Можно ли священникам жениться

В каких случаях католический священник может жениться

Католическая церковная традиция имеет множество отличий от православной, и одним из самых очевидных является обязательный для священнослужителей целибат — то есть запрет на вступление в брак.

Однако целибат не является исключительно католической практикой. Строго говоря, православный священник тоже жениться не может – связать себя узами брака он должен до принятия сана. Если же до этого момента он не смог найти себе жену, то он может либо принять монашеский постриг, либо также дать обет целомудрия и стать целибатным священником.

Во многом основанием для такой практики служат слова апостола Павла из 1-го послания к Коринфянам: «Я хочу, чтобы вы были без забот. Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене».

Такое наставление апостола, безусловно, было справедливо и оправдано для того времени: первые христиане ждали предсказанного конца мира и предшествующих этому бедствий, а вскоре наступили времена гонений, в которых семья, безусловно, была для многих лишним поводом для искушений и тревог.

В католической церкви рукоположение мужчин, избравших безбрачную жизнь, это многовековая традиция, закреплённая в каноническом праве, догматически же такой запрет никак не прописан.

Среди первых христиан не было жёстких требований безбрачия для священников, однако многие из них уже тогда сознательно наряду с монашеством выбирали целибат. В католической церкви он стал обязательным для священства лишь с XI века при папе Григории VII.

Но в наши дни среди католиков можно встретить и женатых священнослужителей. Например, жениться могут католические священники церквей восточного обряда — всего таких церкви 23. Служить они в дальнейшем могут и в латинском обряде.

Также с недавних пор разрешено рукополагать в католичестве женатых священников, перешедших из англиканства. Жениться разрешено теперь и тем, кто желает быть постоянным дьяконом, не претендуя на рукоположение в священнический сан.

Важно, что как и в православной, так и в католической церкви священнослужители могут вступать в брак только до принятия сана и только один раз.

Брак священника, или Битва за кольцо

Проблемам молодой семьи посвящен майский номер журнала Санкт-Петербургской епархии «Вода живая». Уже супруги, еще не родители — так обозначен период в жизни молодоженов, который пристально рассматривается в этом номере.

Источник: Вода Живая

Для многих верующих священство и жизнь в браке представляются состояниями едва ли совместимыми. Многие из читающих эти строки могут вспомнить свое недоумение или даже разочарование, когда впервые узнали о том, что священники женаты! Действительно, как может обещавший посвятить себя Богу целиком делить свою любовь между Богом и теми, с кем он связан исключительно в своей «частной» жизни — со своей семьей? Какая еще семья нужна священнику, если Сам Господь указал на общину верных как на тех, кто по сути заменяет ее (Мк. 3, 33-35)?

Семейная жизнь неразрывно связана с атмосферой «мирского»: отец семейства заботится о материальном достатке, постоянно поглощен решением различных сиюминутных проблем. Сами радости супружеской жизни, как кажется, далеки от какого-то по-настоящему сакрального содержания. Поэтому подход Католической Церкви (предписывающей обязательный целибат, то есть безбрачие священнослужителя) представляется наиболее логичным: священник полностью посвящает себя горнему, освобождаясь от мирских привязанностей.

В православном христианстве брачный вопрос решается иначе. В приходских храмах служит «белое» духовенство, то есть священники, имеющие семьи. Духовенство «черное», связанное монашескими обетами воздержания, послушания и нестяжания, несет служение в монастырях и на подворьях, а также поставляет наиболее достойных лиц для епископского служения. Рукоположение священника, не связанного узами брака и при этом не принадлежащего к монашескому званию, рассматривается в православии как событие экстраординарное, отношение к которому до сих пор остается настороженным.

Итак, 90% всех священнослужителей, с которыми имеют дело прихожане,— люди, состоящие в браке, возлюбленные своих жен и отцы своих детей. Каждый кандидат в священнослужители помимо того, чтобы быть правильно образованным (то есть иметь специальное, богословское образование) и правильно верующим (то есть разделять веру своей Матери-Церкви), должен быть в своей семье правильным мужем и отцом. Православная Церковь ожидает от будущего священника, чтобы тот до рукоположения доказал свой пастырский талант и дух любви успешным браком. Новозаветные тексты, постановления Соборов, церковные каноны с удивительной настойчивостью подчеркивают необходимость для священнослужителя (а в течение определенного периода истории Церкви даже для епископов) вступать в брак и заботиться о своей семье, как о Церкви Христовой.

Брак священника — свидетельство в этом мире

В православном сознании священно-служитель, его образ жизни, вера и внешний вид имеет статус каноничности. Считается, что священнику стоит подражать, поскольку он сам преуспевает в подражании Иисусу Христу и ведет жизнь в соответствии с христианскими идеалами. Черты нормативности приобретает и брак священника или диакона. То, как он вступил в супружество, какие царят отношения в его семье, как он относится к своей жене, которую отныне принято называть «матушкой»,— все это представляется любому прихожанину крайне интересным. И дело тут не в любопытстве или желании посудачить о чужой личной жизни, а в том, что семья занимает в жизни каждого человека одно из важнейших мест. Каждый христианин нуждается в позитивном примере супружеской жизни и в мудром «брачном» назидании гораздо больше, чем в наставлениях об исихазме и прелести, которыми изобилуют амвонные речи протоиереев и иереев. Достойный пример семьи, отношения в которой основаны на взаимной любви, верности Иисусу Христу и Его заповедям, может играть не меньшую миссионерскую и душепопечительскую роль, чем проповеди. Ведь где еще, кроме дома священнослужителя, можно найти брак, для которого до сих пор принципиально важным остаются нравственные ценности, надежно забытые миром.

Современные молодые люди боятся связать свою судьбу с кем-то «до конца», на всю жизнь. Священник же связан с супругой навсегда; измена жене влечет за собой немедленный запрет в служении. Библейское представление о том, что спутником верующего христианина в браке может быть лишь другой верующий христианин, не всегда понятно современникам. Суженого в миру выбирают, учитывая его достаток, внешнюю привлекательность, статус. А в браке священника подобная ситуация чревата скорой трагедией: ритм церковного служения, множество затруднений и испытаний окажутся настоящей трагедией для матушки, чуждой ценностей своего супруга. Современный человек старается уйти от разного рода ответственности и обязательств.

Многие предпочитают приятельство дружбе, а флирт браку. Даже церковная молодежь не спешит создавать семью, дорожа своей свободой, понимаемой как возможность ни с кем себя не связывать и ни за что не отвечать. Но жизнь стремящегося к служению должна быть свободной от описанных недугов современности: клирик вступает в брак исключительно до принятия сана. Православное предание требует от будущего священника преодоления свойственного каждому человеку эгоизма, нерешительности и инфантилизма в статусе мужа, главы семейства. Тем самым утверждается, что к ответственному и серьезному служению Богу способен лишь тот, кто способен к созданию семьи. Успешный брак священнослужителя, основанный на столь высоких ценностях и христианских принципах, может стать источником вдохновения и надежды, примером для людей, не знающих о том, каким чудесным может быть союз двух верующих людей. Однако в действительности брак священнослужителя тоже оказывается в «зоне риска».

Ситуация 1. Женатый, но как бы неженатый священник

Служение в Церкви создает массу объективных трудностей для брака священнослужителя. Ненормированный рабочий день, наличие «вечерних смен», отсутствие общих для семьи выходных (суббота и воскресенье, дни отдыха для жителей России являются самыми рабочими днями для клириков) — все это вносит разлад в отношения священника со своими домочадцами. Еще вчера муж и жена стояли рядом на церковной службе, держась за руки, но вот супруг оказывается в алтаре, и совместная молитва плечом к плечу теперь возможна лишь в домашней обстановке. Интернет-форумы матушек полны жалоб на то, как тяжело быть женой священника: почти всегда это подразумевает жизнь в одиночестве, без помощи супруга в решении насущных бытовых проблем. У священника, который отдает себя публичному служению, просто не остается времени и сил для решения своих частных, семейных проблем.

Все эти особенности церковного служения не могут стать причиной серьезной семейной трагедии до тех пор, пока клирик воспринимает их как проблемы, которые необходимо преодолевать и чем-то компенсировать во имя сохранения семейного мира. Опасность возникает, когда священник воспринимает свое вынужденное отсутствие в семье как добродетель и Богом санкционированную особенность своей профессии. Между тем, стихийно сложившаяся в современном православии философия священнического брака поощряет подобное отношение.

В качестве иллюстрации этой мысли можно привести сложившийся в настоящее время обычай навсегда расставаться с обручальным кольцом после рукоположения. Оказывается, что обручальному кольцу, знаку взаимной верности двух супругов, видимому символу невидимых отношений, не место на пальце того, кто избрал служение алтарю. В качестве идеологического оправдания этого обычая приводятся возвышенные слова о том, что отныне Церковь Христова является супругой священника, само же Таинство Хиротонии толкуется как обряд венчания священника с Церковью. Однако за этой благочестивой риторикой скрывается неприглядная действительность, рождающая массу острых вопросов и возражений.

Возникает резонный вопрос: если в жизни священника место жены оказывается частично занятым Церковью, то чем должно быть занято место супруга в сердце матушки? Читая Пастырские послания апостола Павла, мы обнаруживаем, что церковное служение является, скорее, продолжением семейной жизни христианина, но никак не ее альтернативой. Писание нам неоднократно сообщает о том, что единственным женихом Церкви является Иисус Христос, но нигде мы не найдем слов о том, что таким женихом становится после рукоположения иерей или диакон. Наконец, не будет ли более честным для клирика по отношению к своим жене и детям не жениться вовсе, раз избранное служение является несовместимым с полноценной семейной жизнью?

Часто священник принимает сложившиеся правила игры, предпочитая быть видным вдовцом, окруженным десятками восхищенных духовных дочерей и сыновей. Может быть, этот путь самый удобный? Многие мужчины стремятся проводить как можно больше времени на работе, которая им нравится, и желают свести свои обязательства по отношению к семье до уровня финансовой подпитки, при этом пользуясь всеми привилегиями семейного мужчины. Но, как оказывается, лишь священник или диакон может подвести под это эгоистическое по сути стремление должную идеологическую базу. Излишне напоминать, что неизбежным итогом подобного поведения всегда является кризис брака, который нередко завершается разводом.

Ситуация 2. Брак священника — закрытая тема.

Понимая, что в настоящее время церковное служение окружено массой стереотипов, угрожающих семейному счастью, клирики часто делают тему своей семейной жизни полностью закрытой для общины.

Нередко жена священника специально не посещает тот храм, где служит ее супруг. Ведь пристальное внимание со стороны верующих и поучения церковных бабушек могут лишить душевного равновесия даже самую кроткую из матушек. Прихожане «со стажем» (особенно в небольших городках и сельской местности) могут предъявлять и молодому священнику множество внешне-формальных, бессодержательных требований, от которых он торопится скрыться в уют домашнего очага. Лишь в общении с домочадцами он может снять благочестивую маску, которую требует от него приход, и стать самим собой: любящим мужем и нежным отцом. Подобная «приватизация» семейной жизни не может быть поставлена в упрек священнослужителю, такое поведение обусловлено не его внутренней слабостью, а специфическим укладом приходской жизни, сложившимся до него. Остается только сожалеть, что счастливый брак священника не служит проповеди о Христе, которая более всего действенна, если подтверждена делами и образом жизни.

Ситуация 3. «Патриархальный» брак.

Бывает, что священники не делают тайны из своей семейной жизни. Жаль только, что во многих случаях вместо иконы супружества прихожане видят лубок. Настоящим церковным браком почему-то считается патриархальный тип семьи с элементами архаики, где женщине уготовано место домохозяйки (еще один церковный стереотип: оказывается, жене клирика нельзя работать), а мужчину беспрекословно должны слушаться все члены семьи. Это напоминает какую-то ролевую игру, в которой каждый из участников следует строго определенному, но давно устаревшему амплуа, даже в одежде подражая моде прежних веков. И нередко у прихожан возникает вопрос: почему в XXI веке брак, основанный на христианских началах, должен подстраиваться под стандарты века XVIII? Такой специально выстроенный «православный брак» вряд ли может служить образцом для всех христиан. Не получается у таких супругов отделить то вечное в христианском союзе, что заложено в него Господом, от исторически привнесенного. Христианское измерение семейной жизни, проявляющееся во взаимном уважении, равенстве и эмоциональной близости супругов, забывается в угоду буквальному соблюдению культурных и бытовых реалий безвозвратно ушедших веков.

Любовь — основа брака. Даже у священнослужителя.

Вышеописанные ситуации различны внешне, но во всех одинаково попираются важные принципы, лежащие в основе христианского брака. К сожалению, сегодня достоинство священнического брака приходится защищать не только от угроз и искушений современной цивилизации, но и от специфических церковных стерео-типов. Главным из них является представление, что в жизни клирика семья обречена на «естественное» вытеснение священным служением. Библия учит нас обратному: успешное служение в Церкви Божией является продолжением состоявшейся семейной жизни священника или диакона.Чтобы быть по-настоящему православным, достойным священнического служения, брак клирика вовсе не должен рядиться в одежды прежних эпох. Все, что от него требуется, это соответствовать тем нормам супружеской жизни, которые сообщены браку христианским учением. К счастью, эти нормы совершенно совместимы с семейными ценностями современной культуры: взаимное уважение, ответственность участников брака, равенство и эмоциональная близость.

Одним из величайших сокровищ предания Православной Церкви является практика женатого священства. Несмотря на сильнейшее монашеское влияние, Церкви удалось отстоять эту традицию. Многие святые отцы указывали на то, что жизнь в семье, забота и сердечная любовь к супруге и детям служит для священника хорошим лекарством от разных форм очарованности собой, прельщенности величием своего служения. Можно сказать, что духовность в полном смысле семейного священника, не стесняющегося своего брака, обладает той необходимой степенью здравости и уравновешенности, которая делает из него пастыря ответственного и зрелого.

На ком может жениться священник?

Определиться с женитьбой будущему священнику предлагается до 30 лет – к этому возрасту он уже должен принять сан. Если к 30 годам не женился, то должен постричься в монахи.

Чаще всего женятся еще семинаристами. Невеста, по существующим канонам, должна быть православной и обязательно девицей. Если она разведена или у нее есть дети, такая женщина не может стать женой священника.

Что касается профессии будущей матушки, то здесь меньше ограничений. Главное – чтобы ее профессиональная деятельность не нарушала Божьи заповеди. Например, она не может работать стриптизершей, торговать спиртным или табачными изделиями. Ранее священникам запрещалось жениться на актрисах, так как это ремесло приравнивалось к проституции. Сейчас существует иной взгляд на эти вещи.

Впрочем, семьи священнослужителей обычно бывают многодетными, так как в православии принято рожать, «сколько Бог даст». Поэтому далеко не всегда матушка может позволить себе работать, нередко она вынуждена вести хозяйство и заниматься воспитанием детей.

Кто из священников может быть женат, а кто нет?

Владимир Гурболиков Сентябрь 7, 2019 12:07

Аля, что значит “даже апостолы”? Церковь — не застывшая данность, а “больница”, способ помочь спасению в каждую конкретную эпоху, разным народам, а разных обстоятельствах. И наряду с Писанием, православные христиане признают и церковное Предание, выраженное в учении, менявшихся правилах, переменах структуры, трудах отцов Церкви и житиях святых. История Церкви — процесс, живое дело. В апостольские времена иначе распределены были служения, общины верующих были иные, с небольшим количеством людей, помалу, в-основном в нескольких крупных городах. Таинства совершались тоже иначе. Разве Вы бы хотели, чтобы сейчас человек на исповеди поворачивался (как было в те времена) ко всем собравшимся в храме и начинал вслух каяться Богу на глазах всех? Наверное, нет, и будете правы: тогда небольшая христианская община могла состоять из людей, знакомых между собой всю жизнь. А сейчас лишь часть прихожан хоть сколько-то знает друг друга. И что могло помочь и поддержать в те времена, сейчас может принести искушение всем – и кающемуся, и слышащим. Так и с апостольским служением. Вы можете, если захотите, узнать и понять, как менялась ответственность и расширялись обязанности епископа. И почему в итоге Церковь пришла к выводу, что епископ не в состоянии уже одновременно уделять время и своей пастве, и семье (в отличие от части священников и диаконов). Да: Церковь менялась. И в этом нет ничего зазорного. Она и тогда, и сейчас служит Христу и ведёт людей ко Христу.

Записки попадьи Особенности жизни русского духовенства (продолжение4)

БРАК, СЕМЬЯ И СЕМЕЙНЫЕ ЦЕННОСТИ
ВСТУПЛЕНИЕ В БРАК
Итак, большинство священников женатые, только в брак они не вступают.
Почему? Потому, что кандидат на рукоположение должен позаботиться о создании семьи заранее. Скажем так: тот, кто желает принять священный сан, должен либо жениться (если он еще не женат), либо принять монашество, либо остаться холостым (целибат), – но в таком случае он уже не сможет вступить в брак после принятия сана. Сразу необходимо отметить, что целибат нашим священноначалием крайне не приветствуется, поэтому холостых священников в Русской церкви очень мало. В католической же церкви принят обязательный целибат. Отсюда и страсти, дающие богатую почву для творчества писателей и режиссеров – это и школьный «Овод», и популярный женский роман «Поющие в терновнике»; список можно продолжать очень долго. Нам же подобные страсти не грозят, у нас свое, другое.
По правилам Церкви, священник может быть женат только первым браком. Если для мирян допускается второй и даже третий брак, то для духовенства существует только один.
Если священник овдовел или по каким-то причинам расстался с женой, то он уже не может жениться ни при каких обстоятельствах, разве что снимет с себя священный сан. Это незыблемый закон. Иногда на этой почве случаются трагедии. Например, священник овдовел или расстался с женой, но он еще молод и красив. Где гарантии, что он не полюбит другую женщину, а потом не захочет связать с ней свою судьбу? Что делать, жизнь ставит его перед дилеммой: служение Церкви или счастливый брак. Бывали в истории случаи, когда священник не хотел оставлять ни служение, ни любимую женщину. Возлюбленной приходилось становиться тайной женой, а батюшке идти на тяжелый компромисс с совестью. В истории нашего отечества известен поп Гапон, но мало кто знает, с чего началась его жизненная драма. Георгий Гапон был обычным священником и безумно любил красавицу жену. После рождения второго ребенка его жена скончалась. Видимо, это горе и сломило Гапона. Сначала он пытался жить подвижнической жизнью. Однажды отдал свои последние сапоги нищему. А затем началось падение. У отца Георгия появилась тайная сожительница. Потом в его жизни были еще женщины, а за ними пришла и революция.
Еще одна подробность, которая зачастую неизвестна даже православным мирянам. Невеста будущего священника должна быть девственницей. Аналогичные требования предъявляются и к ее жениху.
Этот закон известен с ветхозаветных времен. Кстати, в современном Израиле по сей день действует такой закон для потомков колена Левита (священнического колена). Поэтому израильтяне, носящие фамилию Коган или Коэн, чтобы получить возможность жениться на разведенной женщине в обход строгого закона, вынуждены регистрировать брак, например, на Кипре.
В православии из этого правила существует одноединственное исключение: если блуд (внебрачные отношения) или первый брак был до принятия крещения. У нас встречаются канонические второбрачные священники, которые приняли крещение в зрелом возрасте и за плечами имели очень много. Крещение дает возможность начать жизнь с белого листа, поэтому такие батюшки и не считаются второбрачными.
Более того, жених и невеста не имеют право вступать в интимные отношения до венчания, иначе путь к священству тоже будет закрыт, особенно если епископ очень строгих взглядов. Семинаристы любят высчитывать, через какое время после венчания у их женатых собратьев родился первый ребенок. Если после венчания не прошло положенных девяти месяцев, то над новоиспеченным папашей начинали дружески подтрунивать: а не было ли у него чего до венчания, а то, глядишь, канонические препятствия появятся.
Так что для принятия сана недостаточно иметь желание, богословские и уставные знания.
Многие читатели, наверное, усомнятся, что столь строгие правила по сей день существуют и даже выполняются. Придется некоторых разочаровать – правила действительно выполняются, нарушения встречаются достаточно редко и остаются на совести либо кандидата, утаившего от епископа свое препятствие (так это называется), либо епископа, знавшего о препятствии, но принявшего решение о рукоположении.
К слову сказать, это только в желтой прессе все священники развратники, а епископы гомосексуалисты. В нашей книге говорится только о реальном положении вещей без прикрас или очернения.
Один наш знакомый, назовем его Костя, женился на разведенной женщине с ребенком. Обычное дело как для православных, так и для светских людей. Но все наши общие знакомые были шокированы, когда Костя заявил, что собирается принимать сан. Все замерли в ожидании и стали следить за развитием событий. Они не заставили себя долго ждать. Его действительно рукоположили в дьяконы (начальная степень священства) и отправили служить в подмосковный приход. Оказалось, он утаил от епископа, что его жена второбрачная. Вскоре у Кости произошел серьезный конфликт с настоятелем. Настоятель затаил обиду. И тут, как нельзя кстати, настоятель узнает, что Костя обманул епископа. Убедившись в достоверности полученной информации, то есть не поленившись для этого съездить в ЗАГС и навести справки, он незамедлительно докладывает о совершившемся факте в патриархию. Как говорится, все тайное становится явным. Костю быстро лишили сана – в тот момент, когда он собирался подавать прошение о рукоположении в священники.
КАК ЗНАКОМЯТСЯ В СЕМИНАРИИ
Семинария – это не только учебное заведение, но и место, где молодые люди находят невест.
Как правило, семинаристы стараются жениться во время учебы, чтобы закончить семинарию уже в сане. В первом классе студенты привыкают к новому образу жизни, втягиваются в учебу. Во втором, помимо учебы, начинают присматриваться к невестам, в третьем стараются определиться, чтобы в четвертом классе жениться и сразу рукоположиться. Естественно, не у всех все так гладко получается. Не все заканчивают обучение в священном сане.
Есть такая семинарская шутка.
Семинарист подходит к первой попавшейся девушке и говорит:
– Разрешите с вами познакомиться, а то у меня через неделю рукоположение и мне срочно нужна матушка.
Как говорится, в каждой шутке есть доля шутки, и говорят даже, что этот анекдот взят из реальной жизни.
Знаю даже реальный случай, как один семинарист долго молился у мощей Преподобного Сергия о даровании ему невесты. И вот однажды, помолившись, он про себя решил, что кого первого встретит, та и есть его невеста. Да, для этого нужно было иметь серьезное дерзновение и великую веру, ведь такими вещами не шутят. Но его вера была награждена. Выходит этот семинарист из храма и на пороге буквально сталкивается с девушкой, которая спешит к Преподобному Сергию. Дальше следуют знакомство и счастливый брак.
Считается, что если молодой человек пришел в семинарию, значит, он уже встал на путь духовного служения. Поэтому пробные варианты типа «поучусь, а потом подумаю» здесь не практикуются.
В отличие от светского вуза, в духовном учебном заведении жениться почти необходимо, вернее не жениться, а определиться, то есть выбрать свой путь, – ведь можно уйти и в монахи. Если семинаристы не будут иметь возможность вступить в брак, то откуда в Церкви будут священники? У нас ведь Церковь православная, не католическая, а монашество принимают меньшинство, примерно десять процентов из всех учащихся.
Среди светских людей про семинарию по сей день ходит легенда, что в Троице-Сергеевой Лавре есть так называемая «аллея невест». Всякая девушка, желающая познакомиться с будущим пастырем, может сесть там на одну из лавочек и ждать своего суженого…
В действительности все это не имеет никакого отношения к современной реальности. В пятидесятых годах вновь открывшаяся семинария некоторое время соседствовала с областным педагогическим институтом. Семинаристы стали знакомиться с будущими советскими учительницами. Власти быстро пресекли столь пагубную традицию, переведя пединститут в город Орехово-Зуево, подальше от религиозного дурмана. Может, именно в те времена и была похожая традиция, но реальных подтверждений этому нет. Да и зачем эта аллея, если в самой семинарии полно барышень, жаждущих выйти замуж?

Кто может стать женой священника?

Ирина Войко

Отвечает иерей Алексий Яланский:

– Согласно требованиям канона, невеста будущего священника должна быть православной веры (14-е пр. IV-го Вселенского собора), а так же, равно как и он сам, должна сохранить целомудрие до брака, а потому она не может быть вдовой, разведенной или находиться в блудном сожительстве (18-е Апостольское правило; 3 пр. VI-го Вселенский собора).

Желание быть матушкой – супругой и спутницей жизни священника – без сомнения, желание похвальное. Без натяжки, его можно назвать подвигом.

Как бывший семинарист, я помню немало сложившихся браков между моими знакомыми семинаристами и девушками, которые мечтали стать матушками.

Но, к сожалению, часто такие браки строились на идеализации жизни будущих матушки и батюшки, а жизнь часто открывала совершенно иные реалии: необеспеченность, неустроенность, переезд с места на место и т. п. Для многих молодых батюшек это было жизненной нормой, и только спустя несколько лет такие семьи добивались мало-мальски стабильного образа жизни. Честно скажу: бывали случаи, когда подобные трудности являлись для молодых матушек чем-то шокирующим, совершенно неожиданным, что приводило порой к трагическому распаду семей. А ведь после развода священник уже не имеет права жениться второй раз, и такие несчастные молодые люди становились целибатами поневоле.

Поэтому будущая матушка обязана не только быть готовой к несению всяческих трудностей и невзгод, но и быть ответственной за создаваемую семью, ведь из-за легкомыслия можно обречь будущего священника на одиночество.

Но и в стабильной, твердо ставшей на ноги семье священника у матушки не получится расслабиться: матушка всегда на виду и она должна помнить, что своими словами, поступками, и даже одеждой она может дать повод к пересудам и осуждению не только своей семьи, но и Православия в целом. Причем следить придется не только за собой, но и за своими детьми: в каких компаниях они вращаются, какими идеями живут. К сожалению, и в семьях священников дети часто попадают под каток искушений этого мира и теряют авторитет в лице Православия. И здесь львиная доля борьбы за сохранение чистоты веры лежит именно на матушке.

И самое важное: будущая матушка должна быть образцом православной христианки не только вступив в брак с кандидатом на священство, но и до этого брака. Этого требуют церковные каноны.

И напоследок, личный совет от меня: далеко не все семинаристы планируют стать в будущем священниками, ведь Семинария сама по себе – подготовительное испытание перед священством, которое проходят не все. Присмотритесь к своему избраннику: действительно ли в нем горит жертвенный огонь пастырства, или такой человек уже избрал для себя в Церкви иной путь?

Надеюсь, у вас с Божьей помощью все получится.

Ответ от Mr.prosvetlennyy@mail.ru
Священник – это служитель Божий, принявший сан и имеющий право от имени церкви совершать Таинства (крещение, поминание, венчание, литургию и прочее). Священник не обязан удаляться от мирской жизни, он может жить среди обычных людей, руководить ими, направлять их и утешать. Многие священники даже имеют семьи и детей, то есть обет безбрачия совершенно не обязателен. Не возбраняется и частная собственность. Но в любом случае священник должен являть собой образец добродетельного поведения и служить примером для паствы. К священникам обращаются «батюшка». Чтобы стать священником, нужно закончить учебное заведение под названием «семинария». Монах – это член религиозной общины, удалившийся от суетного мира, чтобы посвятить себя служению Богу. Монахи обычно живут в монастырях, лаврах, скитах. Придя в монастырь, человек сначала должен проверить, насколько твердо его желание стать монахом. Он сначала становится послушником, живет в монастыре, работает там. В любой момент человек может уйти в мир людей, это не считается грехом. Если же послушник уверен в своем желании, он принимает постриг и становится монахом. Он принимает обет безбрачия, отказывается от частной собственности (чаще всего передает ее монастырю). К монахам обращаются «отец» или «мать» и добавляют имя. Не все монахи могут совершать таинства, а только иеромонахи. Монахом при желании может стать любой верующий человек. Иеромонахами в православной Церкви называют священников, принявших монашеский постриг. Священник в церковной тардиции именуется иереем. Соответственно священник-монах — иеромонах. Иеромонахом можно стать как сразу при рукоположении во священство, так и после нескольких лет служения обычным иереем. Например, если человек мирянином пришел в монастырь и остался там подвизаться, то сначала он является трудником, послушником, потом может стать иноком. Далее он принимает монашеский постриг, дает обеты безбрачия, послушания, нестяжательства. Принявший монашество облачается в своеобразный ангельский образ. Обычные монахи могут быть рукополагаемы в священный сан. Священник, который уже был монахом до момента рукоположения, автоматически становится иеромонахом. Бывают и другие случаи. Например, священник относится к белому духовенству, то есть он является женатым мужчиной. Если вдруг он остается вдовцом, находясь в иерейском сане, то священнослужитель может принять монашеский постриг. После рукоположения жениться уже нельзя, поэтому священники-вдовцы чаще всего и принимают на себя обеты монашества. Таким образом, получается, что иерей, принявший монашеский постриг уже будет именоваться иеромонахом. Также необходимо сказать о том, что иеромонах это первая степень священнического служения черного духовенства. За выслугу лет или особые заслуги иероманахам дают сан игуменов. Настоятели монастырей также могут называться игуменами и архимандритами. Отличительной особенностью облачения иеромонаха является головной убор — монашеский клобук и монашеская мантия. Если иеромонаха прославляют в лике святых, то человек относится к преподобническому чину святости. То есть, к монахам, стяжавшим особую божественную благодать.

Может ли монах вернуться в мир?

Настоятель Оптинского подворья в Петербурге игумен Ростислав (Якубовский) оставил монастырь и женился. Этот поступок вызвал широкое обсуждение в сети и получил различные оценки.

Фото: Doxologia.ro

Могут ли монахи снимать с себя данные обеты и возвращаться к мирской жизни? Считать ли это нарушением церковных канонов? И можно ли потом вновь вернуться в монастырь? Комментируют эксперты.

Протоиерей Владислав Цыпин, фото: Патриархия.ru

Уход из монашества — личная катастрофа, но не нарушение канонов

Протоиерей Владислав Цыпин, историк Церкви, преподаватель Московской Духовной Академии:

— До середины 19 века в России законное оставление монашества было невозможно. Сбежавшие из монастыря подлежали задержанию и возвращению в монастырь, а в необходимых случаях – и помещению в монастырскую тюрьму. Легально перестать быть монахами они не могли.

Однако позже монахам было дозволено просить о снятии с них монашеских обетов – в том случае, если они оказывались не в состоянии их держать. Это дозволение действует до сих пор. Естественно, если такой монах имел священный сан, то его он лишался тоже. Сделавшись мирянином, бывший монах уже не подлежит каким-то особым прещениям и имеет право вступить в брак – само собой разумеется, если до монашества у него уже не было нескольких браков. Третий брак дозволялся в порядке исключения, а четвертый уже и вовсе не дозволялся.

Оговаривалось, что монах должен вначале подать прошение о снятии с него обетов, а не решать свои отношения с монастырем пост-фактум – уже уйдя и обзаведясь семьей. Такой процедуры требовал указ Синода. Тогда же подобным образом было дозволено просить о снятии сана и священникам молодого возраста.

Конечно, в личной духовной жизни уход из монашества — это катастрофическая ситуация. Но считать это нарушением канонов нельзя. Вот уже полтораста лет Церковь дозволяет такой выход.

При этом нужно понимать, что церковное учение не ставит в один ряд, например, крещение и монашеский обет. Крещение – таинство, одно из семи, а постриг, сопряженный с обетами, таким таинством не является. Другое дело, что в самой монашеской среде очень распространено убеждение в том, что это таинство.

Вернуться к монашеской жизни после того как снял с себя обеты – можно, и это даже хорошо. В отличие от священства, возврата к которому после его оставления уже нет, монашество не предусматривает в прошлом безукоризненной жизни. Ошибки прошлой жизни не являются препятствием для пострига, если есть покаяние. Если человек снял с себя монашеские обеты, а потом вновь вернулся к ним – это правильно. Конечно, если он связан брачными узами, то опрометчиво говорить ему – разводись и возвращайся в монастырь. Но если он овдовел, лучше вернуться, чем оставаться в миру.

В истории Русской Церкви известен случай с Федором Бухаревым. В 19 веке этот архимандрит, профессор Казанской академии, попросил снять с него обеты, женился и был лишен сана. Он не мог более преподавать в академии, но до конца жизни продолжал писать богословские сочинения, оставался церковными писателем, и цензура его труды дозволяла.

Протодиакон Андрей Кураев, фото: Юлия Маковейчук

Не устоять в безбрачной жизни и честно объявить об этом — достойный поступок

Протодиакон Андрей Кураев, профессор Московской духовной академии, старший научный сотрудник кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ:

— Человек не устоял в чистой безбрачной жизни, решил жениться и честно объявил об этом. На мой взгляд, это лучше, чем если бы он продолжал притворяться монахом — обманывая и себя, и Церковь, и людей. В этом смысле уход отца Ростислава я считаю достойным поступком.

Бывают ситуации, когда человек уже сделал что-то недостойное, но затем решил не накладывать один грех на другой. Не одобряя первый поступок, второму можно поаплодировать. Например — солдат власовской армии, который согласился надеть форму, выданную нацистами, но едва оказавшись на фронте, повернул оружие против Рейха…

Если на весы ставить какие-то сексуальные приключения и чистую монашескую жизнь, то наша христианская совесть, конечно, за второе. Но если первое уже произошло (пусть даже только в уме), и человек сам себя уже не считает монахом — зачем его удерживать?

Очень важно, чтобы мы не улюлюкали вслед таким людям. Мотивы снятия с себя монашеских обетов бывают разные. У кого-то это могут быть мировоззренческие изменения. Кого-то разочаровали мы. Кто-то узнал горькую правду о себе самом – и опыт монашеской жизни ему в этом мог даже помочь. Ведь отрицательный результат – тоже результат… Бывало, что человек, уйдя в мир, сделал нечто полезное и для Церкви и для мира.

Важно помнить, что монашеский обет – это обет человека не перед Церковью, а перед Богом. Это его личный выбор. Это не то, что Церковь дает человеку. Если человек обещался поднять сто пятьдесят килограммов железа, а поднял только восемьдесят – это его личная проблема. Ему внутри в любом случае горше, чем нам, сторонним зрителям чужой беды и чужой судьбы. Так почему мы должны его за это осуждать? Радоваться, что мы сами не такие? Так именно это и называется фарисейством.

Мне кажется, что именно если ворота монастыря всегда будут демонстративно открыты, если монах будет помнить, что есть возможность уйти из монастыря, он станет обновлять свои обеты ежедневно, и его монашеский выбор станет крепче.

Записал Михаил Боков

Словарь Правмира — Монастырь, монашество

Женатый священник

Женатый священник
Два года назад один католический молодежный журнал попросил меня ответить на вопрос: почему в Православной Церкви разрешено жениться. Для католиков это необычно, потому что их священники безбрачны, как установлено еще с древности.
Но Православие имеет на этот счет другое мнение. Об этом – моя беседа с журналистом «Радуги».
Известно, что в Православной Церкви священник может жениться…
Да, это так. В этом вопросе Православная Церковь придерживается представлений Древней Церкви. В Православии священник может жениться до принятия священного сана. Но, следуя словам Апостола: «Епископ должен быть непорочен, одной жены муж» (1 Тим. 3:2), у нас для духовенства разрешается лишь один брак.
А если жена умрет или уйдет от мужа?..
В таком случае священнослужитель остается одиноким. Он может принять монашество, может оставаться в статусе безбрачного священника, но вступить в брак повторно не имеет права.
Как Вы думаете, разрешение жениться будущему священнослужителю – это уступка слабости или положительный факт?
Глубоко убежден, что положительный. Еще можно дискутировать о том, хорошо ли быть женатым для епископа (в Православии епископ не может быть женатым), но для приходского священника быть женатым хорошо во многих отношениях.
Мы помним замечательные слова Апостола о Христе: «Он должен был во всем уподобиться братиям, чтобы быть милостивым и верным первосвященником пред Богом, для умилостивления за грехи народа. Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр. 2:17-18). Мы не устаем говорить, что Христос может нас понять, потому что был в таких же условиях жизни, что и мы. Те же искушения, испытания, скорби, все то же, что и у нас. Кроме греха (Евр. 4:15). Вот так же и женатый священник. Он знает нужды и скорби прихожан не теоретически, а практически, он живет такой же жизнью, что и его духовные чада. А раз так, то и помочь может успешней.
А разве есть такие вопросы, которые успешней решит именно женатый священник?
А как же! Это вопросы супружества, родительства… Из людей, обращающихся к священнику со своими проблемами и бедами, 90% обращаются с просьбой помочь в семейных вопросах. И я не устаю благодарить Господа, который дал мне возможность помогать этим людям, советовать, исходя из личного опыта.
Многих смущает, что священник, который по определению должен быть «небесным человеком», образом Христа, живет такой же жизнью, что и прихожане…
Во-первых, супружество нисколько не унижает достоинство человека. Давайте вспомним, что и Божия Матерь, и Апостол Петр, и многие другие величайшие в истории личности состояли в браке. Во-вторых, священник в Православном богословии символизирует не Христа, а Апостола. Вы, наверное, видели, как во время Божественной литургии при Апостольском чтении священники садятся в алтаре на скамейки. Это оттого, что священник как бы равен Апостолу. И как равный слушает чтение сидя. А вот прихожанам в это время положено стоять… Символом Христа за богослужением у нас является епископ. Но и в отношении его, что мешает ему выражать собою Христа, быть иконой Христа, даже, если он будет женатым?
Ну как? Ведь Христос-то женатым не был.
Христос не был женатым ввиду особенности Своего служения, «так как Сын Человеческий не пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф. 20:28). Душа на библейском языке значит жизнь. Сама специфика миссии Спасителя не предусматривала иметь семью, детей… Христос был идеальным, если можно так по-простому выразиться, человеком. Если бы у Него была семья, поверьте, это была бы прекрасная семья. Во всяком случае, что касается роли Христа как отца семейства и мужа, он был бы примером нам, земным мужьям и отцам. А быть хорошим мужем и отцом значит беречь и любить жену, проводить время с детьми… Служение Христа подразумевало полную самоотдачу, более того, жертвенную смерть для спасения людей. И как бы Он мог завести семью, если бы намеревался ее в скором времени оставить?..
Так что безбрачным был Христос не потому, что брак – плохо, низко, а потому, что Его жизненный подвиг подразумевал совершенно иной путь в жизни.
Некоторых, откровенно говоря, смущает половая тема в супружестве священников…
В Православии никогда не было гнушения плотскими отношениями в браке. Существуют каноны, согласно которым священник должен воздерживаться от супружеской близости накануне служения Литургии. Так же и все верные христиане, причащающиеся по воскресеньям, должны воздерживаться от супружеской близости накануне воскресного дня. Но это не значит, что супружеские отношения плохи. Просто накануне Причастия мы должны провести время в бдении, воздержании от развлечений и сугубой молитве.
А насчет нечистоты половых отношений, так даже говорить не стоит. Разве не для всех и не на все времена Апостол сказал: «Брак у всех честен и ложе непорочно» (Евр. 13:4)?.. Священные каноны Церкви повелевают отлучать всех, кто гнушается браком или считает нечистыми супружеские отношения.
Апостол Павел в 1-м Послании к Коринфянам говорит: «Я хочу, чтобы вы были без забот. Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене». Как же священнослужитель будет служить Господу? Он служит и угождает жене…
Совершенно неверное понимание слова Апостола!
Разберемся, если Вам интересно, что на самом деле в этой главе говорит Апостол Павел.
Он обращает свое поучение ко всем христианам, потому, что считает, что скоро наступит конец мира: «По настоящей нужде за лучшее признаю, что хорошо человеку оставаться так. Соединен ли ты с женой? не ищи развода. Остался ли без жены? не ищи жены». «Оставаться так» значит оставаться в том состоянии, в котором находишься. Не время устраиваться на земле, Христос «близ при дверех», пора думать о переходе к небесной, преображенной жизни.
«Впрочем, если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит. Но таковые будут иметь скорби по плоти; а мне вас жаль». Перед концом мира сатана активизирует свои усилия, чтобы отлучить людей от Бога и вечной жизни. Начнутся гонения, скорби. Вот Апостол и говорит, что ему жаль людей, которые заведут семью, а потом будут страдать оттого, что будут страдать их жены и дети.
Апостол Павел говорит, что нужно внутренне от всего отказаться, освободиться. Нужно полностью себя подготовить к страшным грядущим временам: «Я вам сказываю, братия: время уже коротко, так что имеющие жен должны быть, как не имеющие; и плачущие, как не плачущие; и радующиеся, как не радующиеся; и покупающие, как не приобретающие; и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего». В этом контексте и звучат его слова: «Я хочу, чтобы вы были без забот. Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене». То есть супружество может стать бременем, когда человек из любви к домашним предаст Христа, откажется от веры.
Но в любом случае все это – личные размышления Апостола Павла. Он признается: «Относительно девства я не имею повеления Господня, а даю совет, как получивший от Господа милость быть верным».
Логика в словах Апостола Павла есть. Во времена гонений женатые священники действительно испытывали невероятные скорби. Ладно, можно принять свои страдания, но когда страдают самые любимые люди… К их чести, эти священнослужители показали дивный пример верности Христу.
Но если же священнослужитель имеет семью, то должен, конечно, заботиться о ней, воспитывать детей, углублять взаимопонимание с супругой. Об этом тоже писал Ап. Павел: «Епископ должен быть непорочен, одной жены муж… хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией?» (1 Тим. 3:2-5).
Скажите, если честно, жена священника – это всегда помощница в его служении?
Бывает по-разному. Для иных священников их жена – поистине их крест. Но и тут для священника больше пользы, чем вреда. Он на личном опыте соприкасается с такими проблемами и скорбями, что более мудро может помочь прихожанам…
Спасибо Вам за ответы…
И вам спасибо. Призываю благословение Божие на всех читателей и прощаюсь, Ваш священник Константин Пархоменко.

Можно ли священникам жениться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *