюсь невероятно, уговариваюсь на какие-то авантюрные вещи, а потом оказывается, что этого не надо было делать. Но о своем раннем замужестве нисколько не жалею. Я счастлива, что у меня есть замечательный сын Сережа. Сейчас он уже взрослый и, видимо, по примеру мамы довольно-таки рано создал семью. А когда ему было года три, мы отдыхали в Коктебеле, и я убежала играть в волейбол. Сережа в одиночестве ходил по Дому творчества, заглядывал во все двери и интересовался: «Как вы себя чувствуете?» А когда спрашивали: «Мальчик, кто тебя таким воспитанным вырастил?» — «Мы с мамой вместе росли», — отвечал он. И это действительно так — я воспитывала сына, а сын воспитывал меня.

— А как долго продержался ваш первый брак?

— Восемнадцать лет. И в том, что мы расстались, мой грех. Я позволила увести себя из семьи. Чувствую вину до сих пор. Когда Безродный умер, я сделала вечер его памяти. Это, к сожалению, все, что я смогла сделать, чтобы его имя как-то зазвучало, чтобы его узнали. Он ведь как терра инкогнита сегодня. А ведь он… Он меня, как крылом, закрыл от всего. Я, конечно же, поддалась и махнула рукой на свою концертную и гастрольную деятельность в Москонцерте, на многие домашние заботы. В тот период я словно пребывала в сладчайшем сне. Как в детстве. У меня детство прошло в «золотой клетке». Когда я попыталась вырваться на свободу, заявить, что я взрослая, самостоятельная, то опять оказалась в очень удобной «клетке». И настолько привыкла, что кто-то за меня принимает решения и ведет хозяйство, что даже свою стипендию я абсолютно добровольно отдавала свекрови — мы вместе жили. И не из-за боязни укоров, что я на что-то ненужное потратилась, просто привыкла все деньги отдавать маме, а она уже распорядится, что купить мне или моему сыну. Так что то замужество было очень инфантильным. Зато следующий период моей жизни оказался совершенно противоположным. Человек, который увел меня из семьи, вырвал из уютной и добропорядочной среды, был совершенной противоположностью моему первому мужу. Но я была просто очарована им и опять ни о чем не задумывалась. Если говорить не в бытовом, а в философском смысле, то я снова попала в «клетку». Теперь в моей жизни не было ничего, кроме того, что нужно ЕМУ. И все было только для НЕГО. А меня как личности рядом с ним не существовало.

— Вы говорите о Владимире Теодоровиче Спивакове?

— Да. Но я не хочу много говорить о нем. Во-первых, это некорректно, а во-вторых, это не самый лучший период в моей жизни. Но я ему благодарна за то, что именно в этот период во мне стал созревать внутренний протест. Если б тогда все было иначе, то сегодня у меня не было бы оркестра. Кстати, наше название до сих пор произносят неправильно. Говорят: «женский Вивальди-оркестр». А я уже устала объяснять, что в нашем названии «Вивальди» — имя не собственное, а нарицательное, его можно перевести как «женский». Поэтому «женский Вивальди-оркестр» — все равно что «женский женский оркестр».

— Я хочу закольцевать тему вашей личной жизни — свою «половинку» вы встретили благодаря своему оркестру?

— Не совсем. Вивальди-оркестр тогда уже существовал, и мы готовились к концерту в Музыкальном театре Станиславского. Я бегала туда-сюда, что-то проверяла, улаживала, а поскольку была на высоких каблуках, в один прекрасный момент оступилась и сверзлась с лестницы, сильно подвернув при этом ногу. Она распухла до невероятных размеров. Несколько дней пришлось сидеть дома, да и выходить куда-то не было ни малейшего желания. А тут один мой приятель, американский подданный, находившийся в те дни в Москве, стал уговаривать пойти с ним на концерт Стерна. Я сначала отказывалась, но, поскольку поддаюсь на уговоры, все же поехала. Мы сидели в двенадцатом ряду, и меня все раздражало — и сам Стерн, и то, что он играл, и этот приятель, который заставил меня сюда приехать. А сзади меня, на том же месте в тринадцатом ряду, сидел мой будущий муж. Видимо, он обратил на меня внимание и во время антракта попросил своих друзей, которые оказались нашими общими знакомыми, его мне представить. С тех пор прошло одиннадцать абсолютно счастливых лет. Слава, наверное, послан судьбой. Это мой человек. Мой настолько, будто мы родились и всю жизнь прожили одним целым.

Кстати, Вивальди-оркестр я тоже воспринимаю как часть себя. Это тоже моя семья. Может, это чисто женское восприятие, ведь мужчины-музыканты воспринимают это как работу. А женщина по природе своей существо более сложное, и в отношениях «женщина — женщина» всегда есть второе дно.

— То есть женский коллектив — это такой «террариум друзей», в котором невозможны искренние отношения?

— Если говорить о дружбе, то я не уверена, что мужская дружба чем-то крепче женской. Относиться друг к другу бескорыстно и безапелляционно далеко не все могут, и пол здесь значения не имеет. У нас в коллективе вопрос дружбы не важен. Но! Важно, чтобы в оркестре было профессиональное притяжение друг к другу.

— Светлана Борисовна, Вивальди-оркестр — это вызов обществу, потому что ваши уважаемые коллеги-музыканты неохотно принимали женщин в свои коллективы?

— Если честно, женщин в оркестры принимали не то что неохотно, это еще мягко сказано, а вовсе не хотели брать. И меня в свое время не приняли в камерный оркестр. Хотите знать почему?

— Догадываюсь. И это в то время, когда советская пропаганда вовсю трубила о дискриминации женщин на загнивающем капиталистическом Западе?

— Вот именно. А со мной было так. В консерватории мои скромные успехи отметил тогдашний ректор Александр Васильевич Свешников. Он решил мне сделать протеже. Однажды позвал меня к себе в кабинет и позвонил Баршаю — руководителю Государственного камерного оркестра. Свешников говорил: «Это талантливая девочка, у нее большое будущее!» — а я краснела от неловкости, но при этом реально верила в свои силы. И, если честно, в тот момент попасть в оркестр я не стремилась. Так вот Свешников рассказывает Баршаю по телефону, какая я талантливая и все такое, а я смотрю, его достаточно вытянутое лицо начинает еще больше удлиняться и тон разговора становится сухим и односложным: «Ну что ж, хорошо», — растерянно пролепетал Александр Васильевич и положил трубку. «Ничего не вышло, — говорит он мне. — Женщин в оркестр он категорически не берет». Сказал как отрезал. Причем Баршай даже не захотел меня прослушать, ему не важны способности музыканта, а один лишь факт, что я женщина, говорил против.

Так поступали не со мной одной. Вспомните, ведь в те времена в оркестрах было очень мало женских лиц. Еще в детстве я обратила на это внимание. Помню, едва научившись считать, я, сидя на концерте, стала пересчитывать «тетенек»-музыкантов. В знаменитом Государственном симфоническом оркестре их оказалось пять. На «дяденек»-музыкантов у меня не хватило пальцев на обеих руках.

Со временем ситуация переменилась сама по себе, потому что изменилась страна, и многие музыканты-мужчины уехали работать или жить за границу. Их место стали занимать не менее талантливые женщины. Как это ни обидно звучит, но на безрыбье и рак оказывается рыбой. Теперь женщин в оркестры берут без проблем.

А в то время, когда появился Вивальди-оркестр — это было 12 лет назад, — женщине все еще очень и очень трудно было попасть в хороший коллектив. И на одно место, например в оркестр Большого театра, из 15 претендентов (5 мужчин и 10 женщин) охотнее брали мужчин.

— Двенадцать лет назад вы набирали к себе студенток или женщин из числа отверженных мужскими коллективами?

— В тот момент у меня были в основном музыканты из азиатских республик СССР, окончившие Московскую консерваторию. После распада Союза все девушки остались в своих республиках, а мне пришлось набирать коллектив заново. В то время на нас никто из коллег-музыкантов не обратил серьезного внимания, что было мне на руку, потому что, если б нас заметили коллеги, то, возможно, задушили бы, не дав даже встать более-менее на ноги. Вот говорят, что в шоу-бизнесе трудно пробиться. Может быть. Не знаю. Но я все же смотрю иногда какие-то концерты по телевизору — наши поп-звезды все же вместе держатся: концерты у них, как правило, сборные и финальные песни частенько поют хором, а то и взявшись за руки. А у нас, у классических музыкантов, такого и близко нет. Где выжить действительно сложно, так это в мире классической музыки, вот где бушуют настоящие страсти и вот почему я говорю: «Хорошо, что Вивальди-оркестр сначала не заметили».

— Сколько я ни рылась в специальной литературе и во Всемирной паутине, мне так и не удалось найти ни одного отзыва ваших коллег о вас. Ни положительного, ни отрицательного. Поэтому не могу удержаться от прямого и банального вопроса: «Что говорят про вас коллеги, Спиваков например?»

— Ха-ха-ха! Если честно я этим не интересовалась. Обо мне лично он ничего дурного говорить публично не станет. Но я точно знаю, что на свой фестиваль он пригласит кого угодно, но только не меня.

А вообще критику я приветствую. Но только объективную, а не то, что пишут некоторые ваши коллеги, ничего не понимающие ни в музыке, ни в драматургии, начинают переходить на личности артистов. Это убого, и ничего, кроме жалости и раздражения, не вызывает. А грамотная критика лично у меня вызывает хороший рабочий кураж.

— В одном из интервью вы сказали, что не считаете нужным посещать разного рода светские мероприятия, отчего такая неприязнь к тем, кто музыку заказывает?

— У меня не возникает потребности куда-либо ходить, потому что мне не интересны люди, которые устраивают презентации, «музыку заказывают», как вы сказали. Хотя ради интересов оркестра порой приходится забывать о собственной гордости. А я человек очень гордый и обидчивый и этого не скрываю. Не злопамятна, но я помню все. Но ради того, чтобы получить для оркестра какие-то деньги, забываю о гордости и иду туда, куда бы по своей воле я ни за что не пошла. Еще я не люблю общаться с высокопоставленными «нужными людьми», заискивать перед ними.

— Я знаю, что вы происходите из семьи врача, который обслуживал коммунистическую элиту — Сталина, Хрущева, — и с раннего возраста вам приходилось общаться с сильными мира сего. Нелюбовь к ним, может быть, идет именно из детства?

— Может быть, именно оттого что я имела возможность общаться с сильными мира того, так смешно мне смотреть на сильных мира сего. Не могу смотреть, как люди, облеченные хотя бы маломальской властью, надуваются от гордости и своих бешеных денег. Да, мой папа был главврачом санатория «Барвиха», он по роду своей работы часто и помногу общался с партийными деятелями, но, какими бы они ни были, ни один из них не позволял себе строить трехэтажные особняки в Подмосковье. Тогда номенклатура жила гораздо скромнее.

У меня было странное детство, странная жизнь внутри Кремля, внутри «золотой клетки», когда выбирать подруг и друзей приходилось только из числа тех, кто может соответствовать рангу твоих родителей. Я дружила с детьми великих полководцев — Конева, Чуйкова. А моя мама дружила с женой Никиты Сергеевича Хрущева, и я часто бывала у них дома.

Может быть, опять же из детства, я очень привержена государственности. И сколько бы раз мне ни предлагали перевести оркестр под чье-то крылышко, я категорически отвечаю «нет», я хочу оставаться в федеральном ведомстве, хочу оставаться Российским государственным академическим оркестром. Это звание надо заслужить, и для меня это очень важно.

Ольга ЛУНЬКОВА

На фотографиях:

  • ЦМШ, 1956 ГОД
  • ВЛАДИМИР СПИВАКОВ
  • С ИГОРЕМ БЕЗРОДНЫМ
  • С МУЖЕМ РОСТИСЛАВОМ ЧЕРНЫМ
  • В материале использованы фотографии: из семейного архива

Биография Безродного Сергея Игоревича

Биография, история жизни Безродного Сергея Игоревича

Безродный Сергей Игоревич – выдающийся российский музыкант, заслуженный артист.
Ранние годы
Судьба Сергея была предначертана с самого рождения. Сын знаменитого музыканта, дирижера и педагога Игоря Безродного пошел по стопам своих родителей.
Правда, отец и мать (Светлана Безродная – художественный руководитель «Вивальди-оркестра») виртуозно играли на скрипке, а Сергею полюбилось пианино. Но вот его сестра Анна-Лиза, которая тоже посвятила свою жизнь музыке, стала скрипачкой.
Карьера
Сергей Безродный вошел в состав легендарного камерного оркестра «Виртуозы Москвы», который выступает под эгидой государства. В этом коллективе Сергей Игоревич стал работать более 35 лет назад.
За долгие годы своей творческой деятельности Сергей Безродный сыграл бесчисленное количество произведений, лучшие из которых легли в основу более двух десятков альбомов. Надо сказать, они не остались без внимания, как публики, так и музыкальных критиков. В немецкой газете Süddeutsche Zeitung один из альбомов гордо назвали «Диском года». В нем были собраны записи сонат всемирно известных композиторов. Речь идет о сборнике Capriccio, выпущенном в 2001 году в соавторстве с маэстро Владимиром Спиваковым.
Пианист много гастролировал, в том числе и за рубежом. Об одном из концертов восторженно писала итальянская газета Mattino. Журналист из этого издания побывал на мероприятии с участием гостей из России, которое состоялось в театре «Медитерранео». На сцене блистали Сергей Безродный и Владимир Спиваков. Первый играл на пианино, второй – на скрипке. Оба музыканта сорвали бурные аплодисменты местной публики.
19 ноября 2017 года в честь прославленного пианиста состоялся концерт в Камерном зале столичного международного Дома музыки. Знаменательным поводом к этому событию послужил 60-летний юбилей Сергея Игоревича Безродного. Виновник торжества радовал публику не только своей изысканной манерой исполнения, но и дирижерским искусством.

Ростислав Черный, муж Безродной – биография

Биография и личная жизнь Ростислава Черного

Ростислав Борисович Чёрный – яркая личность советского союза и современной России. Родился 2 марта 1948 года. Журналист по образованию, Ростислав Борисович уже долгое время является продюсером своей жены Светланы Владимировны Безродной.

Пара познакомилась на концерте американского скрипача Стерна. Несмотря на отсутствие настроения и боли в голеностопном суставе (незадолго до этого спускаясь на неудобных туфлях со сцены, скрипачка подвернула ногу), Безродная всё же отправилась на концерт.

Несмотря на отсутствие настроение и нежелание выходить из дома, судьбе всё же удалось сделать своё дело: в антракте ей представили Ростислава Борисовича. Оказалось, что он всё это время сидел в этом зале и обратил внимание на красивую скрипачку.

И в антракте попросил общих друзей познакомить её с ним. Светлана вспоминает, что перед ней появился «высокий, статный мужчина со строгим взглядом и недовольным лицом». Но даже такое необычное, казалось бы, начало не смогла помешать созданию новой и очень счастливой семьи.

Для Светланы Владимировны он стал третьим мужем, и, по её словам, этот брак – настоящий подарок судьбы. Ростислав Борисович и его жена понимают друг друга без слов и благодарят бога за то, что всё случилось именно так.

Мыслить одинаково, понимать с полуслова, – так пара характеризует свой союз. Несмотря на то, что у пары пока нет детей, они чувствуют себя самыми счастливыми в этом браке.

Хотя сам Ростислав Борисович находится в тени жены, его личность заслуживает внимания. Он проработал более 30 лет в газете «Советская культура» и был в курсе всего, что происходило в творческих кругах СССР. Неудивительно, что к моменту встречи с Безродной он знал о ней практически всё, и это только поспособствовало их знакомству.

Примечательно, что Чёрный работал на международном уровне – был главой иностранного отдела вышеуказанной газеты. Можно представить, насколько престижной была эта должность в советский период. Да и карьера, по всей видимости, складывалась хорошо: начинал Чёрный с должности корреспондента.

И несмотря на успешность в карьере, с браком со Светланой Владимировной Ростислав Борисович принял решение уйти из журналистики и заняться продюсированием концертной и художественной деятельности своей жены.

В таком симбиозе пара занимается профессионального деятельность по настоящее время: Светлана Безродная выполняет функции художественного руководителя, а Ростислав Чёрный – организаторские.

Как менеджер Ростислав Борисович работает в Государственном академическом камерном «Вивальди-оркестра». Его должность – продюсер. Его жена может спокойно позволить себе сконцентрироваться на художественной составляющей и творчестве, тогда как Чёрный занимается не самыми заметными, но очень важными делами.

В его задачи входит работа с залами, помещениями, вопросы создания надлежащих условий для артистов, составление коммерческих предложений – словом, вся та невидимая широкой публике деятельность, без которой, тем не менее, никакая успешная творческая деятельность не была бы возможна. Как видно, пара сошлась не только в личностном, но и в профессиональном плане: Ростислав и Светлана дополняют друг друга на отлично.

Вивальди-оркестр успешно ведёт концертную деятельность под управлением супругов. Это очень хорошо показывает гармоничность их отношений: слаженная жизнь в браке позволяет совместными усилиями создать слаженно работающий механизм.

Ростислав Борисович является соавтором музыкально-литературного спектакля «Маскарад без масок», который с успехом отгремел в сезоне 2011-2012 года. Для него использовалась малоизвестная музыка советских классиков – Прокофьева, Шостаковича, Хачатуряна. Можно только гадать, в каком ещё количестве проектов Чёрный принимал участие.

Ведь постоянно живя и находясь рядом со своей супругой он неизбежно влиял на её идеи, дарил новые задумки и делился своими эмоция, что попросту не могло не сказываться на то, что в результате выходило из-под смычка и дирижёрской палочки Светланы Владимировны.

Ростислав Борисович Чёрный является примером того, как мужчина может быть всем для женщины. Достаточно сложно быть супругом знаменитости, постоянно находиться в её тени. Понимать, возможно даже в одиночку, что её успех – это в том числе твоя заслуга.

Тем не менее, Ростислав Борисович отлично справляется и с обязанностями мужа, и с обязанностями продюсера. Он неуловимо, находясь за блистающим оркестром и будучи постоянно незамечаем зрителями, своей деятельностью образует фундамент «Вивальди-оркестра».

И такая разница в общественном признании нисколько не вклинивается в союз Светланы и Ростислава. Наоборот, каждый из супругов чувствует себя на своём месте. Наверное, в этом кроется секрет их счастливого брака, а значит, Ростислав Борисович Чёрный заслуживает уважения к своей личности.

Светлана Безродная: биография, личная жизнь, муж, дети

Несмотря на то, что Светлана Безродная отметила свой 85-летний юбилей, она до сих пор энергична и занимается любимым делом. Вместе со своим коллективом дирижер побывала на лучших концертных площадках мира, но часто она отказывалась от зарубежных гастролей и посвящала свое творчество соотечественникам. Своим долгом Светлана Борисовна считает поддержать людей, проживающих в горячих точках; музыканты «Вивальди-оркестра» дают не только концерты, но и привозят нуждающимся гуманитарную помощь.

Любовь и внимание широкой публики она получила благодаря своему детищу, которое появилось в ее творческой биографии 30 лет назад. За это время коллектив стал работать в нескольких направлениях; музыканты включили в свой репертуар отечественные песни, танцевальную музыку 50-х годов прошлого века, джаз и даже рок-н-ролл.

Безродная не сразу обрела свое женское счастье; пройдя через унижения и боль, она стала сильной и мудрой и только тогда начала доказывать, что она тоже человек и к тому же талантливый. Лишь после 50-ти лет Народная артистка России наладила свою личную жизнь и встретила настоящую любовь. Между ней и мужем существует абсолютная гармония, и даже мыслят они в одном направлении.

Детство, проведенное в «золотой клетке»

Будущая скрипачка (ее фамилия при рождении – Левина) родилась в 1934 году в поселке Барвиха, Московская область. Ее ранние детские годы прошли в санатории «Барвиха», так как ее отец, Борис Соломонович Левин, выполнял обязанности личного врача Иосифа Сталина, а также следил за здоровьем всего партийного аппарата. Ее мама, Ирина Михайловна Шепшелевич-Лобовская, занималась певческой карьерой. В санаторий часто приезжали известные люди, среди которых был Корней Чуковский. Писатель любил общаться с малышкой и умудрялся при этом помочь ее маме, которая не могла ее накормить. Чуковский читал ей свои знаменитые стихи, а Света, открыв рот, слушала.

Вскоре вся семья поселилась в доме, находящемся в двух шагах от Кремля. Будущая дирижер не могла сама выбирать друзей, ей можно было дружить только с детьми высокопоставленных чиновников. Ее родители тесно общались с семьей Хрущева, Конева, Чуйкова, из-за чего девочка часто бывала у них дома и дружила с их детьми. Несмотря на свое привилегированное положение, отец все же не избежал лагерей; за ним пришли осенью 1952 года, а весной следующего года не стало Сталина.

В школьные годы Светлана посещала уроки музыки и играла на скрипке. Также она занималась художественной гимнастикой, выделяя особенно такие снаряды, как бревно и кольца. К 13 годам юная скрипачка смогла добиться хороших результатов на этом поприще, завоевав звание мастера спорта. Но вскоре ей пришлось сделать выбор между музыкой и спортом, потому что однажды во время тренировки ее увидел преподаватель музыки, который сообщил об этом родителям. После окончания школы девушка стала студенткой Московской консерватории.

Создание женского оркестра

Получив образование, Безродная пополнила творческий коллектив «Москонцерта», где выступала его солисткой. Затем она устроилась в Центральную музыкальную школу и стала обучать детей игре на скрипке, посвятив этому делу более двадцати лет. Ученики скрипачки смогли добиться немалых побед и часто становились лауреатами престижных международных конкурсов. Однако, вскоре в жизни Светланы Борисовны наступил тяжелый период; она чувствовала себя одинокой и никому не нужной. К тому времени артистка много лет не играла на скрипке, но несмотря на это, она решила создать оркестр, состоящий только из женщин. В Министерстве культуры СССР ей не отказали и даже похвалили за эту идею.

Вскоре коллектив «Вивальди-оркестра» был собран; его первый состав был из студенток и аспиранток консерватории из разных республик. Сначала репетировать приходилось на территории депо Белорусского вокзала, а затем на помощь к ним пришел Владимир Васильев, который помог в развитии карьеры и стал их первым стилистом. Вскоре Министерство отправило «Вивальди-оркестр» на концерт в Германию; затем они объездили весь Советский Союз, побывали в европейских странах, а вскоре добрались и до Америки. Первый год Безродная почти не бывала дома и все время проводила на гастролях, но, несмотря на усталость, она впервые за много лет была счастлива.

Первый спектакль под названием «Песни непокоренной Державы» оркестр поставил в Зале Чайковского, приурочив его к 60-летию Победы. В нем удачно сплелись различные музыкальные стили и виды искусства. За время своего существования коллектив принял участие в создании музыкальных программ и спектаклей, таких как:

  • «Три истории любви и одиночества»;
  • «Маскарад без масок»;
  • «Брызги шампанского»;
  • «Одиночество Дон Жуана»;
  • «Бал после сражения» и других.

Долгая дорога к счастью

Первая семья артистки появилась в то время, когда она еще училась в музыкальной школе. Ее будущий муж, скрипач Игорь Безродный, был ее преподавателем. Между ними возник бурный роман, и вскоре 16-летняя девушка узнала, что беременна. В один из вечеров музыкант увез ученицу к себе домой, а потом позвонил ее маме и сказал, что она домой не придет, так как скоро выйдет замуж. Будучи десятиклассницей, Светлана сначала родила сына Сергея, а затем сдавала школьные экзамены. Влюбленные отправились в ЗАГС лишь после того, как состоялась сдача ее первого экзамена.

По признанию скрипачки, она занималась воспитанием сына, а мальчик воспитывал ее. Проведя детские годы в «золотой клетке», она вновь попала в такую среду, где ее опекали и принимали за нее решения. Семья жила вместе с мамой мужа, которая вела быт и домашнее хозяйство. В тот период Безродная забросила концертную деятельность в Москонцерте и пребывала словно во сне. Муж долгое время был для нее любимым человеком; кроме того, она уважала его как яркую личность и выдающегося скрипача. Первый брак продержался почти 18 лет, а затем супруги расстались. Причиной этого стало то, что дирижер встретила новую любовь и отдалась этому чувству всецело. Она до сих пор чувствует вину, что ушла от мужа, и когда он скончался, Светлана Борисовна организовала концерт, посвященный его памяти.

Вторым супругом артистки стал Владимир Спиваков, который был полной противоположностью бывшему мужу. Теперь уже она делала все для любимого человека и была полностью подчинена его интересам. Именно благодаря ее участию был создан когда-то оркестр «Виртуозы Москвы». Этот период в личной жизни Безродной оказался также не самым лучшим, но именно тогда в ней начал зарождаться внутренний протест, подтолкнувший ее к новому этапу.

В 50 лет скрипачка не только занялась активной творческой деятельностью, но и вышла замуж в третий раз. Знакомство с будущим мужем, журналистом Ростиславом Чёрным, состоялось на концерте Стерна, куда ее позвал один знакомый американец. Они сидели в 12 ряду, а сзади Светланы Борисовны расположился ее будущий избранник, который сразу же обратил на нее внимание. Во время антракта оказалось, что у них есть общие друзья, а затем они стали общаться.

На фото Светлана Безродная с мужем Ростиславом Чёрным

Их семейное счастье длится уже более десяти лет. Дирижер уверена, что муж послан ей судьбой, ведь только с ним она обрела гармонию и женское счастье. Сейчас Чёрный является ее продюсером и занимается всеми проектами оркестра. Часто даже дома они говорят о работе и новых проектах, и это здорово, потому что супруги смотрят в одну сторону и имеют общие интересы. В их доме часто многолюдно, но они всегда рады гостям, с которыми им есть что обсудить. Сын артистки, как и звездная мама, довольно рано завел семью. Сергей пошел по стопам своих родителей и стал музыкантом: он выступает в оркестре «Виртуозы Москвы».

Интересные факты из жизни Светланы Безродной

  1. В студенческие годы она не ездила на общественном транспорте, а предпочитала лихо гнать на мопеде. С 15-летнего возраста скрипачка уже сама водила автомобиль.
  2. Безродная не любит посещать светские вечеринки и не имеет желания общаться с высокопоставленными чиновниками, а уж тем более заискивать перед ними. Но ради интересов своего коллектива или чтобы получить какие-то деньги для него, она может забыть о собственной гордости.
  3. Светлана Борисовна любит «жонглировать» стилями и жанрами, объединяя часто несовместимое. Так, в 2001 году ей пришла идея слить воедино классику и рок, в результате чего на сцене выступили рок- группа «Ва-БанкЪ» и «Вивальди-оркестр». Зрители буквально взорвали зал, громко аплодируя артистам.
  4. В 2016 году она вместе с «Вивальди-оркестром» впервые отправилась в Донбасс, а сейчас имя дирижера попало в список «Миротворца». Но она не переживает на этот счет, ведь главное для нее – это находиться там, где людям плохо.

Двойной юбилей Светланы Безродной

Зоя Игумнова

Фото: из архива «Вивальди-оркестра»

Энергии этой женщины можно позавидовать. Она остается востребованной на лучших сценах мира, но любую престижную площадку готова мгновенно променять на импровизированную сцену в горячей точке. В 2019-м у Светланы Безродной двойной юбилей: на этой неделе она отметила 85-летие, а ее детищу, уникальному женскому коллективу «Вивальди-оркестр» — 30. О том, как в череде праздничных дат не забыть о делах насущных, Светлана Безродная рассказала в интервью «Известиям».

— Стать известной скрипачкой — всё равно что выиграть Олимпиаду. Спросите на улице, кого вы знаете из скрипачек. Назовут Ванессу Мэй.

— Это точно. Но Ванесса Мэй — скорее попса. Действительно, конкуренция в нашем деле не в пользу женщин. Скрипачкам сложно пробиться, а создать женский струнный оркестр — вообще задача неподъемная.

— Что тут сложного? Пригласить девушек — и вот оркестр.

— Вот уж нет. Раньше ведь женщин даже в симфонический оркестр не брали, не то что свой коллектив создать. Когда я вспоминаю, что произошло со мной 30 лет тому назад, думаю, что это нереально. Возникновение «Вивальди-оркестра» — какой-то святочный рассказ.

Фото: из архива «Вивальди-оркестра»Скрипачка и дирижер Светлана Безродная

— Почему?

— Девушки ненадежны. Говорю вам по собственному опыту. На первом курсе консерватории меня отобрали участвовать в международном конкурсе скрипачей Джордже Энеску. А я беременная. Родить должна была 30 марта. До родов успевала на конкурс. Однако мой сын Сережа решил родиться 2 марта. И все. Ехать не могу. Скандал в консерватории жуткий. Педагог ко мне изумительно относился, но тут разозлился: «Никогда и никуда я тебя больше не готовлю!» Подвела я людей.

И, несмотря на это, спустя много лет пришла мне в голову шальная мысль — сделать женский оркестр. Отправилась в Министерство культуры СССР с идеей. А там — возьми и поддержи ее.

— Вы не верили в успех предприятия?

— На самом деле я — аферистка. Ни одной девчонки на тот момент у меня не было, но я нагло сказала, что уже есть оркестр. Министр (Василий Захаров. — «Известия») просто был в шоке. Говорит: «Знаешь, где ты была бы сейчас?» Я испугалась: «Где?» — «На вершине! Женский оркестр! До этого, кроме тебя, никто не додумался».

Всё происходило так быстро, я даже не успела понять, как получила приказ о том, что создается «женский камерный оркестр». Отвратительное название, правда? Женская баня, женская парикмахерская и еще оркестр.

Фото: из архива «Вивальди-оркестра»

— Вы поняли, почему вам позволили? На тот момент свои оркестры были у Спивакова и у Башмета.

— Видимо, не воспринимали меня всерьез. Я собрала студенток, аспиранток консерватории. Девочки были из всех республик. Лучше не придумаешь — потрясающий состав. Отличный показательный коллектив для гастролей от Министерства культуры.

— Вы же понимали, что в коллективе начнутся «проблемы»: беременности, больничные по уходу за детьми…

— Это всё мой характер: сначала придумаю, а потом получаю сюрпризы. «Ой, Светлана Борисовна…» Внутренне я очень злюсь, но как быть? Если бы могла, сказала: «Зачем вы сюда пришли? Рожать?» Если женщина ушла в декрет, ни в один оркестр ее обратно не возьмут. Хотя есть закон, но его в больших оркестрах каким-то образом обходят.

— Вы не аферистка, а авантюристка.

— Еще бы. Представьте, коллектив я собрала, а где репетировать? В походах по Москве набрела на депо Белорусского вокзала. Деревянный сарай, в котором находился красный уголок с маленькой сценой, бюстом Ленина и расшатанными стульями. Нашла начальство вокзала и обозначила для оркестра «базу».

Основатель, художественный руководитель, дирижер и солистка женского Государственного камерного оркестра СССР «Вивальди-оркестр» Светлана Безродная, 1990 год / Фото: РИА Новости/Фред Гринберг

И вот иду я со скрипочкой в депо на репетицию, а мне навстречу народный артист СССР Владимир Васильев (танцовщик, солист Большого театра. — «Известия»). Когда он узнал, что у меня есть оркестр, решил увидеть это собственными глазами. «Я тебя знаю, ты вообще без головы товарищ. Репетировать можешь и на рельсах. Но девочки?» — и пошел проконтролировать.

Весна, тепло, дверь в красный уголок открыта. Ходят бомжи и кошки. Володя просидел пять часов и настолько проникся, что стал как режиссер дорабатывать мой замысел. Он расставил нас на сцене, меня — дирижера и солистку — поставил в центр, а еще набросал эскиз черно-белых крепдешиновых платьев. То есть стал и первым нашим стилистом. Так что считаю Владимира Васильева крестным отцом «Вивальди-оркестра».

Министерство тут же отправило на гастроли в Германию. Как лицо страны. Далее мы облетели весь СССР, побывали в Европе. С появлением оркестра я год не была дома. Прыгала с самолета на поезд и опять в самолет. А потом и до Америки добрались с девчонками.

— У вас огромный репертуар, причем не только классический.

— Мы работаем в нескольких направлениях. Добавили музыку танцевальных оркестров середины XX века, джаз, отечественные песни, в том числе и военных лет, и даже рок-н-ролл. Во всем преобладает патриотическая интонация. Хочется сделать, чтобы твоя страна зазвучала в этих нотах и люди для себя открыли невероятную палитру нашей музыкальной культуры.

«Мы работаем в нескольких направлениях. Добавили музыку танцевальных оркестров середины XX века, джаз, отечественные песни, в том числе и военных лет, и даже рок-н-ролл» / Фото: из архива «Вивальди-оркестра»

— География ваших поездок широка, в том числе и места боевых действий. Взять хотя бы Донбасс. Зачем вы ездите на войну?

— Я всюду была, многое видала. Не знаю, почему, но я должна находиться там, где людям плохо. Донбасс для меня сегодня моя незаживающая рана. Иначе я не могу дышать, жить, спокойно думать. Я духовно связана с Донбассом, ведь это часть нашего общего русского мира. Именно там мои девочки и я испытываем чувство необыкновенного единения. Там люди понимают, что они не одни, мы с ними. В скором времени Донецкий симфонический оркестр будет гастролировать в Москве. И это прекрасно. Музыканты Донецкого театра оперы и балета в сложный момент не разбежались, а сплотились и продолжают работать. И после этого кому-то может показаться, что понятие патриотизм девальвировалось? Ничего подобного.

— Писатель Захар Прилепин любит проверять деятелей культуры «на патриотизм». Спрашивает: кто из вас был в Донбассе? Немногие отвечают утвердительно.

— Я просто стремилась туда попасть еще в 2014 году, когда всё это началось. В тот момент я абсолютно отказалась от зарубежных гастролей и решила, что все свое творчество посвящаю Родине. Хотя, конечно же, русская культура должна идти в мир. Она его обогащает. И я приветствую своих коллег, которые достойно представляют Россию за рубежом. Просто в данный момент мой выбор был иным.

Московский «Вивальди-оркестр» на сцене Донецкой филармонии / Фото: mincult.govdnr.ru

Когда в оркестр пришли приглашения от министерств культуры ДНР и ЛНР, мы с радостью откликнулись. Поехали туда не просто с концертами, а еще и с гуманитаркой. Есть в Донбассе город Ирмино. После боевых действий там в живых остались только дети и собаки. Все взрослые погибли. Воспитание ребят взяла на себя одна украинка. Она собрала всех детей в одном доме и стала им мамой. Это не пропаганда, а действительно история одной женщины. До того, как мы приехали к ней, она умудрялась кормить не только детей, но еще голодных взрослых, приходящих из близлежащих деревень.

Узнав, что малышам в Донбассе нужны коляски, подумала, что речь идет об обычных, детских. А оказалось — инвалидные. Многие дети без рук и ног! Этого не показывают, но оно есть. Я своими глазами видела. И как ты будешь здесь, в Москве, спокойной после увиденного? Когда в Донбассе беда?

Сказать вам, чем я горжусь больше всего? Когда в 2016 году «Вивальди-оркестр» в первый раз полетел в Донбасс, ни одна из девчонок не пикнула, не откосила. А ведь у них дети и старики на руках. Но все поехали, понимая, что это необходимо.

— Вы случайно не в списке «Миротворца»?

— Я в трех черных списках. Сейчас еще какой-то новый список, где я первым номером. Но меня это абсолютно не волнует. Это ненормально, когда две славянских страны, два братских народа стали врагами.

Фото: из архива «Вивальди-оркестра»

Я считаю, что Министерство культуры, по сути, силовое ведомство. Ведь культура — очень сильное оружие. Культурой можно сделать то, чего нельзя достигнуть сражениями. Суворов первым поставил духовой оркестр перед пехотой. Он знал, что с музыкой в бой идти легче. Музыка поднимает на ратный подвиг.

Сейчас трудное время, и искусством хочется не только развлечь людей или заставить их задуматься, но и просто успокоить, вселить в их души надежду и веру. Слушая нас, люди чувствуют, что впереди есть светлый горизонт.

— Вы всю жизнь живете в двух шагах от Кремля. Ваш отец был личным врачом Сталина. Но даже близость к вождю не позволила ему избежать лагерей. Как это произошло?

— Разве вы не знаете, как сажали самых близких? Папу забрали осенью 1952 года. А 5 марта 1953-го умер Сталин. Я потом вспоминала, как папа говорил маме, у него было предчувствие, что это может случиться. Если бы он был бы рядом с ним, то Сталин бы не умер в одиночестве.

Композитор Сергей Прокофьев / Фото: РИА Новости

— В один день со Сталиным умер Сергей Прокофьев. Он жил рядом с Колонным залом Дома Союзов, где прощались с вождем. Из-за потока желающих проститься со Сталиным композитора не могли нормально похоронить.

— Получилось действительно роковое совпадение. И из-за того что смерть Сталина заслонила всё, Прокофьева, естественно, хоронили по-тихому. Даже не знаю как. Я училась в школе, и о смерти Прокофьева в те мартовские дни не говорили. Люди шли прощаться со Сталиным. Слава Богу, меня мама не пустила на похороны. За что я ей очень благодарна. Тогда в давке погибло много народу. А похороны я потом смотрела в кинотеатре.

— Мы с вами говорили о юбилее «Вивальди-оркестра», но ни словом не обмолвились о вашем юбилее. Вы не любите дни рождения?

— Зачем говорить о себе, когда дело гораздо важнее? Мы с мужем (Ростислав Черный — журналист международник. — «Известия) — два помешанных. Нам свои дни рождения не важны. А лучший подарок, когда после концерта я слышу, что люди кричат в один голос: «Спа-си-бо!» Просто как во время Олимпиады.

Ростислав черный журналист биография

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *