Меня выпорола женщина

Дейн жила в деревушке с тётей и дядей.

Тётя Нэнси считала, что попку настоящей леди или джентльмена надо румянить ОСНОВАТЕЛЬНО. И вместе с дядей Томом тётя порола племянницу. Даже за малейшую оплошность…

Одна порка запомнилась надолго…

Это был день рождения. Пятнадцать лет! Несмотря на столь юный возраст, Джейн имела внушительную попку и грудь, тонкие черты лица и соблазнительные губы. На праздник были приглашены подруги и соседские мамы. Джейн смеялась и шутила
. Забывшись, она начала хрюкать, что очень рассердило тётю Нэнси. И она сделала замечание! Джейн, не слыша, продолжала. И дело кончилось тем, что она опрокинула вазу с вареньем на платье тётиной подруги. Нэнси схватила её и заставила встать :
-Эта девочка думает, что ей всё дозволено, и тётка ей не указ! Она может делать всё что захочет! Но я докажу, что она ошибается.

Одной рукой Нэнси вынесла на середину сада стул, а другой вывела Джейн. Затем она извлекла невесть откуда щётку для волос и перекинула Джейн через колени, задрав платье. Теперь все могли видеть её на редкость округлую и милую попку. Тётя звонко шлёпнула щёткой по заду девушки, оттенив красным пятном белоснежные ножки. Пока тётя работала, а именинница кричала, дядя Том спокойно встал из-за стола и вырвал из земли пучок крапивы. После окончания экзекуции он подошёл к смущённо красной попе и начал стегать её крапивой. От крапивы нет боли, но она раздражает кожу, вызывая жжение и зуд. Бедняжка завертелась юлой.
-Теперь ты получишь добавку, — сказал Том, и, не предупредив, они с Нэнси с силой ударили по пунцовым булочкам воспитанницы. Бедняжка Джейн взвыла и заёрзала. Ей было больно и стыдно, стыдно не за поступок, а потому что её подруги видят порку. Вскоре попа приобрела более малиновый цвет, и на ней выступили синие крапинки-синяки.

Затем ревущую именинницу поставили попой перед гостями в заросли крапивы.
-Почешешься, шевельнёшься, хоть как-нибудь тронешь свой зад — получишь головомойку!..
Джейн стояла, хлюпая носом, и боялась пошевелиться. Но зуд в попе и невыносимая боль дали себя знать, и девочка, убедившись, что на неё никто не смотрит, почесала горящие ягодицы.

Вдруг резкая боль впилась в кисти девушки. Это вездесущая Нэнси скрутила их и рывком за волосы отогнула голову племянницы.
-Что тебе мы говорили?!- закричала она,- видимо ты не считаешь нас авторитетом?- она вывела Джейн на середину сада и повернула попой к гостям,- Смотрите, этой девушке сегодня исполнилось пятнадцать лет! Но, видимо, её голова ещё глупа! Что ж, если она не понимает ни слов, ни щётки, то я должна научить её по другому. Через попу голова умнее будет!

Пока Нэнси говорила свой монолог, Том принёс длинный и тонкий шнур, а также лавку вместе с высокой тумбочкой. Он разложил на тумбочке четыре кусочка мыла и баночку вазелина. Нэнси подвела упирающуюся девушку и велела лечь на лавку.
-За то, что ты не слушаешься, ты получишь ещё одну порку! И я тебя уверяю, боль будет нескончаема!- по кивку жены Том сорвал юбку с Джейн и передал Нэнси шнур.

Нэнси часто упражнялась на племяннице и довела порку до совершенства, за минуту она могла дать до 70ти ударов. Джейн попыталась просить прощения, но тут же несколько ударов шнуром по губам.
-Будешь молить о пощаде — получишь втрое больше. И не только по твоей вертлявой заднице!..

Нэнси начала с силой, будто на время, хлестать шнуром провинившуюся именинницу, а трусики Джейн, висевшие на лодыжках, отлетели в кусты. Девочка, забыв про возраст и гордость, орала и плакала. После шестидесяти ударов по каждой некогда белоснежной булочке тётя взяла кусочек мыла с тумбочки и начала вкручивать его в анальное отверстие, говоря:
-Ты гадкая, непослушна девчонка! Думаешь, тебе можно всё? Думаешь, я тебя в пятнадцать не высеку? Да я тебя и в двадцать, и в двадцать пять, и при парне, и при муже, и при детях.. Поняла, дрянная девка? Видимо, только таким способом можно привить тебе настоящие ценности.
Джейн завеляла попой, пытаясь освоботиться, прикрыла попу руками и стала вытаскивать мыло, но Нэнси ударила её по рукам шнуром.
-Тётя Нэнси, не надо, шипле-е-ет!!!
-А хрюкать можно? А задницу трогать надо? Ну? А, может, нужно, может, можно заливать чужие платья?! — каждый вопрос сопровождался хлёстким ударом шнура, а каждое «можно, нужно, надо» двумя резкими шлепками и хлёским ударом шнура, будто выделяя эти слова,- и щипать тебе должно. Ты виновата! Руки убери!
Джейн ревела. Тётя наконец докрутила мыло и взяла шнуры… после дополнительных ударов, ревущую Джейн наклонили через тумбочку и за шнур взялся Том.Он, как и Нэнси, выдал «шесдесят горяченьких» и, смазав попку вазелином, вставил туда ещё кусочек мыла… Джейн понимала, что при порке надо расслабиться, но из-за двух щиплющихся кусочков мыла, она напрягалась ещё сильнее.

После такой экзекуции Нэнси велела снять Джейн верх, принести таз с водой и мылом и новое платье, а затем спросила:
-Ну, что? Ты поняла, что ошиблась?
-Да, мэм…
— Я не слышу!
— Да, мэм, я поняла, что ошиблась и больше так не буду…
-Отлично. А как поступают с непослушными и гадкими девочками?
-Их порят кнутом и шлёпают при гостях… в любом возрасте…- эту фразу Джейн сказала тихо, почти шёпотом.

Когда все указания были исполнены, и голая имениница принесла платье, ей было велено подарить это платье мадам, которую Джейн случайно облила, и просить прощения на коленях.
-А теперь, когда ты извинилась, выстирай прямо здесь и сейчас это платье в тазу!- строго сказала Нэнси.
-На руках?-изумилась девушка. Она не привыкла стирать, тем более, что дома была стиральная машина.
— Я тебя сейчас так руками отстираю по заднице! И стирай попой к нам, не прикрываясь!

Джейн склонилась над тазом и горько заплакала. Это унижение видели все её подруги. После нескольких окриков тётки она начала стирать, как вдруг подпрыгнула от неожиданности. Это Том без предупреждения резко вставил кусочек мыла, Джейн взвыла, обернулась и жалостливо посмотрела на гостей и родственников. Нэнси с дамами чопорно пила чай, Том улыбался, а подружки смеялись. Джейн попыталась представить, как выглядит выпоротая задница с торчащим куском мыла, но ей не захотелось смеяться, ведь это была ЕЁ попа! А со стороны, наверное, вид у неё ( несчастной девушки) был жалкий и немного комичный!»Вот если их пороли бы так!»- думала Джейн. После того, как платье было постирано, Нэнски встала и сказала:
-До конца для ты не получишь ни крошки с праздничного стола! Это РАЗ. А ДВА: ЭТО СЛЕДУЮЩЕЕ, До конца дня к тебе могут подойти любые наши гости и наказать тебя до 40 щёток за раз по одной булке! А первой будет Мадам Брайн, которая может наказать тебя по любому!(та, которой Джейн залила платье вареньем, а потом ещё и так унижалась?!) Прошу Вас!

Мадам Брайн не без удовольствия велела Джейн вымочить ремень в кипятке и лечь к ней на колени. И вскоре бедняжка Джейн убедилась, что эта чопорная молчаливая дама шлёпает гораздо сильнее, чем Нэнси со щёткой и Том с проводом вместе взятые.

На пятидесяти шлепки прекратились, и голос прозвучал:
-Теперь вынь ремень из кипятка и иди в дом! Не хочу, чтобы ты орала на улице…
Джейн послушно всё сделала. Мадам Брайн села на стул и многозначительно посмотрела на девочку.
-Ложись и не смей кричать! Ты получишь ровно пятьдесят ремнейпо каждой ягодице, а если будешь кричать, спорить, умолять о пощаде или вырываться — получишь 100!

Резкая боль от ожога и боль от хлёсткого удара ошпирили бедные ягодицы, Джейн рычала, кусала губы и, не выдержав, закричала. Мадам Брайн остановилась и отгнула голову девушки, затем ошпирила её губы ремнём и продолжила пороть. После ста ударов горячим ремнём по каждой ягодице, попа стала покрываться волдырями и приобрела синеватый цвет, а некоторые синяки стали чёрными и большими.

После порки на Джейн надели фартук и заставили прислуживать за столом, а мадам Брайн при каждом удобном случае щипала девушку за ягодицу и спрашивала, мило улыбаясь:
-Ну, милочка, будешь шалить ещё?

Аноним

Ваша оценка:

Конечно, вначале я не верил, что она на самом деле будет драть меня розгами; думал, попугает и успокоится. Мой супружеский опыт, со Светланой и с первой женой, подсказывал, что жены отходчивы и почти всегда готовы простить, надо лишь самому сделать первый шаг.

Может быть, в этот момент она ещё колебалась и, стоя надо мной, решала, как вести себя дальше. Но я не успел, я ничего не успел сказать жене. На ее лице промелькнула легкая тень, казалось, она что-то решила для себя. Мгновение спустя Светлана, зло прищурившись, взглянула на моё голое тело и со спокойствием человека, который знает, что делать, стала выбирать розги. В этот момент я понял, что меня действительно высекут. И ничто не поможет избежать порки, и бесполезно просить прощения, раньше надо было думать.

Супруга выбрала три берёзовые розги, подошла к кровати и с размаху влепила по моим ягодицам. С непривычки удар у нее получился неловкий, несильный, я даже не вскрикнул. Наверно, это удивило ее, и следующие четыре раза она постаралась от души, так, что я громко заорал. Она остановилась, может, чтобы передохнуть, или её остановил мой крик.

— Под бабой ты, поди, тоже орал, от удовольствия? — зло бросила она.

Я молчал, и она врезала мне ещё. Она очень быстро научилась сечь розгами, и теперь они вызывающе свистели, прежде чем опуститься на мои ягодицы. От боли и стыда на мои глаза навернулись слезы. Удары сыпались сплошным потоком, я орал после каждого из них. Наконец, улучив паузу, я стал просить пощады. Но это только привело супругу в ярость, она злобно, по матерному выругалась, припомнив мне любовницу, и еще энергичнее продолжила экзекуцию. После этого я уже визжал, как маленький мальчишка, которого секут за школьные провинности. Это в мои-то тридцать девять лет!..

— Милая, ну прости меня! — снова взмолился я после очередной порции. В ответ она осмотрела три берёзовые розги, изрядно обломанные о мою голую попу, потом перевела взгляд на меня.

— Надо почитать Тома Сойера и узнать, как вымачивают розги; может, они тогда не будут так быстро ломаться.

И тут она впервые за всю порку улыбнулась. Было в этой улыбке что-то снисходительное, читалось превосходство красивой женщины над голым, привязанным к кровати, только что выпоротым мужиком. Я уже не чувствовал взгляда жены на меня смотрела просто женщина, и себя я ощущал не мужем, а лишь мужчиной, которого наказали самым позорным и постыдным способом, какой только женщина и может придумать для мужика.

Впрочем, в тот момент наказание еще не закончилось. Видимо, красные поперечные следы от розог на больших белых ягодицах мужика могут довести женщину до экстаза; или орущий под розгами мужик как нельзя лучше возбуждает красивую даму, особенно если она сечёт собственноручно.

Короче, супруга пристально посмотрела на меня, на её губах блуждала то ли улыбка, то ли усмешка; она подошла к журнальному столику, взяла свежие розги, быстро вернулась ко мне, замахнулась и… снова раздался свист трёх берёзовых прутьев.

Этот пучок оказался более крепким — прежде чем розги изломались, я получил три десятка весьма ловких ударов. Каждый из них сопровождался моим истошным криком. Было больно, но гораздо острее, чем боль, я чувствовал стыд. Даже позор от порки. Первой в жизни порки розгами. В тридцать девять лет. Когда секла молодая, очень красивая, стройная женщина в короткой юбке. Здесь примешивалось что-то сексуальное, и потому мой пенис вырос до невообразимых размеров, по крайней мере, мне так казалось.

Когда экзекуция завершилась, и жена развязала верёвки, я попробовал её обнять, попытался расстегнуть голубую блузку. Но супруга решительно меня отстранила.

— Я с только что выпоротым мужиком любовью не занимаюсь, — нахально отчеканила она. Посмотри в зеркало на свою попу.

Зеркало было как раз напротив, Светлана слегка его повернула и довольная ухмыльнулась:

— Розги для мужа — первое средство, чтобы хорошо себя вёл. И запомни: теперь, ежели что, — порка. А не поможет, расскажу по телефону той бабе, как секла тебя за нее. И впредь буду наказывать за провинности розгами. В нашей семье мужа дерут розгами или ремнём, как школьника, понял?! — заключила с нескрываемым наслаждением моя супруга.

Перед следующей поркой Светлана уже не стала объяснять, за что. Правда, бабами тут и не пахло, всё-таки порка — наказание очень поучительное: после тех первых розог я своей жене больше не изменял. Никогда. Но оказалось, что розги мне, ее мужу, положены теперь и за другие провинности. Она сказала только: «Не ребёнок же ты, которому перед тем, как высечь, надо предварительно объяснять причину и целесообразность порки?!»

Вот так, просто и коротко. После чего приказала мне снять штаны, а сама пошла на кухню. «За розгами?» со страхом подумал я. Но из кухни она прошла в другую комнату и там замешкалась.

Почему-то я понимал, что и на этот раз мне, сорокалетнему мужику, порки не избежать. Светлана, если уж что решила, то все намертво, ни за что не сдвинешь. Упрямая.

Не оставалось ничего другого, как раздеваться. Я остался в голубых трикотажных кальсонах, плотно облегающих мою попочку. Лег на диван, выставив ягодицы. Сердце шумно стучало, а пенис опять стал громадным. И тут вошла она. В красивом черном платье, весьма коротком, туфлях на высоком каблуке и с толстым широким ремнем в руках. О, Боже! Эта шикарная дама будем меня наказывать! Пороть ремнём? Перед моими глазами все поплыло.

— Нет, не надо! — стал умолять я.

Но деваться было некуда, я продолжал неподвижно лежать, полуголый, в голубых кальсонах, попочкой вверх. Между тем, дама повесила ремень на стул, вытащила из кармана две ленты и накрепко связала мне руки и ноги. Я не смел сопротивляться так мне было стыдно.

— Сколько можно терпеть столь непослушного мужа, как ты?! — то ли спросила, то ли констатировала Светлана Ивановна. (Почему-то я инстинктивно чувствовал, что во время порки жену надо почтительно называть по имени и отчеству.) — Всё, хватит! Сегодня выпорю тебя, как школьника, ремнём! — заключила супруга.

Впрочем, разговоры ей очень скоро надоели, и она взялась за «дело». Такой жестокой, свирепой порки я и представить себе не мог. Я плакал от стыда и боли. Наверно, это была забавная картинка: рослый мужик, связанный, плачет, когда шикарная дама наказывает его ремнем. Но супруге показалось этого мало. Вероятно, чтобы усилить воспитательный эффект от порки, она на минуту остановилась и спустила кальсоны с моей попы. Было на редкость стыдно, мой пенис начал пульсировать и во время очередных трёх ударов ремнём по ягодицам я кончил. Эти три удара я почти не почувствовал, хотя они были весьма крепкие…

Во время всего рассказа он нервно курил сигарету за сигаретой, в пепельнице осталось с десяток окурков.

— Вот так мы и живём, — сказал он под конец разговора. — Нет, всё-таки женщины — существа удивительные: легко и незаметно она сделала меня своим рабом, но никто из окружающих об этом и не догадывается. Ты первый, кому я всё рассказал, даже не знаю, почему. Хотелось выговориться… к тому же ты ведь медик… может, это клинический случай?

Но мне даже нравится, что у меня такая строгая и экстравагантная жена, — продолжал он, не давая вставить и полслова. — Я ей на 8 марта подарил книгу, знаешь, такое красивое подарочное издание «Хозяйке на заметку». Так Светлана в этой книге написала на обложке: В фильме «Дикая орхидея» шикарная дама порола плетью голого мужчину и приговаривала: ты очень плохой мальчик, ты очень плохой мальчик… С тобой надо поступать точно так же и говорить: ты очень плохой муж.

А в последнем разделе — «На досуге» — нарисовала табличку: «Поведение мужа за неделю». И графы — число; оценка по поведению; примечание. И тут же вписала: «8 марта; неудовлетворительно; следует наказать: порка в спущенных кальсонах — 35 ударов, но поскольку сегодня праздник, то наказание уменьшается до 20 ударов».

Услышав слово «флагелляция» многие недоуменно поднимут брови с вопросом «что это». Меду тем, процесс хорошо знаком практически каждому из нас, а многим он даже нравится.

Флагелляция (от латинских слов «flagello» — «бичевание» и «flagellum» — «бич, плетка») – разновидность садизма и мазохизма, при которой половое возбуждение и удовлетворение достигается путем бичевания партнера. В общем, в простонародье это называется порка. Одна из наиболее популярных и распространенных BDSM практик.

Уверенна, что каждая пара хотя бы раз в жизни пробовала секс с элементами садо-мазо. Игрались с наручниками, завязывали партнеру глаза, царапали спину или легонько покусывали – все это элементы BDSM игры. Если вам обоим игры пожестче и погорячее приносят удовольствие – стоит попробовать эротическую порку, но, как и в любой игре, здесь важно знать и соблюдать правила.

Кого пороть:

Это зависит от ваших персональных пристрастий. Тот, кто выступает в качестве «палача» занимает активную роль. Это имеет множество названий – Верхний, Хозяин, Домин. Мужчины чаще занимают активную позицию, чем женщины, однако женщины-Домины тоже не редкость. Тот, кто принимает порку – нижний, пассив, саб. Есть такие, кому важно участие в процессе и без разницы в какой роли, таких называют свитч.

Чем пороть:

Вариантов множество – от подручных ремня, шнура, линейки до профессионального ассортимента – кнут, шлепалка, стек, снейк, флоггер. Профессиональные ударные девайсы можно купить в секс шопах или заказать в интернете у специальных мастеров (это лучший вариант). Важно помнить, что изделие должно быть из качественной кожи, удобно лежать в руке и подлежать сан обработке (желательно и до порки, и после).

Ремень должен быть без зацепок и фурнитуры, чтобы не порвать кожу. Чем тоньше ремень – тем больнее. Идеальный девайс для начинающих – многохвостный флоггер. Это плетка с 50 тонкими и длинными хвостиками, но не плетенными. Энергия удара распределяется на все хвосты, и они растекаются веером по телу, поэтому даже довольно сильные удары будут ощутимы, но практически безболезненны для партнера.

В перерывах между ударами флоггером можно ласкать, просто водя по телу и гениталиям, очень приятные ощущения… Практически те же, когда своими длинными волосами вас ласкает женщина.

Куда наносить удары:

Конечно, традиционное и самое распространённое место на теле для порки – это ягодицы. Удобно бить, есть жировая прослойка, нет внутренних органов и нельзя нанести особую травму. Кроме того – выставленная для порки женская попка – это еще и очень красиво и крайне возбуждающе.

Также практикуют порку по внутренней стороне бедер, икроножным мышцам, ладошкам, груди, спине – но здесь очень важно правильно наносить удары, чтобы не покалечить партнера. Если практикуете первый раз – лучше не рисковать. Помните, что удары нужно наносить ритмично и размеренно. В порке основная суть – пауза между ударами, поэтому не пытайтесь хлестать партнера в бешенном ритме. Медленно и со вкусом)

Как пороть:

Вдумчиво. Вся ответственность за процесс лежит на Верхнем, поэтому помните основные правила – перед поркой кожу нужно разогреть. Легкие шлепки, пощипывания, поглаживания – это обязательный ритуал, иначе есть шанс наставить синяков и вместо приятных эмоций делать просто больно.

Нужно, чтобы нижний постепенно привыкал к вашим ударам. Тогда можно увеличивать амплитуду и применять игрушки. Когда остановиться – тоже решать вам. Смотрите на покраснение и разгоряченость кожи (проверять можно языком, ладонью, грудью).

Зачем пороть:

Это неимоверно возбуждающая игра для обоих партнеров, при этом – несмотря на внешнюю агрессивность – она может быть практически безболезненной. Любым девайсом или ремнем можно лишь имитировать удар, все остальное происходит в головах играющих. Такая игра очень сближает пару. Главное – заранее договориться о правилах игры, помнить о безопасности, придумать свое стоп слово и не обижаться, если вдруг что-то пошло не так, как хотелось. Это просто игра.

Женщин необходимо правильно пороть

Этот текст — ответ на письмо нашего читателя «В ныншнем мире брак мужчине невыгоден — ред.

Реклама

Как я раньше писал, я не очень большой специалист в этой области, но я позвонил моему знакомому, который порет жену регулярно. Вот что он мне посоветовал:

«Начинать надо потихоньку, ни в коем случае не применять порку, скажем, на второй день после свадьбы. Сперва надо внести ее (плетку) в интимные отношения, начать скажем с небольшой плеточки, которая используется во время акта — в начале как средство ласки. То есть сперва вы этой плеткой жену не бьете, а просто ласкаете. Она к этому привыкнет, и позволит вам постепенно перейти к следующей ступени воспитания. Можно даже иногда давать ей с ней поиграть, подержаться за рукоятку. Затем несколько недель а то и месяцев спустя перейти на более жесткие формы общения с плеткой, — удары должны стать ощутимыми, уверенными. К тому времени жена уже немного попривыкнет к плетке и можно будет заменить ее на большую. Но пока вы используете плетку только в спальне.

Затем наступает критический момент, когда надо вывести плетку из спальни и перенести в гостиную.

К этому времени жена уже полностью привыкла к этому постельному атрибуту и он уже никакого особенного ужаса у нее не вызывает, — удары до настоящего момента были легкими, приятными и боли не влекли. Теперь переносите все это в бытовую сферу. Ну, например, во время какого-то скандала схватите жену за волосы и слегка (вначале не перебарщивайте!) отстучите ее плеткой. К тому времени у нее плетка уже вызывает положительные эмоции — она знает, что после удара плеткой следуют ласки. Она будет ждать этого и в бытовой сфере — то есть, отхлестав ее плеткой, возьмите на руки, поцелуйте, обнимите, вобщем сделайте так как вы поступали с ней в постели.

Затем наступит такой критический момент, когда она начнет специально провоцировать скандалы, с тем, чтобы быть выпоротой.

Но и вы тоже на месте не стоите — когда вы видете, что она провоцирует скандал специально с тем, чтобы быть отхлестаной плетью, начинайте бить ее сильнее и выкините элемент ласки из последующего общения. Теперь ее надо приучить к тому, что плетка стала больше, а ласки стало меньше. К тому же вы уже полностью исключили элемент порки из сексуальных отношений, — с этим покончено. Теперь плетка только способ наказания.

Повесьте плетку где-нибудь на видном месте, так чтобы жена постоянно ее видела. Объясните супруге, что если она попытается что-то сделать с воспитательным элементом, то тогда вместо плетки появится палка, сперва деревянная, а потом железная. Она постепенно с этим смирится.

Еще одно маленькое замечание: приучив, надо следить за тем, чтобы жена от нее не отвыкала, то есть раз в неделю, несмотря на ее исключительное поведение, все равно снимайте плетку со стены, зажимайте жену между ног и действуйте плеткой.

Эффект от плетки бывет крайне положительный:

Вы сразу заметите, что жена начнет больше времени проводить дома, изменять не будет ни при каких обстоятельствах (ну если вы когда ее хлестать будете приговаривать, что дескать поймаю с кем-то убью — она будет в это верить и побоится даже близко к другому мужчине подойти, не то что мужу изменить.»

Этот метод особенно рекомендуется парам, где существует значительная разница в возрасте, — от 15 лет и выше. При условии, что вы правильно приручите жену к порке, она станет вашей верной спутницей и никогда не будет вам изменять и сетовать на свою жизнь.

Этот метод также рекомендуется для жен новых русских, которые в основном изнывают от безделья и готовы отдаться хоть слесарю Васе, чтобы хоть как-то внести в свою жизнь разнообразие. Такую жену рекомендуется пороть хотя бы пару раз в день, тем самым заложится основа крепкого и прочного брака.

Покупку другоценностей и норковых шуб также можно заменить хорошей поркой, — порка это и полезно и еще очень выгодно.

Дерзайте, поэкспериментируйте сами, посмотрите как получается, поделитесь своим опытом, мне это также интересно, потому что я собираюсь жениться на молоденькой девушке и по совету моего знакомого хочу сразу же приучить ее к плетке, с тем чтобы не беспокоиться по поводу рогов, — хорошая плетка с этой проблемой справляется достаточно легко, семья от нее только крепче станет.

Цитата:

Сообщение от Anton звучит очень вкусно а как вожжами работать? как скакалкой?

Вот тут интересное описание порки вожжами (http://www.clubpn.org/forum/viewtopic.php?p=13436)
«Но в это же время их родители были заняты. Завершив пороть детей, мужики брались учить уму-разуму жен. Если в домах, где мужья были постарше, пороли вожжами, то мужики помладше применяли розгу, которая и на их собственных задах была им привычней. Поэтому среди звуков, обозначавших работу воспитательных инструментов, слышалось звонкое пение лозы, как будто пчелка жужжит, или гудение по-шмелиному, издаваемое вожжами. В зависимости от орудия наказания разнилась и поза наказываемой жены: для порки вожжами – стоя на коленях, а то и с головой между мужниных ног; под розгой – на скамье, вверх задницей. Однако каждая мужнина жена перед поркой раздевалась одинаково: снимала сарафан, поднимала рубашку на поясницу и завязывала ее на спине в узел. Это называлось «оголяться цветком», когда провинившаяся была открыта взору своего мужчины с обеих сторон. Как ни странно более смущались бабы постарше. Молодухи, только прошедшие известные нам речные смотрины, относились к наготе проще, тем более что телешились перед любимыми мужьями. Раздетая и готовая к порке жена сама подавала мужу орудие наказания и просила не нежничать. Бабе мужнина порка не в стыд и не в упрек. Бьет, значит любит, заботится. Затем или становились на колени, просовывая голову между ног мужа, или укладывались на скамейку, недавно еще принимавшую детские тела. Первых мужья зажимали ногами у шеи, вторых – привязывали к скамейке, чтобы не вертелись шибко. В свою очередь и мужья секли по разному. Мужики, что учили вожжами, складывали их вчетверо, чтобы ударом покрывать большую площадь бабьей задницы. Один такой удар равнялся четырем, поэтому и порка становилась больней. Не всякая баба и стерпит такое. Да только те жены постарше, которых пороли вожжами, имели больший жизненный опыт и уже успевали притерпеться, задницы у них были полней и крепче. А мужу что, секи вертящийся женкин зад и слушай ее вопли. Молодухи, что получали розги, тоже не считали себя очень в выгоде. Вожжи все-таки ближе к плетке или ремню, поэтому эффект от их удара был меньше, чем от вгрызавшейся в нежную кожу лозы. А потому и молодухи терпели порку несладкую. Он даже мужья помоложе не были понежней в такой ситуации. И для них, наученных отцовым примером, попа жены – место для поучения, а не ласки. Значит надо сечь со всей силы, чтобы выбить дурь и наставить молодую жену на путь истинный. И драли жен мужья, стараясь, чтобы на заднице женской не осталось ни одного места без болючих следов «мужниной науки». Если чад своих пороли полегче, то жен секли без пощады, крепко впечатывая каждый удар в мягкое тело.»

Меня выпорола женщина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *