Наталья гончарова

Наталья Гончарова и Николай I: Почему на крышке часов императора был портрет жены Пушкина



Практически все современники Александра Сергеевича Пушкина были уверены, что между царём Николаем I и супругой поэта существовала более тесная, чем просто платоническая связь. Сейчас сложно найти истину, но известно одно: сам поэт, несмотря на постоянную безудержную ревность, не сомневался в порядочности своей жены, сказав Натали перед смертью: «Я верю».

Когда Николай I «положил глаз» на Наталью Николаевну


Император Всероссийский Николай I./Фото: artchive.ru

Знакомство российского императора с Натальей Николаевной произошло в 1831 году: именно тогда чета Пушкиных проживала в Царском Селе на даче, а Николай I с супругой и придворным окружением прибыл туда, скрываясь от эпидемии холеры. Наталья, урождённая Гончарова, прославилась своей идеальной внешностью сразу, как только вышла в свет и начала посещать московские балы. Царь, считавшийся ценителем женской красоты и наслышанный о неотразимости лица и грации молодой Пушкиной, несомненно, имел большой интерес увидеть её воочию.
По всей видимости, красота Натальи Николаевны действительно произвела на Николая I неизгладимое впечатление, и это сразу отразилось на служебном положении Александра Пушкина. В ноябре 1831 года по высочайшему указу, поэта восстановили в Иностранной коллегии, откуда его уволили в 1824 году, оставив за ним прежний чин. При этом вместо положенного по рангу годового оклада в 700 рублей Пушкину назначили жалование в 5 000 рублей!
Одновременно с этим, Пушкину поручили писать историю периода Петра Первого и его наследников, открыв доступ к архиву и засекреченным материалам. Помимо того, что в глазах света это являлось проявлением высочайшего благоволения, так и сама работа в качестве царского историографа приносила неплохой доход. Только за изложение событий Пугачёвского бунта поэту было выплачено 160 000 руб.

Как Александр Сергеевич Пушкин с женой оказались «в придворном плену»


У Пушкиных было все для абсолютного счастья: он — первый поэт России, она — первая красавица./Фото: vesty.spb.ru

Внезапное проявление щедрой императорской милости высшим обществом трактовалось однозначно – Николай I имеет к жене поэта определённый интерес, и поступает так, дабы приблизить Пушкина ко двору, дав возможность Наталье посещать царские приёмы. Великосветские догадки подтверждались и следующим назначением Пушкина: в самом конце декабря 1833 года его наделили званием камер-юнкера, в чьи обязанности входило обязательное присутствие на всех светских мероприятиях. А ведь именно в то время поэт практически не появлялся при дворе, ограничив в этом и свою супругу.
Свою новую должность вспыльчивый Александр Сергеевич принял с нескрываемым раздражением. Во-первых, он считал, что звание не приличествует его годам. Во-вторых, Пушкин подозревал, чем может закончиться подобное приближение ко двору и заранее ревновал Натали к императору, зная о его давнем расположении к ней. По свидетельству друга поэта – Павла Нащокина, Пушкина пришлось обливать холодной водой: он был настолько взбешён своим назначением, что хотел тотчас идти во дворец и высказать все в лицо императору.

Позже, в знак протеста, он не стал заказывать придворный мундир. Друзья с трудом уговорили принять мундир, купленный ими по случаю. А встретившись на балу с императором, Пушкин никак не высказал благодарность за новое звание, что являлось прямым нарушением этикета. Зато Наталья была в полном восторге. Любительница светских балов, она не скрывала радости от предстоящих приёмов с участием высочайших особ, чем ещё больше усиливала ревность и так потерявшего покой Пушкина.

«Не кокетничай с царём», или какие есть подтверждения романа Натали с императором


Картина «Пушкин, Натали, Николай I» художника Е. Устинова./Фото: mtdata.ru

Прямых доказательств о близких отношениях Николая I с женой Пушкина не существует. О возможной связи говорят лишь косвенные «улики», среди которых можно назвать явно выраженную ревность поэта, высказываемую им в письмах к Натали, когда он в октябре 1833 года находился в Болдино. В них с нескрываемым беспокойством он настоятельно рекомендовал супруге не флиртовать и не кокетничать с царём, чтобы тот не воспринял это, как намёк на желание более близкого общения.
Русский историк и первый пушкинский библиограф П. И. Бартенев в 1893 году подробно ознакомившись с перепиской супругов, не дал никаких комментариев по этому поводу. Лишь перед смертью в 1912 г. он высказал мнение, что публикация всех писем возможна «когда-нибудь в далёком будущем», но никак не в ближайшее время. Что содержалось в них, неизвестно. С той поры сохранилось только одно письмо Натали к Пушкину. А именно в её посланиях и содержалась какая-то тайна, которую историк предпочёл скрыть без объяснения причины.
Об особом же отношении императора к Натали, кроме открытого благоволения к её мужу, говорят сразу несколько фактов. В медальоне, который царь носил на груди, хранилось изображение Пушкиной. Через несколько лет после смерти поэта Николай перед повторным браком вдовы заказал её портрет и распорядился, чтобы его поместили в полковой альбом. В то время это считалось беспрецедентным случаем!
Влюблённость императора в Наталью Николаевну отмечалась всем аристократическим обществом, которое даже не сомневалось, что у любвеобильного государя появилась новая фаворитка. Кроме того, Николай не забывал о Пушкиной вплоть до её второго замужества с Петром Ланским, бывшего, кстати, не один год доверенным лицом российского императора.

Как Николай I помог Наталье Николаевне после смерти поэта


Генерал Пётр Ланской с супругой Натальей Николаевной./Фото: img-fotki.yandex.ru

Сам Пушкин никогда не был примерным семьянином. Одновременно с ревностью к жене он не чурался особ лёгкого поведения, а также азартных карточных игр. С последними ему абсолютно не везло, а так как поэт любил жить на широкую ногу и предпочитал делать большие ставки, то и долгов у него выявилось после смерти на сумму более 130 000 рублей.
Царь не оставил вдову прозябать в нищете с четырьмя малолетними детьми на руках. Император учредил специальную государственную Опеку над имуществом и детьми Пушкина, которой надлежало освободить от долгов родовое имение поэта, выплачивать пенсион членам его семьи (вдове – 5 000 рублей в год, дочерям – 1 500 руб. до замужества), определить сыновей в Пажеский корпус с пособием 1 500 руб. до поступления на службу. Вместе с этим Опеке поручалось обеспечить семье единовременную выплату в 10 тыс. руб., а деньги за сочинения, изданные на казенный счет, полностью отдавать вдове с детьми.
А вот вопрос, кем был на самом деле герой эпиграммы Пушкина Курилка, волнует многих до сих пор.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения TimOlya Пушкина Наталья Николаевна. Жена гения

Пушкина Наталья Николаевна.

Наташа Гончарова родилась 27 августа 1812 года в поместье Кариан, Тамбовской губернии, где семья Гончаровых с детьми жила после вынужденного отъезда из Москвы из-за нашествия Наполеона.

Поместье Кариан

Она была шестым ребенком в семье Николая Афанасьевича Гончарова. Ее мать, Наталья Ивановна, урожденная Загряжская, славилась в молодости исключительной красотой.

Николай Афанасьевич Гончаров

Наталья Ивановна Загряжская

Мать считала, что младшенькую дочь неимоверно разбаловал свекор, Афанасий Николаевич, не дававший до шести лет увезти внучку из Полотняного завода (обширное родовое имение Гончаровых под Калугой) в Москву, на Большую Никитскую, где поселялась семья на зиму.

Афанасий Николаевич Гончаров

Барский дом усадьбы Гончаровых в Полотняном Заводе

Наташа Гончарова воспитывалась у деда, на вольном воздухе огромного парка с 13 прудами и лебедиными парами, плавающими в них. Дедушка души в ней не чаявший, выписывал для нее игрушки и одежду из Парижа: доставлялись в имение тщательно упакованные коробки с атласными лентами, в которых лежали, закрыв глаза, фарфоровые куклы, похожие на сказочных принцесс, книжки, мячики, другие затейливые игрушки, дорогие платьица, даже маленькие детские шляпки для крохи-модницы по имени Таша.

Наталья Николаевна Гончарова в детстве. Неизвестный художник. Начало 1820-х годов

Уже в восьмилетнем возрасте все обращали внимание на редкое, классически-античное совершенство черт ее лица и шутливо пугали маменьку — саму замечательно красивую женщину, — что дочь со временем затмит ее красоту и от женихов отбоя не будет! Суровая и решительная маменька в ответ поджимала губы и, качая головой, говорила: «Слишком уж тиха, ни одной провинности! В тихом омуте черти водятся!» И глаза ее сумрачно поблескивали…

Детство Наташи было нелегким: отца терзала неизлечимая душевная болезнь – пристрастие к верховым прогулкам привело к трагическому падению с лошади: в результате ушиба головы Николай Афанасьевич Гончаров страдал помутнением рассудка, только в редкие моменты становился добрым, очаровательным, остроумным — таким, каким он был в молодости, до своей болезни. Мать, и до того не отличавшаяся ровным характером и мягким нравом, после несчастья, случившегося с мужем, стала истеричной и даже жестокой к детям. Сестры Гончаровы боялись матери и не решались вымолвить слова в ее присутствии, она же могла запросто отхлестать дочерей по щекам.

Усадьба Гончаровых в селе Ярополец
Гончаровы владели обширнейшими имениями Ярополец, Кариан, Полотняный завод, фабрикой, конным заводом, славившимся на всю Калужскую и Московскую губернии! Управлять Гончаровским майоратом (имение, не подлежащее разделу и по наследству переходящее к старшему в роду, обычно сыну) Наталье Ивановне, когда-то блиставшей при дворе императрицы Елизаветы Алексеевны, привыкшей к восхищению, поклонению, шуму балов, было тяжело. Она не справлялась порою с огромным количеством дел, а признаться в этом ни себе, ни окружающим, считала непозволительным. До совершеннолетия сына Дмитрия всем распоряжалась она сама безраздельно и бесконтрольно!

Гончаров Дмитрий Николаевич (1808-1860) — старший брат Н. Н. Пушкиной, воспитанник Московского университета, камер-юнкер, чиновник Министерства иностранных дел.

Такая власть окончательно испортила и без того нелегкий ее характер. Но вполне возможно и то, что за резкостью и несдержанностью прятала Наталия Ивановна обыкновенную женскую растерянность и горечь от жизни, сложившейся не слишком-то легко.

Гончаров Иван Николаевич (1810-1881) — брат Н. Н. Пушкиной, юнкер лейб-гвардейского Уланского полка, поручик лейб-гвардейского Гусарского полка, впоследствии генерал-майор, сослуживец М. Ю. Лермонтова.

Гончаров Сергей Николаевич (1815-1865)- брат Н. Н. Пушкиной.

Несмотря на все недостатки свои, детей Наталия Ивановна любила, как и всякая мать. Сыновей Ивана и Сергея, когда повзрослели, определила в военную службу, а трем свои барышням дала прекрасное по тем временам для девиц образование: они знали французский, немецкий и английский, основы истории и географии, русскую грамоту, разбирались в литературе, благо библиотека, (собранная отцом и дедом) под надзором Натальи Ивановны сохранилась в большом порядке. Стихи знаменитого на всю Россию Пушкина знали наизусть, переписывали в альбомы. Могли они вести и домашнее хозяйство, вязать и шить, хорошо сидели в седле, управляли лошадьми, танцевали и играли не только на фортепьяно — могли разыграть и шахматную партию. Особенно в шахматной игре блистала младшая, Наташа.

Александра Николаевна Гончарова (в замужестве Фризенгоф). Портрет неизвестного художника, конец 1820-х — начало 1830-х гг. Своячница А.С.Пушкина.

Гончарова Екатерина Николаевна (1809—1843)— баронесса Геккерн, фрейлина, сестра Н. Н. Пушкиной, жена убийцы А. С. Пушкина Жоржа Дантеса.
Жизнь рядом со строгой, всегда напряженной матерью, больным отцом, Николаем Афанасьевичем, не шла на пользу Наталии Николаевне. Она была до болезненности молчалива и застенчива.

Позже, когда она появилась в светских салонах Москвы и Петербурга, эту застенчивость и склонность к молчанию, неумению мгновенно включаться в светскую беседу, многие считали признаком небольшого ума.

Наталья Николаевна Гончарова (Пушкина, Ланская)

Вот что вспоминает о юношеских годах Наталии Николаевны Гончаровой ее близкая знакомая и соседка по имению Надежда Еропкина: «Я хорошо зналаНаташу Гончарову, но более дружна она была с сестрою моей, Дарьей Михайловной. Натали еще девочкой отличалась редкою красотой. Вывозить ее стали очень рано, и она всегда была окружена роем поклонников и воздыхателей. Место первой красавицы Москвы осталось за нею».

«Я всегда восхищалась ею, — продолжает далее Еропкина, — Воспитание в деревне, на чистом воздухе оставило ей в наследство цветущее здоровье. Сильная, ловкая, она была необыкновенно пропорционально сложена, отчего и каждое движение ее было преисполнено грации. Глаза добрые, веселые, с подзадоривающим огоньком из-под длинных бархатных ресниц… Но главную прелесть Натали составляло отсутствие всякого жеманства и естественность. Большинство считало ее кокеткой, но обвинение это несправедливо. Необыкновенно выразительные глаза, очаровательная улыбка и притягивающая простота в обращении, помимо ее воли, покоряли ей всех. Не ее вина, что все в ней было так удивительно хорошо!.. Наталия Николаевна явилась в семье удивительным самородком!» — отмечает в заключении Надежда Михайловна в своих воспоминаниях.

Наталья Гончарова

Этот самородок мгновенно поразил сердце и воображение знаменитого поэта, когда он увидел ее на балах танцмейстера Иогеля, в доме на Тверском бульваре, зимой 1828-1829 г.г. Наташе Гончаровой тогда едва минуло 16 лет. В белом платье, с золотым обручем на голове, во всем блеске своей царственной, гармоничной, одухотворенной красоты, она была представлена Александру Сергеевичу Пушкину , который «впервые в жизни был робок».

А.С.Пушкин
Влюбленный Пушкин не сразу отважился появиться в доме Гончаровых. Ввел поэта в их гостиную старый знакомый Федор Иванович Толстой, скоро ставший его сватом. Около двух лет тянулась мучительная для поэта история сватовства. Наталья Ивановна была наслышана о политической «неблагонадежности» Пушкина и вдобавок опасалась, что жених потребует приданого, которого просто не существовало. Поэт изо всех сил старался устроить свои денежные дела, что в конечном итоге позволило обеспечить приданое невесты – дело в свадебной традиции в общем-то нечастое. «…став уже реальной тещей, – с иронией, но не без удовлетворения замечает пушкиновед, директор Института русской литературы (Пушкинского дома) Николай Скатов, – Наталья Ивановна своим зятем будет быстро и решительно укрощена». В начале апреля 1830 года согласие матери Гончаровой было завоевано.

Знакомство Пушкина с Гончаровой

Знавшая Гончаровых их современница Н. П. Озерова рассказывала: «…мать сильно противилась браку своей дочери, но… молодая девушка ее склонила. Она кажется очень увлеченной своим женихом». Это наблюдение подтверждается и письмом самой Наташи деду с просьбой о разрешении на брак с Пушкиным:

«Любезный дедушка!.. Я с прискорбием узнала те худые мнения, которые Вам о нем внушают, и умоляю Вас по любви вашей ко мне не верить оным, потому что они суть не что иное, как лишь низкая клевета…»

На «мальчишнике», который устраивал Пушкин накануне свадьбы, он казался весьма мрачным. Все заметили это, и многие предрекали несчастливый брак. Но доподлинно известно пушкинское признание после помолвки:

«Та, которую любил я целые два года, которую везде первую отыскивали глаза мои, с которой встреча казалась мне блаженством – Боже мой – она… почти моя…»

Наталья Гончарова -Пушкина

Неизвестный художник. А. С. Пушкин. Царское село 13 июня 1831 г.

18 февраля 1831 года Пушкин и Натали Гончарова наконец соединили свои руки и сердца. Во время обряда венчания Александр Сергеевич нечаянно задел за аналой, с которого упали крест и Евангелие. При обмене кольцами одно из них тоже упало, и вдобавок погасла свеча. Можно только догадываться о том, что пережил в эти неприятные мгновенья поэт, придававший столь большое значение всяческого рода приметам и «знакам судьбы».

Венчание

И все-таки на какое-то время вся его жизнь озарилась счастьем. Продолжались, конечно, тревоги, неприятности, мучительные мысли о деньгах, которых постоянно не хватало, но надо всем теперь царило радостное и непривычное чувство.

Челышев Вадим Алексеевич.Венчание

«Я женат – и счастлив: одно желание мое, чтоб ничего в жизни моей не изменялось, лучшего не дождусь», – писал поэт своему другу П. А. Плетневу через пять дней после свадьбы. «Жена моя прелесть, и чем доле я с ней живу, тем более люблю это милое, чистое, доброе создание, которого я ничем не заслужил перед Богом», – признавался он в письме к своей теще Н. И. Гончаровой уже в 1834 году. Исполнилось то, о чем он мечтал: «мадонна», «чистейшей прелести чистейший образец» вошла в его дом…

Е.А.Устинов: Пушкин и Натали

Пушкин хорошо понимал, что Наталье Николаевне всего двадцать лет, что она прекрасна, а кокетство и женское тщеславие так естественны для ее возраста. Приехав с мужем в Петербург, а затем в Царское Село через три месяца после свадьбы, Натали Пушкина почти сразу же стала «наиболее модной» женщиной высшего света, одной из первых красавиц Петербурга. Красоту ее Д. Ф. Фикельмон называла «поэтической», проникающей до самого сердца. Тонкий, «воздушный» портрет Н. Пушкиной работы А. П. Брюллова передает юную прелесть облика Натали.

За шесть лет, которые супруги прожили вместе, Наталья Николаевна родила четверых детей. Но любовь к детям никак не заслоняла в ее душе стремления к светским успехам.

Н. И. Фризенгоф. Дети А. С. Пушкина. 1839. Рисунок

Александр Александрович Пушкин (1833-1914) — российский военный и государственный деятель. Сын поэта Александра Сергеевича Пушкина.

Григорий Александрович Пушкин (1835-1905) — русский офицер, мировой судья, сын Александра Сергеевича Пушкина и Натальи Николаевны Гончаровой.

Портрет Марии Александровны Пушкиной

Иван Кузьмич Макаров: Наталья Александрова Пушкина (1836-1913), графиня Меренберг, 1849, ГМИИ

По мнению родителей Пушкина, Натали испытывала большое удовольствие от возможности быть представленной ко двору в связи с назначением Александра Сергеевича камер-юнкером и танцевать на всех придворных балах. Она как бы вознаграждала себя за безрадостные детство и юность в угрюмом доме, между полубезумным отцом и страдавшей запоями матерью. Ей льстило, что красота ее произвела впечатление на самого царя.

Художник Н. Ульянов «Пушкин с женой перед зеркалом на придворном балу» 1936

Александр Сергеевич был весьма озадачен всем этим, так как ему «хотелось поберечь средства и уехать в деревню». Но… любовь Пушкина к жене «была безгранична, – вспоминала супруга одного из самых близких друзей поэта, Вера Александровна Нащокина, – Наталья Николаевна была его богом, которому он поклонялся, которому верил всем сердцем, и я убеждена, что он никогда, даже мыслью, даже намеком на какое-либо подозрение не допускал оскорбить ее… В последние годы клевета, стесненность в средствах и гнусные анонимные письма омрачали семейную жизнь поэта, однако мы в Москве видели его всегда неизменно веселым, как и в прежние годы, никогда не допускавшим никакой дурной мысли о своей жене. Он боготворил ее по-прежнему»

Устинов Е.А. В альбом Ушаковых

Устинов Е.А. «Пушкин с женой в саду».

Обнаруженные в архивах Гончаровых письма Натальи Николаевны к старшему брату многое проясняют. Блестящая светская красавица, очаровательная Натали в этих письмах предстает перед нами вполне земной женщиной, беспокоящейся о семье, заботливой женой, прекрасно разбирающейся в делах своего мужа и старающейся ему помочь.

Святослав Гуляев

Во всем оправдывая Наталью Николаевну, некоторые авторы возносят ее на недосягаемый пьедестал – она, мол, не более чем орудие в руках убийц великого русского поэта. Тем ценнее кажутся объективные рассуждения, например, такое:

Natalia Pushkina

«Сколько бы ни стремились вывести гибель Пушкина за рамки семейных отношений, никуда от них не уйдешь. Да, была «московская барышня» с провинциальной застенчивостью, была женщина с отзывчивой душой и верная жена. Но была и вспыхнувшая влюбленность в «белокурого остроумного котильонного принца» (определение А. Ахматовой), и ревность Пушкина. И подлость Геккернов. И дуэль. И гибель поэта» (Н. Грашин).

Устинов Е.А. «Пушкин и Натали»

Наталья Гончарова-Пушкина

Наталья Николаевна считала кокетство занятием вполне невинным. На вопрос княгини В. Ф. Вяземской, чем может кончиться вся история с Дантесом, она ответила:

«Мне с ним весело. Он мне просто нравится, будет то же, что было два года сряду».

Не стоит отметать свидетельства современников, которые своими глазами видели, как вела себя жена поэта:

Жорж Шарль Дантес. 1830

«В толпе я заметила Дантеса, но он меня не видел… Мне показалось, что глаза его выражали тревогу, – он искал кого-то взглядом и внезапно исчез в соседней зале. Через минуту он появился вновь, но уже под руку с г-жою Пушкиной. До моего слуха долетело:
– Уехать – думаете ли вы об этом – я этому не верю – вы этого не намеревались сделать…
Выражение, с которым произнесены эти слова, не оставляло сомнения насчет правильности наблюдений, сделанных мною ранее, – они безумно влюблены друг в друга! Пробыв на балу не более получаса, мы направились к выходу: барон танцевал мазурку с г-жою Пушкиной. Как счастливы они казались в эту минуту!» (из дневника фрейлины Мари Мердер, 5 февраля 1836 г.).

Широко известен тот факт, что даже император Николай Павлович однажды сделал Пушкиной отеческое внушение по поводу ее поведения. Это, как и все прочие увещевания, не дало никаких результатов. Барон Геккерен после смерти поэта предлагал допросить Наталью Николаевну: «Она сама может засвидетельствовать, сколько раз предостерегал я ее от пропасти, в которую она летела…» Правда, барону не приходило в голову, что красавица и при этом допросе могла солгать. А ведь во время бесед посланника с Пушкиной ее сестра Екатерина уже ждала ребенка от любимого ею Дантеса, и оба иностранца, опасаясь скандала, спешили завершить роман женитьбой Жоржа на мадемуазель Гончаровой. Именно поэтому Геккерен уговаривал Наталью Николаевну не завлекать его приемного сына… И, вероятно, еще потому, что Дантес являлся… троюродным племянником императрицы Александры Федоровны, и громких скандалов его родственникам не очень-то и хотелось.

Сети светских интриг… В них – из-за одного неверного шага – рискует запутаться даже и многоопытный царедворец. Что уж тогда говорить о мало искушенной в жизни Натали?

«Слишком приметна была она, – отмечал пушкинист А. Ф. Онегин, – и как жена гениального поэта, и как одна из красивейших русских женщин. Малейшую оплошность, неверный шаг ее немедленно замечали, и восхищение сменялось завистливым осуждением, суровым и несправедливым».

Справедливости ради надо сказать, что исследователи зачастую оставляют без внимания свидетельство А. П. Араповой, которой ее мать, Н. Н. Ланская, бывшая Пушкина, рассказывала многое из своей жизни.

Переяславец Мария владимировна.Александр Сергеевич Пушкин и Наталья Николаевна Гончарова в родовом имении Гончаровых «Полотняный завод»

«Время ли отозвалось пресыщением порывов сильной страсти, или частые беременности вызвали некоторое охлаждение в чувствах Ал. Сер-ча, – но чутким сердцем жена следила, как с каждым днем ее значение стушевывалось в его кипучей жизни. Его тянуло в водоворот сильных ощущений… Пушкин только с зарей возвращался домой, проводя ночи то за картами, то в веселых кутежах в обществе женщин известной категории. Сам ревнивый до безумия, он даже мысленно не останавливался на сердечной тоске, испытываемой тщетно ожидавшей его женою, и часто, смеясь, посвящал ее в свои любовные похождения».

Устинов Е.А. «Пушкин, Натали, Николай I»

Княгиня Вера Федоровна Вяземская, хорошо осведомленная о семейной жизни Пушкиных, также рассказывала о том, что Наталья Николаевна привыкла к неверностям мужа и таким образом обрела холодное спокойствие сердца. Это спокойствие, как оказалось, обладало смертоносной силой…

Д. Белюкин. «Смерть Пушкина»

Гибель мужа не просто повергла Наталью Николаевну в отчаяние – она ошеломила ее наивную душу своей полной неожиданностью. В близкой ей семье Карамзиных ее жалели, защищали от нападок и называли бедной жертвой собственного легкомыслия и людской злобы. Она же жаждала прочесть все, что касалось ее мужа, жаждала «говорить о нем, обвинять себя и плакать». Старшая дочь Карамзина, Софья Николаевна, увидев вдову поэта на второй день после смерти Пушкина, была поражена: взгляд ее блуждал, на нее нельзя было смотреть «без сердечной боли».

К.Лаш. Портрет Н.Н.Пушкиной

Отчаяние Натальи Николаевны наиболее ярко можно представить, обратившись к свидетельству В. Ф. Вяземской. «Конвульсии гибкой станом женщины были таковы, что ноги ее доходили до головы». Не происходило ли это отчаяние от всепоглощающего чувства вины Натальи Николаевны – перед людьми, перед своей совестью, перед Богом?

Через две недели после трагедии Наталья Николаевна с детьми и сестрой Александриной уехала в Полотняный Завод, к брату Дмитрию. Почти два года она прожила в деревне, как и просил ее поэт перед смертью: «Поезжай в деревню. Носи по мне траур два года, а потом выходи замуж, но только за порядочного человека».

В 1844 году, через семь лет после смерти Александра Серегеевича, Наталья Николаевна приняла предложение генерала Петра Петровича Ланского, командира конногвардейского полка, и вышла за него замуж. Ей исполнилось тридцать два года, Ланскому – сорок пять. Прежде он женат не был. Детей Пушкина Петр Петрович принял как родных. В новой семье родилось еще три дочери: Александра, Елизавета и Софья. Наталья Николаевна никогда не забывала поэта, и к этому ее чувству Ланской относился с большим тактом и уважением.

«Тихая, затаенная грусть всегда витала над ней, – свидетельствовала ее дочь А. Арапова. – В зловещие январские дни она сказывалась нагляднее: она удалялась от всякого развлечения, и только в усугубленной молитве искала облегчения страдающей душе».

Осенью 1863 года в семье Александра Александровича Пушкина родился мальчик – тоже Александр. По просьбе сына Наталья Николаевна отправилась из Петербурга в Москву – на крестины внука. Она и раньше страдала легочным заболеванием, а тут еще простудилась. Возвратившись в Петербург, слегла с тяжелым воспалением легких и скончалась 26 ноября 1863-го.

Наталья Николаевна Пушкина-Ланская, в девичестве Гончарова. Начало 1860-х гг. Фотография. Всероссийский музей А. С. Пушкина

Дети похоронили Наталью Николаевну на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Через пятнадцать лет рядом прибавилась могила Петра Петровича Ланского и строгое, черного мрамора надгробие; около него – небольшая дощечка с надписью о том, что в первом браке Наталья Николаевна Ланская была за поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным.

Она прожила на этом свете 51 год и из них была всего шесть лет вместе с Пушкиным…

Портреты Натальи Николаевны Гончаровой-Пушкиной-Ланской

Автор — Bo4kaMeda. Это цитата этого сообщения

Портреты Натальи Николаевны Гончаровой-Пушкиной-Ланской
НАТАЛЬЯ ГОНЧАРОВА

По — ангельски кротко,
по — дьявольски томно
Шлёт взор из – под век,
А в грации шеи таится надломно
Тюльпана побег.
Изящной головки слегка озадачен
Прелестный бутон.
Кого осчастливил, кому предназначен
Сей дивный поклон?
Открытое платье всем кажет несмело
Обрушенность плеч.
Простите ей, люди.
Она не сумела супруга сберечь.
Когда довелось, не страшась катафалка,
Под дулом стоять,
Поэт посчитал —
за Такую не жалко
Жизнь богу отдать.

Сохранилось довольно много словесных описаний внешности Натальи Николаевны и ее художественных портретов. Естественно, каждый видел и воспринимал ее по-своему и, прежде всего как жену Пушкина. Но было в этой женщине нечто такое, что выделяло ее из всех прославленных красавиц и составляло особенность ее натуры и характера.
­
Наталья Гончарова. Неизвестный художник.
1810 год. Бумага. Акварель

А вот что записал А.С. Сомов со слов Надежды Михайловны Еропкиной:
«Натали еще девочкой-подростком­ отличалась редкой красотой. Вывозить ее стали очень рано, и она всегда окружена была роем поклонников и воздыхателей. Участвовала она и в прелестных живых картинах, поставленных у генерал-губернатора кн. Голицына и вызвала всеобщее восхищение. Место первой красавицы Москвы оставалось за нею. Наташа была действительно прекрасна, и я всегда восхищалась ею. Воспитание в деревне на чистом воздухе оставило ей в наследство цветущее здоровье. Сильная, ловкая, она была необыкновенно сложена, отчего и каждое движение ее было преисполнено грации. Глаза добрые, веселые с подзадоривающим огоньком из-под длинных бархатных ресниц. Но покров стыдливой скромности всегда вовремя останавливал слишком резкие порывы. Но главную прелесть Натали составляли отсутствие всякого жеманства и естественность. Большинство считало ее кокеткой, но обвинение это несправедливо. Необыкновенно выразительные глаза, очаровательная улыбка и притягивающая простота в обращении, помимо ее воли, покоряли ей всех».
«Когда я увидел ее в первый раз, красоту ее только что начали замечать в обществе. Я ее полюбил, голова у меня закружилась; я просил ее руки».
«В белом воздушном платье, с золотым обручем на голове, она в этот знаменательный вечер поражала всех своей классической царственной красотой».
(А.П. Арапова)


­
А. П. Брюллов. Портрет Н. Н. Пушкиной. 1831-1832 г. Бумага, акварель.

«При жизни поэта был написан всего один ее акварельный портрет. Автор его — Александр Брюллов — смог передать лишь молодость и миловидность почти детского лица и нарядный туалет модели. Вряд ли можно требовать большего от художника, писавшего столь юную особу (на портрете Наталье Николаевне не более 18 лет). Все последующие акварельные ее изображения написаны уже в период вдовства и нового замужества. Автор их — Вильгельм Гау — с 1840 года придворный художник. Его многочисленные портреты Натальи Николаевны — более или менее удачные, однако не претендуют на психологическую глубину. На этих акварелях, датированных 1841 — 1849 годами, Наталья Николаевна разная, но мало похожая на словесные описания, воспевающие ее классическую красоту и внутреннее совершенство». из статьи Римской Корсаковой http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/8910.php
Владимир Гау создал пять акварельных портета Натальи Николаевны в 1842, 1843, 1844 и 1849 годах. Этому художнику, как никому другому, удалось запечатлеть на бумаге особенности натуры Натальи Николаевны. Ни тени кокетства или позёрства. Невольно вспоминаются горькие слова П. А. Вяземского, обращённые к вдове Пушкина в 1841 году по поводу её красоты: «Вы власть, Вы могущество в обществе… Я не знаю, почему Вы роковым образом не умели никогда в подобном случае взять выигрышную роль, которая предназначена Вам природою и принадлежит по самому законному праву. Вы не умеете царствовать… Не стоило быть столь прекрасной, как Вы, чтобы достигнуть такой печальной цели». Характерно, что на двух акварелях Гау 1849 года Наталия Николаевна изображена уже женой генерал-майора П. П. Ланского, за которого она вышла замуж в 1844 году; но облик её, самоощущение не изменились.
Два сохранившихся портрета масляными красками показывают нам облик Наталии Николаевны в последний период её жизни. Первый из них написан летом 1849 года Иваном Макаровым — молодым художником, который сам попросил Наталию Николаевну «заняться» её портретом, так как «сквозил характер лица». «Чрезвычайно изящная картина», написанная Макаровым за три сеанса, заслужила следующий отзыв модели: «…это один из лучших моих портретов… я изображена такой красивой женщиной, что мне даже совестно согласиться, что портрет похож».

­
И. К. Макаров Наталия Николаевна Ланская. 1949

Интересно, что Макаров, представитель молодого поколения как в общественной жизни, так и в живописи, сумел не только реалистически передать черты модели, но возвести их в идеал, воплотив в нём своё представление не столько о генеральше Ланской, сколько о жене великого поэта, которой было посвящено стихотворение «Мадонна».
На последнем портрете Наталии Николаевны, написанном салонным живописцем Т. А. Неффом, вероятно, в 1856 году, мы видим уже немолодую женщину с бледным, осунувшимся лицом, с синими тенями под запавшими глазами, как это бывает с возрастом. Всё ещё правильные черты несут на себе отпечаток перенесённых страданий и усталости. Семь лет, разделяющие портреты работы Макарова и Неффа, были для Наталии Николаевны полны тревог, переживаний, болезней.

­
T. Нефф(Макаров) Н. Н. Пушкина-Ланская. Масло. 1856 (?)

Каждый из этих двух художников ставил перед собой разные задачи и пользовался разными творческими методами. Для Макарова главным было создать возвышенный образ женщины, вдохновившей некогда Пушкина на дивные стихи. Он делает лицо центром картины — это самое яркое пятно, освещённое несколько сверху и с той стороны, куда повёрнута голова. Нежный румянец мягко сияет на золотисто-коричневом фоне портрета. Дополнительным цветовым акцентом, оттеняющим лицо, служит белое прозрачное газовое покрывало, ниспадающее с головы на плечи и грудь. Это воздушное, как бы сотканное из лунного света обрамление лица сообщает образу известную лёгкость и одновременно торжественность. И придаёт портрету отдалённое сходитсво с Сикстинской мадонной Рафаэля. Высокому строю произведения способствуют и другие приёмы: овальная форма холста и вторящие ей линии лба, волос, подбородка, плеч, покрывала; живопись жидкими красками с лессировками, так что местами просвечивает тёплый тонированный грунт; употребление красок, смешанных с белилами, сложных полутонов, неярких, неконтрастных, плавно переходящих из одного в другой.
Нефф видел свою задачу в том, чтобы представить даму высшего света, жену крупного военного чина. Это прежде всего репрезентативный (представительский) портрет. Наталия Николаевна изображена в парадном дорогом наряде и драгоценностях на фоне резной спинки кресла и вьющихся лоз плюща. На ней белое открытое платье, отороченное кружевами, с правого плеча спущена красная мантилья с широкой собольей опушкой, на шее голубая с жёлтым узором лента, скреплённая бриллиантовой брошью, в ушах голубые эмалевые серьги. Желая возвысить модель за счёт антуража и аксессуаров, художник избирает прямоугольный формат портрета, резкое пересечение линий, контрастные сочетания красок. Он употребляет яркие локальные тона, пишет объёмным пастозным выпуклым мазком.

И всё же, быть может, именно на фоне этой кричащей роскоши виднее благородство черт усталого, немного скорбного лица. Вот как выглядела Наталия Николаевна примерно в то время, по словам Л. Спасской, дочери врача в Вятке: «От её некогда знаменитой красоты сохранилось мало следов… В обращении Наталия Николаевна производила самое приятное впечатление сердечной, доброй и ласковой женщины и обнаруживала в полной мере тот простой, милый аристократический тон, который так ценил в ней Пушкин».
Е. Павлова
История создания портрета К. Лаша широко известна из переписки Натальи Николаевны с мужем и цитируется Рожновыми в их книге. В начале января 1856 года Н.Н.Ланская приехала из Вятки в Москву, где ее ожидали дочери. Она остановилась в доме Гончаровых на Никитской и свиделась с братьями и отцом. В письме к мужу от 13 января 1856 года она писала: «…Я, слава Богу, чувствую себя лучше, кашель прошел и я даже надеюсь вскоре начать мой портрет. Ты взвалил на меня тяжелую обязанность, но, увы, что делать, раз тебе доставляет такое удовольствие видеть мое старое лицо, воспроизведенное на полотне»13. В письме от 17 февраля она жалуется, что портретные сеансы занимают все ее утра. Так, накануне она провела в мастерской у Лаша от часа до трех, и художник сделал пока только рисунок, который ей показался правильным в смысле сходства. По словам Натальи Николаевны, художник выбрал левый профиль и изобразил ее в трехчетвертном повороте. По совету Лаша, никогда не видевшего ее до сеанса, она должна была надеть закрытое платье. Портрет был окончен за месяц, так как в марте Наталья Николаевна с дочерьми возвратилась в Петербург.


­
К. Лаш. Портрет Пушкиной-Ланской. 1856

На портрете К. Лаша Наталье Николаевне неполных 45 лет. На ней черное закрытое платье и черная кружевная косынка на голове. Освежают лицо жемчужные серьги с бусами и белый кружевной воротничок. Несколько странно выглядит темно-зеленый бант, приколотый поверх воротничка, который, возможно, делал бледное лицо более розовым. Некоторую «траурность» портрета скрашивают пурпурные складки спущенной с плеч то ли бархатной накидки, то ли драпировки. Художник изобразил свою модель с легкой полуулыбкой и блеском в глазах. В целом, портрет носит чисто светский характер и ничего нового о модели не говорит. Его художественный уровень не слишком высок, а детали одежды написаны откровенно небрежно. Вряд ли интересовала художника внутренняя сущность модели, да и знал ли он, кого пишет.


оригинал:Великая Княжна Мария Николаевна

У Пушкина было три жены!

«Я нравлюсь юной красоте бесстыдным бешенством желаний», – откровенно признавался поэт в одном из своих творений. Даром чувственности природа его наделила не в меньшей мере, чем поэтическим. И интерес к прекрасному полу в нем появился почти одновременно с первыми стихами. По молодости писать их ему удавалось только между загулами, лечась от неприличных болезней. Современники Александра Сергеевича Пушкина сходились во мнении: он оставил далеко позади самого Казанову!

В письмах к лицейским товарищам Пушкин упоминал, что впервые сблизился с женщиной лет в 12–13. Недаром среди товарищей-лицеистов он слыл самым опытным ловеласом.

Старшим лицеистам позволяли отлучаться в город. Юный поэт водил дружбу с царскосельскими гусарами. А те знали толк в удовольствиях, проводя время в непотребных домах. Там ему и преподали первые уроки любви.

«Будучи еще 15 или 16 лет, от одного прикосновения к руке танцующей во время лицейских балов взор его пылал, и он пыхтел, сопел, как ретивый конь среди молодого табуна», – писал однокашник поэта Сергей Комовский.

…Она звалась Наташей. Миловидная горничная фрейлины Валуевой. Предмет обожания всех мужающих лицеистов. Александру Сергеевичу тем временем едва минуло 14. Из-за увлечения ею будущего гения едва не выставили из учебного заведения. В темном коридоре дворца он однажды заприметил стройную женскую фигуру. Ослепленный страстью, набросился на нее с недвусмысленными объятиями, уверенный, что в его руках Наташа. И каково же было разочарование, когда обнаружил перед собою старую деву княжну Волконскую. Она пожаловалась самому государю.

Наташей открывается перечень амурных побед поэта. Имена в нем мелькали с неимоверной быстротой: юная актриса из крепостной труппы графа Варфоломея Толстого, затем Наталья Кочубей, дочь министра внутренних дел России, а за нею мечта всех лицеистов Екатерина Бакунина, сестра товарища. Были ли с этими девушками из хороших семей интимные отношения – достоверно неизвестно, но вот с очаровательной вдовушкой Марией Смитт он встречался на квартире у директора лицея, которому та приходилась дальней родственницей. Едва завершив образование, он напрочь забывает об этой интрижке. Ведь начинается настоящая любовная лихорадка!

Пушкин вступает в общество «Зеленая лампа». Заседания его начинались с попоек, а заканчивались в борделе. Писать стихи ему удавалось лишь в перерывах между загулами, лечась от очередной «неприличной» болезни. Старшие товарищи молодого да раннего Александра Сергеевича по литературному обществу «Арзамас» – князь Петр Вяземский и важный правительственный сановник Александр Тургенев, с чьей легкой руки Сашенька был устроен в Царскосельский лицей, очень переживали за «сверчка» – так они звали Пушкина.
«Сверчок прыгает по бульвару и по б…, но при всем беспутном образе жизни он кончает четвертую песнь поэмы. Если еще два или три х…, то и дело в шляпе. Первая х… болезнь была и первою кормилицей его поэмы (юный гений работал над поэмой «Руслан и Людмила». – Н.П.)», – писал Тургенев Вяземскому.
«Старое пристало к новому, и пришлось ему опять за поэму приниматься, – искренне радовался Вяземский. – Венера пригвоздила его к постели».

Надежде русской поэзии меж тем едва минуло 18. Не переставая посещать бордели, поэт увлекается женщиной старше его на 20 лет – княгиней Голицыной. Разведясь с мужем, она устроила в своем доме один из самых посещаемых светских салонов. И разумеется, не отказала пылкому юному поэту.

Петербургские любовные приключения прервала ссылка на юг – за вольные эпиграммы. Но и там Александр Сергеевич не пропускал ни одной юбки. Ссылка закончилась благодаря его любвеобильности. В 1923 году в Одессе он завел интрижку с женой начальника. В результате его отстранили от государственной службы и отправили в псковское имение Михайловское под надзор родителей. Но даже в деревне его сексуальная жизнь продолжала бурлить. Поговаривали, что на сей раз для своего любимого Сашеньки постаралась няня Арина Родионовна. Якобы именно она свела воспитанника с 19-летней Ольгой Калашниковой, дочерью сельского старосты. Однако девушка забеременела. Александр Сергеевич не бросил ее, но поспешил отослать подальше и даже попросил Петра Вяземского помочь, когда она проездом прибыла в Москву.

«Отправь ее в Болдино (в мою вотчину)… при сем с отеческою нежностью прошу тебя позаботиться о будущем малютки, если то будет мальчик. Отсылать его в воспитательный дом мне не хочется, а нельзя ли его покамест отдать в какую-нибудь деревню – хоть в Остафьево… Милый мой, мне совестно, ей-богу… но тут уж не до совести», – писал Пушкин старшему другу.

Впрочем, малютка вскоре после рождения умер. А позже поэт помог Ольге получить вольную.
В 1830 году, накануне сватовства к Наталье Гончаровой Пушкин в шутку составил свой донжуанский список. В письме к жене своего друга Петра Вяземского – Вере он указал, что Наталья Гончарова его 113-я любовь. Впрочем, биографы посчитали, что по этой бухгалтерии в год у поэта было в среднем шесть женщин. И сильно усомнились – поскромничал Александр Сергеевич! Один из их аргументов: даже ближайший друг Пушкина – Соболевский хвастал, дескать, покорил 500 дам. А уж поэту в свете не было равных обольстителей. Без сомнения, доступные женщины шли вне учета.

Надумав жениться, Пушкин буквально метался среди невест. Многие прочили ему в супруги Екатерину Ушакову. Он в самом деле ухаживал за девушкой, да и она отвечала взаимностью. А незадолго до этого сватался к Анне Олениной, дочери президента Петербургской академии художеств. При этом параллельно выяснял бурные отношения с Каролиной Собаньской, незаконной женой графа Ивана Витта, начальника русских поселений на юге России. Эта особа польских кровей, дочь киевского предводителя дворянства, будто играла поэтом, то отдаляя, то приближая к себе.

4 марта 1830 года поэт в очередной раз поссорился с Собаньской в Петербурге. А 6 апреля в Москве уже попросил руки Гончаровой. Как уверяли многие – от отчаяния. В день помолвки Пушкина с Гончаровой в «Литературной газете» вышло стихотворение «Что в имени тебе моем?» Ах, если бы родители Наташи Гончаровой знали, кому они адресованы, вряд ли бы отдали дочь ветреному поэту. Но и женившись, Пушкин с прежней рьяностью продолжил пополнять свой донжуанский список. На одном из балов, куда Пушкин прибыл с юной женой, он принялся энергично ухаживать за белокурой красавицей баронессой Амалией Крюднер. Наталья, заметив, что муж флиртует, разобидевшись, уехала. А едва супруг явился домой, получил от нее пощечину.

«У моей мадонны рука тяжеленькая», – со смехом сообщал поэт Вяземскому.

Крюднер была под номером 117, до нее свои места заняли графиня Надежда Сологуб, Александра Смирнова, графиня Дарья Фикельмон. «Гений чистой красоты» – жена поэта отошла в их тень. И даже не потому, что новые возлюбленные были лучше – они просто были новыми! Впрочем, оставаясь дома, гений русской поэзии тоже не скучал.

В доме Александра Сергеевича долгое время жили две сестры Натальи Гончаровой – Екатерина и Александрина. И как уверяют его биографы, любвеобильный поэт не оставил их без внимания. Камердинер как-то нашел в кровати Пушкина потерянный Александриной крестик. А умирая, поэт отдал свою цепочку с нательным крестом Вере Вяземской с просьбой, чтобы она отдала его не Наталье, нет, а Александрине.
О причинах дуэли с Дантесом существует официальная версия. Дескать, соперник обесчестил жену поэта своими ухаживаниями и за это получил вызов на дуэль. Но среди исследователей личной жизни гения есть и другие мнения. Согласно им, поэт успел обласкать не только Александрину, но и Катю. Когда же девушка объявила, что беременна от Дантеса и выходит за него замуж, Пушкин впал в ярость, решив убить соперника.
Эту версию подтверждают и слова сестры поэта – Ольги.

– Александр представил меня своим женам, – писала Ольга, – теперь у него их целых три…

Но как же тогда быть со слухами о неверности Натальи? Близкий друг поэта Павел Нащокин уверял: за женой Пушкина ухаживал Николай I. Дабы чаще ее видеть, он сделал Пушкина камер-юнкером. Это обязывало поэта с супругой бывать на интимных царских вечерах в Аничковом дворце. Назначение камер-юнкером было не по годам Пушкину и выглядело оскорбительным. Именно поэтому поэт написал прошение об отставке, желая уехать подальше от Петербурга, ведь весь свет шептался о связи его жены с императором. А Дантеса, по этой версии, лишь использовали в неравной игре…

В интригах Пушкин не был искушен, а вот в чем ему не было равных, так это в поэзии и любви.

О знаменитом портрете Натальи Гончаровой

(Почему Карл Брюллов отказался писать портрет жены Пушкина)
Александр Брюллов. Портрет Натальи Николаевны Пушкиной-Ланской (урожденной Гончаровой).Конец 1831 – начало 1832. Бумага. акварель. Всероссийский музей Пушкина
С 1823 по 1835 год Карл Брюллов жил в Италии. Но после его возвращения в Россию у него было время познакомиться с Пушкиным (Пушкин погибнет в 1837г)
Позже Пушкин и Брюллов встречались неоднократно , очень хорошо относились друг к другу.Вот выдержка из писем, подтверждающая, что они были знакомы.
А.С. Пушкин — Н.Н. Пушкиной, 4 мая 1836, Москва:
«…Я уже успел посетить Брюллова. Я нашёл его в мастерской какого-то скульптора, у которого он живёт. Он очень мне понравился… У него видел я несколько начатых рисунков и думал о тебе, моя прелесть. Неужто не будет у меня твоего портрета, им написанного? Невозможно, чтобы он, увидя тебя, не захотел срисовать тебя…».
Из дневника художника-археолога Ф.Г. Солнцева (1801—1892 гг.):
«У Оленина я встречался с И.А. Крыловым, К.П. Брюлловым, А.С. Пушкиным, Гнедичем, Жуковским и с другими более или менее известными лицами…».
Пушкин влюбился в творчество Брюллова ещё до возвращения художника в Россию. Картина «Последний день Помпеи» прибыла в Россию раньше автора — в 1834-м. Александр Сергеевич посвящает ей несколько поэтических строк. И даже более того: на листе черновика — вместо обычных профилей и автопортретов — он набрасывает фрагмент картины Брюллова (возможно, наиболее впечатливший его эпизод).
Везувий зев открыл — дым хлынул клубом — пламя
Широко развилось, как боевое знамя.
Земля волнуется — с шатнувшихся колонн
Кумиры падают! Народ, гонимый страхом,
Под каменным дождём, под воспалённым прахом,
Толпами, стар и млад, бежит из града вон.
А.С. Пушкин
Когда Брюллов перебрался из Москвы в Петербург, общение поэта и художника продолжилось. Широко известен визит Брюллова домой к Пушкину: поэт, будто хвастаясь своим семейным счастьем, поочередно выносил и показывал живописцу своих полусонных детей. Брюллов не впечатлился и даже резко спросил Пушкина, зачем тот вообще женился.
А.С. Пушкин — Н.Н. Пушкиной, 18 мая 1836, Москва:
«…Брюллов сейчас от меня. Едет в Петербург скрепя сердце; боится климата и неволи…».
Карл Брюллов знал цену своему таланту и был очень капризным художником. Он не раз отказывался писать портреты людей, чьи лица считал неинтересными скучными или некрасивыми. Он даже портрет императора Николая I не написал.
Та же история вышла и с Натальей Николаевной Гончаровой.
Брюллов не посчитал жену Пушкина красавицей: ему не понравились её глаза — они были близко посажены, да ещё и косоглазие имело место (косоглазие Натальи Николаевны — известный факт, сам Пушкин называл её «косоглазой мадонной»).
Племянник Карла Брюллова Пётр Соколов (тоже художник) объяснял, почему Брюллов не стал писать портрет жены Пушкина, не стесняясь в выражения:
Все вокруг говорят: Карл Брюллов — гений! Гений! А я вот что скажу: в страшном сне не привидится жить рядом с гением, или, не дай господи, состоять в его близких родственниках.
Доказать? Пожалуйста: великий стихотворец Пушкин сколько раз просил его написать портрет Натальи Николаевны? Мой дядюшка Александр ее писал — дивно хороша. А Карл что же?.. Услышав, что у поэта жена — эдакий розанчик, с ним на дачу поехать изволил, глянул наметанным глазом и заартачился писать, ссылаясь на то, будто бы она косая!
Именно так хамски и выразился! Не верите мне, спросите дружка его Тараса Григорьевича Шевченко, он сам об этом неоднократно упоминал и будто бы даже опубликовал где-то, шельма.
О ПОРТРЕТЕ.
Написал этот замечательный портрет брат Карла Брюллова- Александр.Художник приступил к портрету в конце 1831 года. Наталья была тогда уже в положении, но беременность пока была мало заметна. На портрете Гончарова в девятнадцатилетнем возрасте. На ней светлое розоватое бальное нежное платье, вокруг декольте выписаны два ряда кружев. Знаменитая ферроньера на лбу молодой женщины и серьги придают этому портрету особую изюминку и парадность.
В ушах у Натальи красивые серьги с очень дорогими большими бриллиантами. Это вызывает крайнее недоумение: Пушкины, впрочем, как и Гончаровы, были довольно бедны, вели очень скромный образ жизни, они не могли позволить приобрести Наталье столь дорогое украшение.
Говорят, что эти серьги дал для позирования на портрет Пушкину близкий ему друг, князь Мещерский. Когда супруга поэта стала позировать для портрета Брюллову, он категорически настоял, чтобы Наталья позировала только в этих прекрасных бриллиантах. Причем алмазы эти были вовсе не обычными – в серьгах находились знаменитые «Шириинские алмазы», про которые ходило много нелепых предрассудков и легенд. Говорили, что эти алмазы никак нельзя было носить любой женщине, которая не принадлежала к именитому роду князей Мещерских.
Портрет Натальи Гончаровой Брюллова – это единственный портрет этой женщины в анфас, то есть, когда изображение на портрете смотрит прямо на зрителя. Все другие ее портреты выписаны либо в профиль, либо в три четверти. На портрете Брюллова видна, как тогда деликатно говорили, «неопределенность во взгляде», а говоря обычным языком, Наталья Гончарова была косоглазой. Глаза Натальи, большие и выразительные, были слишком близко расположены друг к другу, причем один глаз безнадежно косил.
Но последний факт не помешал Александру Брюллову создать истинный шедевр.Портрет уникален тем, что он совмещает в себе парадность и одновременно трогательность, необычайную воздушность.

Наталья гончарова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *