Рассказы для возбуждения

Блог с женскими секс-историями шокировал и разозлил мужчин

В твиттере набирает популярность блог девушки, публикующей истории женщин, которые делятся своим сексуальным опытом. За несколько дней блогер опубликовала десятки самых разных рассказов, что больше всего раздражает мужчин, которые не могут поверить ни в один из них.

Блогер Олони уже несколько лет занимается темой секса и отношений, она лауреат нескольких премий в этой сфере, а сейчас решила делиться анонимными историями, которые ей присылают девушки Великобритании.

I want to know your hoe stories! LADIES only. DM it to me & I will share anonymously.

— Oloni (@Oloni) 25 апреля 2016 г.

Я хочу знать ваши пошлые истории! Только для дам. Отправьте мне в личные сообщения, и я опубликую анонимно.

Каждый день она задаёт определённую тему, а её читательницы рассказывают, был ли у них такой опыт. В комментариях под записью блогер публикует несколько анонимных рассказов. При этом важно, чтобы именно девушка делилась такой историей.

Читайте на MedialeaksПермская журналистка знала, что умирает от COVID-19. Но врачи раскрыли диагноз лишь через день после её смерти

The story can be OLD or NEW. But it must be YOURS do not message me like.. ‘Well, it weren’t me, but my friend blah blah’ no!

— Oloni (@Oloni) 25 апреля 2016 г.

Эти истории могут быть старые или новые, но они должны быть ваши. Не надо писать: «это было не со мной, но с моей подругой».

Недавно Олони спросила читательниц о том, был ли у них сексуальный опыт с двумя мужчинам за 24 часа. Ответы посыпались молниеносно.

I don’t even have a caption. Just read ?pic.twitter.com/4wc7WpV5O7

— Oloni (@Oloni) 26 апреля 2016 г.

Я встречаюсь со своим парнем 8 месяцев. Тогда у него был выбор уехать за границу в последний год учёбы в университете или остаться здесь со мной. Он решил остаться, но потом я познакомилась с его старшим братом, который был гораздо сексуальнее моего парня. Тогда я уговорила бойфренда уехать учиться и закрутила роман с его братом ( он до сих пор продолжается). Вообще, с моим парнем мы договорились , что у нас будут свободные отношения на то время. пока его не будет, но не думаю, что он имел ввиду своего брата.

В то время как девушки только смеялись над подобными историями, мужчины были в ярости от такого поведения женщин. Многие писали негативные комментарии под рассказами.

@Oloni @angie_goodwood TRASH!

— Tyler Black (@iBrand0n300) 26 апреля 2016 г.

— Piddy (@PiddyPyro) 26 апреля 2016 г.

У моей девушки пять друзей мужчин, при этом она утверждает, что один из них гей. После прочтения этих историй мне кажется, что стал параноиком.

Guys freaking out over the Oloni tweets and mad at women for doing the exact same thing they do. Grow a pair.

— Vladimir Nedeljković (@dovlomir) 26 апреля 2016 г.

Парни сходят с ума над твитами Олони и злы на женщин за то, что делают точно такие же вещи.

How every guy with a «faithful» girlfriend be after going through Oloni’s TL pic.twitter.com/IFKBO6sqoV

— Ricky Sharks. (@Twickta) 26 апреля 2016 г.

Как чувствует себя каждый парень, у которого есть «верная» девушка, после твитов Олони.

В блоге собраны множество историй, которые подвергают парней в шок. Однако несмотря на недовольство сильного пола Олони только приобретает популярность.

— Folahanmi Folayemi (@_folayemi) 26 апреля 2016 г.

Проблема с идиотками как Олони, поощряющими подобные истории, в том, что даже если парень найдёт себе нормальную девушку, он не сможет ей доверять.

Ранее в твиттере происходил ещё один так называемый флешмоб на тему секса. Тогда пользователи соцсети описывали свой самый ужасный сексуальный опыт в трёх словах. За день набралось около 50 тысяч твитов, и их число продолжало расти.

Рассказы пошлые

Эта жуткая история полна мучений и страданий и, к сожалению, не может похвастаться счастливым концом. А ведь главным героем этой история является именно конец, принадлежащий застенчивому матросу Пупкину. Дело в том, что среднестатистический военнослужащий срочной службы — существо крайне неразборчивое в половых отношениях. Когда он выбирается за КПП, он рыщет в поисках самки аки вепрь. Миллионы некрасивых, на х:::й никому ненужных девушек, превращены в женщин именно матросами. Как бы ни была обижена судьбою какая-нибудь Маша из Кунцева — толстая, прыщавая, тупая; если она придет в базовый матросский клуб на бывшей площади Труда с целью быть трахнутой, будет трахнута запросто. Именно поэтому в БМК таковых страдалиц большинство. Одно время я боялся туда ходить из-за этого, но природа взяла свое. Была у нас одна хорошая знакомая. К ней всегда можно было придти, попить чаю и совершить совокупление. Нормальное вполне отношение к этому делу, без иллюзий и рефлексий. По крайней мере, у нее был свой стиль. Правда, она никогда не кончала, лежала себе спокойно, молчаливо и улыбалась. Я ее спрашивал — ну тебе хоть приятно? Ага, отвечала она, ничего. Просто у меня очень широкое влагалище, фантастически огромное, а вы все обычных размеров чуваки, поэтому эффект есть, но слаб. И все ее кавалеры перековались на оральный способ общения. А матрос Пупкин боялся женщин. Ну, знаете, если оказывался рядом с девчонками, потел жутко, петуха голосом пускал, мямлил чего-то и старался сгинуть побыстрее. Пропадал парень. А тут еще после увольнений и самоходов товарищи рапортуют о победах и достижениях, после отбоя, в душной темноте звучат зажигательные истории о легендарных богатырских соитиях. Пупкин бедный никак не может снять кого-нибудь. Как члены дружного коллектива и моряки, мы решили как-то ему помочь. У балтийцев закон такой — сам погибай, а товарища выручай. И однажды Никита, будучи в гостях у нашей малочувствительной подруги, рассказал ей о мучениях Пупкина. Приводи, сказала ему подруга, это ж интересно как! И Никита, через пару недель, будучи вместе с Пупкиным в увольнении, затащил его за компанию в гости. Посидев для приличия с кружечкой чаю, второстатейный старшина удалился, оставив одеревеневшего Пупкина наедине с судьбою. Парень опоздал из увольнения. Мы думали, что все теперь будет хорошо. Не тут-то было — Пупкин влюбился. Мало того, он страдал еще больше, безжалостно обвиняя себя в профнепригодности. В чем дело, товарищ, спросили его. Я не удовлетворил ее! Она даже ухом не повела, пока я так старался. О, я ничтожество, у меня маленький х:::й. А она еще хотела из жалости взять у меня в рот! Это небесное существо! О-о-о, страдал Пупкин и успокоить его было невозможно. Пупкин снюхался с матросами — подводниками, чей разгульный экипаж жил этажом выше, ожидая своей очереди грозить ядерной елдой вероятному противнику. От безделья и хорошего питания эти рыцари глубин занялись тем, что поголовно вытачивали, шлифовали и вставляли в свои килересы разного размера и формы шары. Бывало, выползут они на солнышко после обеда, и сидя на скамейках вокруг чугунного котла, служащего пепельницей, трут тряпочками эти шарики из оргстекла. А между делом прикидывают: прикинь, Дюша, всадишь телке, она — уа-у, и все. Че, пугается Дюша, померла? Какой там померла, наоборот — как начнет тащиться, за уши не оттащишь! Да тут не х:::й базарить, братаны, вступает третий — у меня у другана до службы, короче, братан с армии пришел, а у него тридцать восемь шаров. Он, короче, даже сам боялся. Х:::й был как кукуруза. И они на пару погнали к телкам. Ну, забухали, х:::е-мое, давай говорят. Те давай ломаться, менжевались-менжевались, в общем братан в одной комнате, а этот в другой. И Славик, в смысле кореш мой, свою крысу раскрутил уже, только-только начал, как слышит — в соседней комнате как заорет баба, типа ее режут. ! А! Эта телка на измену присела, кричит — что случилось? А та надрывается, уже прям воет. Ну, они к двери, в дырки смотрят — а баба тащится как страус по степи, понял. В общем, все там нормально, на следующий день они сами, прикинь, приходят, говорят — пошли мол, погуляем. И как прилипла эта телка, ведь она с другими уже никогда не сможет. Круто, говорят шаротеры. И с удвоенной энергией шуршат тряпочками. Вот Пупкин и наслушался таких баек, и начал точить себе шары чуть ли не с голубиное яйцо величиной. Он шароебился по вечерам, весь в сладких грезах. Дурак ты, говорили ему умные люди, ты себе лучше в голову шары загони, у тебя их не хватает. И не знаю, как бы Пупкин с этими шарами поступил, если бы не стал свидетелем одного инцидента. Шары загоняли, конечно, в Ленинской комнате; по ночам. Дневальный был предупрежден, тощий молодой матрос стоял на стреме, а заинтересованные лица, с важными и целеустремленными физиономиями проникали в святыню. Там стоял операционный стол, сделанный из древесины надлежащего качества. Мрачный, сутулый маслопуп, он же народный хирург, уже провел пять успешных операций. Пациентом был коренастый белорус, заметно волнующийся. Пупкин, в группе наблюдателей, жадно смотрел на завораживающее действо. Ассистент развернул чистое полотенце, где оказались шары и столовая ложка; вынул из кармана бутылек одеколона «Бэмби» и полил на руки хирургу. Потом была продезинфицирована ложка, с треугольно заточенной ручкой. Ну, хули ты ждешь, рявкнул хирург, давай, ложь сюда! Бледный белорус осторожно выложил гениталии на край столешницы. Оттянув, как было сказано, крайнюю плоть, он зажмурился. Не ссы, матрос салагу не обидит, пообещал ему хирург и, размахнувшись, ударил ложкой. То ли удар был слишком силен, то ли ложка чересчур остра, только, пробив тонкую кожу, она наглухо застряла в столе. Белорус пританцовывал, хирург в растерянности метался рядом, зрители советовали. В этот момент в открывшейся двери возник бледный лик карася-часового: атас! Дежурный по части идет! Предупредив, вестник горя сгинул в ночи. За ним бесшумно побежали остальные: последним, крупными прыжками, уходил хирург. За бегством равнодушно следила огромная гипсовая голова дедушки Ленина. Оставшись в одиночестве, весь в неопровержимых уликах, членовредитель недолго обдумывал ситуацию. Матерные крики приближались и бедняга, быстро расшатав ложку, освободился от нее и придерживая клапан брюк, выключил свет и спрятался в нише, за шкафом. К счастью, дежурный лишь заглянул в Ленкомнату, торопясь к собутыльникам. Вид залитого кровью полового члена так подействовал на Пупкина, что он обменял свои, уже готовые шары, на значок «За Дальний Поход». Заодно ему дали совет: купить в аптеке мазь для наружной анестезии, которая придает члену необычайную твердость и выносливость. Пупкин дал нашему почтальону денег и бумажку с надписью «Анестезиённая мазь». Через два часа он получил два тюбика. В субботу он пошел в увольнение, сжимая в кармане широких штанов заветное средство. Совершив вечернее омовение ног под краном, я шел по коридору, когда Пупкин вернулся из увольнения. Какой-то согбенный, он быстро пошел в баталерку, переодеваться. В кубрик он вошел, прижимая к паху сложенную робу, согнувшись в три погибели уложил ее на баночку (это, чуваки, просто табуретка), накрыв скрученным ремнем и скрылся под одеялом. И с этой минуты он начал безостановочно ерзать и скрипеть пружинами. Хули ты вошкаешься, резонно спросил его сосед по койке и не дождался ответа. Молодой боец Ефимов подошел к выключателю и, поведав о том, что до приказа осталось восемьдесят шесть дней, погрузил помещение в темноту. Постепенно ночь наполнилась храпением и попердыванием, шепчущие засыпали; сквозь сон я услышал, как кто-то проскакал к выходу с приглушенной матерщиной. Упала баночка, хлопнула дверь, а виновник этого, ругаясь уже во весь голос, топотал по коридору. ‘Какая сука разбудила Ленина!’, возмутился профсоюз Кузнецов; подобные слова говорили, подымаясь из могил-коек, злые военнослужащие. Тут, со стороны умывальной комнаты понеслись уже вовсе не контролируемые вопли. Шлепая тапочками, возмездие двигалось на звук. Его источником был матрос Пупкин, абсолютно голый, с торчащим вверх фаллосом. Пупкин безостановочно двигался, приседая и приплясывая; потрясая руками, голова его совершала круговые движения и глаза у него были ох:::евшие полностью. Он был похож на шамана. Из дальнего крана била струя воды. Пупкин, еб твою мать, ты что, сука, аххуел с горя? — закричали ему товарищи. Оу-оу-о! Ы-ы-блянаха-ы-банарот! — отвечал Пупкин, прыгая на корточках и спиралеобразно распрямляясь. Внезапно он схватил свой возбужденный орган обеими руками и попытался его оторвать. Это ему не удалось, но крики усилились. Но не зря говорят, что время лечит. Постепенно он успокаивался, притих, и через пять минут вовсе сел на баночку и замолк под ласковыми взглядами сослуживцев. Согласись, неизвестный друг, такое поведение требовало объяснения. Накрытый до подбородка, бледный Пупкин жалобным тенором рассказывал. Выйдя в город Ленинград и прибыв через полчаса по назначению, за чаем он наговорил подруге столько глупостей, что та испугалась. Конечно, Пупкин был искренен в своей любви, но неуместен. Циничная подруга сначала над ним стебалась, но Пупкин был глух и продолжал токовать. После попытки поцеловать ей руку, подруга сказала ему — может пойдем, потрахаемся, а? Сейчас, сейчас, сказал Пупкин, я сейчас. И закрылся в ванной. Довольная его чистоплотностью, подруга разделась и легла в кровать. Тем временем Пупкин, обнажив детородный орган, натирал его холодной мазью. Чтобы подействовало наверняка, он мази не жалел. Потом он, проявив чудеса ловкости разделся и вышел к любимой, прикрываясь комком форменной одежды. Та приняла его со свойственной ей страстностью, то есть в позе роженицы, заложив руки за голову. Пупкин старался. Через двадцать минут, подруга, так и не дождавшись пупкинского семяизвержения, начала проявлять интерес к процессу. Еще через двадцать минут она заговорила, сильно удивляясь стойкости Пупкина, потом обхватила его руками и ногами и все завертелось:
Глупый Пупкин разбудил в старой медведице жуткие страсти. Не чувствуя вообще ничего, он методично совершал фрикции, капая потом на счастливую подругу. Наконец та зарычала, перепугав партнера, захрюкала и, неожиданно железными пальцами, за маленьким не разорвала пупкинскую жопу пополам. Щебеча всякую чушь, она полежала минут пять и взглянув на пупкинский конец, восхитилась — ну, мол, ты и орел! Ну раз хочешь и можешь, ура! И сношались они три дня и три ночи, и затихли ветры и остановились реки, и падали со стен отсыревшие обои. Остановило этот кошмар неумолимое время. Наскоро одевшийся Пупкин бежал по Питеру и ужасно стеснялся продолжающейся эрекции. Растертый член саднил, спина разламывалась, пот заливал глаза. Как известно, Пупкин немного опоздал и молча упал в койку. Вы знаете, как отходят, например, перемерзшие руки, когда попадаешь в тепло? Вот так и истерзанный килерес Пупкина, отмороженный им сдуру с помощью мази, начал отходить. Все остальное Пупкин делал не думая, иначе бы он сунул свой конец под холодную, а не под горячую воду. К окончанию рассказа эрекция у бедолаги исчезла и, как выяснилось впоследствии, до конца службы.
Вот почему произошедшее с Пупкиным никак нельзя назвать историей со счастливым концом, мои маленькие, жирненькие деточки.

Забавные истории девушек о сексе

Забавные и смешные рассказы о курьезах в сексе, которыми девушки делятся на женских форумах.

Ангелина, 22: “Мы однажды занимались сексом на подоконнике, и оказалось, что соседи все видели… собрали кучку зрителей!!!! неудобно было! В другой раз заигрались на кухонном столе, а там, как в анекдоте, — вилка…. Терпела, терпела, пока он не спросил в чем дело!”
Юлия, 20: “Мы с любимым отдыхали на море с друзьями,вечерком посидели на терассе и разошлись по комнатам…И как только уединились, так сразу с порога начали целоваться,обниматься и все это дошло до потрясного секса.Мы как-то навалились на стеночку между нашими с друзьями комнатами,а она оказалась из гипсокартона что ли(я в этом плохо разбираюсь),но суть не в том,а…даже не знаю как это описать(сама не пойму как так получилось),но через пару минут мы голенькие валялись на полу комнаты друзей-те были в шоке и не понимали сначала что произошло,а мы смеялись как стадо слонов так,что и слова сказать не могли”

Вика, 35:” А у нас курьез произошел у родителей мужа дома. Мы были одни и тут все началось. Забежали в комнату и муж в порыве поцелуев хотел обняв меня прыгнуть на кровать. Прыгнул и…..промахнулся! Мы упали на пол и я ударилась головой об пол… Было и больно и смешно одновременно… Мы посмелись минут 5 и решили продолжить. Залезли на кровать и давай “кувыркаться”… Раз неудачно повернулись — и я уже валяюсь на полу… В это время в дом открывается дверь и заходит его сестра с дочкой… Стыдно то как!!! Первая реакция — нырьк под покрывало. А дочка то маленькая : “Вставайте! Давайте играть!” Его сестра видела, что я голышом на полу валялась. Она забрала малышку. Мы быстро оделись под покрывалом, включили телек и весь вечер не выходили из комнаты”
Алена, 32: “Занимались сексом в машине и я делала минет. Жутко тесно, он уже подошел к финалу и, чтобы я не подавилась или была к этому готова, на пике страсти произносит: ВНИ-МАНИИ-Е!!
Вот лучше б молчал, я так смеялась!!!”»

Анжела, 23:”Помню с моим первым в машине решили попробовать, и взяли у его мамы ключи от машины, разделись.. То да се и забыли окно закрыть.. Так вот такая картина маслом — торчит моя нога из окна машины, на ней как флаг развеваются трусы, а рядом с окном стоит его мама и с немым удивлением взирает на все происходящее… потом открывает рот и выдает гениальную фразу — Дениска, там ужин на плите, тут закончишь — разогрей и поешьте с Викой там. Потом развернулась и ушла… Я по-моему в жизни так не смеялась как тогда, но стыдно перед ней до сих пор…”
Татьяна, 28:”У меня вот была такая ситуация, десять лет назад правда. Были мы на даче с моим тогдашним МЧ: большая компания, ноябрь, шашлык и все такое. Наступил вечер, все выпившие, и мы с моим парнем решили залезть на второй этаж, чтоб заняться любовью. В течении часа была такая ситуация: сначала нам с низу кричали чтоб не шалили и стучали шваброй, шутили над нами, потом в самый ответственный момент открылся люк снизу и влезли два его друга с шахматной доской с просьбой разрешить их спор в партии, причем на полном серьезе, через пять минут прибежал еще один его друг с криками что надо вытащить какую то машину из какого то обрыва….Мой безотказный пошел, но мы все еще и изрядно навеселе были….Через двадцать минут он вернулся и мы радостно и страстно стали продолжать, и тут под нами в щепки разлетелась кровать….Но и это еще не все: когда наконец все случилось и мы счастливые собрались спать, мне приспичило в туалет по маленькому. Я на улицу просто в одной куртке и… захлопывается входная дверь. А народ уже успел угомонится, и я минут десять бегала вокруг дома с криками чтоб меня пустили…. Между прочим, в эту бурную ночь был зачат мой сын)))”

Юлианна, 26:”На дни рождения наших друзей мы напились прилично, разошлись только с утра(а нам в 11 вставать ехать еще на один д.р.) Моя сестра живет этажом выше, квартира прямо надо мной. Мы так зажгли, что она мне смс прислала, что слышимость очень хорошая у нас в доме. На что я ей ответила “потерпи)”
А в понедельник мне все подружки написали, о том, что обо мне прошел слух, как о самой счастливой девушке на земле!”
Карина, 19: “Мы на даче.Лежим на участке, там в основном травяной газон. Ездили к подруге, там бабушка, дедушка, мама, весь комплект ее родных. Баня стоит в конце огорода. Ну так вот, лежим, загораем, сестра моя пошла ополоснуться в баню, и ее парень пошел вслед за ней. Сначала слышно тока звук воды, потом характерные хлопки, при чем слышно так прилично. Мы где-то посередине участка были и так прям конкретно все слышно было, потом дикие стоны, все как полагается. Выходит моя сестра и говорит “Ой девочки, как там хорошо, всем советую” Занавес. Мы плакали.”
Лена, 22: “На днях насмешила мужа. Расстилаем кровать. При этом уже поприставали друг другу, пофлиртовали. И вот я пододеяльник держу, а он одеялом в него метит. И тут у меня фраза родилась, заготовка так сказать. Я мужу говорю: “давай сюда конец, я дырочку раскрыла”. Муж впадает в ступор, как мультяшка замирает на несколько секунд, а потом говорит, дааа, дедушка Фрейд перевернулся просто.”
Алиса, 35: “Как то вечером мой парень предложил мне за ужином выпить шампанского. Я конечно же согласилась. Какое-то время спустя мы с ним почувствовали что искры шампанского заиграли в нашей крови и немедля отправились в спальню. Он набросился на меня как зверь и сразу начинает делать куннилингус. Если честно я до сих пор не понимаю, какой черт дернул меня за ногу: открываю глаза и поднимаю голову, а там, до сих пор не могу успокоится, картина маслом писана. Мой мачо лежит между моих ног, головой уткнувшись туда руками держится за мои икры, а ноги (вам наверно приходилось наблюдать когда в парке дети в ромашках валяются),задрал к верху и болтает ими туда сюда. Все закончилось моим бурным смехом!”

Позорное возбуждение

С женой живем уже почти 12 лет, двое детей, девочки, одна в четвертом, другая в первом классе, поженились рано, когда нам было лет по 20. Жену свою очень люблю, поэтому, что бы побыть с ней только вдвоем, мы периодически оставляли детей бабушкам и дедушкам и ездили к себе на дачу на пару дней, так сделали и в этот раз.
Вечером я разжег мангал, жена моя Кристина накрыла на стол в беседке, мы сели за стол, открыли бутылку вина и стали разговаривать. Дом наш стоит около пролеска, в пролеске метрах в 50-ти от дома есть полянка, на которой частенько любила собираться местная молодежь, собралась какая то компания и в этот раз, нам они особо не мешали, хотя их было слышно, достаточно хорошо.
Мясо у нас на мангале уже пожарилось, я снял шампура и подкинул в мангал поленьев что бы был костер, как вдруг к нам в калитку бесцеремонно входят два здоровых, подвыпивших мужика.
— О, не помешаем?!, сказал один из них и не дожидаясь ответа направились к нам в беседку. Я говорю:
— Ребят, вы к кому?
— К вам, отвечает один из них. — Мы почуяли что у вас так вкусно пахнет и решили посмотреть, чего это вы там такое готовите? Один из этих парней подошел к моей жене поцеловал ее руку, и представился:
— Глеб.
— Кристина: нехотя и заметно нервничая ответила моя жена. Честно говоря и мне не очень уютно было среди этих двух здоровых, подвыпивших и непонятно зачем пришедших молодых людей. Но выгонять двух буйволов было как то страшновато, к тому же они были немного не трезвые и могли бы агрессивно отреагировать на это, а справится с этими ребятками я бы не смог.
— Олег — представился мне второй мужик и протянул мне руку, я в ответ тоже протянул ему руку и представился. Олег крепко пожал мне руку, так что у меня косточки затрещали и присел к нам за столик. — Ну что давайте выпьем? громко и радостно спросил Глеб, доставая бутылку водки из за пазухи. Я говорю: — Вообще-то ребят мы с женой хотели посидеть в вдвоем… — Ты че, не хочешь выпить с десантниками? резко меня оборвал Олег. — Ребят мы правда хотели посидеть в вдвоем? вмешалась моя жена. — Красивая у тебя жена, обратился ко мне Глеб.
Моя жена действительно красивая: у нее большие серые глаза, волосы с хвостиками, большие губы, грудь средних размеров, попка круглая, но правда рост у нее не очень высокий в 1, 62, но это ей придает большей сексуальности.
— Я вижу вы не очень любите десантуру: сказал Глеб. — Может мне пригласить остальных ребят с полянки? И ты объяснишь им почему ты не нас уважаешь.
Видеть здесь толпу не трезвых людей, я не очень хотел поэтому, я согласился выпить.
— Ну вот и хорошо, сбегай тогда за тарой, сказал Глеб.
— Что значит сбегай? спросил я возмущенно.
— Сбегай, значит сбегай, •••

Секреты женской сексуальности. Рассказ. Непридуманные истории

Секреты женской сексуальности

Рассказ

На вид ей было около сорока лет, внешне же она была непримечательна: невысокого роста, угловата, излишне худощава. Одевалась неброско, очень скромно, скорее, — даже бедно, а по причине худобы обычно носила брюки или джинсы. Нельзя было сказать, что она была дурнушкой, но и ничего выразительного или красивого в ее облике не было: жидковатые светло-русые волосы, серенькие глазки, невыразительные губы…

Однако мало того, что лицом и фигурой не вышла, так она еще принципиально не пользовалась косметикой. Этот ее бабский бзик — по-другому и не назовешь, сильно удивлял всех ее знакомых и подруг. Понятно ведь, что не все родятся красивыми, но для того и придумали тушь, помаду и прочие вещи, чтобы исправлять природные недостатки и нравиться мужчинам.

Звали ее Ириной. Здесь она тоже была излишне принципиальна, и всегда высказывала свое неудовольствие, если ее называли Ирой:

— Это два совершенно разных имени. Прошу не путать!

Словно в виде компенсации за свою заурядную внешность, она обладала независимым характером, была умна, начитана, но опять-таки излишне принципиальна и неуживчива. По этой причине предпочитала непрестижную, физическую работу — лишь бы подальше от глаз начальства.

Но самое странное в ее судьбе было не это. Известно ведь, что женщины, которые и на работе могут наряжаться, как для похода в театр или ресторан, не всегда пользуются успехом у мужчин. Даже если они симпатичны и с фигурой у них всё в порядке. Ирина же отбоя от кавалеров не знала. И даже если она, одетая в спецовку, махала на улице метлой, то и в этом случае без внимания со стороны сильного пола не оставалась. Невероятно, но факт: рядом с ней останавливались не только потрепанные жизнью «Жигули», но и новенькие иномарки.

Однако далеко не каждому мужчине она отвечала благосклонностью, обещавшей потенциальному любовнику не только постельные утехи, но и серьезный экзамен на «профпригодность». Как она по внешнему виду отличала неутомимых любовников от хвастунов, сказать трудно. Но обычно не ошибалась. Если всё же ошибалась, то слабак по женской части получал отставку, а сама она уже поджидала следующую «жертву», которая непременно угодит в «паутину ее сексуальной притягательности».

Что это было на самом деле: «паутина», какая-то особенная аура или что-нибудь еще, сказать невозможно — это находится за пределами человеческого понимания. Но одно несомненно: что-то особенное, пусть и невидимое, вокруг нее было, и именно это что-то заставляло мужчин обращать на нее внимание.

Как мужчины угадывали за ее заурядной внешностью неистовую и умелую любовницу, сказать трудно. Ну не по запаху же?.. Скорее, им помогал опыт: известно ведь, что сексуальные женщины обычно очень стройны и даже худы, красивы же бывают редко. Справедливо и обратное: писаные красавицы, как правило, в постели вообще не напрягаются и просто позволяют себя любить. Однако и до этого они снисходят лишь время от времени: для многих из них секс это обременительная обязанность. Да и зачем им напрягаться? Их внешность и без всякого умения привлекает мужчин…

Долгих ухаживаний Ирина принципиально не признавала. Всё было гораздо проще: если она принимала приглашение мужчины провести у него вечер, то в тот же вечер его ждала и бурная ночь. Что касается застолья, то была неприхотлива: годилась любая закуска, мясо или рыба, колбаса или сыр — на его выбор. И только очень немногое из своих предпочтений она заявляла сразу: сухое красное вино и шоколад или конфеты. Если же по недосмотру кавалера сухого красного вина не было, то вполне довольствовалась белым, розовым или даже обычной водкой.

Выпить Ирина могла довольно много, однако никогда не напивалась. И скорее всего, потому, что удовольствие от секса получала несравнимо больше, чем от алкоголя. По этой причине она следила, чтобы мужчина не увлекался выпивкой: зачем ей пьяный в постели? Ей был нужен неутомимый любовник, а не выпивоха, до утра похрапывающий в постели после кое-как исполненного мужского долга.

В первый же вечер, после двух-трех тостов и одного танца, она уже была готова перейти к более интересной, разнообразной и насыщенной части программы — к сексуальным утехам, в которых была настоящей мастерицей. Так как красавицей Ирина не была, соблазнительной фигурой не обладала, то придерживалась иной, но безотказной тактики, если не сказать — стратегии: она охотно шла навстречу сексуальным пожеланиям нового партнера.

Нравится тому, чтобы женщина стояла на четвереньках или сидела на нём верхом, спиной ли к нему, лицом ли… — пожалуйста! Это ее нисколько не смущало:

— Всё, что угодно, милый!

Во многом она была согласна с Фаиной Раневской, и в защиту своей точки зрения приводила ее знаменитый афоризм:

— «Извращений, собственно, только два: хоккей на траве и балет на льду».

— Однако я не всё одобряю из того, — грозила она пальчиком, — что происходит в постели между мужчиной и женщиной. Но не столько потому, что считаю это извращением, сколько потому, что настоящее наслаждение я получаю только от обычного секса. Позиция же или поза для меня не столь важна…

Особыми комплексами она не страдала, и если мужчину возбуждал оральный секс, то без колебаний пускала в ход свои губы и язык. Но такие игры она всегда считала разминкой, проще говоря — прелюдией перед настоящим сексом. И потому обычно прерывала такие забавы, быстро меняла позу и сливалась с ним своим трепещущим телом.

Не проходило и нескольких минут, как она начинала стонать, всё громче и громче, потом дрожать и, наконец, кричать от сотрясающего ее оргазма. В такие моменты она ничего не видела и не слышала, ее тело покрывалось сначала мурашками, а потом и легкой испариной, пальцы рук судорожно сжимались…

Однако яркое и сильное наслаждение не только не пресыщало ее, но и наоборот — придавало ей новых сил, словно у нее открывалось «второе дыхание». При этом её мало занимало, как далеко от блаженства находится ее партнер. Вскоре ее тело вновь содрогалось от сильнейшего оргазма, и за четверть часа она испытывала таких оргазмов несколько, случалось, что четыре, пять и даже больше. Лишь бы мужчина не оказался слабаком или, как говорят в народе, — скорострелом. А уж она всегда сумеет не только насладиться близостью с мужчиной, но и предоставить ему столько наслаждения, сколько он способен получить от обладания ее телом.

По этой причине, даже окончательно выдохнувшись, она не покидала «перепаханное вдоль и поперек поле сражения», терпеливо дожидаясь, когда закончит ее партнер. И что удивительно, она ничего не теряла при любом раскладе: закончит ее любовник и, тяжело дыша, обессилено откинется на подушку — хорошо, если же она получит нечаянный оргазм — еще лучше!

Ее любовная стратегия была продуманной и дальновидной: если мужчина выдерживал испытание, то и она к нему относилась достаточно бережно. В сексе, как и в жизни, она не была стервой и ясно понимала, что чтобы и впредь испытывать потрясающе яркие и сильные оргазмы, следует считаться не только с интимными предпочтениями мужчины, но и с его физической формой.

Проще говоря, если он притомлялся от любовных утех, то почему бы не вернуться за стол, не выпить по бокалу вина и не заполнить вынужденный «тайм-аут» интересной беседой? Тем более что Ирина была начитана, наблюдательна, на жизнь смотрела трезво и по многим вопросам часто имела свое собственное, нередко неожиданное мнение…

Существует расхожее мнение, что женщины нелогичны и потому придерживаются своей, так называемой женской логики. В этом отношении Ирина была исключением из правил: ее логика была такой же, как и у мужчин. Это проявлялась, например, в том, что она не пасовала перед техническими проблемами и могла починить розетку на кухне, смеситель в ванной и даже своими руками соорудить полки в кладовке, неплохо играла в шахматы, читала не только женские романы.

Соответственно, ее нетипичный для женщины склад ума проявлялся и в беседе: ей были интересны и чисто мужские темы для разговора — например, политика. Случай достаточно редкий, но с ней было интересно не только в постели, но и за столом.

Был в ее любовном арсенале и один весьма редкий сексуальный прием, который доставлял мужчинам особенное удовольствие, и о котором абсолютное большинство даже темпераментных женщин не слыхали. Видеть не могли тем более… Это был своего рода «десерт», которым она хотела побаловать любовника в знак особой признательности за доставленное ей наслаждение.

Легко и просто в жизни ей ничего не давалось: квартиру получила с большим трудом, работу имела непрестижную, зарплату небольшую… Но меркантильной Ирина не была, подарки или деньги не клянчила. Впрочем, расходы на проезд к дому любовника и обратно она всегда относила на его счет. Ну а так, как она пользовалась обычной маршруткой, то и ее притязания на меркантильность опять-таки не тянут.

Однако, когда это было напрямую связано с любовными утехами, не забывала и о своей выгоде:

— Ага, так тебе нравится ажурное женское бельё? Я тем более не против… Это будет стоить для тебя не так и много. Скажи только, какой цвет тебя больше возбуждает. Черный? Красный? Какой-то другой?..

Были у нее и кое-какие странности. Например, она умела хорошо готовить и никогда не отказывалась приготовить что-то горячее к столу, соорудить салатик или более изысканные закуски — было бы из чего… Но была категорически против мытья посуды:

— Милый, есть женщины, которые созданы для кухни, я же создана для любви.

— Ты хотела сказать — для секса?

— Не умничай! Я ничего не имею против чувств, но для меня секс важнее любви.

И это соответствовало действительности: в любовных утехах она была опытна, неутомима и ненасытна. Своего тела не стеснялась, смело обнажалась и еще более смело принимала любые, откровенно бесстыжие позы. При этом она не прикрывала руками свою грудь, попку или узким клинышком подстриженный лобок. Ну, разве что из игривости и желания распалить мужчину своей едва скрываемой наготой. Но никак не от стыдливости. Что такое стыд в постели, ей вообще было неведомо.

Не комплексовала она и по поводу своей маленькой груди:

— Женская грудь, милый, должна умещаться в ладошке. А то, что не умещается, это уже вымя!

Не страдала она и еще одним, чисто женским комплексом: она сама могла приехать к мужчине в гости, на вечер или на всю ночь. И если он почему-то не встретит ее на остановке, тоже не обижалась — дорогу знала. Как знала и то, что в конце той дороги ее ждут яркие и умопомрачительные наслаждения. Это не было преувеличением: хоть и на несколько минут, но от секса она действительно теряла голову.

Есть женщины, для которых главным в жизни является семья, дети, дом, красота, здоровье, вера или что-то еще. Что же касается Ирины, то этим вещам она особого значения не придавала. Замужем она никогда не была, семьи, как таковой, у нее тоже не было, хотя ребенок имелся. Воспитанием почти взрослого сына она занималась по мере необходимости, чистюлей тоже не являлась: генеральные уборки были для нее равносильны стихийному бедствию, но порядок в доме поддерживала. Вялотекущий ремонт в квартире тянулся годами и воспринимался ею чем-то вроде кармы: как нечто неизбежное и неодолимое. Готовить умела, но не любила, рвением на работе тоже не отличалась и старалась улизнуть с нее пораньше.

— Я не идиотка! — заявляла она, имея в виду свое начальство. — Они делают вид, что платят нам, а мы делаем вид, что работаем. Когда переведут на повремёнку, вот тогда я и буду торчать на работе по восемь часов. А раз за мной закреплен участок, то и я свободна, как закончу уборку…

Отношение к религии было весьма своеобразным: в бога она верила, но священников не признавала «как класс».

— В таком личном, можно даже сказать, интимном деле, — пожимала она худенькими плечиками, — посредники мне не нужны. Бог и так услышит мои молитвы. — И добавляла без энтузиазма: — Если до этого всё же дойдет…

Так, не так, но из всех жизненных приоритетов главным для нее оставался секс. Причем, если так можно выразится, секс — в своем первозданном и необузданном виде, без купюр и лицемерных запретов. Будучи очень темпераментной женщиной, ее не сильно беспокоили такие вещи, как напрочь испорченная в пылу любовной страсти прическа или оставленные мужчиной засосы. В таких ситуациях она поступала так же, как и любая женщина: рассматривала себя перед зеркалом, вытаскивала из своей сумочки гребенку, лак для волос и приводила прическу в порядок.

Если засосы всё же оказывались на видном месте, то она грозила пальчиком и высказывала своё неудовольствие:

— Ну? И как я теперь пойду? Что ж мне теперь и летом в свитере ходить?

— Извини, не удержался…

Как и для любой женщины, ей был небезразличен ее собственный гардероб. И хотя тот гардероб был более чем скромен, однако трагедии из этого она не делала. А вот к нижнему белью относилась более взыскательно и трепетно, чем к одежде. И всегда возмущалась, если из-за спешки и нетерпения мужчина снимал с нее трусики не полностью. Особенно это касалось тех случаев, когда ее белье было «парадно-выходным»: ажурным, с какими-то игривыми бантиками и полупрозрачными вставками.

— Ну сколько раз тебе нужно повторять, что их нужно снимать полностью, а не оставлять их болтаться где-то ниже коленки? — высказывала Ирина свое неудовольствие и прятала трусики под подушку. — Неужели, милый, это так трудно запомнить? А? И потом еще насмехаетесь: мол, у нас какая-то женская логика… У нас — хоть женская, а у вас вообще никакой!

Еще меньше ее занимал интерьер комнаты, где происходило свидание, и внешний вид любовника: пусть хоть без штанов ее встречает, лишь бы был побрит. Не раздражали и его дурные привычки. Сама она не курила, но спокойно выносила дымящего как паровоз мужчину, хоть за столом, хоть уже в постели.

Она трезво смотрела на жизнь, хорошо понимала, что недостатки есть у каждого человека, и потому относилась к ним вполне адекватно и терпимо. Всё это было для нее второстепенным.

И хотя она любила выпить, вкусно поесть или просто поговорить за столом — а общаться с ней было всегда интересно, однако главным в своей жизни она считала именно секс. Правильнее сказать — сексуальные наслаждения, которым отдавалась с такой страстностью и самозабвенностью, что казалось, будто она улетает в какую-то неведомую и для других недоступную страну.

Понять ее мировоззрение было непросто, но в чем-то она, безусловно, была права. Ну что такое работа, дом или семья, если ничего из этого не сулило ей столь фантастически ярких оргазмов, потрясающих ее до глубины женского существа? Удивительно, но факт: ей их перепало так много, что поневоле приходилось сочувствовать множеству других женщин, которым такие наслаждения даже и не снились.

Это действительно трудно понять — в мире чувств разум не помощник. Более того, — невозможно даже подобрать какую-то аналогию. Это то же самое, что пытаться словами описать запах розы или вкус шампанского. То, что аромат цветов, вкусная еда или алкоголь доставляют удовольствие, в этом нет нужды кого-то убеждать — это очевидно. Но случалось ли кому-то видеть, как от вдыхания аромата розы или бокала шампанского женщина начинала стонать, дрожать и кричать от наслаждения? То-то и оно… И это только подчеркивает, как сильно могут различаться доступные людям удовольствия.

Ирина мерила свою жизнь не заработанными деньгами или какими-то другими благами, а полученными наслаждениями. В ее жизни случались периоды, когда ей долгими неделями приходилось экономить на всём и крайне скудно питаться. Проще говоря, — сидеть на одних макаронах. Однако такие «разгрузочные недели», временами складывавшиеся в месяц, она переносила гораздо легче, чем сексуальное воздержание.

Поэтому она совершенно не понимала своих подруг, которые избегали интимной близости с мужчинами, ссылаясь на усталость, разболевшуюся голову и прочие уловки. У нее-то уж точно голова никогда не болела, и практически всегда она была готова к любовным подвигам в постели, на столе, на кресле или в любом другом месте. Даже так называемые критические дни не всегда были достаточной причиной для отказа в интимной близости. Было бы у мужчины желание, а всё остальное было для нее непринципиально.

Любопытно, но проверенное жизнью наблюдение: «У мужчины желание должно нарасти, а у женщины натечь» — авторитетным для нее не являлось. Она великолепно умела форсировать события и возбуждать мужчину, сама же приходила в «боевую готовность» едва ли не быстрее, чем успевала раздеться.

Длительность же любовных «сражений» ее не страшила: хоть два часа кряду — на это она уж точно обижаться не будет. На что же ей обижаться, если дополнительное время обещало ей дополнительные удовольствия? Случались, конечно, и накладки, но, как правило, ее ожидания вполне оправдывались: если уж не остротой и яркостью наслаждений, то, по крайней мере, их суммой.

Она великолепно знала, что от нее нужно мужчинам. Мужская похоть ее нисколько не пугала и не смущала: она охотно шла навстречу их самым затаённым желаниям. Да и чего ей бояться, если в любой, даже самой надуманной позиции она всё равно испытает оргазм?

Работая на улице, она постоянно видела модно одетых, красивых женщин, которые, казалось бы, должны купаться в мужской любви. Однако счастливыми те почему-то не выглядели. В их взглядах читалась озабоченность, собственное превосходство, надменность — этого сколько угодно, а вот счастливые лица попадались редко.

— Ох, и глупые же вы бабы! — с откровенной усмешкой поглядывала она на разодетых в пух и прах красавиц. — Одеваться вы научились, а вот раздеваться — похоже, нет. Потому и понять, что мужикам от нас нужно, так и не уразумели.

— И напрасно! — фыркала она. — Много потеряли! К примеру, я не променяю даже коротюсенький, в полминутки всего, оргазм на ваши модные шмотки…

— В постели одежда ни к чему, — убежденно добавляла Ирина. — Во всяком случае, до сих пор я обходилась без нее, и надеюсь, что смогу обходиться еще лет двадцать. Ну а когда состарюсь, вот тогда я тоже буду больше внимания уделять другим вещам, например, — своему сыну, своему жилью или своему гардеробу.

— Мне к тому времени, как и вам сейчас, — злорадно уточняла она, — заняться-то в постели будет нечем… Но при мне хотя бы останутся мои воспоминания о тех фантастических ночах, когда я испытывала неземное наслаждение. Не поверите, но таких ночей в моей жизни было много, очень много… И это притом, что лицом и фигурой природа меня обделила.

Как уже было сказано, замужем Ирина никогда не была, и, в общем-то, к этому не стремилась. Да и зачем? Ей ближе был другой принцип: любовь вечна, меняются только партнеры. Нельзя сказать, что она меняла своих любовников словно перчатки. Вовсе нет: иногда она годами хранила им верность. И это при ее-то темпераменте!

Звучит парадоксально, но это всего лишь следствие одного из ее жизненных правил: не люби двух сразу. Во всяком случае, она сохраняла верность своим любовникам, пока они были способны доставлять ей феерическое наслаждение, и не пытались оспаривать ее принципы, часть из которых, действительно, кажутся надуманными и странными. И если уж дело доходило до отставки, то отвергнутый любовник узнавал об этом от неё самой, а не от ее подруг или общих знакомых.

За свою жизнь Ирина повидала немало красивых женщин. С одной стороны, она им, конечно, завидовала, а с другой — безжалостно мстила за свою заурядную внешность, осознавая свое несомненное превосходство в постели:

— У меня нет ни одной вещи, даже отдаленно похожей на те, что вы имеете. Внешне я заурядна как серая, худенькая мышка… Любима я или нет, для меня непринципиально, однако за одну ночь я получаю столько удовольствия, сколько вам не получить и за год. Мне будет, о чём вспомнить, когда состарюсь…

— А что останется у вас, королевы вы мои снежные? — адресовала она риторический, но по-женски безжалостный вопрос надменным красавицам. — Годы, прожитые без наслаждений, шкафы, забитые дорогими шмотками, и трельяжи, уставленные французской парфюмерией? Не бог весть, какое наследство… Но, как говорится, у одних суп жидок, а у других жемчуг мелок.

— Ах, да, — добавляла Ирина с убийственным сарказмом, — еще вы будете рассказывать о своей целомудренности и о лучших годах своей жизни, беззаветно потраченных на неблагодарных детей и увиливающих от своих супружеских обязанностей мужей… Вот потому они и увиливают, что вы не понимаете элементарных вещей. Разве для кого-то новость, что все мужики — кобели? И потому можно стыдить и воспитывать их сколько угодно, однако женщинам никогда не изменить их кобелиных повадок: это у них от природы…

— Нет, красавицы вы мои писаные, неписаные и все остальные прочие, не знаете вы мужчин, — выносила она свой нелицеприятный «вердикт». — Из мужской похоти нужно и должно извлекать не только пользу, например, для дома, но и для собственного удовольствия. Это же не только просто, но и приятно: если мужику потакать в сексе, то и других женщин искать ему будет незачем. Да и некогда: даже самому неутомимому кобелю тоже нужно время, чтобы восстановить растраченные силы и «нагулять аппетит». Зачем же ему бегать по бабам, если любая женщина может дать ему всё, о чём он только смеет мечтать?

Ирина недоуменно пожимала плечиками:

— Именно поэтому, хотя у меня и нет, как говорят в народе, ни рожи, ни кожи, однако всю свою сознательную жизнь я купаюсь в мужском внимании и любви.

— Ах, да! Можете называть это похотью, — вновь усмехалась она, — для меня это непринципиально. Нет, красавицы вы мои целомудренные, вряд ли вы меня сможете понять, но меняться с вами судьбой я бы не стала… Лучше, после очередной ночи любви и неземного блаженства, я и дальше буду хлебать свой жидкий супчик, чем в тоске пересчитывать тот пресловутый жемчуг. Каждому — своё.

Виктор Аннинский,

2011 г.

P.S. В основе сюжета лежат реальные события.

***

© Виктор Аннинский

Рассказы и новеллы о женщинах, избранное:

«Сексуальные маньяки». Рассказ — https://www.litprichal.ru/work/212456

«Девять жизней красивой женщины». Рассказ — https://www.litprichal.ru/work/212387

«Виртуозка из «Белой лошади». Рассказик — https://www.litprichal.ru/work/214256

«Секреты женской сексуальности». Рассказ — https://www.litprichal.ru/work/212433

«Иногородняя ведьма». Рассказ — https://www.litprichal.ru/work/212391

«Не родись красивой». Рассказ — https://www.litprichal.ru/work/212429

«Королева тайги». Рассказ — https://www.litprichal.ru/work/212392

«Уговор дороже денег». Рассказик — https://www.litprichal.ru/work/215000

«Женщина младшего сержанта». Рассказ — https://www.litprichal.ru/work/212465

«Не своя половина». Новелла — https://www.litprichal.ru/work/212491

«Пойду в тайгу и заблюдюсь». Рассказ — https://www.litprichal.ru/work/212430

«Город женского счастья». Новелла — https://www.litprichal.ru/work/215959

Рассказы для возбуждения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *