Нашли Машу люлину

Таинственное исчезновение 13-летней Маши Ложкаревой в СНТ «Борок» в Кстовском районе летом прошлого года привело в замешательство всех нижегородцев. Проводились полномасштабные поиски по всей округе, девочку искали несколько месяцев, но не смогли найти никаких следов. После чего и волонтеры, и следователи объявили, что искать таким образом Машу уже бесполезно и прочес местности возобновится только в том случае, если появятся новые зацепки. И вот на прошлой неделе ПСО «Волонтер» вновь объявил поиски, собирая волонтеров и добровольцев на так называемые полевые работы.

Неужели удалось что-то узнать? И волонтеры, и следователи весьма уклончиво отвечали на вопросы журналистов, однако «Комсомольская правда — Нижний Новгород» выяснила, что именно искали поисковики и следственные органы в Кстовском районе.

Точка отсчета

Всеобщий сбор был объявлен 19 апреля. За три дня, с пятницы по воскресенье, нужно было произвести обследование местности, где 1 августа 2018 года пропала Маша Ложкарева, а также проверить близлежащую территорию: изучить местность вдоль придорожной полосы, болота, поля, разобрать свалки.

По слухам, недалеко от места, где пропала девочка, нашли странную могилу с табличкой «Маша». Якобы именно эта находка дала толчок для возобновления полевых поисков. Многие сразу же принялись обсуждать, что следственные органы ищут останки девочки и не рассчитывают найти ее живой.

Ежедневно в поисках участвовало около 200 человек — это волонтеры, сотрудники полиции, Росгвардии, МЧС. Возглавлял поиски следственный комитет по Нижегородской области.

— Группы для поиска формировались в основном из силовиков, но в каждой из них был опытный волонтер, — рассказал «Комсомолке» координатор ПСО «Волонтер» Сергей Шухрин. — Наш отряд обеспечивал всю группировку снаряжением — рациями, навигаторами. После прохождения заданного квадрата мы сливали треки и наносили точки на карту. Главная задача была — осмотреть местность при отсутствии зелени. Обычно в таких условиях становится видно то, что было спрятано летом.

Очки и плата, которые были найдены во время поисков. Фото: ПСО «Волонтер»

И находки действительно были. Рядом с пугающей табличкой «Маша» оказалась кошка. Позже поисковики нашли еще одну могилу. Но тут оказалась похоронена собака. Удалось найти и другие предметы: сотовый телефон и очки, правда, они не принадлежат Маше Ложкаревой, а также электронную плату.

— Это говорит о том, что поиски велись очень тщательно, — пояснил Сергей Шухрин.

Тем не менее ни велосипеда, ни телефона, ни даже обрывков одежды Маши Ложкаревой найти так и не удалось.

Следователи уделили особое внимание нескольким местам. Это район, где повторно включался Машин телефон, место, где видели ее свидетели, а также проверялся один из местных жителей, который мог ехать мимо Маши в день ее исчезновения. Для волонтеров же никаких приоритетов в местах поисков не было.

— Мы ищем все: Машины вещи, следы раскопов, кострищ, нужно понять, где она была и где пропала. Только тогда можно строить версии криминальные и не криминальные, — уверен Сергей Шухрин.

Могила собачки, которую нашли поисковики. Фото: ПСО «Волонтер»

Виноваты ли соцсети?

Долгое время родители Маши Ложкаревой надеялись, что это просто затянувшаяся шутка, что девочка ушла сама, а теперь боится вернуться. Они даже записали для нее видеообращение, которое оставили на ее странице в социальных сетях.

— Если она имеет возможность читать, мы хотим, чтобы она увидела наше сообщение, — сказал Владимир Ложкарев. — Хочется верить, что она решила спрятаться, а теперь из-за всей этой шумихи боится появиться. Но мы хотим, чтобы она отозвалась, никаких последствий не будет. Самое главное — это жизнь человека.

Грешил папа и на социальные сети, которые могли толкнуть Машу на необдуманный шаг.

— Сейчас очень много групп, которые призывают к суициду или игры, например, «Спрячься на 72 часа», — рассуждал Владимир. — Два года назад Маша состояла в группе «Синий кит», но она там была недолго и сама ушла, поняв, к чему это все ведет. Она сама мне об этом рассказала.

Несмотря на то что следственный комитет Нижегородской области вел расследование, никакой официальной информации не было, а потому люди начали строить свои версии. Многие склонялись к тому, что Маши в лесу нет, что ее увезли. Одна из пессимистичных версий звучит так: сбила машина, водитель испугался, забрал Машу с велосипедом и вывез куда-то, где бросил в речку.

«Нашли очки и телефон»: поиски Маши Ложкаревой продолжились спустя почти девять месяцевФото: СОЦСЕТИ

Ясновидящие тоже не остались в стороне от громкого дела. Один из них сообщил, что девочка утонула в воде, и ее тело нужно искать под мостом реки Цедень. Позже в редакцию «Комсомольской правды — Нижний Новгород» обратилась таролог, но с уже более оптимистичной версией. По ее словам, с Машей не происходит ничего плохого и она уехала с молодым человеком, который немного старше ее. Правда, версию таролога следователи отмели. Они уже выяснили наверняка, что Маша ни с кем не договаривалась и по собственной воле из дома не убегала.

Следственный эксперимент

За полгода дело Маши Ложкаревой разрослось до ста томов, в каждом из которых примерно по двести страниц. За это время была проведена огромная работа с населением. Были допрошены практически все жители и дачники близлежащих деревень и садовых товариществ. Причем предоставленная ими информация была проверена следственным путем. Таким же образом были проверены ранее судимые за совершение тяжких преступлений. Помимо этого следователи установили более 700 водителей, которые проезжали в районе поисков Маши Ложкаревой в момент ее исчезновения. Все они также были проверены оперативным путем.

— Были задействованы экспертные лаборатории не только Нижегородской области, но и других регионов, — рассказал «Комсомолке» старший следователь первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Нижегородской области Максим Ефимов. — Проведены сотни генетических исследований на причастность к исчезновению Маши Ложкаревой.

«Нашли очки и телефон»: поиски Маши Ложкаревой продолжились спустя почти девять месяцев

Особенностью местности стали заброшенные дома и строения, которых в округе оказалось очень много. Все они были детально осмотрены. Помимо этого, в ходе расследования уголовного дела следователи просмотрели сотни часов видеозаписей со всех видеокамер в округе, а также с видеорегистраторов проезжавших мимо автомашин.

Но, к сожалению, к разгадке таинственного исчезновения 13-летней Маши Ложкаревой ни следователи, ни волонтеры так и не приблизились. Но опускать руки никто не собирается, и поиски будут продолжаться.

КСТАТИ

За достоверную информацию о местонахождении Маши Ложкаревой ПСО «Волонтер» объявил вознаграждение в 500 тысяч рублей. Позже было объявлено вознаграждение в 50 тысяч рулей за телефон или велосипед Маши.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

До сих пор идут поиски девятилетней Маши Люлиной, которая также таинственно исчезла возле своего дома в Богородске. Девочка пропала возле мусорных баков в то время, как выбрасывала мусор. Полномасштабные поиски ничего не дали — не было найдено ни свидетелей, ни каких-либо предметов, принадлежавших Маше Люлиной.

Ушла и не вернулась

Садовое товарищество «Борок» Кстовского района — примерно в часе езды от Нижнего Новгорода. Чтобы туда добраться, я ловлю попутку. В маленьком салоне красных «Жигулей» пахнет сигаретами. Около руля прикреплены помутневшие иконы. Сергей спрашивает, зачем я еду в их глушь. Я в ответ интересуюсь, слышал ли он о Маше Ложкаревой. Мой собеседник оживляется: «Слышал — не то слово! Моей Надьке вот сейчас тоже тринадцать».

Сергей осекается и тайком крестится. Остаток дороги мы едем в тишине.

Маша проводила каникулы на даче у отца. Вечером первого августа она, как обычно, уехала прокатиться на велосипеде. Как правило, Маша каталась минут двадцать: поднималась вверх по холму, к автобусной остановке, и спускалась обратно. С собой взяла только мобильный. Деньги, вещи, зарядка — все осталось дома. Никто не знает, как и почему она пропала: местные не помнят ни криков, ни аварий. Как будто кто-то щелкнул пальцами — и Маша растаяла в воздухе вместе со своим красным велосипедом.

Владимир, отец Маши, быстро почувствовал, что что-то не так. Машин телефон не отвечал: абонент оказался вне зоны доступа. Владимир бросился искать дочь. Он обошел все окрестности с фонарем. Поднялся на горку, осмотрел поля, добежал до соседней деревни Шмойлово — она в девяти минутах езды на велосипеде от «Борока». Маши нигде не было.

Срастись с местностью

О поисках Маши практически сразу начали писать местные и федеральные СМИ, за любую информацию о ней объявили вознаграждение в 500 тысяч, колдуны, ясновидящие и экстрасенсы стали строить предположения, куда могла пропасть девочка, СК возбудил уголовное дело по факту ее исчезновения, а добровольцы «Лизы Алерт», «Рыси» и «Волонтера» развернули полевые лагеря и начали поисковую операцию.

Поисковая операция на местности, где исчезла Маша

За два с лишним месяца они осмотрели более 900 квадратных километров. Координатор поисковой операции, волонтер «Лизы Алерт» Виктор Дулин приехал в Нижний из Москвы. «Я присоединился к поискам на четвертые или пятые сутки, — рассказывает Виктор. — Конечно, у нас своих поисков хватает по Москве и области, но тут возникла необходимость в моем опыте: у меня на счету больше 300 поисков».

Виктор говорит сухо и быстро: времени мало, а дел — наоборот. Он в «Лизе Алерт» вот уже пять лет. Однажды пришел туда волонтером и остался навсегда. Виктор повторяет мне поговорку поисковиков: двух одинаковых поисков не бывает. Вот и дело Маши необычно: в нем нет ни одной зацепки. Виктор объясняет: «Поиск расширялся первые несколько дней, потом мы решили, что надо сосредоточиться на ближней зоне. Были охвачены соседние области по оповещению и взаимодействию. Но мы ничего не нашли».

Мне показалось, что местность, где велись поиски Маши, сложная: холмы, поля, много прудов и рек. Виктор меня останавливает. Он просит не искать сенсаций. Кстовский район — не аномальная зона, а самая типичная средняя полоса России с перепадами высот, заболоченными участками и мусорными лесами. «“Мусорные” — это не о пакетах из-под молока, валяющихся повсюду, а о неухоженности леса, — объясняет Виктор. — Там повсюду бурелом, подлесок не выпилен. По такому лесу ходить тяжело».

«Когда ищешь человека неделями, срастаешься с местом поисков. Чувствуешь, как будто родился и вырос здесь. А вот истории “потеряшек” лучше через себя не пропускать: иначе начнешь воспринимать все слишком эмоционально и не сможешь объективно оценивать ситуацию. Станешь похож на родственника “потеряшки”», — поясняет Виктор.

View this post on Instagram

A post shared by Лиза Алерт (@lizaalert) on Aug 8, 2018 at 2:54am PDT

В поисках принимали участие родители Маши. Ее отец до сих пор ездит в леса искать дочь вместе с волонтерами. «История поисков Маши очень тяжелая для родителей и следствия, и для нас для всех, — тихо добавляет Виктор. — Когда дети пропадают, это всегда так. Я понимаю, почему родители Маши участвовали в операции. Поставьте себя на их место: вы бы сидели дома, если бы пропал ваш ребенок?»

Без срока давности

«Мы не очень любим распространять ориентировки на подростков, потому что иногда шумиха только мешает поиску. Прежде всего, подростки на многое реагируют иначе, чем взрослые. Часто, например, они трепетно относятся к своей внешности. Поэтому неудачная (с точки зрения подростка) фотография, размещенная в ориентировке, может только усугубить конфликт ребенка с родителями. Кроме того, расклейка ориентировок на подростков выглядит для них как ориентировка на преступников. Это только отпугивает “потеряшек”», — объясняет мне координатор поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» Ирина Салтыковская.

«Когда речь идет о природе, как в случае с Машей, мы всегда предполагаем, что человек мог внезапно пойти за грибами или навестить друзей в соседнем поселке и в итоге заблудился, — говорит Ирина. — Лес не прощает ошибок. Это очень опасное место. Как, собственно, и вода: большая часть трагедий с детьми происходит из-за водной среды».

Строить предположения о том, куда делась Маша, Ирина отказалась: фантазии без конкретики могут только навредить поискам. «У нашего отряда был опыт, когда человек нашелся через два с половиной года. Никогда нельзя терять надежду, понимаете? У нас в “Лизе Алерт” нет срока давности: мы ищем человека до тех пор, пока не достигаем какого-то результата», — говорит она.

ОриентировкаФото: из личного архива

Сейчас поиски Маши продолжаются «в более спокойной фазе». В «Лизе Алерт» это называется периодом информационной поддержки. Волонтеры продолжают распространять ориентировку, обрабатывают информацию о Маше — а между тем в интернете то и дело появляются ничем не подтвержденные сообщения о том, что девочка найдена мертвой. Об этом пишут и родителям Маши «добрые люди».

«На любом резонансном поиске почему-то находятся люди, которые считают необходимым тревожить родственников, — вздыхает Ирина. — Это и “экстрасенсы”, желающие сделать себе рекламу, и люди с нездоровой или не очень здоровой психикой. Наш отряд регулярно сталкивается с различного рода фейками, мы отслеживаем движение этих баек — и иногда публикуем опровержения, но информационный шум все равно не стихает и мешает поиску».

Вскоре после исчезновения Маши в Нижегородской области пропала еще одна девочка: девятилетняя Маша Люлина вышла днем гулять на детскую площадку в Богородске. Больше ее никто не видел. В городе пошли слухи о похитителе на красной «Ладе Калине», появились предположения, что двух Маш украли одни и те же люди, в соцсетях стали массово сообщать о пропаже детей и попытках похищения. В СКР опровергли информацию о других пропавших и заявили, что дела о пропаже двух девочек никак не связаны между собой.

Измерить горе

Галине Смирновой, маме Маши Ложкаревой, регулярно приходят сообщения от «добрых людей» с вопросами, а правда ли, что ее дочь нашли в колодце или без почек. «Каждый раз сердце останавливается от страха: “Вдруг правда?” — рассказывает Галина. — Каждый раз отвечаю: “Я ничего не знаю, если бы было что-то, я бы знала”».

Она грустно шутит, что стала «матерью всея Руси»: в интернете ее травят за «недостаточно правдоподобную» скорбь по пропавшей дочери. «Иногда в мой адрес звучит словно приговор: “Из хороших семей дети не убегают”. Я молчу. Никто не знает, что произошло 1 августа вечером. Но версий много, все растеряны, всем страшно. Очень легко свалить ответственность за произошедшее на ребенка и его семью, сказать, что Маша просто сбежала куда-то, что виноваты родители. Потому что мозг сопротивляется: никому не хочется предполагать самое ужасное», — говорит Галина.

Первые дни после исчезновения Маши она предполагала, что дочь просто заблудилась. Но время шло, волонтеры прочесывали лес и ничего не могли найти. Тогда Галина поняла: с ее дочерью что-то случилось. «В тот день, когда Маша пропала, она позвонила мне, спросила, когда мы будем покупать школьные принадлежности. Я сказала, что еще месяц есть в запасе, вернется с дачи, и все купим. У нас не было конфликтов», — говорит Галина.

Маша никогда не приходила домой позже девяти вечера, а если задерживалась, обычно предупреждала близких. Следователи опросили класс Маши, потом расспрашивали учеников младших и старших параллелей. Окончив опрос, они пришли к Галине и сказали: «Версию бродяжничества мы исключили: это не тот ребенок».

МашаФото: из личного архива

«Понимаете, Маша — обычный подросток. Она разная. Она замечательная, — рассказывает Галина. — Для своих 13 лет Маша достаточно ответственная: помогает по дому, проверяет уроки у младших, любит учиться. Дома, в Нижнем, ее ждут два кота: она о них заботится. Этим летом Маша сидела на даче у отца и читала учебники для седьмого класса. Мой бывший муж — физик, она спрашивала его о разных деталях, уточняла непонятные вещи. Важно понимать: Маша не отчаянная, не из тех детей, которые могут просто взять и пойти, куда вздумается».

Мама Маши впервые приехала на дачу бывшего мужа через несколько дней после исчезновения дочери. Весь август она искала дочь вместе с волонтерами. Владимир Ложкарев до сих пор каждую свободную минуту посвящает поисковой операции. А вот Галине с приходом осени пришлось вернуться в родной город: в Нижнем ее ждут младшие дети.

«Люди реагируют на произошедшее по-разному. Это нормально. Для кого-то моя реакция и реакция Машиного отца кажется излишне спокойной. Я не знаю, чем измеряется степень горя. Я проживаю его так, как умею. После исчезновения Маши был момент, когда мне просто не хотелось жить. Я оставила себя усилием воли. Я подумала: “Если вдруг меня не станет, а Маша найдется, что с ней будет?” Мне остается только одно: верить и ждать».

Галина помолчала и добавила: «Когда видишь, как совершенно посторонние люди приезжают издалека, чтобы искать твоего ребенка, откуда-то берутся силы жить».

Мы проговорили с Галиной весь вечер. Я желаю ей спокойной ночи и вдруг чувствую себя виноватой: какая тут может быть «спокойная ночь». Я оглядываю круто поднимающуюся в горку дорогу в садовом товариществе «Борок», желтеющие поля и кривые полулысые деревья. Мимо меня проезжают дети на велосипедах. Хохоча, две девочки пытаются обогнать друг друга.

За мной приезжает мой знакомый водитель — Сергей. Он открывает дверцу старых «Жигулей», я сажусь на продавленное сидение. Мы едем мимо полей, погружающихся в ночную мглу. Откуда-то издалека раздается детский смех. В полях мелькают девочки на велосипедах. Красная куртка одной из них вспыхивает в свете фар — и бесследно растворяется в темноте.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — в телеграм-канале «Таких дел». Подписывайтесь!

Маша Ложкарева: год со дня пропажи

Ровно год назад, 1 августа 2018 года, 13-летняя девочка по имени Мария, гостившая у отца на даче, взяла велосипед и отправилась кататься по окрестностям. Домой она не вернулась. Лабиринты садового товарищества, утопающие в зелени, уже спустя сутки напоминали потревоженный муравейник. Дачники, горожане, поисковики, военные — до 250 человек единовременно искали пропавшего ребенка в Кстовском районе. Его не нашли до сих пор.

  • Первые дни после пропажи
  • 20 дней после пропажи — еще одно горе
  • Несколько месяцев с момента пропажи
  • Год с момента пропажи
  • Маши — не единственные

Первые дни после пропажи

Местные и федеральные СМИ рассказали о пропаже Маши Ложкаревой уже на следующий день. На даче ее отца развернулся оперативный штаб, куда приезжали желающие помочь в поисках нижегородцы. И не только они — руководитель поисково-спасательного отряда «Волонтер» Сергей Шухрин рассказал, что в садовое товарищество Горный Борок приехали добровольцы из Москвы, Казани, Саранска и других городов, а также из Владимирской, Костромской, Рязанской и Кировской областей. Кроме «Волонтера» на месте работали также отряды «Рысь» и «Лиза Алерт».

Год назад участники поисков еще верили, что с Машей просто может произойти несчастье — заблудилась, упала в овраг, сломался велосипед вдали от дома. Допускали, что она поругалась с родителями (которые состоят в разводе) и убежала из дома. Никому не хотелось думать о криминале.

В подтверждение версии о побеге люди в соцсетях сделали акцент на слишком спокойном поведении матери Маши. Та не плакала на камеру, не устраивала трагических сцен.»Что значит она не может бегать и искать девочку? У тебя ребенок пропал!», «Посторонние люди ищут, а она… Одним ребенком больше, одним меньше, так что-ли?» — комментировали недовольные. Сергей Шухрин говорит, что и мама, и папа Маши помогали поисковикам:

Ее отец до сих пор держит с нами связь, участвует в поисках. Мама приезжала в основном в пору активных поисков (которые шли в течение всего августа — прим.ред), но работала на кухне, чтобы накормить волонтеров.Сергей Шухрин координатор ПСО «Волонтер»

По некоторым данным, единовременно в первые дни поиска в нем участвовали около 250 человек. Некоторые добровольцы буквально жили на месте операции. Те, кто не мог позволить себе надолго оставить привычный уклад жизни, приезжали на несколько часов.

20 дней после пропажи — еще одно горе

По состоянию на 20 августа людей на поисках Марии стало заметно меньше — около десяти человек каждый день, в выходные — больше. Активные поиски на тот момент уже закончились.

Волонтеры тесно сотрудничают с полицией и следственным комитетом. Когда оттуда приходит сигнал о проверке какой-либо версии, люди собираются и идут искать — следы, предметы… человека.

История Маши отличается именно тем, что нет никаких зацепок: ни вещей, ни одежды, ни следов велосипеда. Даже опытные поисковики этот случай называют уникальным.

— говорит инфорг поискового отряда «Лиза Алерт» Ольга Максименко.

Никому не удавалось догадаться, куда Маша могла пропасть из садового товарищества, где в ту пору было много людей. Дачники, рыбаки, местные жители — никто не видел ребенка. Ведь человек не может исчезнуть бесследно, это противоречит всем законам физики! Обстоятельства тем временем еще сильнее запутали взволнованных нижегородцев.

20 августа в Богородске пропала девятилетняя Маша Люлина. Все произошло под окнами дома ее бабушки. Выглянув, чтобы проследить за ребенком, женщина в очередной раз просто не увидела внучку.

Маша не совсем обычная девочка — она инвалид. Плохо говорит, сутулится. Жители города надеялись, что ребенок просто чего-то испугался и убежал, а потом спрятался в укромном месте. Но уже в ближайшие дни поисковики и росгравдейцы обыскали буквально каждый угол в Богородске — безрезультатно.

К ориентировкам на Машу Ложкареву добавились ориентировки на Машу Люлину. Люди связали оба случая. Во-первых, обеих девочек звали Машами. Во-вторых, они пропали одна за другой. В-третьих, у этих эпизодов есть похожие черты: до сих пор нет ни одной зацепки.

Несколько месяцев с момента пропажи

Осенью поисковики начали осушать водоемы в поисках Маши Ложкаревой. На некоторых прудах открыли плотины, благодаря чему снизился уровень воды. Так появилась возможность осмотреть дно. Свою помощь оказали жители местных поселков и деревень: мужчины в болотных костюмах и забродниках исследовали ранее скрытые территории.

Также осмотрели подземные резервуары на заброшенных фермах. Ни велосипеда, ни тела девочки там не обнаружили.

Тем временем поиски Маши Люлиной продолжались, но не так активно, как в случае с ранее пропавшей девочкой. Волонтеры не скрывали: они ищут следы преступления. Приходилось даже рыться в мусорных баках — там могли быть фрагменты розовой одежды, которую надели на Машу в день той трагической прогулки. С самого начала ее близкие допускали версию о похищении.

Зимой выходы на прочесывание местности прекратились. Под снегом бессмысленно пытаться рассмотреть следы и найти улики. Однако уже весной поиск возобновился. Розыск ведут в той или иной форме, пока человек не будет найден. Живым или мертвым. Обычно по прошествии времени операция переходит в режим информационной поддержки — это распространение ориентировок, тщательное изучение отснятого материала с дронов и так далее.

Год с момента пропажи

Судьба пропавших девочек неизвестна. Сергей Шухрин убежден в том, что налицо криминальная история. Маша Ложкарева не могла убежать из дома, потеряться в окрестных лесах или травмироваться по своей вине. Все места, где она могла бы оказаться по собственной воле, обошли не по одному разу. Поиск на местности продолжается даже сейчас. У руководителя «Волонтера» есть надежда, что в окрестностях будет найдено что-то, что имеет к делу отношение:

Возможно, нам удастся найти велосипед Маши или ее саму. Кто бы ни был причастен к ее исчезновению, вряд ли человек долгое время мог уводить от садового товарищества и девочку, и ее велосипед. Его могли где-то выбросить. Что касается продолжительности поисков — здесь нет сроков давности. Человек для нас жив, даже если давно пропал без вести. Ведь были случаи, когда люди находились живыми спустя многие месяцы неведения.Сергей Шухрин координатор ПСО «Волонтер»

Маша Люлина, уверены поисковики, тоже исчезла не по своей воле. В силу возраста и особенностей психики просто так тщательно спрятаться она бы не смогла. Да и зачем?

Маши — не единственные

Сергей Шухрин занимается поиском людей с 2011 года. Он признается, что статистика по потерявшимся детям за этот период не слишком радужная. Да, часто приходится иметь дело с так называемыми «бегунками» — подростками, которые по своему желанию покидают дом. Даже если понятно, что парень или девушка убежали сами, к тому же, не в первый раз, их все равно ищут. Никто не гарантирует, что «бегунок» не столкнулся с трудностями или не попал в беду. Спасать нужно всех. Случалось, что кто-то из супругов увозил детей от мужа или жены и скрывал их. К сожалению, в Нижегородской области были случаи, когда дети пропадали бесследно.

Наиболее громкий из них — исчезновение Лизы Тишкиной в закрытом городе Сарове 10 лет назад. Девочка ушла в школу, но домой так и не вернулась. Ее тело искали на дне реки Сатис, в лесах, на городских улицах. Поиски шли даже за пределами Нижегородской области. Актуальная ориентировка на девочку — это возрастная прогрессия, то есть смонтированное изображение того, как Лиза может выглядеть сейчас. Но по ней до сих пор никого не удалось разыскать.

Фото: https://vk.com/club8259829

В 2011 году девочка по имени Юля Садекова, проживающая в Володарске, отправилась на автобусную остановку. Она собиралась съездить в училище в Дзержинске, но так и не села в автобус. 15-летняя девочка также пропала без вести. Как и в случае с другими детьми, судьбу Юли «пытались увидеть» многочисленные гадалки и экстрасенсы. Несколько раз в соцсетях появлялась ложная информация о нахождении ребенка, но такие сообщения моментально опровергались поисковиками.

Фото: https://vk.com/club29356435

Саше Никонову было три года, когда его похитили. Это случилось в 1998 году на пляже в городе Павлово. Согласно данным, размещенным на сайте, малыша украла группа цыган и русских, а позже он был продан за долги отца и его братьев. Сообщалось также, что мальчика заставляла просить милостыню цыганка по имени Галя-рыня. В сети также можно найти изображение с возрастной прогрессией — это попытка экспертов представить, как Саша может выглядеть сейчас.

Фото: https://poiskdetei.ru

Что дальше?

Поиски продолжатся. За информацию по каждой из девочек МВД назначено вознаграждение в размере миллиона рублей. Сергей Шухрин сообщил, что сейчас в приоритете — собрать группу, которая будет регулярно прочесывать лес. По его словам, такой порядок поиска эффективнее, чем массовые операции с участием сотен человек раз в месяц, когда все остальное время не происходит ничего. В ситуации с пропажей несовершеннолетних счет идет на часы. И чем быстрее удастся найти след, тем выше шанс завершить очередной поиск успешно. В общей сложности в ходе поисков Маши Ложкаревой их участники прошли более 100 тысяч километров. Если придется пройти еще столько же — волонтеры соберут рюкзаки, и в путь.

Поиски продолжаются

Ровно год назад 1 августа 2018 года в Кстовском районе Нижегородской области пропала 13-летняя Маша Ложкарева. До сих пор о местонахождении девочки ничего не известно. И ровно год родители Маши надеются, что им удастся вернуть ее живой.

— Траектория моей жизни изменилась 2 августа в 2.35 звонком следователя, — написала мама Маши Галина Смирнова в социальной сети. — Одна часть меня ходила на допросы, участвовала в поиске, слушала миллион советов и старалась следовать этим советам… Потому что вторая часть меня знает — Маша жива, и она найдется. То, что произошло, покачнуло мир… и я не должна раскачивать его еще больше… Гнев, боль, страх, вина, обида, бессилие — все это есть во мне. Но в том, как я проживаю каждую минуту своей новой жизни, я стараюсь руководствоваться не этими чувствами. Не жалейте меня. Это мой путь. И я должна его пройти… Я люблю Жизнь. Я люблю свою дочь. Мне трудно без нее. Но я справлюсь. Я знаю, у нас с ней много прекрасного впереди.

Осуществить мечту Машиной мамы пытаются и волонтеры. Спустя год они по-прежнему выходят на поиски и по-прежнему обследуют огромную территорию 33 на 33 километра.

— Как только у Следственного комитета появляются какие-то версии, их нужно проверять, и мы выходим на место поиска, — рассказал «Комсомольской правде – Нижний Новгород» координатор ПСО «Волонтер» Сергей Шухрин.

Такая разная МашаФото: СОЦСЕТИ

В результате сейчас уже отметены версии несчастного случая и самовольного ухода Маши из дома. Приоритетной версией сейчас является криминальная. Но ее тоже нужно проверять.

— Если год назад мы искали предметы на поверхности, то сейчас ищем закопанные велосипед или телефон, — объяснил Сергей Шухрин. – Это очень медленный и детальный поиск. Сегодня еще можно увидеть раскопы, мы проверяем землю металлоискателем и специальными щупами.

Но людей катастрофически не хватает. Почти все сейчас заняты на поиске потерявшихся грибников. Кроме того, всплывают пробелы в прошлогоднем поиске, которые нужно исправлять. Так, отряды спецслужб в прошлом году ходили на прочес местности без трекеров, а значит не понятно, какие именно места они осмотрели. Кто-то из отрядов добровольцев передал не всю информацию Следственному комитету, также не понятно, какие именно озера были осмотрены специалистами МЧС, так как у них нет документов с точным указанием координат, схем и способов осмотра. Все эти недочеты необходимо исправлять.

— Если есть добровольцы, которые могут нам помочь, то мы готовы обучить их, дать все необходимое снаряжение и опытного волонтера, — говорит Сергей Шухрин. – Если бы мы регулярно отправляли на место поисков по одной группе в пять человек, то весь квадрат мы смогли бы закрыть за два – три месяца.

Кто виноват в исчезновении Маши

Маша Ложкарева пропала 1 августа 2018 года. В это время она гостила у папы на даче в СНТ «Борок» Кстовского района. Вечером девочка пошла кататься на велосипеде и больше не вернулась. Уже на следующий день волонтеры развернули масштабные поиски. Сотни людей, бросив свои дела, приехали искать исчезнувшую девочку. Наравне со спецсужбами, добровольцы прошли тысячи километров, спускались в заброшенные колодцы и исследовали близлежащие озера. Но никаких следов Маши так и не нашли.

Волонтеры спускаются в заброшенный колодец во время поисков Маши ЛожкаревойФото: СОЦСЕТИ

Отец Маши также принимал активное участие в поисках дочери. Вместе с волонтерами он с утра до ночи ходил на прочес леса. Казалось, что все это время он не спит и не ест.

Тем не менее родители надеялись, что это просто затянувшаяся шутка, что девочка ушла сама, а теперь боится вернуться. И родители записали для нее видеообращение, которое оставили на ее странице в социальных сетях.

— Если она имеет возможность читать, мы хотим, чтобы она увидела ее, — сказал Владимир Ложкарев. — Хочется верить, что она решила спрятаться, а теперь из-за всей этой шумихи боится появиться. Но мы хотим, чтобы она отозвалась, никаких последствий не будет. Самое главное, это жизнь человека.

Грешил папа и на социальные сети, которые могли толкнуть Машу на необдуманный шаг.

— Сейчас очень много групп, которые призывают к суициду или игры, например, «Спрячься на 72 часа», — рассуждал Владимир. — Два года назад Маша состояла в группе «Синий кит», но она там была недолго, и сама ушла, поняв к чему это все ведет. Она сама мне об этом рассказала.

Маша вместе с мамойФото: СОЦСЕТИ

Следователи Следственного комитета Нижегородской области также провели гигантскую работу. Они допросили практически всех жителей и дачников близлежащих деревень и садовых товариществ. Причем, предоставленная ими информация была проверена следственным путем. Таким же образом были проверены ранее судимые за совершение тяжких преступлений. Помимо этого следователи установили более 700 водителей, которые проезжали в районе поисков Маши Ложкаревой в момент ее исчезновения. Все они также были проверены оперативным путем.

— Были задействованы экспертные лаборатории не только Нижегородской области, но и других регионов, — рассказал «Комсомолке» старший следователь 1 отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Нижегородской области Максим Ефимов. — Проведены сотни генетических исследований на причастность к исчезновению Маши Ложкаревой.

Но до сих пор у следователей и волонтеров есть лишь версии и догадки. Никаких следов Маши Ложкаревой так и не обнаружили.

ВАЖНО!

Объявлено вознаграждение в размере 500 тысяч рублей за информацию о местонахождении 13-летней Маши Ложкаревой или о том, кто мог быть причастен к этому.

Также было объявлено вознаграждение в размере 50 тысяч рублей за велосипед или телефон Маши Ложкаревой.

«Проведены сотни генетических исследований»: Поиски Маши Ложкаревой продолжаются. «Комсомолка» узнала, что выяснили следователи во время поисков ()

Как сковь землю провалилась: пропавшую 13-летнюю Машу Ложкареву ищу уже полгода. «Комсомолка» узнала, есть ли шансы найти пропавшую девочку ()

На фотографиях разыскиваемого мужчины нижегородцы увидели велосипед пропавшей 13-летней Маши Ложкаревой ()

Нашелся свидетель, который, возможно, видел 13-летнюю Машу Ложкареву в день ее исчезновения. И у него есть видео ()

«Маша Ложкарева погибла»: в интернете распространили фейк о судьбе пропавшей девочки

Вечером 19 июля 2019 года в нижегородских группах в социальных сетях появилась информация о том, что Машу Ложкареву нашли спустя почти год поисков. Ориентировка была подписана поисково-спасательной группой «Рысь». По версии авторов сообщений, девочка погибла.

Напомним, 13-летняя Маша Ложкарева пропала 1 августа 2018 года. Девочка уехала кататься на велосипеде из СНТ Борок в Кстовском районе и с прогулки уже не вернулась. Машу несколько месяцев искала вся Нижегородская область. Добровольцы прочесывали местность: леса, поля — изучали кадры с камер видеонаблюдения и видеорегистраторов проезжавших мимо водителей. За любую информацию о судьбе Маши было объявлено вознаграждение в полмиллиона рублей. Однако все усилия оказывались напрасны: о местонахождении девочки не было никаких вестей.

Когда появилась информация о том, что девочку нашли погибшей, это сразу вызвало резонанс среди интернет-пользователей. Как оказалось, информация была ложной. Более того, как сообщили участники ПСГ «Рысь», чьим именем была подписана ориентировка, это не просто чья-то случайная ошибка, а намеренная злая шутка.

«Это даже шуткой не назовёшь, это кто-то пытается дискредитировать нашу группу и распространяет от ее имени фейки. Маша Ложкарева до сих пор не найдена!» — сообщил командир поисково-спасательной группы Андрей Ермолаев.

Кстати, сообщения о том, что Маша якобы найдена, исчезли так же быстро, как и появились. А поиски Маши, тем временем, до сих пор продолжаются. Вот уже 353 дня.

«Поиск не будет считаться закрытым, пока не появится информация о местонахождении девочки. До тех пор он будет продолжаться», — говорят волонтеры.

Нашли Машу люлину

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *