Профессии запрещенные для женщин

Содержание

Откуда взялся список профессий, запрещенных для женщин, и что с ним будет теперь

В 2012 году уроженка Самары Светлана Медведева попыталась устроиться мотористом-рулевым на маломерное судно, но получила отказ: профессия входила список из 456 работ и должностей, запрещенных для женщин. Несмотря на запрет, женщины в России тушат пожары, водят фуры и работают в машинном отделении судна — неофициально или в качестве волонтерок. Однако Медведева решила бороться с ограничением на самом высоком уровне. Получив формальный ответ от российских судов («закон есть закон»), она дошла до Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин.

Российская Федерация в ответ на запрос ООН не смогла предоставить никаких научных данных о вредном влиянии этой работы на здоровье женщины. В своем постановлении Комитет выразил мнение, что само существование списка запрещенных для женщин профессий «отражает стойкие стереотипы, касающиеся роли и обязанностей женщин и мужчин в семье и обществе, которые консервируют традиционные представления о женщине как жене и матери и подрывают ее социальный статус и перспективы образовательного и карьерного роста», и рекомендовал России пересмотреть законы, регулирующие доступ женщин к различным профессиям. И вот спустя 3,5 года стало известно о проекте нового перечня запрещенных для женщин работ и должностей — теперь в нем всего 98 пунктов.

Почему некоторые профессии запрещены для женщин?

В своем обращении в ООН Светлана Медведева отмечала: в работе ей отказали из-за высокого уровня шума на рабочем месте, но при этом ни в одном законе или подзаконном акте не объясняется, чем же шум так вреден именно для женщин.

Государство защищает женщин не только от шума, но и от поднятия тяжестей. Так, согласно действующему постановлению правительства о нормах предельно допустимых нагрузок, женщина может поднимать вручную не более 7 кг постоянно в течение смены и не более 10 кг каждые 2 часа при чередовании с другими видами работы (все это с учетом тары). Примечательно, что труд некоторых представительниц традиционно «женских» профессий не укладывается в этот норматив: «Я работаю пять дней в неделю с 8 до 18. Пять раз в день я ношу еду из кухни, которая находится в подвале, на второй этаж. Завтрак на одну группу — это примерно 11 кг еды плюс посуда. Обед — это примерно 17 кг еды плюс посуда», — рассказывает в своем Дзен-канале младший воспитатель («нянечка») одного из государственных детских садов.

Условия труда на некоторых работах являются факторами риска развития заболеваний, которым женщины даже в нормальных условиях подвержены чаще, чем мужчины. Например, вибрация, электромагнитное излучение и воздействие вредных веществ связаны с повышенным риском остеопороза (после 55 лет женщины страдают им примерно в полтора раза чаще, чем мужчины).

Но главный мотив государства — защита репродуктивного здоровья женщин. Это не значит, что мужское репродуктивное здоровье не страдает из-за вредных профессий. «Например, профессия дальнобойщика, которая, вообще-то, мужская, для мужской репродукции очень сильно опасна. Однако никто ее не запрещает и не думает даже запрещать по этому основанию», — отмечала в интервью Business FM профессор кафедры управления трудовыми ресурсами Высшей школы экономики Елена Варшавская. А группа исследователей из Казанского государственного медицинского университета назвала вредными для мужского репродуктивного здоровья воздействие вибрации, контакт с химическими веществами и СОЖ, психоэмоциональное напряжение на работе — и все тот же шум, из-за которого отказали в работе Медведевой.

Однако если мужчина может участвовать только в зачатии ребенка, то женщина вынашивает и рожает, поэтому для нее закрыты работы, связанные с длительным воздействием эмбриотропных, тератогенных и т.п. факторов. Это, например, ионизирующее излучение в горнодобывающей промышленности или сопутствующие газы на литейном производстве.

А если женщина не собирается иметь детей?

Этот запрет установлен независимо от планов женщины на родительство — просто потому, что, как заявлено в определении Конституционного суда об отказе к принятию жалобы петербурженки Анны Клевец (в 2009 году она пыталась получить также запрещенную для женщин профессию помощника машиниста), «реализация принципа юридического равенства не может осуществляться без учета общепризнанной социальной роли женщины в продолжении рода». Именно на это определение ссылалась Российская Федерация, отвечая на вопросы ООН о ситуации со Светланой Медведевой, притом что сама Медведева на тот момент была уже матерью двоих детей и по закону могла бы, например, пройти через операцию стерилизации, полностью отказавшись от способности к деторождению.

В своем постановлении Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин рекомендовал Российской Федерации включить в Трудовой кодекс ограничения, необходимые для охраны материнства «в строгом смысле этого понятия», — создать особые условия для беременных женщин и кормящих матерей, но не ограничивать женщин в выборе профессии на основании гендерных стереотипов.

Однако пока что российское государство занимает в отношении женщин патерналистскую позицию. Кандидат юридических наук и заместитель председателя совета некоммерческого партнерства «Юристы за трудовые права» Сергей Саурин отмечает, что у нее есть законное обоснование: в Конституции прописано, что государство гарантирует защиту семьи, материнства и детства, а Конституционный суд также постановил, что руководство страны вправе устанавливать дополнительные гарантии для отдельных категорий граждан.

Почему тогда запрет решили пересмотреть?

Список из 456 запрещенных для женщин профессий был утвержден в 2000 году, но, как говорит адвокат и руководитель практики трудового права московской коллегии адвокатов «Солдаткин, Зеленая и Партнеры» Ксения Михайличенко, он практически без изменений повторяет аналогичный список 1974 года: «Еще руководство СССР решило, что рождаемость и демография в целом — очень важная повестка. Поэтому женщина — это в первую очередь мать, а факторы, которые могут негативно повлиять на ее репродуктивное здоровье, должны быть исключены».

Составленный больше 40 лет назад перечень не пересматривался многие годы. За это время большинство из 456 профессий стали гораздо безопаснее и технически совершеннее, а некоторые ушли в прошлое. Например, под номером 370 в списке значится «машинист паровоза» — массовая эксплуатация этого вида транспорта на территории СССР закончилась еще в конце 1970-х.

Выходит, что не государство стало более благосклонным к идеалам равноправия, а работы перешли из одного класса «вредности» в другой. Насколько опасен труд в том или ином месте, определяют специально аккредитованные организации, которые, опираясь на нормативные документы (например, СанПиНы), решают, к какой категории относятся условия работы — оптимальные, допустимые, вредные или опасные, рассказывает Саурин.

Теперь каждая женщина может стать машинисткой?

Как следует из п. 1 примечаний к пресловутому списку, работодатели уже сейчас могут использовать на запрещенных работах труд женщин «при условии создания безопасных условий труда, подтвержденных результатами аттестации рабочих мест».

С одной стороны, это значит, что даже в рамках патерналистской логики государства при дальнейшем развитии технологий список запрещенных для женщин профессий может быть сокращен или полностью упразднен: если все профессии станут безопасными (либо опасные просто уйдут в прошлое), необходимость «защищать» от них женщин отпадет.

С другой стороны, невозможность обеспечить безопасные условия труда может стать основанием для отказа женщинам в трудоустройстве. Так, Светлана Медведева, обратившись в суд, требовала, чтобы компания, отказавшая ей в приеме на работу из-за опасных условий труда, сделала эти условия безопасными. Однако суд посчитал, что компания, которая решила просто не принимать женщину, действовала правильно — и в интересах самой же Медведевой.

Это не слишком хорошая позиция, считает Михайличенко: выходит, что работа небезопасна и для женщин, и для мужчин, но самостоятельно выбирать, подвергать себя риску или нет, могут только последние. Вероятно, такая полумера связана с тем, что государство и общество пока не готовы признать за женщиной право самостоятельно распоряжаться своим телом.

Зачем женщинам быть трактористками и машинистками?

Некоторые считают, что список запрещенных профессий никак не дискриминирует женщин, которые и сами бы не захотели работать дробильщиками колчедана и корчевателями пней. Однако многие профессии из него обещают неплохие зарплаты (за работу на вредных производствах часто доплачивают, отмечает Саурин), и женщины, не имея к ним доступа, теряют немалую часть возможностей прокормить семью и стать независимыми. Эксперт антидискриминационного центра «Мемориал» Ольга Абраменко в интервью Deutsche Welle отмечает, что проблема особенно заметна в моногородах и шахтерских регионах, где большая часть доступных высокооплачиваемых профессий подпадает для женщин под запрет: «В угледобывающих регионах будет явный перекос с самого начала. Мужчинам достанется высокооплачиваемая работа, а женщина может стать разве что уборщицей или продавщицей».

В некоторых же отраслях ситуация доходит до абсурда. Здесь снова показателен пример Светланы Медведевой, которая, прежде чем пытаться устроиться на работу мотористом-рулевым, получила соответствующее образование. Из-за списка с проблемами также сталкиваются люди, совершившие трансгендерный переход. Так, трансгендерная женщина, несколько лет работавшая печатником, после смены документов была уволена с «мужской» должности.

Очевидно и противоречие в отраслях, где женщина может работать в санитарно-бытовом обслуживании или на руководящих должностях, но не в цеху. «Работодатели не берут в руководящий состав людей, которые не имеют представления о том, что происходит «в поле», — это нормально. Поэтому нормы, разрешающие присутствие женщин только на менеджерских должностях, на практике не работают», — отмечает Саурин.

Неформальные запреты

Список запрещенных профессий — не единственное свидетельство дискриминации женщин на рабочих местах. Даже в сферы, где присутствие женщин формально разрешено, специалисток пускают неохотно или скрывают их наличие в штате. Например, ведущий YouTube-канала «Редакция» и главный редактор телеканала RTVI Алексей Пивоваров рассказал, как хотел сделать видеоинтервью с летчицами гражданской авиации. Авиакомпании отказались согласовать участие своих сотрудниц в программе, хотя закон не запрещает нанимать женщин на такие позиции. «Полное ощущение, что есть какая-то неформальная история, что лучше лишний раз женщин-пилотов не светить, потому что пассажиры переживают, что их везет баба», — говорит Пивоваров.

Долгое время неформальные запреты действовали и в сфере престижного высшего образования. Женщин почти не принимали на факультеты международной журналистики в МГУ и МГИМО. «Иногда для очень одаренных девочек, которые блестяще владели иностранными языками и знали страноведение, делали исключение», — рассказывает в интервью ТАСС заведующий кафедрой телевидения и радиовещания факультета журналистики МГУ Андрей Раскин. Хотя, согласно исследованию того же журфака МГУ 2016 года, подавляющее большинство российских журналистов (81%) — женщины.

Вероятно, похожая ситуация может сложиться с «неженскими профессиями», которые только-только вышли из списка запрещенных. Михайличенко полагает, что бороться с закрепившимися стереотипами стоит с помощью огласки: «С юридической точки зрения мы сделали почти все, что смогли. Оставшиеся 98 работ в ближайшее время вряд ли станут безопаснее, поэтому они остаются под запретом. Теперь нужно, чтобы женщины в принципе узнали, что могут стать машинистками и летчицами. Нужно информировать работодателей, говорить об этом в школах, университетах, активно писать в прессе. В некоторых странах предусмотрены гендерные квоты в университетах и на рабочих местах — это один из вариантов работы с проблемой, хотя многие считают такое решение спорным».

Голые и нищие

Список запрещенных для россиянок профессий сократится с 456 до 79 специальностей. Проект соответствующего приказа скоро поступит на регистрацию в Минюст. После вступления его в силу с 1 января 2020 года россиянки смогут работать в авиации, морском деле, химической промышленности и в сфере транспорта. Исключительно мужскими останутся 79 профессий. По просьбе «Ленты.ру» публицистка и основательница одной из крупнейших групп поддержки для женщин Лена Климанская рассказала о том, зачем россиянкам такие изменения и почему этот список нужно окончательно отменить.

Мнимое равноправие

Часто приходится слышать, что в России давно наступило равноправие, а женщины получили все права 100 лет назад. Не будем останавливаться на том, что они их не получили, а завоевали вполне себе политическими действиями, включая массовые.

Но рассмотрим современное состояние прав женщин в трудовой сфере: современное российское законодательство на уровне страны до сих пор поражает женщин в праве свободного выбора работы в виде приложения к Трудовому кодексу — постановления правительства от 25 февраля 2000 года №162 «Об утверждении перечня тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда женщин», в котором до недавнего времени были перечислены 456 видов работ, запрещенных для женщин.

Часть этих работ устарела в силу изменения технологий, многие автоматизированы, некоторые подразумевают задачи, выполняемые очень небольшим количеством узких специалистов, но по большей части перечень составляли вполне массовые специальности, многие из которых предполагают получение выше средней по России зарплаты и не требуют отдельного предварительного специального образования.

Например, машинист поезда метро: московский метрополитен приглашает на работу мужчин, требуя всего лишь общего среднего образования, на время обучения (около семи месяцев) выплачивается стипендия 30 тысяч рублей, зарплата сотрудника после обучения — от 65 до 100 тысяч рублей. В дополнение к зарплате наниматель обеспечивает сотрудников форменной и спецодеждой, компенсирует транспортные расходы во время работы и в отпуске, предоставляет возможность отдыха в собственном оздоровительном комплексе, оказывает материальную помощь при вступлении в брак, рождении ребенка, дорогостоящих операциях и на похороны родственников, организует каникулярный отдых для детей.

Но до последнего времени считалось, что женщинам не нужны такие предложения: это и вождение разнообразной спецтехники, и грузовой транспорт, и пассажирский, включая хорошо оплачиваемые междугородние автобусные перевозки, и строительство дорог, и строительство зданий и сооружений — на всех этих направлениях женщина могла трудоустроиться только на низкооплачиваемые обслуживающие или административные должности.

Замкнутый круг

По данным Росстата за 2018 год, из рабочих специальностей в России наиболее востребованы две группы: водители (грузовой и спецтранспорт, рейсовые пассажирские маршруты) и строители дорог и недвижимости. Суммарная численность рабочих мест по этим специальностям исчисляется миллионами.

Кроме того, есть и специальности, которые напрямую не запрещены, но уже наложенный запрет делает наем женщин совершенно невыгодным и неудобным, ограничивая их в выполняемых задачах. А зачем нанимателю неполноценный специалист, которому, согласно трудовому законодательству, придется платить полную зарплату? Такой специальностью является, например, сантехник. Ограничения, обозначенные для женщин, не позволяют их направить, например, чинить прорвавшую в затопленном подвале трубу канализации. А это достаточно распространенная проблема, требующая немедленного реагирования коммунальных служб.

Можно ли вызвать женщину-водопроводчика? Из официальной муниципальной службы — нет, ее там просто не найдется. А вот из небольшой частной компании можно: женщину нельзя нанять, но можно заключить договор с ней как с индивидуальным предпринимателем и фактически использовать ее труд. При этом для нее самой остаются риски: она не защищена Трудовым кодексом как наемный работник, потому что не является им, а является по сути фирмой, заключившей договор подряда с другой компанией, собирающей и раздающей заказы на сантехнические работы. И как ИП она будет иметь массу специфических сложностей по ведению бухгалтерии и налоговому учету, открытию специального счета в банке, по пенсионным взносам и по куче других скучных и не всегда простых задач, о которых знать не знает наемный работник.

До изменения списка та же ситуация была и с женщинами-водительницами большегрузных машин — дальнобойщицами. У них есть свои сообщества, система взаимной поддержки и целые женские бригады. Но их нельзя нанять, можно только заключить договор с ИП. И если сантехничка может достаточно быстро накопить на свои средства производства (набор ключей, расходники и другие аксессуары ее труда), то водительнице-дальнобойщице быстренько купить фуру и обслуживать ее «на своем балансе» гораздо сложнее. Мужчины этих проблем лишены: при наличии соответствующей категории и квалификации они могут просто прийти и наняться водителем, не инвестируя в эту работу миллионы рублей. Для достижения одной и той же задачи женщине и мужчине совершенно недостаточно одинаково хотеть работать по выбранной специальности и даже одинаково уметь выполнять эту работу.

С учетом как прямого запрета на перечень работ по закону, существующего до недавнего времени по 456 профессиям, так и подкрепляемых им стереотипов, возникает еще одна проблема: нередко профессиональные образовательные учреждения ограничивают прием женщин на соответствующие группы специальностей, и, в отличие от абитуриентов-мужчин, женщинам для получения образования по выбранной специальности пришлось бы в лучшем случае пробиваться со ссылками на суд и выполнение закона об образовании, а в худшем — осваивать выбранную специальность на платной основе, за свой счет, несмотря на то, что право на первичное профессиональное образование обеспечено налогами и Конституцией. Но какой смысл тратить деньги на обучение специалистов, которые точно не смогут найти работу по специальности? Вот и не берут. Все равно хочешь учиться? Ищи деньги и учись платно. Если найдешь где. Или сама-сама, потому что ты родилась женщиной.

Примерно таким образом и формируется замкнутый круг: если ты женщина — не можешь зарабатывать на этой группе специальностей, раз ты не можешь зарабатывать — не получишь целевого образования на равных правах, а не получив его — не сможешь ни трудоустроиться, ни заключить договор как ИП. Только через существенные административные усилия (которых не требуется, если ты мужчина) и существенные финансовые затраты (которых опять же не требуется, если ты мужчина).

Старые нормы

Среди работ, так или иначе бывших заблокированных списком, есть не только строго рабочие специальности. Есть и научно-технические и даже в чем-то спортивные: по факту, согласно старым нормам, женщины не могут наниматься промышленными альпинистками (а эта работа неплохо оплачивается), не могут занимать профессиональные должности на химических, добывающих и перерабатывающих производствах, не могут управлять коммерческим водным и воздушным транспортом (вспомним «ночных ведьм») — и это при том, что, например, во время Великой Отечественной войны именно женщины работали на шахтах, составляя 80 процентов всех работников, включая прямую добычу, и перевыполняли и без того повышенные военные планы.

Женщины не могут работать спасателями и пожарными — это опасные работы, но могут быть волонтерами примерно с теми же задачами и рисками, только бесплатно. При этом, например, в США и Канаде, где численность населения близка по порядку, а экономическая ситуация получше, эти работы женщинам вполне доступны: так же как и мужчины, они должны пройти квалификационные испытания на реакцию, ловкость, силу, решительность, и при их прохождении трудоустроиться и строить дальнейшую карьеру в этом направлении. Есть женщины-пожарные как в смешанных коллективах, так и целые женские бригады. Например, на тушение Нотр-Дама в Париже первым прибыл расчет под управлением женщины.

В Канаде и США регулярно проводятся профессиональные турниры лесорубов, дальнобойщиков, пожарных и множества других «мужских» (по мнению российских законодателей) специальностей, в которых женщины участвуют как в общем зачете, так и целыми командами. У нас тоже есть женские дальнобойные бригады, но в США, например, примерно каждый двадцатый дальнобойщик — женщина. Да, не половина, но кто сказал, что там все идеально с равенством?

Однако, не имея возможности получить целевого образования (ведь все равно же не найдет работы), женщины не могут начать интересную карьеру во многих перспективных, «богатых» областях, а не имея профессионального образования, там зачастую невозможно сделать и административную карьеру. И получается, что в целых отраслях только у мужчин есть перспектива при должном труде достичь не просто хорошего, а высокого и высочайшего карьерного уровня.

Но что делать, например, в моногородах, где кадров не хватает, производство не может или не хочет платить за релокацию (привлечение работника с обеспечением его семьи жильем) сотрудников из других регионов? А происходит следующее: на те самые «опасные, вредные и тяжелые» работы все равно привлекаются женщины, но оформляются на другие позиции, с меньшей оплатой и без гарантий соблюдения техники безопасности, правовой защиты и страхования, положенного легально оформленным работникам. И если с сотрудницей что-то случится, это будет не травма или смерть во время выполнения профессиональных обязанностей, а по сути сторонний несчастный случай, за который наниматель будет отвечать в меньшей мере как административно, так и материально. «Уборщица» погибла, надышавшись химическими парами? Нарушила технику безопасности, ее тут вообще не должно было быть. И это совсем не то же самое, как если бы наниматель не позаботился о защите труда на производстве, а в результате погиб сотрудник, штатно выполнявший свою работу.

Почему список нужно отменить

Помимо ограничений, с которыми сталкиваются женщины при желании наняться на должности из старого и отчасти нового списка, такие запреты сами по себе формируют нездоровую ситуацию на рынке труда. Они создают сразу два перекоса. Первый — в том, что мужчины на «своем» рынке оказываются дефицитным ресурсом и позволяют себе не очень-то следить за актуальностью и качеством квалификации: уволившись в любой момент (подумаешь, пришел с бодуна, а шеф наорал и оформил прогул), они, пользуясь кадровым дефицитом, легко найдут новое место. Особенно это заметно в транспортных услугах — от такси до рейсовых автобусов и дальнобоя.

Второй — в том, что женщины, вытесненные в «разрешенные» области, попадают в противоположную ситуацию: за одно рабочее место могут бороться несколько кандидаток высочайшего уровня, и часто выиграет та, которая просит меньшую зарплату. В результате целые отрасли и области (дошкольное и школьное образование, младший и средний медперсонал, уход за детьми, больными и стариками, уборка, пищевое производство, розничная торговля в нижнем «среднем чеке», бухгалтерия) оказываются переполнены желающими работать женщинами, что позволяет нанимателю, будь то государственное или частное предприятие, ронять ставки вплоть до равных прожиточному минимуму. Это отправляет даже успешно нанятых женщин за черту бедности, потому что на одну работающую женщину приходится как минимум один иждивенец или пенсионер.

Получается, что даже легально трудоустроенная женщина с хорошим образованием живет на сумму меньшую, чем пособие по безработице, которое в России в 2019 году составляет от 1,5 тысячи до 11 тысяч 280 рублей. По разным оценкам, разница в числе доступных рабочих мест для мужчин и женщин в России может достигать 10 миллионов позиций, при том что мужского населения трудоспособного возраста в России 38,5 миллиона человек, а женского, даже с учетом более раннего возраста выхода на пенсию, — 37,2 миллиона. И стоит помнить, что гораздо больший процент женщин, чем мужчин, вообще переживает возраст выхода на пенсию, и гораздо больший процент женщин, чем мужчин, стремится сохранить работу после пенсионного возраста, поскольку есть и необходимость в заработке, и силы, чтобы работать.

По данным Сбербанка, женщины на пенсии сохраняют трудоспособность дольше, чем мужчины: к 60 годам продолжают трудиться 70 процентов россиянок (из тех, что работали к моменту выхода на пенсию). К 63 годам эта доля сокращается до 47 процентов. К 65 годам работает лишь 43 процента мужчин, трудившихся до наступления заслуженного отдыха. К 75 годам на работе остается всего 2 процента и мужчин, и женщин, занятых к моменту выхода на пенсию.

Таким образом, при общей практически равной численности фактически трудоспособного населения обоих полов мужчины имеют преимущество почти в несколько миллионов рабочих мест — примерно четыре рабочих места на трех кандидатов. Для женщин картина трагически иная: примерно два места на трех кандидаток в общем рынке труда. Каждая третья женщина имеет неиллюзорный риск остаться безработной в любой момент, потому что ее легко заменить, не прерываясь даже на чай, сотрудницей с не худшей квалификацией. В результате женщины соглашаются на неполные ставки, неполные недели, короткие дни, серую и черную зарплату, заведомую перегрузку, плохие условия труда и иные формы скрытой безработицы, позволяющие тратить зарплату одного сотрудника на труд двух и более людей.

Незримое насилие

Вторым глобальным социальным последствием поражения женщин в трудовых правах является, как это ни странно, домашнее насилие. Оно цветет там, где женщина в силу отсутствия у нее работы попадает в финансовую и далее в абсолютную зависимость от мужа, иногда отца, зачастую сына. Будучи вытеснена с и без того сверхконкурентного рынка «женского» труда по беременности и уходу за ребенком, она становится совсем непривлекательна для нанимателей уже как состоявшаяся мать. Критический дефицит яслей и детсадов и пониженная ответственность отцов превращает ее в глазах работодателя в «курицу», которой надо работать полдня, часто внезапно убегать и регулярно брать больничные.

Лишившись возможности при риске насилия найти другое жилье для себя и детей, женщина оказывается в западне: ее когда-то любящий супруг, почувствовав безраздельную власть, достаточно быстро превращается в чудовище, которому в отношении жены можно все — она же никуда не денется. Квартира в лучшем случае общая, детей под мост не потащит (и действительно, для нее крыша над головой у детей важней собственного здоровья), денег на билеты прочь из города или поселка нет, вещи и документы можно испортить, и куда она голая и нищая пойдет? По словам правозащитников, абсолютное большинство женщин, находящихся в ситуации хронического бытового насилия, — это декретницы, ухаживающие за маленькими детьми, или матери, так и не сумевшие выйти на работу после декрета.

Таким образом, ограничение в выборе легальной работы ухудшает и без того катастрофическую ситуацию с бытовым насилием. Одновременно с этим увеличивается число женщин, переживающих репродуктивное насилие, когда от отсутствия достаточных средств они не могут воспользоваться современными средствами контрацепции, которые не зависят от воли мужчины, получают нежелательную беременность и вынужденно делают аборт: согласно исследованию Курского научно-исследовательского института акушерства и гинекологии, 79 процентов абортов делают именно домохозяйки, женщины с отсутствием собственного дохода, находящиеся в зависимости от воли мужа. 91 процент женщин, делающих аборт, уже имеют одного или двоих детей и идут на отказ от третьего ребенка просто потому, что не готовы тянуть еще и его.

Третьим социальным последствием становится рост проституции в нищих регионах, когда женщины, не имея возможности заработать на себя и детей или уехать куда-то еще, вынуждены буквально выходить на трассу или устраивать «салон» у себя дома, когда в соседней комнате спит ребенок. Часто они же становятся жертвами работорговли, имеющей целью всю ту же проституцию, но уже в интересах сутенеров или клиентов-проституторов. Кроме столиц, в России самая высокая численность проституированных женщин именно в регионах с самой высокой реальной женской безработицей. В целом же, по разным оценкам, численность проституированных людей (на 96 процентов женщин) такова, что на 10 тысяч человек населения приходится 102 проститутки. Для сравнения: в Германии, где проституция легальна, это 49 человек; в Таиланде, где запрещена, но распространена, — 43.

Будущие матери

Список запрещенных работ напрямую противоречит статье 37 Конституции, которая, в частности, гласит, что каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, что принудительный труд запрещен, что каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы.

Но фактически возможность реализовывать свои конституционные права по этой статье есть только у мужчин — женщины до сих пор ограничены именно в возможности свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Они именно что дискриминированы — по признаку принадлежности к женскому полу.

Авторы и сторонники оставшегося запретного списка объясняют его наличие заботой о здоровье женщины как матери или будущей матери, превращая по сути ее право и возможность родить детей в ее дефект и повод для поражения в правах. Хочет ли женщина в будущем рожать детей, не хочет — неважно.

В начале апреля бывший мужчина, официально сменивший пол на женский и уволенный с работы, поскольку специальность печатника блокируется для женщин определенными работами, входящими в должностные обязанности, выиграл суд, стоя на позиции, что трансгендерность не дает ей возможности вынашивать и рожать детей. Суд постановил: уволенную персону в должности восстановить, выплатить ей компенсацию за моральный ущерб 10 тысяч рублей и за вынужденный прогул с момента увольнения и на все время судебной тяжбы — 1,8 миллиона рублей.

Какой вывод должны сделать из этого женщины, желающие свободно выбирать профессии из запретного списка? Нанести фатальный вред своей репродуктивной системе и потом по суду требовать трудоустройства? Заявления, что у женщины уже достаточно детей, что она вообще не хочет иметь детей, что она предохраняется и в ближайшую пятилетку рожать не планирует, ничего не стоят, они просто не имеют значения в существующей ситуации. По факту, даже климакс, клиническое бесплодие или пережитая гистерэктомия (ампутация матки) ничего не меняет — в списке это соображение остается как бы за скобками.

За скобками же остаются и сами «здравоохранительные» обоснования запрета: нет ни одного серьезного исследования, которое бы показывало, что некий конкретный фактор на производстве вредит женской репродуктивности и не вредит мужскому организму. Ни химическое, ни вибрационное воздействие, ни необходимость поднятия тяжестей, ни потребность в особой четкости восприятия и быстроте реакции, никакой другой производственный риск не бьют прицельно по женскому организму, сохраняя при этом в неприкосновенности мужской. Если некий риск и вредное воздействие существует, оно опасно людям любого пола, и думать надо не о том, чтобы именно женщин лишить возможности заработка по этой специальности, а о развитии техники безопасности и безопасных технологий для всех. Но это заставит нанимателей увеличить затраты на развитие и охрану труда — гораздо проще сэкономить на женщинах, ударив по их экономическим, трудовым и человеческим правам.

Указать женщине на ее место

Наконец, список нелогичен по сути своей: нельзя работать грузчиком, но можно таскать и детей с колясками, и лежачих больных, которых погрузчиком не переложишь. Нельзя водить автобус, но можно трамвай, гораздо более раритетную транспортную технологию. Звучат и утверждения о рисках рака груди в результате воздействия ацетона и лаков, но никто не запрещает работу парикмахерш и маникюрш. Получается, что запрещены только наиболее высокооплачиваемые работы, а работы с такими же рисками, но оплачиваемые хуже или вовсе бесплатные совершенно легальны. Утверждения, что ни к чему разрешать то, с чем женщины не справятся в силу природной хилости, равны заблуждению, что любой мужчина сильнее любой женщины. Это не так.

Списки, основанные на якобы социальных посылах, практически без изменений, прямым переводом унаследованы от соответствующей статьи в советском кодексе законов о труде. Первый «запретный» список появился в начале 1950-х и касался добывающей промышленности: помимо вернувшихся с войны шахтеров подросло новое поколение мужчин, и женщины под землей вроде как стали не нужны. Под благовидным предлогом их вывели из этого сегмента рынка труда. К середине 1970-х список разросся, и кинозрители перестали видеть на больших экранах трактористок, каменщиц, электромонтерок, асфальтоукладчиц, летчиц и других прекрасных в своем профессионализме героинь труда. Женщине указали на ее место, а ее рабочее место перераспределили в пользу мужчин.

Но мир не стоит на месте. В прошлом году Украина полностью отменила такой список, приняв как данность полное право гражданок распоряжаться своим трудовым ресурсом и самостоятельно принимать решения о возможных профессиональных рисках — как это доступно трудящимся мужчинам. Россия же после постановления ООН о дискриминирующем характере этого списка решила скорректировать его содержание.

Но я очень надеюсь, что мы доберемся до полноценной свободы женщин в выборе работы, несмотря на сопротивление любителей «причинения добра». Это позволит решить множество проблем.

Женщины – капитаны, и не только

Мне, на сегодня, известны несколько женщин-капитанов, причем все командуют очень солидными судами, а одна – крупнейшим в мире судном своего типа. Я завел отдельную страницу, посвященную женщинам-капитанам, и по мере поступления новых данных буду ее обновлять. Первой в мире женщиной –капитаном считается глубоко уважаемая мною Анна Ивановна Щетинина, хотя фактически вряд ли – достаточно вспомнить Грэйс ОНейл (Барки), известнейшую женщину-флибустьера из Ирландии, во времена правления королевы Елизаветы 1-й. Наверное, Анну Ивановну можно смело назвать первой женщиной-капитаном 20-го века. Анна Ивановна как-то говорила, что ее личное мнение таково – женщине на судах, тем более на мостике, не место. Но не будем забывать, что даже со сравнительно недавним прошлым, серединой прошлого века, многое в море и мире разительно изменилось, поэтому современные женщины с немалым успехом доказывают нам, что женщине на судах есть место, в любой должности.
Крупнейшее судно для перевозки скота в мире возглавила женщина
16 апреля 2008 — Siba Ships назначила капитаном своего крупнейшего судна для перевозки скота, по совместительству и самого большого судна этого типа в мире, Stella Deneb, женщину – Лауру Пинаско. Лаура привела Stella Deneb во Фримантл, Австралия, это ее первый рейс и первое судно в качестве капитана. Ей всего 30 лет, в компанию Siba Ships она устроилась в 2006-м году, старпомом.
Лаура из Генуи, в море с 1997 года. Диплом капитана получила в 2003-м. Лаура работала на газовозах и перевозчиках скота, на Stella Deneb до капитанства занимала должность старпома, и в частности, во время рекордного по количеству перевозимых голов рейса в прошлом году, тогда Stella Deneb погрузил в Таунсвилле, Квинсленд, Австралия, партию стоимостью 11.5 миллиона австралийских долларов, назначением на Индонезию и Малайзию. На борт приняли 20060 голов крупного рогатого скота и 2564 овец и коз. Чтобы доставить их в порт, потребовалось 28 жд составов. Погрузка и перевозка производились под тщательным контролем ветеринарных служб и соответствовали самым высоким стандартам.
Stella Deneb – крупнейшее в мире судно для перевозки скота.
Подробно о судне и его фото: http://www.odin.tc/disaster/deneb.asp
Мужчинам и посторонним вход запрещен — единственное в мире судно, полностью управляемое женщинами
23-29 декабря 2007 — контейнеровоз Horizon Navigator (валовая 28212, постройки 1972, флаг США, владелец HORIZON LINES LLC) на 2360 TEU компании Horizon Lines захватили женщины. Все штурманы и капитан – женщины. Капитан Робин Эспиноза, старпом Сэм Пиртл, 2-й помощник Джули Дучи. Все остальные из общего количества экипажа 25 человек мужчины. Женщины свалились на мостик контейнеровоза, как утверждают в компании, совершенно случайно, в ходе конкурса профсоюза. Эспиноза крайне удивлена – впервые за 10 лет она работает в экипаже с другими женщинами, уж не говоря про штурманов. Международная организация Капитанов, Штурманов и Лоцманов в Гонолулу говорит, что в ее составе 10% женщины, а 30 лет назад на них приходился всего 1%.
Женщины, что и говорить, замечательные. Робин Эспиноза и Сэм Пиртл — однокашницы. Вместе учились в Морской академии торгового флота. Сэм также имеет диплом капитана дальнего плавания. Джули Дучи стала моряком позже, чем ее капитан и старпом, но моряки-штурманы поймут и оценят такое ее хобби (в наши времена, увы и увы, это хобби, хотя не зная секстана, настоящим штурманом никогда не станешь) — “Я, пожалуй, одна из немногих судоводителей, кто использует для определения места секстан, просто для своего удовольствия!”
Робин Эспиноза работает на флоте четверть века. Когда она только начинала свою морскую карьеру, женщина на флоте США была редкостью.Первые десять лет работы на судах Робин пришлось работать в экипажах, сплошь состоявших их мужчин. Робин, Сэм и Джули очень любят свою профессию, но когда тебя от родного берега отделяют многие недели, бывает грустно. 49-летняя Робин Эспиноза говорит: “Я очень скучаю по мужу и 18-летней дочери”. Ее ровесница Сэм Пирл так и не встретила того, с кем бы она смогла создать семью. “Мне встречаются мужчины, говорит она, которые желают, чтобы женщина постоянно за ними ухаживала. А для меня моя карьера — это часть меня самой, я и на миг не могу допустить, чтобы что-то могло помешать мне выйти в море”.
Джули Дучи, которой исполнилось 46 лет, просто любит море, и просто не может себе представить, что в мире есть другие, более достойные или интересные, профессии.
Подробности о славном комсоставе Horizon Navigator, и фотографии, мне прислал детский писатель, бывший моряк, Владимир Новиков, за что ему большое спасибо!



Первая в мире женщина-капитан мега лайнера
13-19 мая 2007 — Royal Caribbean International назначила на должность капитана круизного лайнера Monarch of the Seas женщину, шведку Карин Стар-Йансон. Monarch of the Seas – это лайнер первого, так сказать, ранга, валовая 73937, 14-ти палубный, 2400 пассажиров, 850 человек экипаж, постройки 1991 года. То есть, относяшийся к разряду крупнейших лайнеров мира. Шведка стала первой женщиной в мире, получившей должность капитана на судах такого типа и размера. Она работает в компании с 1997 года, сначала штурманом на Viking Serenade и Nordic Empress, затем старпомом на Vision of the Seas и Radiance of the Seas, затем дублером капитана на Brilliance of the Seas, Serenade of the Seas и Majesty of the Seas. Вся ее жизнь связана с морем, образование высшее, Технологический университет Чалмерс, Швеция, степень бакалавра в судовождении. В настоящее время имеет диплом, позволяющей ей командовать судами любого типа и размера.

Первая женщина-капитан Бельгии
И первая женщина-капитан танкера LPG
Танкер LPG Libramont (дедвейт 29328, длина 180 м, ширина 29 м, осадка 10.4м, постройки 2006 Корея ОКРО, флаг Бельгия, владелец EXMAR SHIPPING) был принят заказчиком в мае 2006 года на верфях ОКРО, в командование судном вступила женщина, первая женщина-капитан Бельгии и вроде бы, первая женщина-капитан танкера газовоза. В 2006 году Рогге было 32 года, прошло два года с того времени, как она получила диплом капитана. Вот и все, что про нее известно.
Про нее мне сообщил читатель сайта Сергей Журкин, за что ему большое спасибо.

Норвежский лоцман
На фото Марианна Ингебригстен, 9 апреля 2008 года, после получения ею диплома лоцмана, Норвегия. В 34 года она стала второй женщиной – лоцманом в Норвегии, и это к сожалению, все, что о ней известно.
Российские женщины-капитаны
Информацию о Людмиле Тебряевой мне прислал читатель сайта Сергей Горчаков, за что ему большое спасибо. Я покопался, насколько смог, и нашел информацию об еще двух женщинах в России, являющихся капитанами.
Людмила Тибряева – ледовый капитан
Наша российская женщина-капитан Людмила Тибряева является, и это видимо, можно уверенно говорить, единственной в мире женщиной-капитаном с опытом арктического плавания.
В 2007 году Людмила Тебряева отметила сразу три даты — 40 лет работы в пароходстве, 20 лет в должности капитана, 60 лет со дня рождения. В 1987 году Людмила Тибряева стала капитаном дальнего плавания. Она состоит в Международной ассоциации морских капитанов. За выдающиеся успехи была награждена в 1998 году орденом «За заслуги перед Отечеством» второй степени. Сегодня ее портрет в форменном кителе на фоне корабля украшает музей Арктики. Людмила Тибряева получила знак «Капитан дальнего плавания» за номером 1851. В 60-е годы Людмила из Казахстана приехала в Мурманск. И 24 января 1967 года 19-летняя Люда отправилась в свой первый рейс на ледоколе «Капитан Белоусов». Летом студентка-заочница отправилась в Ленинград сдавать сессию, а ледокол ушел в Арктику. Она пробилась к министру, чтобы получить разрешение на поступление в мореходное училище. У Людмилы удачно сложилась и семейная жизнь, что редкость для моряков вообще, а уж женщин, продолжающих плавать, тем более.
Алевтина Александрова – капитан в Сахалинском морском пароходствеВ 2001 году ей исполнилось 60 лет. Алевтина Александрова приехала на Сахалин в 1946 году с родителями и еще в школьные годы начала писать письма в мореходные училища, а затем в министерства и лично Н.С. Хрущеву, с просьбой разрешить учиться в мореходном училище. В неполные 16 лет А. Александрова стала курсантом Невельского мореходного училища. Решающую роль в ее судьбе сыграл капитан судна «Александр Баранов» Виктор Дмитренко, у которого девушка-штурман проходила практику. Затем Алевтина получила работу в Сахалинском морском пароходстве и проработала там всю жизнь.
Валентина Реутова – капитан рыболовного суднаЕй 45 лет, т она вроде бы стала капитаном рыболовного судна на Камчатке, это все, что мне известно.
Девушки рулят
Идет на флот и молодежь, причем писем в адрес президента или министра уже не требуется. В прошлом, например, году я давал заметку о выпускнице МГУ им. адм. Г.И.Невельского. 9 февраля 2007 года Морской университет дал путёвку в жизнь будущему капитану Наталье Белоконской. Она первая в новом веке девушка — выпускник судоводительского факультета. Более того – Наталья круглая отличница! Будущий капитан? Наталья Белоконская, выпускник ДВВИМУ (МГУ), получает диплом, а Оля Смирнова работает матросом-рулевым на речном т/х»Василий Чапаев».

Революционные морячки и героини войны: Как женщины проложили дорогу на флот


Революционные морячки и героини войны: Как женщины проложили себе дорогу на флот.

Женщины выходят в море с тех пор, как существуют лодки и плоты. Женщины бывали пассажирками-путешественницами, стряпухами, матросами и капитанами даже в те времена, когда мореплавание считалось только мужским занятием, а поговорка о том, что женщина на корабле — к несчастью, совсем не шуткой. Но официальная история дам на флоте начинается не так уж давно.

Морячки Петрограда

Первую попытку совместить женщин и официальную флотскую карьеру предприняли в России после февральской революции 1917 года. По инициативе петроградских женщин Керенский издал приказ о формировании женского флотского отряда, куда сумели набрать сто двадцать доброволиц. Им полагалась точно такая же форма с брюками, как и мужчинам, и образцом для создания отряда морячек напрямую называли уже существующие женские батальоны смерти вроде того, которым командовала Мария Бочкарёва.


Первых морячек курировал лично Керенский.

За подготовкой морячек пристально следила пресса. Их постоянно фотографировали и постоянно устраивали смотры. Тем временем трудной задачей оказалось найти капитана, готового принять под своё командование женщин. Моряки были полны предрассудков и писали протестные письма правительству и оскорбительные — морячкам.
Наконец, взять женщин под своё командование согласился Рыбалтовский, начальник Кольской морской базы. Погодные условия на Кольском полуострове очень суровы, всё время откуда-нибудь дует холодный и очень сильный ветер, так что Рыбалтовский поставил условие: на службу должны быть присланы только физически крепкие, сильные и выносливые «барышни».

За подготовкой женской команды пристально следила пресса.

Морячек принялись тренировать в военной службе — работе с оружием, передвижении ползком и бегом и так далее. В ходе тренировок отсеялись женщины с непригодными физическими данными, и в конце концов остался отряд примерно в сорок человек. Проект продолжал курировать лично Керенский, и тут наступил октябрь и большевистский переворот.
Вскоре после переворота специальным декретом были расформированы все женские части. Женщины могли нести службу в армии только на общих основаниях, то есть совместно с мужчинами при неизбежном преобладании мужчин в коллективе. Это давало понятные риски и многих расхолодило. В любом случае, именно женского флотского отряда больше не существовало, хотя, не зная этого, белоэмигранты среди карикатур на ужасную новую советскую женщину, которая противопоставлялась дореволюционной нежной даме, рисовали и рослую морячку в клёшах.

Карикатура на советскую женщину.

У штурвала и у руля

Хотя расформирование женских частей было или казалось шагом назад в деле женского равноправия, всё же курс на равноправие в профессиях был официально объявлен. Как из высоких побуждений — женские права уже около полувека входили в политические программы разных российских оппозиционеров, так и из чисто практических соображений: сначала Мировая, потом Гражданская войны сильно уменьшили количество мужчин в стране. На их рабочие места должна была прийти сознательная советская женщина, спасая рухнувшую экономику. И она приходила и спасала.
В то время, как в речном судоходстве женщины всё чаще оказывались на борту рыбачками, матросами, капитанами, на кораблях, пересекающих моря и океаны, дело, казалось, не сдвигало. Тем не менее когда на Дальнем Востоке пошла учиться на капитана девушка по имени Анна Щетинина, её, хотя и предупредили обо всех будущих тяготах, вместе с другими девушками допустили до учёбы.


Капитан Анна Щетинина.

А тягот хватало: помимо обычных трудностей, девушки сталкивались с очень предвзятым отношением старших по возрасту и званию. Им доставались не только сальности и грубые слова, но и самые тяжёлые физически и психологически задания нм практике. Однако, если смотреть в процентном соотношении, в конце курса осталось больше девушек, чем парней — у тех отсеялись процентов восемьдесят, а девушек осталась почти половина.
Вскоре Щетининой доверили сначала роль помощника капитана, а потом и капитана судна, причём сразу со сложным заданием: провести корабль через льды, от Германии до Дальнего Востока. Задание капитан Анна выполнила блестяще: в самые короткие сроки и сумев не растеряться во время экстремальной ситуации. Корабль чуть не раздавило льдами, но Анне удалось вырваться его из плена льдов. Она стала первой женщиной в должности капитана дальнего плавания.

Берта Раппопорт.

Правда, диплом у неё при этом был о среднем образовании. Первой обладательницей вузовского диплома капитана стала девушка с другого, западного конца страны по имени Берта Раппопорт. Обе женщины прославились среди подчинённых и береговых сотрудников своим сильным характером и позже отметились во время Великоц отечественной войны. Примерно в те же годы стала капитаном торгового флота канадка Молли Кул. История женского капитанства на морях и океанах началась.
Сейчас, с 1974 года, существует Женская Ассоциация судоходства и торговли. Её отделения расположены в тридцати пяти странах и насчитывают больше тысячи человек. По данным Международной организации труда ILO, до 2% моряков в мире — женщины. Это около 30 000 человек.
Многие женщины, не только морячки, отличились во время войны. «Дуськин взвод»: Как 17-летняя санитарка стала единственной женщиной-командиром взвода морской пехоты.
Текст: Лилит Мазикина.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

«Работаю как лошадь, а зарабатываю как пони». Сварщицы о своей работе

«Мы хотели доказать, что мы не хуже мужчин, и работали вдвое больше»

Елена, 39 лет, Северодвинск:

С отцом моих двоих детей я давно в разводе. Мы расстались, еще когда я работала в магазине. Там платили немного, и график был неудобный: детей из садика вовремя забирать не получалось. У сварщиков же рабочий день заканчивался четко в обозначенное время, и зарплата меня устраивала. К тому же давали хорошие льготы. И я пошла работать сварщицей. В мой первый отпуск мы с детьми поехали в сочинский санаторий, и семьдесят процентов от стоимости путевок оплатил завод.

Я устроилась на работу без трудностей. На завод тогда специально набирали сварщиц. Это сейчас профессия считается мужской, а раньше женщин со мной работало много. Потом их начали сокращать, убирать из крупных цехов. Сейчас в сварке работают практически одни мужчины, а женщины ведь очень ответственные и внимательные работники!

Родители не были против моего решения, им даже было интересно: получится или нет? Еще через год на завод пришла моя сестра. Мы заочно окончили техникум по специальности «сварочное производство» и с того времени не разлучались. Вместе работаем на заводе, вместе ездим в командировки.

Первое время я работала на ручной сварке, которую еще называют черной. Мы строили нефтяную платформу «Приразломная». Тогда разницы в зарплате я не чувствовала, получали с мужчинами одинаково. Тем более что по объему работы я от них не отставала.

Фото из личного архива Фото из личного архива

Потом перевелась на участок сварки титановых труб. Там до этого никогда не работали женщины, и начальник начал нас притеснять. Зарплата была меньше, мы долго не могли получить более высокий разряд. Когда жаловались, начальник приводил в пример свою жену. Она работала в регистратуре и получала копейки. Нам говорили, что мы должны радоваться тому, что имеем. Но мы хотели доказать, что мы не хуже мужчин, и работали чуть ли не вдвое больше.

Работники моего разряда варят в труднодоступных местах. Приходится варить через зеркало — иначе не увидишь стык. Да еще и обеими руками!

Ко мне стали относиться как к равной только после 10 лет работы на этом участке. Теперь у меня максимальный разряд, и зарплата не отличается от зарплаты мужчин. Но сейчас эти деньги вряд ли назовешь большими. Из отсека выползаю мокрая насквозь, устаю как собака. На рабочем месте бывает просто опасно находиться. Ты, например, в отсеке варишь трубу, а рядом монтажник прикручивает какую-нибудь аппаратуру, слесарь пилит, выше или ниже ярусом тоже сидит сварщик. Еще электрики провода тянут. Шум стоит страшный. Бывали даже смертельные случаи. Однажды моя коллега-сварщица задохнулась, когда варили подводную лодку. Она работала с аргоном, а он в замкнутом помещении очень опасен.

Тому, кто долго трудится в сварке, с каждым годом сложнее проходить медкомиссию. Появляются новые болезни, из-за которых могут не допустить к работе. У меня проблемы с щитовидкой. Я уже выработала вредный стаж и пойду на пенсию в 45 лет. Буду сидеть в каком-нибудь кабинете или стану технологом.

Я люблю свою работу. Она немного творческая и очень ответственная. Плавить металл нельзя просто так: нужно придать ему правильную форму, валик за валиком, чтобы получилось красиво. Например, работники моего разряда варят в труднодоступных местах. Приходится варить через зеркало — иначе не увидишь стык. Да еще и обеими руками! А потом твоя работа проходит через рентген. Никакие дефекты недопустимы.

Сейчас мы работаем на машиностроительном предприятии «Севмаш». Оно считается секретным, и туда нельзя приносить даже телефон. Один парень как-то сфотографировался на фоне подводной лодки, его задержали на вахте, посмотрели снимки и уволили. А еще в 2016 году про наш завод сняли документальный фильм. Он называется «Цари морей».

«Может придавить краном, ударить током, а можно упасть с высоты»

Олеся, 37 лет, Пенза:

Фото из личного архива Фото из личного архива

Я из Казахстана, работать начала еще в 16 лет: не хотела зависеть от родителей. Сначала устроилась санитаркой в больницу, потом — официанткой в кафе, где моя мама была поваром. Затем и сама работала на кухне. В то же время училась в вечерней школе, окончила 12 классов. На их базе и поступила в училище. Там у меня был выбор: пойти на токаря или сварщика. Я выбрала второе — люблю делать что-то из металла. Хотя сейчас думаю о том, чтобы выучиться и на токаря.

Я защитила диплом на отлично и получила четвертый разряд — самый высокий, который возможно получить выпускнику. Потом была практика на заводе, где сварщиком трудился мой отчим. Я оказалась в его бригаде. Через год защитилась уже на 5-й разряд и устроилась на предприятие. Зарплата там была очень хорошая, но потом работодатель обанкротился. Пришлось увольняться.

В 2012 году мы с семьей переехали в Россию. Сделали это ради детей: в Казахстане нет никаких перспектив, нет возможности получить достойное образование. Я оформила разрешение на временное проживание, начала работать. Потом дочери исполнилось 15 лет, ее свидетельство о рождении здесь стало недействительными, и нам пришлось уехать. Пока в Казахстане не выписали новый документ, мы с дочерью не могли вернуться. Из-за этого кончилось мое разрешение на проживание, и теперь каждые три месяца мне приходится выезжать на родину.

Российского гражданства у меня нет. Конечно, очень хочется получить, потому что официально без него на работу не берут.

У меня 25–29 тысяч, у мужчин иногда доходит до 36 тысяч. Я начальству как-то задала вопрос: «Почему так?» Мне сказали: «Ну ты же женщина»

Я больше года работаю на предприятии в России, но неофициально. Устроилась сюда без проблем. Мне эту вакансию посоветовал друг, я пришла, и меня взяли. Мужчины всегда мне помогают, потому что работа очень тяжелая. Мы ведь не только варим, но еще и вручную таскаем отводы, фланцы. Да к тому же опасностей много. Может придавить краном, ударить током, а можно упасть с высоты или получить сильные ожоги. Когда долго сидишь на железе, начинают болеть колени. Зрение портится. Зимой часто рискуешь подхватить воспаление. Медкомиссию у нас проходят только те, кто устроен официально. Льгот никаких — только подарки детям к Новому году.

Зарплата тоже не сказать что большая. У меня 25–29 тысяч, у мужчин иногда доходит до 36 тысяч. Я начальству как-то задала вопрос: «Почему так?» Мне сказали: «Ну ты же женщина». В итоге получается, что пашу я как лошадь, а денег получаю как пони. Это очень неприятно.

Но работа моя мне нравится, бросать ее не хочу. В общей сложности в этой профессии я уже 13 лет. Я вообще люблю работать с железом: в свободное время делаю металлические розы, подставки для цветов. Еще рисую гравером на стекле. Правда, заниматься этим не получается часто. Я очень сильно устаю на работе, да еще и с мужем разошлись полтора года назад. Сейчас воспитываю троих детей одна. Дочери за меня переживают, потому что я сильно утомляюсь как физически, так и морально. Мастера и бригадиры постоянно орут, подгоняют. У нас всегда много заказов, а доделать их в срок не можем: начальство вовремя не закупило детали. Им главное быстрее деньги за заказы в карман положить, а до работников нет дела. Раньше к нам хорошо относились, а сейчас всем плевать. Но, пока моя работа востребована, увольняться я не собираюсь.

«Стать сварщицей мне посоветовала бабушка»

Елена, 23 года, Новокузнецк:

Фото из личного архива

После школы я оказалась перед выбором: куда дальше? Стать сварщицей мне посоветовала бабушка: зарплата хорошая, и специалисты всегда будут востребованы. Я решила, что, если не понравится, всегда можно перевестись на другую специальность. Но после первого практического занятия мне не захотелось ничего менять.

Сама я родом из небольшого поселка, так что учиться пришлось ехать в другой город. Родители, конечно, переживали, но против моего выбора не были. В группе со мной учились всего четыре девушки, они сейчас не занимаются сваркой. А вот на практике наставницами были в основном женщины, да еще и с огромным опытом работы. Они многому меня научили.

Я окончила училище в 2012 году с красным дипломом. По профессии — электрогазосварщик 4-го разряда. В том же году переехала в Новокузнецк и пошла устраиваться на работу. На собеседовании начальство очень удивилось, но меня взяли: во время учебы я практиковалась и наработала небольшой опыт. Всем казалось, что через полгода я уйду — испугаюсь трудностей. Однако я в этой профессии уже 5 лет и увольняться не собираюсь.

Да, сначала они думали, что девушка не способна работать с мужчинами на равных. Но сейчас во мне никто не сомневается

Сейчас в цехе, где я работаю, мы ремонтируем трубопроводы — меняем поврежденные участки и неисправности запорной арматуры. Делается это при помощи газовой резки и электродуговой сварки. Сначала вырезается поврежденный участок, а на его место вваривается другой. Работаем в основном на эстакадах, на земле или в тоннелях.

С коллегами у нас отношения хорошие. Более опытные мастера помогают и учат тонкостям профессии, опекают отечески. Да, сначала они думали, что девушка не способна работать с мужчинами на равных. Но сейчас во мне никто не сомневается, и зарплату я получаю такую же, как другие мои коллеги-сварщики.

Свою профессию я люблю и не вижу в ней минусов. Мне нравится сам процесс сварки, я хочу в этом развиваться. В 2015 году я участвовала в заводском конкурсе электрогазосварщиков до 30 лет и заняла первое место. Была и на всероссийских соревнованиях в Екатеринбурге. В будущем я хочу освоить еще газовую и аргоновую сварку.

«Я варила лучше всех мальчиков»

Маргарита, 20 лет, Москва:

Фото из личного архива

Сваркой у меня занимаются отец и брат. У брата нет специального образования, но раньше он много варил на заказ. За отцом я часто наблюдала, когда он чинил мотоцикл. Я тогда еще была маленькая и не совсем понимала эту профессию.

В колледже, куда я поступала, было совсем мало специальностей. Я выбрала сварщика, потому что мне это казалось лучше, чем вентиляционщик. В профессию влюбилась сразу. У меня был опытный наставник — мастер, который очень хорошо и доходчиво все объяснял, показывал. Он как-то предложил мне поехать на конкурс: в своей группе я варила лучше всех мальчиков. Я согласилась. На всероссийском конкурсе девчонок было очень мало, да и варили они плохо. Так что соревновалась я в основном с парнями. Мне это не помешало: я прошла в полуфинал и поехала в Ярославль. Там заняла второе место.

Если не нарушать технику безопасности, ничего страшного случиться просто не может. Я это поняла с первых дней учебы

Сейчас я работаю в аттестационном центре для сварщиков. Слежу за тем, чтобы все, кто сюда приходит, соблюдали правила безопасности, сама им помогаю. Мама, конечно, за меня волнуется, но я не вижу для этого поводов. Если не нарушать технику безопасности, ничего страшного случиться просто не может. Я это поняла с первых дней учебы, когда нам только показывали, как варить. Здесь я тоже продолжаю учиться, нужно еще многое освоить и понять.

На моем предприятии я не единственная женщина, но сварщица — одна. Несмотря на это, мужчины относятся ко мне нормально, поддерживают, и зарплата у нас одинаковая. В будущем я планирую продолжить обучение и пойти на повышение квалификации. Для этого нужно знать много теории, ГОСТов, сдавать экзамены. Начальство хочет отправить меня учиться в университет, но это будет только в следующем году.

Конечно, я слышала о том, что профессия вредная. Со временем могут развиться заболевания легких, глаз, но меня это совершенно не пугает.

«Я работала, как мужчина, а мне платили 8 тысяч»

Эльмира, 26 лет, Омск:

Фото из личного архива

В профессию я попала случайно. Искала работу после училища, зашла в службу занятости, увидела объявление о наборе на курсы сварщиков.

Мои родители умерли, и к тому времени я жила с братом. Он сказал: «Твой выбор» — и возражать не стал. Наш отец, кстати, тоже был сварщиком шестого, самого высокого, разряда.

По окончании курсов подруга мамы помогла мне устроиться на работу. Но даже так мне было непросто получить вакансию: к женщинам-сварщикам относятся скептически. И хотя со стороны начальства притеснений не было, некоторые из моих коллег-мужчин до сих пор пытаются отправить меня домой — убирать и готовить. Они считают главной задачей женщины деторождение и уход за мужем. Им невдомек, что мы умеем совмещать дом и работу. Это просто смешно. В то, что девушка может обучиться сложной профессии и даже превзойти в ней некоторых мужчин, верят единицы. Однако я вообще считаю, что нет работы «неженской» и «немужской». Есть работа тяжелая и есть легкая.

В моей работе много таких, для кого женщина — это что-то вроде рабыни. По-другому считают очень немногие

Я работала в нескольких местах, и где-то моя зарплата действительно отличалась от зарплаты мужчин. Например, на одном из заводов мне платили 8 тысяч как сварщику-ученику. Однако тогда я уже работала столько же, сколько мужчины с опытом. В то же время мой коллега-ученик просто варил образцы и получал 11 тысяч. В моей работе много таких, для кого женщина — это что-то вроде рабыни. По-другому считают очень немногие.

Тем не менее мне нравится моя профессия, даже не могу назвать каких-то минусов. Конечно, на рабочем месте у нас не всегда безопасно. Бывали аварийные ситуации, но не по моей вине. Каждый раз, к счастью, обходилось без жертв. Я и дальше хочу совершенствоваться, становиться лучше. В планах получить разряд повыше и пройти аттестацию национального агентства контроля сварки.

Кстати, на работе мы познакомились с моим мужем. Мы знакомы уже примерно два года и полгода живем вместе. Сам он монтажник, к моей профессии тоже относится очень хорошо. Иногда бывает такое, что я даже чему-то его учу.

Профессии запрещенные для женщин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *