Похороны Татьяны пельтцер

chtoby_pomnili

Лауреат Государственной премии СССР (1951)

Кавалер ордена Ленина

Кавалер ордена Октябрьской Революции,

Кавалер ордена Трудового Красного Знамени

Татьяна Пельтцер любила рассказывать смешные истории, и пародировала всех – от главного режиссера до себя самой, вокруг нее всегда толпились оживленные, хохочущие люди. Остроумная и дерзкая, она смеялась и над своими годами, не желая признавать старость, и часто снималась у неизвестных режиссеров, объясняя друзьям: «Он, кажется, талантлив. Надо помочь…». На такой случай у нее всегда была наготове «командировочная» сумка с неизменным ковриком для утренней зарядки. Однажды в театре, на репетиции, услышав от молодых жалобы на неустроенность, в сердцах сказала: «Да что вы плачетесь! Живите, и тому радуйтесь — ведь какое это благо — жить!»

При этом она была очень скромной, когда ее узнавали на улице. Анна Кукина — домработница Татьяны Пельтцер рассказывала: «Ей это нравилось. Но очень не любила, когда хотели бесплатно что-то дать. «Нет, нет, я не бедная, у меня есть деньги», и всегда рассчитывалась. Однажды продавец арбузов все-таки всучил мне бесплатно арбуз, я запихнула его в сумку, а Татьяна Ивановна отчитала меня: «Я больше не буду с тобой ходить». Стеснялась брать, была очень щепетильная. И сдачу никогда не брала».

Она была заядлой преферансисткой. Играла весело, азартно. Чаще проигрывала, чем выигрывала: ее увлекал сам процесс, вечер в приятной компании. Компания была действительно приятной, а главное — постоянной: актрисы Ольга Аросева и Валентина Токарская и главный администратор Театра сатиры Гена Зельман. Играли обычно у Токарской, у нее был специальный карточный столик, обитый сукном.

Татьяна Пельцер сохраняла хорошие отношения со своим бывшим мужем Гансом Тейблером, который стал профессором, доктором философских наук, и работал в институте Маркса-Энгельса. Когда его сын приезжал учиться в Москву, то гостил у Татьяны Ивановны по нескольку дней. Вторая жена Ганса ревновала мужа, устраивала скандалы, запрещала ему переписываться с Пельтцер, но бывшие супруги оставались привязанными друг к другу всю жизнь. Ольга Аросева однажды стала свидетельницей их встречи: «Мы как-то отдыхали в Карловых Варах, он приехал из Берлина повидаться с Татьяной Ивановной. Мы с Галей Волчек решили, что им хотелось бы побыть одним, вспомнить прошлое — и отошли. Они стояли вдвоём на балконе. Вначале тихо беседовали. Потом тонус беседы начал накаляться, голос Татьяны Ивановны, конечно же, лидировал. Из доносившихся обрывков фраз было понятно, что выяснялось, кто виноват в том, что они расстались… Но всё свелось к улыбкам и смеху. Пятьдесят лет прошло. Да каких лет! Их разлучила история, как сказала бы героиня Пельтцер тётя Тони Кралашевская».

О личной жизни Татьяны Ивановны известно немного. Ее семьей был только отец. Но он умер в 1959 году, прожив последние годы у дочери. Так же известно, что Пельцер некоторое время была влюблена в артиста Ивана Бодрова, который был женат, молчалив, и являлся полной противоположностью самой Татьяне Пельтцер.

Марк Захаров рассказывал: «Однажды Пельтцер удивила товарищей по театру, сказав, что ее мужем был заведующий труппой, некий Яковлев. Любую информацию о личной жизни она всегда сводила к минимуму, и никогда не производила впечатления плачущей женщины с неудавшейся судьбой. Она поддерживала отношения со своим братом. Ее домработница рассказывала об их взаимоотношениях: «Она его очень любила. А с его бывшей женой — нет, потому что, когда Саша попал в аварию и стал инвалидом (у него были парализованы ноги), та от него ушла, забрала все и оставила ему только сломанную кровать. В эту квартиру приходил его сын, он все время требовал у него денег. Только Татьяна Ивановна его и поддерживала. Бывало, скажет мне: «Отнеси Саше обед». И я бегом к нему».

Татьяна Ивановна до старости сохраняла прекрасную фигуру, занималась каждое утро зарядкой и не жалела, что у нее нет детей. Ее домработница рассказывала: «Однажды я пожаловалась, что у дочки колготки летят, не успеваю зашивать, сама в рваных хожу. А Татьяна Ивановна только вздохнула: «Хорошо, у меня детей нет». Я однажды открываю дверь, вхожу и вижу голые ноги на полу — вроде как лежит Татьяна Ивановна. Я напугалась, думаю, мертвая. Аня, это я, входи, — кричит она. Я вхожу и вижу: на полу лежит совсем голая Татьяна Ивановна и делает зарядку. И такие сложные упражнения! И все повторяла мне, что мне тоже надо заниматься физкультурой».

При всем этом в свои 85 лет Пельтцер делала все вопреки рекомендациям врачей: курила, бегала, пила крепчайший кофе. Эффект разорвавшейся бомбы произвела в 1991 году небольшая заметка в прессе под названием «В палате с душевнобольными». В ней говорилось о том, что всеми любимая актриса помещена в общую палату клиники для сумасшедших и что «местные психи не приняли ее». Разразился скандал, после которого театр приложил все усилия для перевода Пельтцер в элитную больницу. Но нервное перенапряжение актрисы оказалось необратимым. Актриса начала терять память.

Ольга Аросева рассказывала: «Она попала в Ганнушкина. «Ленком» в это время был на гастролях, и мы с Мамедом (Мамед Агаев — директор Театра сатиры) поехали туда. Она вся в крови была, расцарапанная. Врач сказал, что дерется, очень агрессивная. Ничего страшнее в своей жизни, чем в этом доме, я не видела — сумасшедшие старухи шныряли как мыши. Татьяна к нам вышла, Мамед только смотрел в окно и рыдал. А она мне: «Возьми меня отсюда». Забыла мое имя, но, когда врач спросил ее, кто я, напряглась: «Друг мой». Когда я сказала, что на гастроли едем, она вдруг спросила: «А подруга моя едет?» — «Токарская, что ли? Да, едет». — «Вот б…», — вдруг сказала Татьяна Ивановна. Тогда я нашла Инну Чурикову и из Ганнушкина Татьяну Ивановну перевели в другую больницу, более-менее приличную.

После лечения Татьяна Ивановна снова вернулась в театр, но она с трудом передвигалась, уже не могла запоминать текст, постоянно путала реплики. Последними ее ролями были Федоровна в пьесе «Три девушки в голубом» Людмилы Петрушевской и «Поминальная молитва» Григория Горина. Оба спектакля поставил Марк Захаров. В «Поминальной молитве» Пельтцер играла старую Берту, а Александр Абдулов — ее сына, Менахема. Захаров и вся труппа хотели, чтобы Пельтцер была занята в спектакле: она была талисманом театра. Роль Берты Горин писал специально для нее. Она играла старую еврейку, которую сын привозит к дальним родственникам, в деревню Анатовку, погостить. А родственников вместе со всем еврейским населением как раз в это время выселяют из Анатовки: власти передвинули так называемую «черту оседлости»… Менахем дрожал над своей мамой, как настоящий еврейский сын. Берта плохо понимала, куда ее привезли. Абдулов выводил Пельтцер на сцену так бережно, словно она была хрупкой драгоценностью, фарфоровой чашечкой тонкой китайской работы. В доме главного героя Тевье-молочника в исполнении Евгения Леонова, был патетический момент — были собраны чемоданы и узлы, женщины плакали, мужчины угрюмо молчали. При виде Менахема и его мамы все столбенели. Оказывается, пару дней назад Менахем отправил Тевье телеграмму: «Приезжаем пожить», а Тевье получил: «Приезжайте пожить» — и обрадовался, что есть куда приткнуться хотя бы на первое время с детьми и внуками. Но теперь — ехать некуда. Что делать?! «Господи, милосердный, — говорил Леонов, вздымая руки к небу, — и ты хочешь, чтобы я молчал?» И все начинали смеяться. Одна старая Берта не понимала, что происходит. «Меня в поезде так трясло, — жаловалась она, вызывая взрыв смеха. — Почему смех, Тевье, почему смех?» «А что нам остается еще в этой жизни, Берта?» — отвечал Тевье, утирая слезы. И на скрипочку со скрипачом, на весь этот гвалт, смех и плач — опускался занавес.

Ольга Аросева рассказывала: «Однажды она мне позвонила: «Ольга, я вчера спектакль играла. Текст не помню, Сашка мне подсказывал. Я вышла, а мне аплодировали». Она явно была довольна. «Но как же иначе, Татьяна Ивановна». — «Ну да, ну я же очень плоха». Она ведь все понимала».

Домработница Анна Кукина рассказывала: «Забывала и текст, память стала терять. Вот, бывало, вытащит текст, посадит меня напротив за стол: «Ты сиди, а я буду тебе говорить. Где неправильно, ты меня поправляй». «Ты только меня не бросай, я на тебя квартиру сделала». Но позже ее отношение к домработнице изменилось. Анна Кукина рассказывала: «Татьяна Ивановна стала ко мне плохо относиться. Бывало, чуть не в драку лезет, если я иду на кухню. «Это моя кухня. Не ходи. Ничего не бери» — и выталкивала меня в комнату. Я сяду в кресло и плачу. Даже в туалет меня не пускала, я просилась к соседям. Нашлись люди, которые пользовались плохим состоянием актрисы. Так, в доме появилась некая администраторша Большого театра, которая сначала настроила Пельтцер против домработницы: «Вы смотрите, Татьяна Ивановна, за ней. Она у вас ворует». А потом заставила больную женщину переделать завещание, забрала сберегательные книжки».

В конце концов, домработница ушла и восемь месяцев не появлялась в квартире. Пельтцер все труднее было справляться. Болезнь прогрессировала, за ней требовался уход. А актриса была совсем одна. В моменты просветления говорила соседу: «Найдите мою…», но имя не называла — не помнила. И в 1992 году она вновь попала в психиатрическую лечебницу. Там она получила травму – упав, она сломала шейку бедра.
— Я ходила к ней, мыла ее, меняла каждый день белье, готовила, как она любила, геркулесовую кашку на пару, — вспоминала Кукина последний день жизни Пельтцер. — «Ленком» деньги мне на это давал. В тот день, когда я пришла в последний раз, она меня узнала. «Это моя, — говорила она врачам, — моя!» Только гладила меня по руке и показывала движением пальцев, что, мол, хочет курить. Я достала сигарету «Мальборо» (Татьяна курила только их), и она с удовольствием выкурила. Потом еще покурила. Когда врачи пришли с обходом и спросили: «Ну как, Татьяна Ивановна, дела?» — показала большой палец: «Во!» Она гладила себя по груди и явно была довольна. Ей же медсестры не давали курить. Она даже улыбалась, но в глазах уже была какая-то муть. И по имени назвать никого не могла. Я переодела ее, надела чистую рубашечку, перестелила постель. У нее даже и пролежни начались, я помазала зеленкой — все вроде нормально. «Ну, все, Татьяна Ивановна, отдыхайте». Было около восьми вечера, когда я приехала домой, а в пол-одиннадцатого мне уже позвонили: «Татьяна Ивановна умерла».

В палате кроме нее лежали еще две больные. Они сказали на вечернем обходе, что Пельтцер как-то ворочалась, но не кричала, никого не звала. Татьяна Пельтцер скончалась 16 июля 1992 года.

Татьяна Пельтцер похоронена на Введенском кладбище, где были похоронены ее отец и мать. За могилой присматривала бывшая домработница, которой материально помогал «Ленком». Он же восстановил прежнее завещание актрисы — квартира была отписана домработнице, архивы с фотографиями — театру, библиотека — Марку Захарову. В актерском доме на улице Черняховского в небольшой двухкомнатной квартире, где раньше жила Татьяна Пельтцер, после ее смерти Анна Кукина все оставила — как было при Татьяне Ивановне: на стене, ближе к окну, портреты отца, матери и любимого брата Саши. Стол, пара кресел образца начала 70-х годов и книжные полки.

Марк Захаров рассказывал: «Она ринулась за мной в «Ленком», проработав 30 лет в Театре Сатиры. Артистам Сатиры это показалось безумием, артистам «Ленкома» — подвигом. Татьяна Ивановна прошла путь многотрудный и тернистый. Играла в агитбригадах, служила в Театре МГСПС, но во вспомогательном составе. Вскоре была признана профнепригодной, то есть такой плохой актрисой, что ее пришлось уволить. Поэтому некоторое время работала машинисткой. Я заметил, большие актеры в какой-то период своей жизни иногда кажутся бездарными. Я думаю, главная причина — их актерский организм сильно отличается от среднестатистического уровня. После вышедшего на экраны фильма-спектакля Б. Равенских «Свадьба с приданым» пришла всесоюзная любовь и бешеная популярность. Потом были «Солдат Иван Бровкин» и галерея других блистательных работ в театре и кинематографе. Феерический комедийный талант со временем перерос в трагикомический, достаточно вспомнить ее «бенефис» в ленкомовском спектакле по пьесе Л. Петрушевской «Три девушки в голубом». Татьяна Ивановна была не просто одаренной и мудрой актрисой, но еще сумела выразить какую-то неистовую российскую отвагу, замешанную на доброте и душевном сострадании. Счастливые зрители встречали ее хохотом, а потом украдкой смахивали слезу. Она обладала феноменальным чувством правды, знала цену высокой комедии, доходила до немыслимого гротеска, но при этом никогда не фальшивила, щедро одаривая людей своим ласковым вдохновением. Наверное, ей удалось воплотить народную мечту о несокрушимой старости, где мудрость дерзко соседствует с юной и озорной жизнестойкостью. Татьяна Ивановна служила для нас живым примером стародавнего подвижничества и святой любви к сценическим подмосткам. Качества, увы, ныне дефицитные. Халтуры не терпела. Любила и тянулась к молодым. Стремилась приобщить новую актерскую генерацию к могучим ценностям российской театральной культуры. Ее прощальная работа — роль, специально написанная для нее Григорием Гориным, в спектакле «Поминальная молитва». Она появлялась в финале, ненадолго, ей было далеко за восемьдесят, но мы безумно радовались, ликовали зрители, и многие действительно не стеснялись слез, понимая, что прощаются со старым русским театром. Татьяна Ивановна Пельтцер была великой и истинно российской актрисой».

Использованные материалы:

Материалы сайта www.actors.km.ru

Материалы сайта www.rg.ru

Материалы сайта www.peoples.ru

Материалы сайта www.lenkom.ru

Материалы сайта www.rusactors.ru

Материалы сайта www.rian.ru

Материалы сайта www.proekt-wms.narod.ru

Текст статьи «Татьяна Пельтцер», автор С.Капков

Текст статьи «Татьяна Пельтцер по прозвищу Бабушка», автор С.Новикова

Театральные работы

Театр Сатиры:

Театр Ленком:

  • «Доходное место» — Кукушкина
  • «Три девушки в голубом» — Фёдоровна
  • «Диктатура совести»
  • «Мудрец» — Манефа
  • «Поминальная молитва» — Берта

Фильмография:

Кусочек Франции и пристанище вампиров: какие тайны хранит Введенское кладбище

Какие тайны хранит Введенское кладбище

История столичных кладбищ насчитывает сотни тайн и легенд. Перезахоронения, при которых исчезали головы покойников, зашифрованные надписи на памятниках, скандинавские метки и пуленепробиваемые колпаки для надгробий…

Сетевое издание m24.ru запустило проект, в рамках которого вы узнаете об истории, легендах и современном состоянии столичных кладбищ. В первом материале мы рассказали о Новодевичьем кладбище, во втором – о Ваганьковском. Теперь на очереди Введенское.

История Введенского кладбища началась одновременно с Ваганьковским – оба погоста были открыты в 1771 году во время эпидемии чумы. Свое название получило по Введенским горам (Лефортовскому холму) – возвышенной местности на левом берегу Яузы. Изначально там хоронили лютеран и католиков, за что и его называли Немецким или Иноверческим.

Последний приют на Введенском кладбище нашли кондитер Фердинанд Эйнем, семья Феррейнов, Пришвин, Васнецов и актриса Татьяна Пельтцер. Еще кладбище известно своими готическими памятниками и братской могилой наполеоновских солдат.

«Вампирка»

Фото: m24.ru/Александр Авилов

В глубине кладбища есть мавзолей мануфактурщика Людвига Кноппа, он выполнен в виде полуразрушенного античного портика. Однажды один посетитель залез внутрь и якобы наткнулся там на мертвую руку, торчащую из-под земли. С тех пор склеп называют «Вампирка», он популярен среди готов. Кстати, вплоть до 1940-х там была статуя Христа. Считалось, что вода, стекающая с его руки, целебная, поэтому сюда приходили паломники.

Еще мавзолей часто посещают готы и оставляют там надписи: на стенах можно встретить символику группы HIM и изречения о бессмысленности бытия.

Часовня Эрлангеров

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Другой предмет паломничества – это часовня Эрлангеров. Максимилиан Эрлангер привез в Россию первую паровую мельницу и построил в Сокольниках хлебокомбинат. Его усыпальница построена по проекту знаменитого архитектора Федора Шехтеля, а внутри – фреска художника Петрова-Водкина. Увидеть ее, кстати, нельзя: двери в часовню закрыты. Зато посетители оставляют свои послания прямо на стенах: там можно встретить пожелание удачи и просьбы избавить от зависимостей.

«Остров мертвых»

Фото: m24.ru/Александр Авилов

На могиле Георга Лиона и Александры Рожновой есть панно – копия картины художника Арнольда Беклина «Остров мертвых». Кстати, такое же панно было на могиле Густава Баумайстера на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге.

Введенское кладбище примечательно не только старыми склепами и мавзолеями: там похоронены некоторые известные люди. Например, на Введенских холмах покоится Фердинанд Эйнем, адвокат Семен Ария (защищал физика Андрея Сахарова, журналиста Александра Минкина и олигарха Бориса Березовского, а также одного из обвиняемых по делу «Юкоса»), кинорежиссер Абрам Роом и семья фармацевта Феррейна.

Впрочем, некоторые могилы заслуживают более пристального внимания.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Татьяна Пельтцер скончалась 16 июля 1992 года после инфаркта и пневмонии. Похоронена рядом с отцом и братом – инженером-конструктором, испытателем первого отечественного гоночного автомобиля «Звезда-1» Александром Пельтцером.

Могила в кандалах

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Скромное надгробие с памятником почти у входа в кладбище – это могила доктора Федора Гааза, или Доброго доктора. Ее отличие от остальных – в том, что на ограде висят кандалы, и неспроста: Гааз работал тюремным доктором и пытался облегчить жизнь арестантов. Одним из его нововведений были облегченные кандалы, которые и висят у его могилы.

Люсьен Оливье

Фото: m24.ru/Александр Авилов

До недавних пор о том, что на Введенском кладбище похоронен Люсьен Оливье – хозяин знаменитого ресторана «Эрмитаж» и автор салата, никто не знал. Его надгробие случайно нашли в ходе ревизии могил в 2008 году. Сейчас оно отреставрировано и к нему даже ведет указатель.

Кусочек Франции

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Если пройти по центральной аллее кладбища мимо часовни Эрлангеров, то можно увидеть указатель «Нормандия-Неман». Сворачиваем по нему направо и видим стелу, окруженную вкопанными в землю пушками. Это братская могила солдат Наполеона. Земля юридически считается французской. Иногда сюда приезжает посол Франции и возлагает цветы.

Жертвы авиакатастрофы

Фото: m24.ru/Александр Авилов

В глубине кладбища есть непримечательный памятник тренеру и трем баскетболисткам. Мало кто знает, но они были в числе жертв авиакатастрофы в Праге в 1973 году. Самолет Ту-154 разбился при заходе на посадку, погибли 66 человек. Эту катастрофу считают первой в истории советского лайнера.

Птица Сирин

Фото: m24.ru/Александр Авилов

На Введенском кладбище похоронен известный писатель Михаил Пришвин. Его надгробие работы скульптора Сергея Коненкова – птица Сирин, сидящая на камне.

«Витязь»

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Совсем рядом с Пришвиным покоится художник Виктор Васнецов – автор картин на исторические и фольклорные сюжеты, например «Трех богатырей», «Ивана-царевича и серого волка» и других. Надгробный камень представляет собой репродукцию картины «Витязь на распутье»: склонивший голову и копье всадник застыл в немой позе.

Константин Мельников

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Один из самых известных российских архитекторов Константин Мельников умер 28 ноября 1974 года от хронического лимфолейкоза. Урна и могила архитектора отнесена к памятникам истории народов Российской Федерации. Рядом с ним похоронена его супруга Анна и сын, художник Виктор Мельников.

«Братская» могила

Введенское кладбище интересно еще тем, что там покоится почти символ 90-х – члены ореховской ОПГ. Их могила – вдали от центральной аллеи, рядом с колумбарием.

Христиан Мейен

Фото: m24.ru/Александр Авилов

На главной аллее ближе к входу обращает на себя внимание памятник на могиле Христиана Мейена, основателя Комиссаровской технической школы и железнодорожного деятеля. Это крест, составленный из рельсовых полос, с настоящими вагонными колесами.

Сюжет: Тренды города: все, что волнует столицу

«Она была невменяемая, боялись, взорвет наш подъезд» – соседи сообщили о смерти домработницы Татьяны Пельтцер

Татьяна Пельтцер

Анна Александровна почти четверть века помогала Пельтцер по хозяйству, а также заботилась о ней до самых последних дней жизни. Перед смертью звезда фильмов «Приключение желтого чемоданчика», «Солдат Иван Бровкин» завещала свою двухкомнатную квартиру преданной домработнице.

В своем последнем интервью 87-летняя помощница актрисы жаловалась: мол, соседи доводят, стучат по полу, установили в доме прослушивающие устройства, называют сумасшедшей….Женщина даже обращалась в полицию, но блюстители закона только разводили руками, ведь никаких нарушений они не обнаруживали. Как выяснил «СтарХит» теперь местного участкового никто не тревожит….

«Она умерла осенью прошлого года, — рассказывает «СтарХиту» сосед Кукиной, актер Николай Сморчков. — Аня была невменяемая, теряла память. Мы боялись, что взорвет наш подъезд. Порой ходила и звонила по квартирам со словами: «Зачем вы мучаете ребенка? Оставьте его или я вызову полицию!»»

Анна Александровна бережно хранила вещи и фото актрисы даже после ее смерти

Оказывается, многие люди натерпелись от Анны Александровны. Об ее психических проблемах знали все жильцы. «Она часто твердила: «Не могу спать! У дома кто-то поет», — продолжает мужчина. — Уверен, ничего такого не было, ей просто казалось. Аня даже на собрании поднимала этот вопрос. Мы лишь переглядывались, понимая, она ненормальная».

Наши любимые киносказки: как сложились судьбы Мызниковой, Седых и других актеров

Сама Анна Александровна рассказывала, что у нее есть наследники. Например, точно известно о дочери. «Приезжали Анины дети, — вспоминает Николай Гаврилович. — Дадут лекарства, пройдет два-три дня, и Кукина опять адекватная. Хохочет, смеется. Честно, Аня была нормальная, с народными простыми шутками. Но вот когда уходила от нас… стала совсем другой».

Стоимость недвижимости примерно 10 миллионов рублей

Сейчас в двухкомнатной квартире знаменитости проживают родственники Кукиной. Женщина давно позаботилась, чтобы наследство не попало в чужие руки. По оценке риелторов, недвижимость Пельтцер стоит 10 миллионов рублей.

«Я уже составила завещание, по которому после моей смерти жилье отойдет дочке, — делилась в последнем интервью Анна Александровна. — Недавно снилась Татьяна Ивановна, я во сне расплакалась и рассказала ей, как меня обижают. Я боюсь так же, как и она, оказаться в сумасшедшем доме. Дети мне не верят, они приезжали ко мне и не услышали голосов соседей, а я слышу и боюсь сойти с ума…»

Фото: Legion-Media, кадры фильмов «Как Иванушка-дурачок за чудом ходил», «Трое в лодке, не считая собаки», кадр программы «Частная история», кадр программы «Говорим и показываем» на НТВ

Слава к Татьяне Ивановне пришла после 50 лет, ее прозвали главной бабушкой Советского Союза

На похоронах Татьяны Ивановны Пельтцер народу было немного. Разгар лета — театры на гастролях, люди в отпусках. Те, кто пришел, несли к гробу цветы. «Кто умер-то?» — испуганно спросила продавщица в ближайшем цветочном, отсчитывая очередную четную порцию гвоздик. А когда узнала, протянула свежую охапку: «Положите ей от меня. Какая была актриса, какая актриса!..» Ишь, барыня нашлась! Здороваться не хочет, о себе не рассказывает. Может, научим ее вежливости? Посыпались удары. Пожилая женщина закрывала руками лицо и как могла отбивалась от озлобленных людей в больничной одежде. А ведь она всего лишь вызвала скорую — плохо себя почувствовала. Когда приехали врачи, рассказала им, что голова в последнее время побаливает. Возраст дает о себе знать: давно перевалило за 80, память стала подводить. Доктора выслушали ее, успокоили, сделали какой-то укол, а потом привезли сюда. Она не сразу поняла, где находится. Вроде бы больница, только странная какая-то , с решетками на окнах. И порядки смущали: совсем не больничные, скорее тюремные. На следующий день газеты пестрели заголовками: «Народная артистка СССР Татьяна Пельтцер попала в сумасшедший дом!» Татьяна Пельтцер — одна, совсем одна «Я — счастливая старуха», -заявила Татьяна Ивановна Пельтцер на своем 70-летнем юбилее. В ответ на ее слова отовсюду послышались аплодисменты. Актриса осмотрела небольшой зал, где проходило торжество. В основном за столами сидели ее коллеги по Театру сатиры. Родных не было. Да и кто мог прийти? Татьяна Пельтцер — биография, личная жизнь Отец умер пятнадцать лет назад. Какая это была потеря для нее, какая невыносимая утрата! Ведь именно он поставил ее на ноги, за руку вывел на театральные подмостки. Даже образования специального она не получала. Да и зачем? Отец- известный артист Иван Романович Пельтцер — живая легенда. Маленькая Таня просто наблюдала за папой и училась у него всем премудростям профессии. Не было в зале и мужа. Единственный брак, с немцем Гансом Тейблером, спасти не удалось. А ведь как все хорошо начиналось. Он даже увез ее к себе в Берлин, но против себя не пойдешь: через четыре года она безнадежно влюбилась в другого. Детей Татьяны Ивановны на юбилее тоже не было. Просто потому, что их не было вообще. «Дочка все время колготки рвет, не успеваю их заштопывать», -пожаловалась ей однажды домработница. «Как хорошо, что у меня детей нет!» — в сердцах воскликнула Пельтцер . Сказала и сама себе не поверила. Конечно, она хотела ребенка. Но то одно мешало, то другое. Кого теперь в этом винить? Не дал Боженька детей, не дал, и все тут. Она с теплотой оглядела сидящих за столом коллег. Вот ее семья, ее дети. А она для всех «бабушка». Ей это прозвище нравилось, уж очень добрым оно было. Чужого человека так не назовешь. Значит, любят, уважают. Пельтцер еще не знала, что скоро и они уйдут из ее жизни. Татьяна Пельтцер: «Вас никто не любит, кроме народа!» На сцене Театра сатиры шла генеральная репетиция спектакля «Горе от ума». Режиссер Валентин Плучек из зала внимательно наблюдал за происходящим. Настроение у него сегодня было скверное: срывался то на одном, то на другом актере. Под горячую руку попала и Пельтцер . — Валентин Николаевич, мне куда лучше встать? — О, вам, Татьяна Ивановна, лучше всего быть в центре, как же иначе? А все остальные должны вокруг вас бегать! Пельтцер спустилась со сцены и вышла, хлопнув дверью. «Я к Марку Захарову пойду! К Марку Захарову!». .. Молодой режиссер Захаров не мог поверить своему счастью. Пельтцер , за плечами которой «Свадьба с приданым», «Солдат Иван Бровкин», «Два капитана» — и вдруг к нему! Да еще в 73 года — в возрасте, когда актеры в основном предпочитают оставаться на насиженном месте. Он был готов к тому, что с актрисой будет немало проблем. Поначалу Татьяна Ивановна попросту критиковала все идеи, которые предлагал Марк. Захаров не обижался. Знал, что натура у актрисы такая. Вспыльчивая она, что с нее взять. Но за свое терпение он вскоре был вознагражден. Пельтцер пришла к нему и призналась в любви. По-своему. «Марк Анатольевич, я буду играть у вас все, что скажете», — тихо произнесла она. В новой труппе актрису приняли как свою, хотя и не скрывали, что работать с ней было непросто. Татьяна Ивановна и сама знала, что она не сахар. Часто вспоминала, как на одном из собраний отчитывали актера Бориса Новикова за пьянство. Пельцер не смогла остаться в стороне, высказалась. В ответ ей прозвучало: «Вы бы, Татьяна Ивановна, лучше помолчали! Вас вообще никто не любит, кроме народа!» Народ действительно любил Татьяну Пельтцер. Любил так, что иногда сердце щемило. То и дело приходилось отказываться то от бесплатных арбузов, которые всучивал парнишка на углу, то от кулька конфет, который непременно хотела подарить ей продавщица в магазине около дома. Не знали люди, как по-другому сказать этой маленькой, но такой сильной женщине свое огромное «спасибо» за всех ее героинь. Таких близких, таких родных. Татьяна Пельтцер — ей аплодировали стоя Она угасла разом, будто кто-то выкачал из нее весь воздух. Стресс, пережитый в психиатрической лечебнице, оставил свой след. Когда руководство театра вытащило ее из цепких лап врачей клиники, Пельтцер была не похожа на себя. Расцарапанное лицо, тело в синяках, потухший взгляд. Придя однажды навестить ее, Марк Захаров понял: только сцена сможет поставить актрису на ноги. Спустя несколько месяцев он показал ей сценарий спектакля «Поминальная молитва». Она прочла его и улыбнулась. У ее героини было всего несколько строк — больше она запомнить все равно уже не могла. В день премьеры в зале Ленкома не было свободных мест. Два часа пролетели незаметно, и вот уже Александр Абдулов осторожно выводит ее к зрителю для последней сцены. Она чувствует тепло его руки на своем плече. Он поглаживает ее, дескать, все хорошо, не переживайте. В зрительном зале люди один за другим начинают вставать со своих мест. Вот уж и Леонов произнес свою реплику, ее черед. «Меня в поезде так трясло…» — слышит она шепот Абдулова и медленно повторяет за ним каждое слово. Еще чуть-чуть… Успех спектакля был ошеломительным. Подруга Пельтцер Ольга Аросева позвонила ей, чтобы поздравить. «Олечка, с чем поздравлять, скажи мне, с чем? Ведь Сашка мне все слова подсказывал, все до единого! Ничего уже я не могу. Как мне стыдно, как стыдно!» Покурить напоследок… «Поминальная молитва» помогла Пельтцер , но ненадолго. Вскоре ее вновь пришлось поместить в клинику для душевнобольных. Болезнь Альцгеймера прогрессировала, актриса перестала узнавать друзей. А потом упала и сломала шейку бедра. Надежды, что кости срастутся, не было. Упала или толкнули? Кто ж теперь разберется… В последние месяцы рядом была только домработница Анечка. «Ты меня не бросай, я на тебя квартиру сделала», — испуганно напоминала раз за разом Пельтцер . Имя своей благодетельницы Татьяна Ивановна то и дело забывала, поэтому чаще называла просто — «моя». Все понимали, о ком идет речь. Жарким днем 16 июля 1992 года «моя» пришла навестить больную. Она как всегда вымыла Татьяну Ивановну, обработала зеленкой пролежни, поменяла постель. Та с удовольствием легла на чистое белье. Курить в больнице медсестры категорически запрещали, но Аннушка знала, как хозяйке порой хочется отступить от этого правила. Она вытащила из сумки спрятанную сигарету. Пельтцер с удовольствием выкурила ее до самого фильтра. Как же хорошо… — Ну все, Татьяна Ивановна, отдыхайте, а мне пора! — Моя… — ласково улыбнулась старушка, поглаживая Анну по руке. Уже в дверях что-то заставило ее задержаться на секунду… Нет, показалось. Она повернула ручку и вышла. Через три часа медсестра доложила врачам, что пациентка Пельтцер Татьяна Ивановна скончалась. 20 лет уж прошло, а Анне Александровне хозяйка нет-нет да и приснится. «Давят мне камни, Анечка!» — однажды во сне сказала Пельтцер . Верная Аннушка, придя на могилу, только ахнула: у изголовья плиты на могиле актрисы положили кирпичи. «Жарко, сил нет!» — жалуется актриса. Анечка тут же на кладбище едет — а там… Лампадку зажигали, да не потушили. Искусственные цветы обгорели до самого основания. Вот так, как и при жизни, обращается она к своей единственной Анечке за помощью.

Горячее сердце: Что связывало Татьяну Пельтцер с Александром Абдуловым и Марком Захаровым



Творческая судьба этой знаменитой актрисы была уникальной: не имея профильного актерского образования, Татьяна Пельтцер начала сниматься в кино с 39 лет, а всенародная слава пришла к ней после 49 лет, когда большинство актрис заканчивают кинокарьеру. Ее не смущал неофициальный титул «всесоюзной бабушки советского кино» – она никогда не скрывала свой возраст. В 73 года Пельтцер перешла в «Ленком» после 30 лет в Театре Сатиры, и можно сказать, что знакомство с режиссером Марком Захаровым и актером Александром Абдуловым не только продлило ее творческую судьбу, но и заставило сердце биться чаще…

Актриса в молодости | Фото: kino-teatr.ru

О темпераменте этой «бабушки» в театральной среде ходили легенды. Многие коллеги ее побаивались – она была прямолинейна, остра на язык и очень эмоциональна. Те, кто ее любил, называли ее заводной, искрящейся, неуемной и отчаянной, те, кто недолюбливал – вздорной, несдержанной, шумной и бескомпромиссной. Но не было никого, кто оставался к ней равнодушен.

Народная артистка СССР Татьяна Пельтцер | Фото: aif.ru, kino-teatr.ru

Этот темперамент проявлялся в первую очередь в творчестве: на съемках она взбиралась по водосточной трубе, танцевала на карнизе дома, прыгала через заборы и пела песни, стоя на крыше троллейбуса. Большинство трюков Пельтцер выполняла самостоятельно. До самых последних дней даже на гастроли она возила с собой коврик для занятий, каждое утро для нее начиналось с гимнастики, а день продолжался с чашкой кофе и обязательной порцией никотина – актриса курила, любила вкусно поесть и ни в чем себя не ограничивала.

Кадр из фильма *Иван Бровкин на целине*, 1958 | Фото: 7days.ru

Играя мам и бабушек в кино и в театре, она так и не исполнила эти роли в жизни – Татьяна Пельтцер была замужем лишь однажды, брак продлился недолго, детей и внуков у нее не было. И только близкие знали, какие страсти всю жизнь кипели в горячем сердце этой непростой «бабушки». Да и так ее назвать просто язык не поворачивался – часто она вела себя, как легкомысленная девчонка. Знавшие ее близко говорили, что вся ее жизнь состояла из бурных романов, даже после 50 лет.

Кадр из фильма *Первое свидание*, 1960 | Фото: 7days.ru


Татьяна Пельтцер в программе *Кабачок *13 стульев*, 1966 | Фото: 7days.ru

Ее новых знакомых предупреждали заранее: «Увидев нового человека, она в него сразу либо влюбляется, либо… Может так пошутить, что мало не покажется!». Саму же ее задеть было довольно сложно. Говорят, однажды один из попавшихся ей на язык актеров в сердцах воскликнул: «Да вас в театре никто не любит! Вас вообще никто не любит… кроме народа». На что Пельтцер тут же ответила совершенно невозмутимо: «Вот это комплимент! Лучше всяких званий!»


Татьяна Пельтцер в фильме *Трое в лодке, не считая собаки*, 1979 | Фото: 7days.ru

В 22 года Татьяна Пельтцер вышла замуж за немецкого коммуниста Ганса Тейблера, бросила сцену и уехала вместе с мужем в Германию. Но там она прожила всего 4 года и вернулась назад в СССР. По слухам, не одна – вместе с другом мужа, советским инженером. При этом с бывшим супругом всю жизнь поддерживала дружеские отношения. Поначалу актриса всем говорила, что она уехала из Германии «по политическим причинам», после прихода к власти Гитлера. Но однажды ее коллега по Театру Сатиры и подруга Ольга Аросева, встретившись с Татьяной и Гансом уже после их развода, высказала свои сожаления о том, что гитлеровская власть разлучила такую прекрасную пару. На что Ганс ответил: «Ты знаешь, Оля, Гитлер совершил много злодейств, но в том, что мы расстались, он не виноват. Просто я нашел записку, где Таня назначала свидание моему другу». Аросева не смогла удержаться от улыбки: «Так вы, оказывается, просто гулящая, а не жертва фашизма?» О личном Татьяна Пельтцер никогда ни с кем не говорила, вот только с Марком Захаровым делилась: «Мой Ганс меня справедливо выгнал. Было за что».

Кадр из фильма *Вам и не снилось…*, 1980 | Фото: 7days.ru


Татьяна Пельтцер в фильме *Карантин*, 1983 | Фото: aif.ru

С Марком Захаровым они познакомились еще в Театре Сатиры. На первой же репетиции молодой режиссер выступил с пламенной речью о своей будущей постановке, на что услышал ответную реплику Пельтцер: «Вот как человек ничего не понимает и не умеет – так сразу лезет в режиссуру!» Даже когда актриса ушла вслед за Марком Захаровым в «Ленком», напоследок обозвав главрежа Театра Сатиры сумасшедшим стариком, поначалу и Захарову от нее доставалось. Однажды актриса сильно опоздала на репетицию перед спектаклем и вместо извинений бросила в лицо режиссеру: «Позволю себе заметить, что еще ни один спектакль не становился лучше от репетиций перед его началом!» И такое могло сойти с рук только ей.

Актеры театра *Ленком*, 1980-е гг. | Фото: kstolica.ru


Марк Захаров и Татьяна Пельтцер | Фото: sobesednik.ru

Захаров грозился ее уволить, она как секретарь партийной организации театра грозилась написать жалобу «куда следует», но ни одна из этих угроз не осуществлялась. А от любви до ненависти, так же, как и в обратном направлении, как известно, долго шагать не приходится. И вскоре Марк Захаров уже говорил: «Татьяна Пельтцер – это моя самая большая любовь в жизни. Она 30 лет проработала в Театре Сатиры и ушла за мной в «Ленком». И в «Ленкоме» ее ждали несколько замечательных ролей… Ее очень любили люди. Она олицетворяла старшее поколение, которое не унывает, остается молодым и полным оптимизма».

Режиссер Марк Захаров | Фото: mperspektiva.ru

Конечно, эта любовь была творческой и платонической, но при этом заставляла сердце актрисы биться чаще, испытывать вдохновение и заряжаться энергией. Для того, чтобы справиться с очередной ролью, ей всегда было необходимо состояние легкой влюбленности и кокетства.

Татьяна Пельтцер в фильме Марка Захарова *Формула любви*, 1984 | Фото: 7days.ru


Татьяна Пельтцер в фильме Марка Захарова *Формула любви*, 1984 | Фото: 7days.ru

Была у актрисы и еще одна страсть – преферанс. За игрой она могла проводить ночи напролет. Играли, конечно, не «на интерес». Однажды в узкий круг актеров-завсегдатаев «салона» Пельтцер попал молодой Александр Абдулов, поклявшись, что он мастерски играет в преферанс. В ту ночь он обыграл Пельтцер всего на 9 копеек, но при всяком удобном случае она напоминала ему о том, как он ее «обобрал», и пристыженный Абдулов выворачивал карманы, отдавая ей все их содержимое.

Кадр из фильма *Раз, два, горе – не беда!*, 1988 | Фото: 7days.ru

С тех пор долгие годы Абдулова и Пельтцер связывала нежная дружба. Он помогал ей, как мог, когда она начала терять память: подсказывал ей текст, незаметно щипал ее, чтобы она говорила свою реплику. Однажды она пожаловалась ему, что все чаще не узнает людей. Абдулов сказал: «А вы встречайте всех, как родных!» С тех пор актриса даже незнакомых людей при встрече на всякий случай обнимала и говорила: «Ох ты, мой родной, как твои дела?» Однажды Абдулов пригласил Пельтцер в кафе отметить его день рождения. Она ответила: «Саша, я уже не в том возрасте, чтобы мужчинам отказывать! Конечно, в путь!»

Александр Абдулов и Татьяна Пельтцер относились друг к другу с большой нежностью | Фото: kp.ru

Марк Захаров рассказывал: «Ее последняя, прощальная роль – в «Поминальной молитве», в паре с Абдуловым… К Саше у нее было особое отношение. Они как-то очень весело дружили. Как встанут болтать и хохотать возле расписания – водой не разольешь… Он называл ее «баушкой» (через «у»). Мы все ее называли «баушкой» – так нам казалось смешнее и добрее. Дружба Татьяны Ивановны с Сашей Абдуловым была очень пронзительная, фантастическая, хотя и возникла она поздно – уже в последние годы жизни Татьяны Ивановны… Бывало, что она забывала слова, и Саша глазами, жестами помогал ей «включиться» в реальность. У них был контакт на очень тонком уровне». Писатель, журналист, телеведущий и кинокритик Глеб Скороходов писал: «Между Сашей и Татьяной Ивановной сложились нежные, трогательные отношения, как между сыном и матерью. Татьяна Ивановна любовалась его красотой, робко восхищалась, болела за его неудачи и успехи… Он стал ее последней привязанностью. Спас ее от отчаяния…».

Александр Абдулов, Татьяна Пельтцер и Евгений Леонов в спектакле *Поминальная молитва* | Фото: liveinternet.ru

К сожалению, уже никого из этих замечательных артистов нет в живых: Татьяна Пельтцер ушла в 1992 г., Александра Абдулова не стало в 2008 г., а полгода назад скончался и Марк Захаров: Какую уникальную коллекцию собирал режиссер всю жизнь.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Похороны Татьяны пельтцер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *