Пограничное личностное расстройство

Содержание

“Пограничник”: уже не здоров, но еще не болен — как не довести дурной характер до “большой психиатрии”

«Пограничники» – люди с нарушенной системой адаптации в социуме. Затруднена способность усваивать информацию, адекватно ее перерабатывать и реагировать в соответствии с социальными нормами. Сбой наблюдается сразу в нескольких важных системах – как правило, не менее чем в двух. «Пограничник» испытывает проблемы с самим собой, со своим «я», какой он — сильно зависит от обстоятельств, от ближайшего окружения: сегодня один, завтра другой. Эти люди часто весьма инфантильны, испытывают проблемы в отношениях, в трудовой деятельности.

«Пограничники» существуют

— Тема пограничного расстройства личности сегодня на слуху. В Сети кочуют статьи научно-популярного формата, весьма обстоятельно рассказывающие о том, что это такое и как с этим жить. Существуют сетевые сообщества «пограничников». Недавно открыт информационный портал для людей, страдающих ПРЛ. При этом официально такого диагноза в России не существует.

Игорь Симаков

— В России такой диагноз перестали ставить в середине прошлого века. Сегодня и в мире не существует диагноза «пограничное расстройство личности». Связано это с общей спецификой современного диагностирования. Действующая МКБ-10 (Международная классификация болезней 10-го пересмотра. В государствах-членах ВОЗ начала внедряться с 1994 года, на территории России – с 1997 года – ред.) построена по синдромальному принципу. Несколько симптомов образуют синдром, ряд синдромов позволяет поставить тот или иной диагноз. Поясню на примере алкоголизма. Кирилл Афанасьевич много выпивает – это симптом. Кирилл Афанасьевич много выпивает, у него утреннее похмелье, проблемы в семье и на работе – это синдромокомплекс, который, однако, ещё не позволяет диагностировать алкоголизм. А вот когда Кирилл Афанасьевич много выпивает, у него утреннее похмелье, проблемы в семье и на работе, это циклично и развивается по нарастающей – это уже диагноз «алкогольная зависимость».

Кроме того, из МКБ-10 исчезли неврозы, которые как раз и маркировали некое пограничное состояние: еще не «большая психиатрия», но и здоровым человека уже не назовёшь. Сегодня то, что попадает в довольно размытую переходную зону между здоровой психикой и психическим заболеванием, описывается на языке синдромов: синдром пограничных эмоционально-личностных расстройств, тревожно-депрессивный синдром, генерализованное тревожное расстройство. Многое из того, о чём мы сегодня говорим как о ПРЛ, Фрейд когда-то загонял в свою излюбленную категорию – истерию.

— Диагноза нет, но термин прижился и, похоже, ушёл в народ.

— Потому, что он понятный. И, что немаловажно, звучит успокаивающе. В разговоре с пациентами или их близкими я часто его использую. «Эмоционально-личностное расстройство» малопонятно даже для профессионалов. Каждая школа – французская, американская, российско-немецкая – вкладывает в него что-то свое. А «пограничное» — понятно всем.

«Граница» — то, что еще не перейдено, «пограничник» — тот, кто уже не здоров, но еще и не совсем болен.

Фото: unsplash

— Итак, «пограничники» существуют.

— Существуют. Наиболее распространённая оценка – около 3% людей на Земле страдают от тех или иных проявлений ПРЛ. Психиатр Сергей Корсаков в позапрошлом веке считал, что их значительно больше. Некоторые специалисты утверждают, что около 45% хронических пациентов в поликлиниках – это «пограничники», больные с психосоматическими расстройствами, вызванными ПРЛ.

Макароны с сыром, или дурной характер

— По каким признакам человек, страдающий ПРЛ, или его родные могут понять, что состояние психики – пограничное, балансирующее между здоровьем и нездоровьем?

— «Пограничники» – люди с нарушенной системой адаптации, главным образом – психической адаптации в социуме. У пациента «большой психиатрии» система адаптации либо полностью разрушена, как наблюдается при деменциях, либо извращена, как при шизофрении. У «пограничника» нарушенная адаптация. Затруднена способность усваивать информацию, адекватно ее перерабатывать и реагировать в соответствии с социальными нормами. Сбой наблюдается сразу в нескольких важных системах – как правило, не менее чем в двух.

«Пограничник» испытывает проблемы прежде всего с самим собой, со своим «я» – идентификация самого себя как личности, неспособность ответить себе на вопрос, какой я. Объективно то, каков человек, сильно зависит от обстоятельств, от ближайшего окружения: сегодня — один, завтра — другой. Эти люди часто весьма инфантильны. Им крайне сложно выстраивать взаимодействие с другими. Сюжеты, в которых «все не правы», для «пограничника» — обычное дело.

К слову, антипрививочные кампании, которые время от времени вспыхивают среди наших мамочек (последняя привела к вспышке кори), по мне — косвенное свидетельство того, что ПРЛ – довольно распространённое явление. Для «антипрививочных» мамаш все эпидемиологи либо некомпетентны, либо состоят в заговоре против их детей.

Очень часты для «пограничников» проблемы в трудовой сфере, даже если работа не подразумевает включенность в коллектив.

Социальные нормы важны, я недаром с них начал. Но когда мы берёмся судить о состоянии психики человека, необходимо учитывать во всей полноте социально-культурный контекст, в который он погружен. Если девушка с зелёными волосами, в жёлтых колготках, обильно украшенная пирсингом и татуировками, гуляет по Москве, вряд ли стоит искать за этим серьёзные проблемы психологического порядка. Потому что настоящего бунта в этом нет. Максимум, на что это тянет в Москве – имитация бунта, молодёжный выпендрёж. Если же это происходит где-нибудь в Семикаракорске, с большой долей вероятности можно предполагать у девушки с зелёными волосами пограничное расстройство. В Семикаракорске такое поведение – бунт реальный. Потому что – ну как это, волосы зелёные, железки в бровях… и где, скажи, твой кокошник? Налицо открытое предъявление социуму своих проблем с адаптацией.

Опознавательный знак «пограничника» — узкие пищевые предпочтения. Например: ем только макароны с сыром, от запаха солений падаю в обморок.

Наконец, ПРЛ – это неизбежные проблемы в семье – неспособность стабильно взаимодействовать с партнером, строить долгосрочные отношения. Партнеры «пограничников» всегда сталкиваются с неоправданными ожиданиями самого разного плана. Часты эмоциональные срывы, что называется, на ровном месте. Вы собираетесь в гости и вдруг ваша половина, страдающая ПРЛ, устраивает скандал из-за какой-нибудь незначительной мелочи – весьма характерная ситуация.

— Но как понять, что это пограничное расстройство, а не дурной характер?

— А это по сути одно и то же. Если иметь в виду те проявления, которые мы обсуждаем. Дурной характер и есть стандартное амплуа «пограничника». Мы ведь говорим о случаях, когда проблемы повторяются, мешают человеку жить, дезадаптируют, не позволяют находиться в комфорте с самим собой – и в общем-то очевидно, что они носят системный характер. Наступая в разных ситуациях на одни и те же грабли, многие рано или поздно сами начинают задумываться: а все ли со мной в порядке? Кто-то это игнорирует, смиряется. Другие решают, что нужно что-то менять, начинают работать с собой, со своей психикой. Человек лезет в Интернет, читает, примеряет полученную информацию к себе любимому, покупает в аптеке валерьянку, пустырник, корвалол с афобазолом.

Фото: unsplash

— Это помогает?

— Кому-то помогает.

— Из того, что вы говорите, следует, что ПРЛ несовместимо с успешной карьерой.

— Я бы не обобщал так широко. Один из крупных ростовских предпринимателей известен своей привычкой кидаться в подчинённых пепельницами. Яркий пример «пограничника», преуспевшего в бизнесе.

Если брать в среднем по больнице, то «пограничники» тревожные, как правило, эффективней депрессивных.

Очень часто «тревожные» дети, чтобы справиться с тревогой – из страха оказаться несостоятельными, выучивают домашние задания на пять с плюсом. Повзрослев, они и работают лучше окружающих, только бы не услышать в свой адрес «неудачник». Эффективными бывают и алкоголики – из чувства вины. Но у большинства «пограничников» карьера действительно не складывается. Им всегда очень сложно поверить в себя, мешает заниженная самооценка – которая вполне может совмещаться с повышенным требованием внимания, предъявляемым к партнёру, к родственникам.

— Как на практике человек узнает, что он «пограничник»?

— Если это человек младше 45-50 лет, то нередко он сам себя идентифицирует как «пограничника», прочитав статьи в Интернете, пообщавшись с собратьями по несчастью в чате какого-нибудь сообщества. Часть этих людей отправляются за подтверждением диагноза к врачу.

Гормональный сбой и токсикоз

— Непроста жизнь человека с пограничным расстройством – похоже на одиночную одиссею в дырявой лодке без компаса и с одним веслом. Что нарушает нашу способность к психической адаптации, что делает нас «пограничниками»?

— Причины разные. Прежде всего наследственность. По статистике, от 62% до 70% родственников пациентов с генерализованно-тревожным расстройством страдают похожими состояниями. Активно наследуются депрессивные расстройства, алкогольная зависимость. Вторая по важности причина – биохимический дефект. Те же депрессии сегодня принято рассматривать именно с этих позиций. Не исключено, что по наследству передается специфичный биохимический паспорт человека, предопределяющий его гражданство в стране «пограничников».

— Вы говорите о сбое в гормональной системе или в работе мозга?

— Когда мы рассуждаем о том, что в человеческом организме всё очень тесно связано, мы зачастую не представляем – насколько тесно. Гиперфункция щитовидной железы, к примеру, вызывает тревогу. Иными словами, неправильная работа щитовидной железы может имитировать пограничное расстройство. Для Ростовской области это особенно актуально, поскольку мы — зона эндемичная по дефициту йода. Можно долго и упорно лечить тревожное расстройство, не проверив работу щитовидной железы – и с недоумением наблюдать, как пациенту становится хуже.

Гормональная система действительно определяет многое не то что в поведении, в складе характера – но и в самом мировоззрении человека, в его отношении к себе и к миру.

Все знают о четырёх важнейших нейромедиаторах: серотонин, норадреналин, дофамин, мелатонин. Депрессию или тревогу может вызывать сбой по одному или нескольким из них. Здесь тоже часто виновата наследственность, но проблема бывает и приобретенной.

— Предположим, что с наследственным нарушением всё более или менее понятно – оно наследуется. Чем может быть вызвано приобретенное?

— Банальным дефицитом солнечной активности, например. Депрессиями чаще страдают на севере – известный факт.

Сегодня признается, что алкогольные проблемы чаще всего вызваны дефицитом серотонина, так называемого «гормона счастья». Для человека пьющего алкоголь выступает заменителем серотонина. Повторюсь, мы сложно устроены – и в этой сложности наша уязвимость.

Фото: unsplash

Сильный стресс, угрожающая жизни ситуация может нарушить нормальную работу системы нейромедиации. А именно её, бывает, проверяют в последнюю очередь. Скажем, человек, переживший автокатастрофу, не может заставить себя снова сесть за руль. Проблемы такого рода принято относить к тонкой психологической сфере – дескать, сформировался панический страх перед автомобилем. Но с фундаментальной, академической точки зрения следует поискать биохимическую причину, дефект в балансе нейромедиаторов. И скорей всего со временем мы выйдем на такое понимание – сформируем подробную картину того, как стресс ломает биохимию организма. Просто на нынешнем этапе развития науки у нас нет методик, инструментов, чтобы это разглядеть. Все-таки мы материальны, как ни крути. И общий исторический тренд состоит в том, что с развитием науки утверждаются материальные объяснения явлений – и сфера человеческой психики не исключение. Дедушка Фрейд связывал депрессии с нереализованным либидо, с неизжитыми конфликтами, с воспитанием, с детскими травмами. А потом был открыт серотонин. И многие проблемы были напрямую связаны с дефицитом или избытком серотонина.

— В большинстве статей о «пограничниках», которые мне довелось читать, нелюбовь родителей на этапе взросления прямо называется главной, едва ли не наиболее распространённой причиной ПРЛ. Вы же говорите – если я правильно понял, что современная наука не склонна увязывать недолюбленность в детстве с пограничным расстройством взрослой личности.

— Некая сермяжная правда в этом есть. Но ведь никто и никогда не проводил статистических исследований: а сколько вообще в популяции людей, которых не любили родители? И сколькие из них при этом успешно адаптировались и не испытывают характерных для «пограничников» проблем?

У истоков исследования ПРЛ стоял всё тот же Фрейд, отчасти Ницше. Про Ницше говорили, что единственный человек, которого он знает, и на основании этого знания размышляет о человеческом – композитор Вагнер. Теория Фрейда, перевернувшая мир, создана на описании 14-ти пациентов, плюс сам Фрейд. Глубина его мысли впечатляет. Но сегодня нам доступны исследования, в которых могут быть сведены данные, скажем, 5000 пациентов со сходной симптоматикой, взятые за 15-20 лет. К примеру, не так давно были проанализированы 30000 историй болезней и было выявлено, например, что у людей с депрессивным расстройством чаще развивается болезнь Альцгеймера.

Словом, отношение родителей к ребёнку, атмосфера в семье могут оказывать глубокое негативное влияние на формирование психики. Но все ложится на какую-то почву. И при общих вводных бывает по-разному. Лично я в шкале вредоносности отдаю приоритет материальным факторам. К примеру, токсикоз первой половины беременности всегда оставляет следы в мозге ребёнка. Это то, что мы сегодня определяем как синдром минимальной мозговой дисфункции (ММД-синдром). По подсчетам американцев, таких детей в популяции около 12% и они дают 80-90% совершеннолетних, находящихся в тюрьмах. Это те, кто ведет рискованный образ жизни, те, кто плохо адаптируется в семье, коллективе, склонен к химической и нехимической зависимости.

— Для формирования здоровой психики важнее, как протекает беременность, чем отношение родителей к ребенку, атмосфера в семье?

— Уверен. Одна из работ на эту тему была проведена в Институте работы мозга в Санкт-Петербурге. Исследователи нашли нарушения обмена глюкозы в правой лобной доле, определяющей нашу способность планировать, у так называемых детей индиго – точности ради замечу, что речь идет о правшах. Грубо говоря, это участок, правильная работа которого гарантирует, что на красный сигнал светофора мы остановимся, а не продолжим идти, игнорируя перспективу угодить под колёса. А дети индиго, или гиперактивные, не способны выстроить такую зависимость: пойду на красный свет – меня собьет машина. Они не осознают ответственности за своё поведение. Поэтому и нарушают запреты. Для них будущее наказание не является стимулом изменить свое поведение, они этого не сопоставляют в принципе. Их наказывать поэтому бессмысленно.

Вырастая, эти дети – с СДВ (синдром дефицита внимания) и с СДВГ (синдром дефицита внимания с гиперактивностью) – создают целую группу «пограничников». А причина – нарушения в кровообращении мозга и обмене глюкозы.

Мы даже на энцефалограмме можем наблюдать эти отклонения. Многие из этих детей, вырастая, адаптируются, но адаптация эта проходит сложно и не всегда в полной мере. В мире детей индиго уже лечат медикаментозно. В России тоже начинают, хотя с препаратами, как говорили в Советском Союзе, напряжёнка.

Но несмотря на весь этот научный материализм, проблемы семейных отношений наряду с наследственностью и биохимией остаются в числе базовых причин, формирующих контингент «пограничников». Ослабленная психика плюс жестокое отношение к ребенку – и пограничное расстройство, считайте, гарантировано.

Фото: unsplash

«Мой ребенок лучше всех» — когда нужна помощь

— Давайте попробуем разобраться последовательно: сначала — как избежать ПРЛ, затем – как с этим жить. Прежде всего, что нужно знать родителям, чтобы не вырастить «пограничника»?

— В вопросах народосбережения, наблюдения за развитием детей мы не такая уж плохая страна. В первый год жизни ребёнка он проходит определенную группу обследований. Отклонения в развитии могут выявить там. В возрасте до года о будущих психологических проблемах могут сигнализировать постоянные отрыжки, нарушения пищеварения, высыпания – какие-то непонятные пищевые реакции.

— То есть, высыпает на попе – ищите проблему с психикой?

— Если это происходит постоянно и без видимых причин и вписывается в целый симптомокомплекс: ребенок много плачет, не успокаивается, спит беспокойно, не переносит базовых продуктов, часто срыгивает, его преследуют непонятные высыпания, — это повод серьёзно озаботиться развитием ребёнка, в том числе развитием психики. В таких случаях, кстати, очень часто выясняется, что и токсикоз был, и роды неспокойные. Функционирование нервной системы предопределяет и работу желудка, и реакцию на аллергены. Поэтому, да, комплекс нерешаемых проблем с пищеварением и сном – повод обратиться к неврологу.

Далее ребенок попадает в детский сад. Как только начинают поступать жалобы воспитателей, нянечек, бабушек и родители видят, что не справляются с ребенком, с его реакциями – в этот момент тоже стоит задуматься о посещении специалиста.

Перед школой дети проходят обязательное психологическое тестирование, в школах работают психологи. На этих этапах они могут выявить проблему и дать рекомендации. К сожалению, сегодня распространилось пренебрежительное отношение к профессиональному мнению. Чаще всего мамочки любые попытки того же школьного психолога обсудить проблемы ребёнка встречают в штыки: вы ничего не понимаете, мой ребёнок лучше всех. Это порочная практика. Не нужно игнорировать профессионалов.

— В школе моего сына психологом работала дама, которая сама остро нуждалась в психологической помощи. Дважды добивалась замены в классе преподавателей, инициировала исключение из класса неблагополучных, на её взгляд, детей. Вместо того чтобы распутывать проблемные узлы, она их рубила на манер Македонского.

— Всё-таки непрофессионализм отдельных представителей системы не дискредитирует её как таковую. К тому же, если возникают сомнения относительно одного специалиста, всегда можно обратиться к другому, хотя бы просто для того, чтобы подстраховаться.

— Что может указать на пограничное расстройство в подростковом возрасте, как отличить его от пресловутого подросткового бунта?

— В массовом сознании этот самый бунт давно считается нормой. Однако половое созревание далеко не у всех сопровождается бунтом. Многие дети проходят этот этап без эксцессов. Но период, безусловно, ответственный. И если симптоматика неблагоприятная, то именно в это время решается, останется человек «пограничником» или уйдёт в большую психиатрию.

Пока бунт укладывается в зону психологической понятности без нарушения социальных норм и, тем более, закона, это нормально. Идет гормональная перестройка.

Причина для волнения возникает, когда подросток выходит за границы нормы. Которую мы определяем, исходя из исторического и социального контекста: в какой семье рос, какое образование успел получить, какая картина мира у него сложилась. Ростов в последние годы становится зоной медицинского туризма – на лечение к нам стали приезжать жители кавказских республик. Так вот, применять к ним те же критерии оценки, что и к среднему ростовчанину, не имеет смысла. Они живут в другом социальном контексте.

Но бывает и так, что всё очевидно. К примеру, подросток вступает в сообщества, в которых прямо культивируется насилие. Один из моих клинических случаев: подростки обливали горючей жидкостью бомжей на улицах и поджигали, наблюдая за тем, как они мечутся, пытаясь сорвать горящую одежду. Ясно, что с психикой тут беда.

Универсальное средство вытащить ребёнка или подростка из лабиринта ПРЛ – найти у него талант и постараться его развить.

Реализация в творчестве, успешность в любой деятельности, укладывающейся в социальные нормы, помогает собрать личность, дать ей основу для выздоровления.

Как жить с «пограничником»

— Что нужно знать партнеру человека, страдающего ПРЛ? Как жить с такими людьми, чтобы не было мучительно больно?

— Если вы решили строить долгосрочные отношения с «пограничником», вам следует ясно осознавать, что вы рискуете. Во-первых, дети могут это унаследовать. Во-вторых, это дополнительные трудности практически по всем направлениям. В том числе в финансовом вопросе: того, кто не приспособлен к самореализации в профессии, придётся содержать. Это трудности взаимопонимания и перспектив будущего. Такие пары часто балансируют на грани разрыва.

Зачастую партнеру не остается ничего иного, как смириться с проявлениями ПРЛ – с характером «пограничника», снизить свои ожидания. Опрометчиво, живя с «пограничником», ожидать исполнения семейного договора — он будет нарушаться раз за разом. Если «пограничница» она, пары чаще всего распадаются, мужчина уходит. Женщина в качестве партнера «пограничника» более стабильна. При этом мужчины гораздо чаще страдают от ПРЛ. В силу своей генетической структуры. Природа вообще предпочитает экспериментировать на мужчинах. И это отражается не только в гендерном распределении лауреатства Нобелевской премии.

Если намерения сохранить отношения, семью осмыслены и тверды, но смириться с проявлениями ПРЛ не получается, нужно искать способы их сгладить. Либо самостоятельно, стараясь исподволь помочь партнеру уйти от срывов, приступов тревожного состояния, депрессий. Либо обратиться к врачу. Тут тоже возможны два варианта: медикаментозная помощь и психотерапевтическая. В последнем случае нужно быть готовым на серьёзные траты. Психотерапия может длиться год, два, три. Это специфика психотерапевтического лечения – оно всегда длительное. К примеру, популярная телесно-ориентированная психотерапия в клинике «Blue Oak Therapy Center» в Калифорнии подразумевает, что на год пациент пропадает из жизни, его лечат. Методик много, общее в них то, что человек с пограничным расстройством при помощи специалистов учится жить со своей проблемой, выстраивает здоровые модели адаптации.

Обращение к друзьям и подругам в поиске утешения может помочь, но может и навредить. Само по себе средство «поплакаться в жилетку» — проверенное и действенное. Успокоиться всегда полезно. Но, случается, во время этих сеансов поступают совершенно не реализуемые, а то и вредные с психотерапевтической точки зрения советы типа «забей» или «клин клином вышибают».

Чего никак нельзя делать с «пограничником» — так это игнорировать или пытаться сломать. Эти люди и так изломаны, и ни к чему хорошему такое поведение не приведёт.

Людям верующим может помочь Церковь. Церковная жизнь – посещение храма, служба, исповедь — гасит всплески негативных эмоций. Общение с прихожанами даёт опыт не травматичной социализации. Не говоря уже о том, что умный отзывчивый священник способен давать правильные советы. В силу и житейского опыта, и погруженности в психологические проблемы обращающихся к нему прихожан. Если говорить о приходах в крупных городах, то чисто статистически на исповеди через священника проходит столько людей, сколько не застанешь на приёме у практикующего психотерапевта. Да и тысячелетняя история делает своё дело. Ведь до того как психиатрия выделилась в 19 веке в качестве отдельной дисциплины, людьми с психическими расстройствами и недугами занималась Церковь. Всё в том же условном Семикаракорске – с учётом реального уровня медицинских услуг – священник, возможно, окажется единственным, кто поможет «пограничнику» или его семье.

Пограничное расстройство личности. В общих чертах

1) Что собой представляет ПРЛ?

Пограничное расстройство личности (ПРЛ) — эмоционально неустойчивое расстройство личности, которому свойственны: эмоциональная неустойчивость, импульсивность, высокая тревожность, низкий самоконтроль, десоциализация. Включено в DSM-5 (Руководство по диагностике и статистике психических расстройств) и в МКБ-10 (Международная классификация болезней). То есть – ПРЛ это психическое заболевание.
Симптомы ПРЛ часто приводят к импульсивным действиям и проблемам в отношениях. Люди с пограничным расстройством личности могут испытывать интенсивные эпизоды гнева, депрессии и тревоги, которые могут длиться от нескольких часов до нескольких дней.

2) Каковы причины его возникновения?

Причина пограничного расстройства личности пока не ясна, но исследования показывают, что генетика, структура и функция мозга, а также экологические, культурные и социальные факторы играют определенную роль или могут увеличить риск развития пограничного расстройства личности.
•Семейная (наследственная, генетическая) причина. Люди, у которых есть близкий член семьи, такой как родитель или родственник с этим расстройством, подвергаются более высокому риску развития пограничного расстройства личности у них самих.
• Факторы, связанные с головным мозгом. Исследования показывают, что люди с пограничным расстройством личности могут иметь структурные и функциональные изменения в мозге, особенно в областях, которые контролируют импульсы и эмоциональную регуляцию. Но, неясно, являются ли эти изменения факторами риска для развития расстройства или вызваны непосредственно расстройством. Доказана только связь этих двух фактов.
• Экологические, культурные и социальные факторы. Многие люди с пограничным расстройством личности сообщают о травматических жизненных событиях, таких как злоупотребление химическими веществами в родительской семье, отказ от ребёнка или какое-то несчастье, пережитое в детстве. Возможно, во взрослом возрасте имело место вовлечение в нестабильные, тяжёлые отношения или в тяжёлые конфликтные ситуации.
Хотя эти факторы могут увеличить риск приобретения ПРЛ, это не означает, что пограничное расстройство личности у данного человека разовьётся. Точно так же, человек может не иметь таких факторов риска, которые будут способствовать развитию пограничного расстройства личности, но ПРЛ приобретёт.

3) Есть ли статистика по количеству людей с ПРЛ? Сколько их по Ростову, Ростовской области, России?

Начиная с 1992 года и по сегодняшний день статистика психических заболеваний такова, что умственная отсталость и лёгкие расстройства остались на том-же уровне. Также, ситуация практически не поменялась с психотиками, а вот расстройства непсихотического характера, к которым относится и ПРЛ значительно выросли.
В России до 40% населения имеют признаки какого-либо нарушения психической деятельности. На долю лиц, нуждающихся в систематической психиатрической помощи, приходится 3-6% населения, а наиболее тяжелые пациенты составляют 0,3-0,6%.
Около 2% населения имеет ПРЛ. В Ростовской области ПРЛ болеют 0,1% населения. (Статистика http://russia.duck.consulting/ )

4) Есть ли какие-либо определенные социальные группы, наиболее подверженные возникновению ПРЛ?

Поскольку ПРЛ является не только генетически детерминированным расстройством, но и расстройством, спровоцированным определёнными жизненными событиями, то и в зоне риска находятся более социально-неблагополучные районы и семьи. Провокацией развития может быть любая психотравма (потеря близкого, избиения, унижения и пр.), поэтому нахождение в социальной группе, где нормой является девиантное поведение, является конечно-же провоцирующим фактором.
— Семьи с низким социальным статусом
— Семьи с низким уровнем образованности
— Детские дома
— и т.д.

5) Каковы симптомы ПРЛ? Как человек может понять, что у него пограничное расстройство? По каким признакам люди могут определить, что у их близкого ПРЛ?

  • Люди с пограничным расстройством личности подвержены перепадам настроения и потере уверенности в том, как они видят себя и свою роль в мире. В результате их интересы и ценности могут быстро меняться.
    Люди с пограничным расстройством личности также склонны рассматривать вещи, экстремально оценивая их, например, все хорошо или всё плохо. Их мнение о других людях также может быстро измениться. Человек, который сегодня был другом, завтра может оказаться врагом или изменщиком, при этом ничего не «натворив» и даже не подозревая об этих метаморфозах. Такие плавающие чувства могут привести к тотально неустойчивым отношениям индивида со всем миром.
    Другие признаки или симптомы могут включать:
    — Усилия, направленные на то, чтобы избежать реального или воображаемого отказа, например, быстрого начала близких (физических или эмоциональных) отношений или прекращение общения с кем-либо в ожидании отказа
    • Нестабильные отношения с семьей, друзьями и близкими, разброс эмоций от крайней близости и любви (идеализации) до крайней неприязни или гнева (девальвации)
    • Искаженная и неустойчивая самооценка или чувство собственного достоинства
    • Импульсивное и часто опасное поведение, такое как, необдуманные траты, небезопасный секс, злоупотребление психоактивными веществами, безрассудное вождение и выпивка. Необходимо иметь ввиду, что, если это поведение происходит в первую очередь во время повышения настроения, то это может быть признаком расстройства настроения, а не пограничного расстройства личности.
    • Самоповреждающее поведение, такое как резание рук и других частей тела и пр.
    • Повторяющиеся мысли о суицидальном поведении или угрозах
    • Интенсивное и очень изменчивое настроение, причем каждый эпизод длится от нескольких часов до нескольких дней
    • Хроническое чувство пустоты
    • Несоответствующий ситуации, сильный гнев или проблемы с контролем гнева
    • Трудность с испытыванием доверия, которая иногда сопровождается иррациональным страхом перед намерениями других людей
    • Чувства диссоциации, такие как, видение себя вне своего тела или чувства нереальности
    Не каждый человек с пограничным расстройством личности испытывает сразу все симптомы. У некоторых людей есть только несколько симптомов, в то время как у других их много. Симптомы могут быть вызваны, казалось бы, обычными событиями. Тяжесть и частота симптомов и длительность их действия зависят от человека и его болезни.
    Как обнаружить ПРЛ у себя? Примерно так: человек недоумевает на самого себя, замечает непостоянство приоритетов, мнений о чём-либо или о ком-либо. Сегодня это нравится, а завтра нет. Сегодня это друг, а завтра я его ненавижу и не доверяю ему. С утра я был депрессивен и вдруг ощутил подъём. Я со всеми ссорюсь, растерял друзей, да их особо и не было. Я растратил кучу денег и теперь не знаю как жить. Я не задерживаюсь нигде на работе подолгу, везде конфликтую.

6) Каковы должны быть действия родителей, которые только узнали, что у его ребенка пограничное расстройство?

Как только родители узнали о наличии у их ребёнка ПРЛ, они должны отнестись к этому со всей серьёзностью, как если бы ребёнок заболел гриппом или ангиной, это такое-же заболевание и его надо лечить. Диагноз ставит детский психиатр. Как правило, родители сначала идут к психологу, а тот, заподозрив ПРЛ или что-то другое, направляет к психиатру. А следующий шаг это снова детский психолог. Терапия длительная, но короче, чем у взрослого, так как личность взрослого уже сформирована и достаточно ригидна. Ребёнок-же, как воск ( в случае с ПРЛ не совсем конечно воск). Психолог будет учить ребёнка социализации, выстраиванию коммуникаций, удерживанию под контролем импульсов и т.д.

7) Каким образом можно облегчить симптомы ПРЛ во время обострения? Какие для этого использую медикаменты, методики?

  • Пограничное расстройство личности исторически считалось трудным для лечения. Но при новой, основанной на доказательствах, медицине, многие люди с таким расстройством испытывают влияние симптомов в гораздо меньшей степени и значительно улучшают качество жизни. Важно, чтобы люди с пограничным расстройством личности получали специализированное и своевременное лечение. Многие факторы влияют на длительность времени, которое требуется для облегчения симптомов, поэтому важно, чтобы люди с пограничным расстройством личности и их близкие были терпеливыми и получали соответствующую поддержку на протяжении всего лечения.
    Человек с ПРЛ может помочь себе при помощи специалистов: психиатра и клинического психолога. Психиатр , как правило, назначает антидепрессанты и нейролептики, что позволяет привести нервную систему в более стабильное состояние и воспринимать психотерапию. Клинический психолог при помощи когнитивной (как правило, очень длительной) психотерапии помогает клиенту научиться смотреть на проблему с разных сторон, оценивать её и не бояться проблемы.
    Все эти методы помогают социализации и сводят к минимуму вспышки ярости.

8) Как правильно вести себя с человеком, у которого ПРЛ? Как себя вести в моменты «обострения» самому «пограничнику» и окружающим? Чего ни в коем случае нельзя делать?

Семьи и воспитатели людей с пограничным расстройством личности также могут воспользоваться терапией. Наличие родственника или любимого человека с расстройством может быть стрессовым, а члены семьи или опекуны могут непреднамеренно действовать таким образом, что могут ухудшить симптомы их близкого человека. Чтобы помочь кому-то с ПРЛ, сначала позаботьтесь о себе Когда член семьи или партнер имеет пограничное расстройство личности, слишком легко впасть в героизм, чтобы угодить и успокоить его или ее. Вы вдруг можете обнаружить, что вы вкладываете большую часть своей энергии в человека с ПРЛ за счет собственных эмоциональных потребностей. Это рецепт вашей депрессии, выгорания и даже физических заболеваний. Как и в случае чрезвычайной ситуации в самолёте, вы должны сначала надеть кислородную маску себе. Избегайте соблазна изолировать себя от жизни. Вам разрешено (и поощряется) жить! Дайте себе разрешение на жизнь за пределами ваших отношений с человеком с ПРЛ. Присоединяйтесь к группам поддержки членов семей ПРЛ. Научитесь управлять стрессом. Ваша взволнованность или расстроенность, в ответ на проблемное поведение, только увеличит гнев вашего близкого человека.
Помните правило 3 –х. Друзья или члены семьи часто чувствуют себя виноватыми и обвиняют себя в разрушительном поведении пограничного человека. Но важно помнить, что вы не отвечаете за другого человека. Человек с ПРЛ сам несет ответственность за свои действия и поведение.
Правило — 3 «не»:
Я не провоцировал это.
Я не могу излечить его.
Я не могу это контролировать.
Коммуникация является ключевой частью любых отношений, но общение с пограничным человеком может быть весьма сложным. Люди с ПРЛ испытывают трудности с чтением языка тела или пониманием невербального содержания беседы. Они могут говорить вещи жестокие, несправедливые или иррациональные. Их страх перед отказом может вызвать у них чрезмерную реакцию на любой мало-мальский стимул и их агрессия может привести к импульсивным припадкам гнева, словесных оскорблений или даже насилия. Проблема для людей с ПРЛ заключается в том, что расстройство искажает информацию, которые они слышат, и также ту информацию, которую они пытаются выразить. Выслушивание вашего любимого человека и признание его или ее чувств — один из лучших способов помочь кому-то с ПРЛ успокоиться. Важно понимать, когда можно начинать разговор. Если ваш любимый человек бушует, устно оскорбляет или физически угрожает, то сейчас не время говорить. Лучше спокойно отложить разговор, сказав что-то вроде: «Давай поговорим позже, когда мы оба успокоимся». Слушайте активно и сочувствуйте. Не позволяйте себе отвлекаться на телевизор, компьютер или мобильный телефон. Избегайте прерывания или попытки перенаправления разговора на ваши проблемы. Отбросьте свое мнение, воздержитесь от вины и критики, и проявите интерес к тому, что говорится, иногда кивая или делая небольшие словесные комментарии, такие как «да» или «конечно». Вам не нужно соглашаться с тем, что говорится, но вы ясно даёте понять, что вы слушаете и сочувствуете. Делайте все возможное, чтобы человек чувствовал себя услышанным. Не пытайтесь сделать их неправыми, выиграть спор или аннулировать их чувства, даже когда то, что они говорят, совершенно иррационально. Стремитесь отвлечь любимого человека, когда возникают эмоции. Один из самых эффективных способов помочь любимому человеку с ПРЛ это установление и обеспечение здоровых психологических границ, что поможет человеку улучшить отношения с внешним миром.

9). Отличие ПРЛ от БАР.

Похожесть этих расстройств состоит в нестабильности эмоционального состояния и в его колебаниях. Это внезапно возникающи гнев, раздражительность, высокий показатель суицидальности.

ПРЛ симптоматика присутствует всегда в качестве базовой характеристики личности: импульсивность являются обыденными. Их жизнь и есть постоянные «качели вверх — вниз».
БАР симптоматика эпизодична, больной в приступе и больной вне приступа это два разных человека.

ПРЛ эпизоды изменений настроения более короткие и частые, чем при БАР и обусловлены ситуацией (ситуативная реакция), излишне эмоциональный ответ.

БАР перепады (фазы) более длительны и могут возникать без причины. Депрессивный эпизод должен длиться не менее двух недель. Маниакальный эпизод — не менее семи дней; гипомания — не менее пяти. Такие критерии соблюдаются для БАР с быстрой сменой фаз.

ПОГРАНИЧНЫЕ ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА

Группа психических расстройств, объединяющаяся неспецифическими психопатологическими проявлениями невротического уровня. В их возникновении и декомпенсации основное место занимают психогенные факторы. Понятие о пограничных психических расстройствах, в значительной мере, условно и не общепризнанно. Однако оно вошло в профессиональную лексику врачей и достаточно часто встречается в научных публикациях. Это понятие используется, главным образом, для объединения Нерезко выраженных нарушений и отделения их от психотических расстройств. Пограничные состояния, в основном, не начальные или про межуточные («буферные») фазы либо стадии основных психозов, а особая группа патологических проявлений с характерным началом, динамикой и исходом, зависящими от формы или вида болезненного процесса.

Наиболее общие признаки пограничных состояний:

— преобладание психопатологических проявлений невротического уровня на всем протяжении заболевания, формирующих непсихотические психические нарушения;

— взаимосвязь собственно психических расстройств с вегетативными дисфункциями, нарушениями ночного сна и соматическими заболеваниями;

— ведущая роль психогенных факторов в возникновении и декомпенсации болезненных нарушений;

— «органическая предиспозиция» развития и декомпенсации болезненных нарушений;

— взаимосвязь болезненных расстройств с личностно-типологическими особенностями больного;

— сохранение, в большинстве случаев, больным критического отношения к своему состоянию и основным патологическим проявлениям.

При пограничных состояниях отсутствуют психотическая симптома тика, прогредиентно нарастающее слабоумие и личностные изменения, свойственные эндогенным психическим заболеваниям (шизофрения, эпилепсия).

Пограничные психические нарушения могут возникать остро или развиваться постепенно, ограничиваться кратковременной реакцией, относительно продолжительным состоянием или принимать хроническое течение. С учетом причин возникновения в клинической практике выделяют различные формы и варианты пограничных расстройств. При этом существуют неодинаковые принципы и подходы (нозологическая, синдромальная, симптоматическая оценка).

С учетом неспецифичности многих симптомов (астенических, вегетативных дисфункций, диссомнических, депрессивных и др.), определяющих психопатологическую структуру разных форм и вариантов пограничных состояний, их внешние («формальные») различия незначительны. Рассматриваемые в отдельности, они не дают оснований для обоснованной дифференциации имеющихся нарушений и их отграничения от реакций здоровых людей, оказавшихся в стрессовых условиях. Диагностическим ключом в этих случаях может стать динамическая оценка болезненных проявлений, обнаружение причин их возникновения и анализ взаимосвязи с индивидуально-типологическими психологическими особенностями больного и с другими соматическими и психическими расстройствами.

Многообразие этиологических и патогенетических факторов позволяет отнести к пограничным формам психических расстройств невротические реакции, реактивные состояния (не психозы), неврозы, патологические развития личности, психопатии, а также широкий круг неврозо- и психопатоподобных проявлений при соматических, неврологических и других заболеваниях.

В МКБ−10 указанные расстройства представлены, главным образом, различными вариантами невротических, связанных со стрессом, и соматоформных нарушений (раздел F4), поведенческих синдромов, обусловленных физиологическими нарушениями и физическими факторами (раздел F5), «расстройств зрелой личности и поведения у взрослых» (раз дел F6), депрессивными эпизодами (раздел F32) и др.

В число пограничных состояний обычно не включают эндогенные психические заболевания (в т.ч. вялотекущую шизофрению), на определенных этапах развития которых преобладают и даже определяют их клиническое течение неврозо- и психопатоподобные расстройства, в значительной мере имитирующие основные формы и варианты собственно пограничных состояний.

И при невротических, и при неврозоподобных расстройствах имеются достаточно выраженные и оформившиеся клинические проявления, позволяющие дифференцировать их в рамках определенных болезненных (нозологических) состояний. При этом учитывают, во-первых, начало заболевания (когда возникли невроз или неврозоподобное состояние), наличие или отсутствие его связи с психогенией или соматогенией; во-вторых, стабильность психопатологических проявлений, их взаимосвязь с личностно-типологическими особенностями.

К числу основных пограничных психических расстройств, в соответствии с МКБ−10, относят:

реакции:

1. реакция на тяжелый стресс и нарушения адаптации (F43), в т.ч.:

1.1. острая реакция на стресс (F43.0);

1.2. расстройство приспособительных реакций (F43.2), включающее:

1.2.1. кратковременную депрессивную реакцию (F43.20);

1.2.2. пролонгированную депрессивную реакцию (F43.21);

1.2.3. смешанную тревожную и депрессивную реакцию (F43.22);

1.2.4. реакцию горя, соответствующую культуральному уровню чело века, не превышающую шести месяцев (относится к числу «физиологических реакций») (Z71);

1.2.5. реакцию с преобладанием нарушения поведения (F43.24);

1.2.6. нозогенные реакции (F43.8);

1.2.7. диссоциативные (конверсионные) реактивно спровоцированные расстройства (F44);

состояния:

1. соматоформные расстройства (F45.0), в т.ч.:

1.1. соматоформная дисфункция вегетативной нервной системы (F45.3),

1.2. устойчивое соматоформное болевое расстройство (F45.4),

1. синдром хронической усталости (DSMIVR);

2. посттравматическое стрессовое расстройство (F43.1);

3. социально-стрессовое расстройство (в МКБ−10 не выделяется);

4. неврастения (F48.0);

5. расстройства приема пищи (F50);

6. расстройства сна неорганической природы (F51);

7. сексуальные расстройства (дисфункции), не обусловленные органическими нарушениями или болезнями (F52);

8. фобические тревожные расстройства (F40), в т.ч.:

8.1. агорафобия (F40.0),

1. социальные фобии (F40.1);

2. тревожные расстройства (F41), в т.ч.:

9.1. паническое расстройство (эпизодическая пароксизмальная тревожность) (F41.0),

9.2. генерализованное тревожное расстройство (F41.1),

9.3. смешанное тревожное расстройство (F41.2);

10. обсессивно-компульсивное расстройство (F42), в т.ч.:

10.1. преимущественно навязчивые мысли или размышления (F42.0),

1. преимущественно компульсивное действие (F42.1);

2. расстройства личности и поведения в зрелом возрасте (F60);

развития:

1. стойкие изменения личности, не связанные с повреждением или болезнью головного мозга (F62), в т.ч.:

1.1. стойкое изменение личности после пережитой катастрофы (F62.0),

1.2. невротическое развитие,

1.3. патохарактерологическое развитие,

1.4. психосоматическое развитие.

Указанные варианты развития (1.2; 1.3; 1.4) в МКБ−10 не выделяются.

8 вещей, которые люди с пограничным расстройством личности хотят, чтобы вы знали

Я работаю психологом, это существенная и значительная часть моей жизни. Так сложилось, что с самого начала, с самого первого дня начала моей психологической практики ко мне начали приходить люди с эмоциональной нестабильностью. Очень ярко проявленной, постоянной. В процессе работы с ними, работы со своим супервизором, при помощи поддержки коллег среди психиатров, я осознала, что практически 80% моих клиентов – это люди с пограничным расстройством личности. Моя поддержка, искреннее принятие, теплота помогли стать многим устойчивее (не без помощи фармакологического вмешательства). Они раскрылись и раскрываются. Мы вместе работаем над тем, чтобы им стало легче воспринимать и находиться в этом мире. Ведь до конца так и неизвестны точные причины возникновения и развития пограничного расстройства личности. Наряду с возможной генетической обусловленностью и дисбалансом биохимии в мозге, не исключаются также и внешние факторы, такие как резкие перемены в жизни (причем не обязательно отрицательные), сбитый режим сна, стресс, сезонные изменения, прием препаратов, алкоголя или наркотических веществ.

В этом очерке, я хочу рассказать, что больше всего беспокоит людей, у которых пограничное расстройство личности. Большинство неправильно, негативно воспринимает этот диагноз, и таким образом происходит стигматизация данной категории людей. Людей, которые испытывают сильный страх, что их оставят одних. Людей, которые борются за поддержание здоровых отношений, несмотря на свою импульсивность, проживание/ощущение сильных эмоций. Людей, у которых очень нестабильное чувство восприятия себя и других. Людей, у которых повышенная эмоциональная уязвимость.

Из-за обилия неправильных представлений об этом расстройстве, многие люди боятся говорить о нем, замалчивают о своих проблемах/бедах, не приходят на терапию и не пользуются лекарствами, для снятия симптомов. Эта статья, всего лишь небольшой мой вклад в изменение представлений об этом расстройстве, так как я уже не первый год общаюсь с данной категорией людей и могу утверждать, что у нас намного больше общего, чем различий.

  1. Люди с пограничным расстройством личности (далее для удобства буду писать с ПРЛ), очень бояться быть отверженными и остаться в одиночестве. Они бояться быть покинутыми даже в период ремиссий и когда дела идут хорошо. Они бояться быть недостаточно хорошими и этот иррациональный страх подтачивает их внутреннюю уверенность. Исходя из этого страха, человек с ПРЛ сделает все, чтобы быть с кем-то, часто в ущерб себе. Им очень важно, чтобы вы постоянно напоминали о себе. Но в то же самое время, они очень бояться быть навязчивыми и неуместными.
  2. Люди с ПРЛ испытывают очень сильные эмоции, разного диапазона за короткий промежуток времени, который им очень сложно контролировать. Это похоже на эмоциональные ожоги четвертой степени, которые происходят внутри человека. Эмоции захлестывают, проигрываются, быстро изменяются. От сверх чувствительности до грусти/депрессии и обратно. И эти эмоции не всегда под контролем. Непереносимость собственных эмоций. Практически всегда непременный спутник ПРЛ – это тревожность, которая не выключается, и фоново есть всегда. Тревожность по поводу своего внешнего вида, слов, которые произносятся, тревожность по поводу своей уместности. Учитывайте этот нюанс при общении с человеком, у которого ПРЛ.
  3. Люди с ПРЛ чаще всего колеблются между двумя крайностями: все хорошо или все очень плохо. Их реакция часто непропорциональна событиям, которыми они вызваны. Это утомительно как для самих живущих с ПРЛ, так и для окружающих. Очень часто им надо больше времени, чтобы поразмышлять над нашими словами/мыслями, но в тот момент, когда они их слышат внутри их может происходить ад непринятия ваших действий/слов/интервенций. Поэтому дайте время для обдумывания людям с ПРЛ, им очень важно ваше/наше общение.
  4. Очень часто ПРЛ путают с диссоциативным расстройством личности, когда у людей развивается множество личностей. Но это не так, люди с ПРЛ имеют одну личность, но у которой возникают трудности с тем как думать и чувствовать о себе и других людях, в результате чего возникают сложности в общении и жизни. Да, у них ярко выражено чувство пустоты внутри, часто отсутствие собственного «Я», отсюда создавание разных образов своей личности каждый день.
  5. Люди с ПРЛ не опасны и не манипулируют, им просто нужна дополнительная поддержка и принятие. Многим со стороны кажутся, что люди с ПРЛ специально ведут тем или иным способом для привлечения к себе внимания, получения тех или иных выгод. Но в большинстве своем, они просто борются со своими чувствами по отношению к себе и по отношению к другим. Они наносят себе вред намного чаще, чем другие.
  6. Многие с ПРЛ не получают должного, качественного лечения, не из-за того, что не хотят, а из-за того, что это психическое заболевание лечится не так, как многие другие. Фармакологическое лечение, назначенное психиатрами, используется лишь для облегчения симптомов при ПРЛ (к сожалению, лекарств, которые эффективны для лечения ПРЛ, в настоящий момент нет). Помощь происходит только в длительном психотерапевтическом сотрудничестве. Но очень многие психотерапевты называют людей с ПРЛ трудными клиентами и не берутся работать с ними, так как найти эффективный, терапевтический подход часто бывает сложно. Хорошо при работе с людьми, с пограничным расстройством личности зарекомендовала себя психотерапия, фокусированная на переносе (TFP), разработанная Отто Кернбергом, диалектическая поведенческая терапия (DBT) Марши Лайнен. Но, обращаю внимание, ищите своего специалиста, с которым вам будет комфортно и безопасно. Часто, людям с ПРЛ помогает групповая поддерживающая терапия, но это длительный процесс. В любом случае когнитивные и терапевтические стратегии для решения проблем ПРЛ есть.
  7. Отношения в любви – это всегда очень эмоционально насыщенно. Иногда отношения воспринимаются как вихрь, интенсивно и ярко, а временами – холод и желание уединения. Очень часто люди с ПРЛ выбирают любовь с нездоровыми американскими горками, любовь на расстоянии, иллюзорные варианты любовных отношений. Особенность отношений – резкость реакций, с которыми не всегда справляются окружающие.
  8. Самостигматизация. Мои клиенты с ПРЛ, все как один, ограничивают себя и «гнобят» себя за свою особенность, свой диагноз, свой статус. Они очень остро переживают свою инаковость и корят себя за это, часто прибегая к селфхарм в качестве самонаказания. Чрезмерная самокритика.

Хочется отметить, что ПРЛ – это особенность функционирования мозга, который в своей работе отличается от наиболее распространенных алгоритмов. И здесь более уместно было бы употреблять термин – нейроотличный, в нем нет такой проявленной стигматизции. Люди с ПРЛ хотят просто понимания и сострадания, а не стереотипного поведения как психическим больным (по статистике, в настоящий момент людей с ПРЛ около 15-20%). Мне очень хочется, чтобы каждый из нас достиг внутренней гармонии и внутреннего баланса, расслабленности и спокойствия в принятии себя таким, каким ты есть.

Открывай в себе Силу, которая поможет тебе создать свою собственную Свободную жизнь и помни, что ты не один!

Пограничное расстройство личности — что это такое

Одним из наиболее часто встречающихся и трудноизлечимых душевных заболеваний является пограничное расстройство личности (ПРЛ).

Личностное расстройство

Что такое пограничное расстройство личности

Пограничное расстройство личности – это вид психических нарушений, влияющих на способность человека контролировать свое эмоциональное состояние. Характеризуется резкими перепадами настроения от подавленности до эйфории, снижением способности к контролю собственных импульсов, психопатией. Окружающим очень сложно выстраивать отношения с заболевшим.

Особенности «пограничников»

Люди, у которых обнаруживается пограничное личностное расстройство, отличаются некоторыми особенностями:

  1. Склонность к суициду (по статистике у 8 из 10 больных часто появляется желание покончить с собой, а 1 из них приводит желаемое в исполнение). В пубертатный период наблюдается самое большое количество попыток суицида.
  2. Желание наносить себе телесные повреждения различной тяжести.
  3. Развитие пагубного пристрастия к алкоголю и наркотическим веществам.
  4. Синдром расщепленного мышления.
  5. Наблюдается некоторый дефицит интеллекта.
  6. Видение окружающей действительности только как сочетания «белого» и «черного», отрицание существования «полутонов».

Важно! Именно последняя особенность зачастую становится причиной отказа от психотерапевтической помощи и борьбы с недугом.

Причины появления пограничного расстройства

До настоящего времени точные причины возникновения заболевания не установлены. Многие специалисты считают, что основанием для проявления недуга может стать комплекс генетических, психологических и психофизических факторов. Так, наличие кровных родственников с подобным диагнозом пятикратно увеличивает риск появления заболевания.

Психологические причины

Корни недуга чаще всего скрываются в травмах детской психики:

  • агрессивное или равнодушное поведение родителей;
  • психическое или физическое насилие;
  • нервозная обстановка в семье и окружающем социуме;
  • долгосрочные расставания со значимыми взрослыми;
  • утрата близкого родственника;
  • завышенные родительские требования;
  • запрет на демонстрацию эмоционального состояния.

Важно! У многих больных не выявляется каких-либо психотравмирующих факторов. В то же время среди заболевших есть большое количество выпускников детских домов или детей из неблагополучных семей.

Биологические причины

К психологическим причинам, как правило, добавляются биологические:

  • У заболевших отмечаются некоторые перемены в строении головного мозга.
  • Снижается активность участков коры головного мозга, отвечающей за самоконтроль.
  • Уменьшается объем гиппокампа, отвечающего за процесс запоминания фактов межличностных отношений.
  • Нарушается процесс образования кортизола, серотонина и дофамина. Показательно, что гормон радости начинает вырабатываться в ответ на отрицательные события, а не на положительные.

Важно! Статистика показывает, что женщины страдают от данного недуга гораздо чаще, чем мужчины. Около 3% взрослого населения подвергаются ПРЛ. Подростки и молодежь до 25 лет заболевают чаще, чем взрослые, но выявленное в таком возрасте расстройство можно лечить эффективнее.

Проявления ПРЛ

Виды расстройства

Различают несколько видов ПРЛ:

  1. Низкофункционирующая пограничная личность – самый яркий пример заболевания, который характеризуется:
  • частыми перепадами настроения;
  • желанием всем сказать «правду»;
  • тяжелыми депрессиями и суицидальными наклонностями;
  • наличием разного рода зависимостей;
  • склочностью и склонностью к хулиганским выходкам.
  1. Высокофункционирующий пограничный тип личности – менее тяжелая стадия заболевания, при которой больной может выполнять профессиональные и социальные функции. Перепады настроения, склочность и неуживчивость воспринимаются как индивидуальные особенности характера.
  2. Экстравертная пограничная личность – больной постоянно выплескивает на окружающих бурный фонтан эмоций, отражающих отношение индивида к произошедшим событиям, жаждет получать одобрение и симпатии социума.
  3. Интровертная пограничная личность – все эмоции копятся внутри человека, личные переживания не проявляются для окружающих людей. Скрывая бурный эмоциональный внутренний мир, больной чувствует опустошение и одиночество. Нездоровая мнительность видит мнимую недоброжелательность и зло окружающих людей. Данный тип заболевания часто приводит к суицидальным поступкам, совершенно неожиданным для близкого окружения.
  4. Прозрачная пограничная личность имеет высокую степень контроля за эмоциями. Чаще всего в профессиональной обстановке это милый, немного самовлюбленный человек, но весь накопленный негатив интенсивно выплескивается на близкое окружение, чаще всего семью.

Важно! ПРЛ определить непросто, потому как многие его признаки не считаются в обществе аномальными.

Симптомы пограничного расстройства личности

Симптомы ПРЛ сходны с проявлениями депрессии, при которой невозможны присущие пограничному расстройству положительные эмоции и оптимистический взгляд на будущее.

Симптомы ПРЛ у детей

Признаки ПРЛ у детей

Симптомы расстройства личности могут проявляться уже с четырехлетнего возраста, но зачастую воспринимаются окружающими взрослыми как простые возрастные или индивидуальные психические особенности. Вовремя не диагностированное и не леченое расстройство может привести к серьезным проблемам во взрослом возрасте.

Симптоматика расстройства схожа со взрослой, но в силу раннего возраста имеет некоторые особенности:

  • неумение общаться с окружающими;
  • выражение эмоциональной боли с помощью крика;
  • отсутствие умения управлять эмоциональными реакциями;
  • постоянное конфликтование как с окружающими людьми (взрослыми и сверстниками), так и с самим собой;
  • тревожный сон;
  • боязнь отказа;
  • истеричность и склонность к депрессии;
  • нетерпимость к критике;
  • импульсивное поведение;
  • проблемы с обучением;
  • неровные эмоциональные привязанности;
  • трудности с питанием;
  • склонность к автотравмам;
  • сложности с адаптацией;
  • нездоровая требовательность и отсутствие границ.

В подростковом возрасте к данным симптомам добавляются трудности с самоидентификацией, гендерной путаницей, сложность с выстраиванием отношений и собственной линии поведения.

Симптоматика ПРЛ у взрослых

Признаки ПРЛ у взрослых

  • Боязнь потерять выстроенные отношения.
  • Затруднения в налаживании взаимоотношений с социумом.
  • Сложности с восприятием собственной личности (быстрая перемена мнения о себе от самовлюбленности до ненависти).
  • Склонность к импульсивным поступкам.
  • Причинение физического ущерба самому себе (иногда для шантажа).
  • Быстрая перемена противоположных эмоций.
  • Бесконтрольное проявление гнева.
  • Излишняя подозрительность.

Лечение пограничного расстройства личности

С ПРЛ сложно бороться, оно практически неизлечимо. Все методы лечения направлены на обучение больного самоконтролю за эмоциональным состоянием, улучшение адаптации в социуме.

Медикаментозные препараты (антидепрессанты) назначаются редко. Основным способом исцеления ПРЛ психиатрия предлагает терапию, которая помогает пациенту урегулировать отношения с самим собой, учит правильно выстраивать связи с окружающими людьми и справляться со своей эмоциональностью.

Исцеление от недуга

Одновременно с терапией ПРЛ проводится лечение сопутствующих зависимостей (алкогольной и наркотической). Как правило, сеансы проводятся амбулаторно, за исключением случаев с высоким риском суицида, когда необходим постоянный контроль над пациентом. Тяжелые случаи лечения наркомании и алкоголизма тоже нуждаются в стационарном наблюдении. Процедуры могут быть индивидуальными или групповыми.

Таким образом, пограничное расстройство личности – сложный недуг, серьезно нарушающий качество жизни человека и плохо поддающийся лечению. При своевременной диагностике и лечении можно жить вполне приемлемо.

Пограничное личностное расстройство

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *