Математик софья ковалевская

Ковалевская Софья Васильевна

Математика

всего голосов 594


День рождения: 3 января 1850 г.

День смерти: 29 января 1891 г.

Место рождения: Москва

Семейное положение: замужем за Владимиром Онуфриевичем Ковалевским (1868—1883), в девичестве: Софья Васильевна Корвин-Круковская

Деятельность и интересы: математика, механика; литературное творчество, беллетристика

Полный гимназический курс прошла с домашним учителем всего за несколько лет. Еще факты

Образование, степени и звания

1869, Гейдельбергский университет (Германия)

1870-1874, Берлинский университет

Работа

1884-1891, Стокгольмский университет: Профессор кафедры математики

Открытия

В 1888 году получила престижную премию Бордена за открытие третьего классического случая разрешимости задачи о вращении твердого тела вокруг неподвижной точки. В виду серьезности открытия премия была увеличена с 3 до 5 тысяч франков. И сегодня четыре алгебраических интеграла существуют лишь в трех классических случаях: Леонарда Эйлера, Лагранжа и Ковалевской.

Доказала существование аналитического решения задачи Коши для систем дифференциальных уравнений с частными производными.

Исследовала задачу Лапласа о равновесии кольца Сатурна и получила второе приближение.

Биография

Русский математик и механик, первая в России женщина-профессор и первая в мире — женщина-профессор математики. Училась за границей, так как в России в то время женщин в высшие учебные заведения не принимали. Занималась исследованиями в области теории вращения твердого тела. Автор множества научных работ, доктор философии (Гёттингенский университет, 1874). С 1881 года — член Московского математического общества. За открытие третьего классического случая разрешимости задачи о вращении твердого тела вокруг неподвижной точки получила премии Парижской (1888) и Шведской (1889) академий наук. В 1889 году была избрана членом-корреспондентом физико-математического отделения Российской академии наук. Сочувствовала революционным идеям и в осажденном Париже 1871-го ухаживала за ранеными коммунарами. Помогала вызволить из тюрьмы деятеля Парижской коммуны Виктора Жаклара. Автор нескольких литературных произведений, беллетристики — писала на русском и на шведском. Многие произведения носят автобиографический характер, а в главной героине узнаваемы черты самой Ковалевской. Также писала стихи, занималась переводами со шведского.

Софья Ковалевская родилась 3 января 1850 г. в Москве, где ее отец, артиллерийский генерал Василий Корвин-Круковский занимал должность начальника арсенала. Когда Соне было шесть лет, отец вышел в отставку и поселился в своем родовом имении Палибино, в Витебской губернии. Девочке для занятий наняли учителя. Единственный предмет, к которому Соня на первых занятиях с Малевичем не проявила ни особого интереса, ни способностей, была арифметика. Однако постепенно положение переменилось. Изучение арифметики продолжалось до десяти с половиной лет. Впоследствии Софья Васильевна считала, что этот период учения как раз и дал ей основу математических знаний.

Девочка настолько хорошо знала всю арифметику, так быстро решала самые трудные задачи, что Малевич перед алгеброй позволил изучить двухтомный курс арифметики Бурдона, применявшийся в то время в Парижском университете. Видя математические успехи девочки, один из соседей рекомендовал отцу взять для Сони в преподаватели лейтенанта флота Александра Николаевича Страннолюбского, который на первом уроке дифференциального исчисления удивился быстроте, с какой Соня усвоила понятие о пределе и о производной, «точно наперед все знала».

А девочка и на самом деле во время объяснения вдруг отчетливо вспомнила те листы лекций Остроградского, которые она рассматривала на стене детской в Палибино.

В 1863 г. при Мариинской женской гимназии были открыты педагогические курсы с отделениями естественно-математическим и словесным. Сестры Крюковские горели желанием попасть туда учиться. Их не смущало, что для этого необходимо вступить в фиктивный брак, так как незамужних не принимали. Кандидата в мужья искали среди разночинцев и обедневших дворян. В качестве «жениха» для Анюты был найден Владимир Онуфриевич Ковалевский. И надо же было такому случиться, что на одном из свиданий он заявил Анюте, что он, конечно, готов вступить в брак, но только с Софьей Васильевной. Вскоре он был введен в дом генерала и с его согласия стал женихом Софьи. Ему было 26 лет, Софье — 18.

15 сентября 1868 г. в деревенской церкви близ Палибино состоялась свадьба. А вскоре в Петербурге Софья стала тайно посещать лекции. Девушка вскоре поняла, что изучать надо только математику и если теперь, в молодые годы, не отдаться исключительно любимой науке, можно непоправимо упустить время. И Ковалевская, сдав экзамен на аттестат зрелости, снова вернулась к Страннолюбскому, чтобы основательнее изучать математику перед поездкой за границу.

3 апреля 1869 г. Ковалевские и Анюта выехали в Вену. Но Софья не нашла в Вене хороших математиков. Ковалевская решила попытать счастья в Гейдельберге, который рисовался в ее мечтах обетованной землей студентов.

После всевозможных проволочек комиссия университета допустила-таки Софью к слушанию лекций по математике и физике. В течение трех семестров 1869-1870 учебного года она слушала курс теории эллиптических функций у Кенигсбергера, физику и математику у Кирхгофа, Дюбуа-Реймона и Гельмгольца, работала в лаборатории химика Бунзена — самых известных ученых Германии.

Профессора восторгались ее способностью схватывать и усваивать материал на лету. Работая с изумлявшей всех напряженностью, она быстро овладела начальными элементами высшей математики, открывающими путь к самостоятельным исследованиям. На лекциях она слышала восторженные похвалы профессора Кенигсбергера его учителю — крупнейшему в то время математику Карлу Вейерштрассу, которого называли «великим аналитиком с берегов Шпре».

3 октября 1870 г. отправилась к Вейерштрассу в Берлин. Желая избавиться от докучливой посетительницы, профессор Вейерштрасс предложил ей для проверки знаний несколько задач по гиперболическим функциям из разряда тех, даже несколько потруднее, которые он давал самым успевающим студентам математического факультета, и попросил ее зайти на следующей неделе. По правде, Вейерштрасс успел забыть о визите русской, когда ровно через неделю она снова появилась в его кабинете и сообщила, что задачи решены. Профессор Вейерштрасс ходатайствовал перед академическим советом о допущении госпожи Ковалевской к математическим лекциям в университете. Но «высокий совет» не дал согласия. В Берлинском университете не только не принимали женщин в число «законных» студентов, но даже не позволяли им бывать на отдельных лекциях вольнослушателями. Пришлось ограничиться частными занятиями у знаменитого ученого. Обычно Вейерштрасс подавлял слушателей своим умственным превосходством, но живой пытливый ум юной Ковалевской потребовал от старого профессора усиленной деятельности. Вейерштрассу нередко приходилось самому приниматься за решение разных проблем, чтобы достойно ответить на сложные вопросы ученицы.

Ковалевская изучала новейшие математические труды мировых ученых, не обходила даже диссертаций молодых учеников своего преподавателя. Ковалевская написала первую самостоятельную работу — «О приведении некоторого класса абелевых интегралов третьего ранга к интегралам эллиптическим». Знаменитый французский математик, физик и астроном Лаплас в своем труде «Небесная механика», рассматривая кольцо Сатурна как совокупность нескольких тонких, не влияющих одно на другое жидких колец, определил, что поперечное его сечение имеет форму эллипса. Но это было лишь первое, очень упрощенное решение. Ковалевская задалась целью исследовать вопрос о равновесии кольца с большей точностью. Она установила, что поперечное сечение кольца Сатурна должно иметь форму овала.

Вскоре Софья задумала сделать еще одно исследование из области дифференциальных уравнений. Оно касалось труднейшей области чистого математического анализа, имеющего в то же время серьезное значение для механики и физики.

Зиму 1873 и весну 1874 г. Ковалевская посвятила исследованию «К теории дифференциальных уравнений в частных производных». Она хотела представить его как докторскую диссертацию. Работа Ковалевской вызвала восхищение ученых. Правда, позднее, установили, что аналогичное сочинение, но более частного характера, еще раньше Ковалевской написал знаменитый ученый Франции Огюстен Коши. В своей диссертации она придала теореме совершенную по точности, строгости и простоте форму. Задачу стали называть «теорема Коши — Ковалевской», и она вошла во все основные курсы анализа. Совет Геттингенского университета присудил Ковалевской степень доктора философии по математике и магистра изящных искусств «с наивысшей похвалой».

В 1874 г. Ковалевская вернулась в Россию, но здесь условия для занятий наукой были значительно хуже, чем в Европе. Осенью 1878 г. у Ковалевских родилась дочь. Почти полгода провела Ковалевская в постели. Врачи теряли надежду на ее спасение. Правда, молодой организм победил, но сердце Софьи было поражено тяжелой болезнью.

Ковалевская продолжала заниматься математикой. 30 января 1884 г. Ковалевская прочитала первую лекцию в Стокгольмском университете, по завершению которой профессора устремились к ней, шумно благодаря и поздравляя с блестящим началом. Курс, прочитанный Ковалевской на немецком языке, носил частный характер, но он составил ей отличную репутацию. Поздно вечером 24 июня 1884 г. Ковалевская узнала, что «назначена профессором сроком на пять лет».

Ковалевская занимается задачей о вращении тяжелого твердого тела вокруг неподвижной точки, которая сводится к интегрированию некоторой системы уравнений, всегда имеющей три определенных алгебраических интеграла. В тех случаях, когда удается найти четвертый интеграл, задача решается полностью. До открытия Софьи Ковалевской четвертый интеграл был найден дважды — знаменитыми исследователями Эйлером и Лагранжем.

Ковалевская нашла новый — третий случай, а к нему — четвертый алгебраический интеграл. И до сих пор четыре алгебраических интеграла существуют лишь в трех классических случаях: Эйлера, Лагранжа и Ковалевской.

6 декабря 1888 г. Парижская академия известила Ковалевскую о том, что ей присуждена премия Бордена. За пятьдесят лет, которые прошли с момента учреждения премии Бордена «за усовершенствование в каком-нибудь важном пункте теории движения твердого тела», ее присуждали всего десять раз, да и то не полностью, за частные решения. А до открытия Софьи Ковалевской эта премия три года подряд вовсе никому не присуждалась. 12 декабря она прибыла в Париж. Президент академии, астроном и физик Жансен, поздравил Ковалевскую и сообщил, что ввиду серьезности исследования премия на этом конкурсе увеличена с трех до пяти тысяч франков.

Ковалевская поселилась близ Парижа, в Севре и поручила Миттаг-Леффлеру привезти к ней дочь. Здесь она решила продолжить дополнительное исследование о вращении твердых тел для конкурса на премию Шведской академии наук. К началу осеннего семестра в университете Софья Васильевна вернулась в Стокгольм. Работала она с какой-то отчаянной решимостью, заканчивая свое исследование. Ей надо было успеть представить его на конкурс. За эту работу Ковалевской была присуждена Шведской академией наук премия короля Оскара II в тысячу пятьсот крон.

7 ноября 1889 г. Ковалевскую избрали членом-корреспондентом на физико-математическом отделении Российской академии наук. В апреле 1890 г. Ковалевская уехала в Россию в надежде, что ее изберут в члены академии на место умершего математика Буняковского и она приобретет ту материальную независимость, которая позволила бы заниматься наукой в своей стране.

В Петербурге Софья Васильевна дважды была у президента академии великого князя Константина Константиновича. Он был очень любезен с прославленной ученой и все твердил, как было бы хорошо, если бы Ковалевская вернулась на родину. Но когда она пожелала, как член-корреспондент, присутствовать на заседании академии, ей ответили, что пребывание женщин на таких заседаниях «не в обычаях Академии»! Большей обиды, большего оскорбления не могли нанести ей в России. Ничего не изменилось на родине после присвоения С. Ковалевской академического звания. В сентябре она вернулась в Стокгольм. 29 января 1891 г. не приходя в сознание, Софья Ковалевская скончалась от паралича сердца, в возрасте 41 года и в самом расцвете творческой жизни.

Найдите предложения, в которых запятая ставится в соответствии с одним и тем же правилом пунктуации. Запишите номера этих предложений.

1) Сама Софья Васильевна Ковалевская рассказывает в своих воспоминаниях, что большое влияние на пробуждение у неё интереса к математике оказал дядя своими рассказами о квадратуре круга и других увлекательных математических вопросах. 2) Эти рассказы действовали на фантазию девочки и создавали в ней представление о математике как о науке с множеством загадок. 3) Софья Васильевна рассказывает ещё о другом случае, укрепившем в ней интерес к математике. 4) Детская комната за нехваткою обоев была оклеена листами лекций по высшей математике, которые слушал в молодости её отец. 5) Таинственные формулы, загадочные слова и фигуры от частого обозрения их врезались в память девочки. 6) В возрасте пятнадцати лет она стала брать уроки высшей математики – теперь сообщаемые ей учителем новые понятия казались старыми знакомыми и она усваивала их, к удивлению учителя, очень легко.

Формула любви Софьи Ковалевской, или Ошибка, которая стоила женского счастья великому математику



Ни для кого не секрет, что любовь в жизни женщины самый важный асперкт ее существования и самореализации. Без любви нет и женщины, при том вне зависимости от того, каков у нее уровень интеллекта. Так и известная всему миру женщина-профессор математики Софья Ковалевская всю жизнь пыталась вычислить свою собственную формулу любви, формулу обыкновенного женского счастья. Но обошло оно ее стороной. Она, как математик, часто задавалась вопросом: в каком ее действии была допущена ошибка. Чтобы ее найти нужно вернуться назад и проанализировать, что и когда она сделала не так…

Недетские чувства 13-летней девочки-подростка


Софья в отрочестве.

Впервые Софья влюбилась по-взрослому, будучи 13-летней девчушкой. Предметом ее любви стал прогрессивный писатель, главный редактор журнала «Эпоха», а в прошлом каторжник — Федор Михайлович Достоевский. Да-да тот самый Достоевский… Как-то старшая сестра девочки Анна сдала несколько своих рассказов в издательство, а затем пригласила Достоевского в гости. Юная Соня была просто очарована писателем и влюбилась в него без памяти.

Федор Достоевский./ Софья.

Однако в свою очередь, предмет ее страсти был безумно влюблен и грезил ее старшей сестрой Анной, подающей большие надежды писательницей. Когда Анюта, по непонятным причинам отвергла ухаживания Федора Михайловича, Соня недоумевала и радовалась одновременно: Достоевский свободен! Но, Федор Михайлович не видел в Соне женщину, он всегда относился к ней лишь как к милому ребенку. Он даже подумать не мог и не пытался заглянуть в глубину ее души, так искренне страдавшей от любви к нему. Соня очень переживала из-за этого, но что было поделать? Пришлось смириться. А чувства со временем остыли, оставив в памяти горький привкус пролитых слез по неразделенной любви.
К 18 годам Софья преобразилась из нескладного подростка в очаровательнейшую девушку с нежными, мягкими чертами лица и черными невероятно выразительными глазами. Кукольное личико девушки совершенно не соответствовало ее интеллекту, в котором ярко проявлялся зрелый аналитический «мужской» ум. Помимо всего прочего, она отличалась необыкновенной естественностью и простотой в общении, была искренняя, непринуждённая, без жеманства, без чопорности.

Фиктивный брак, принесший любовь и горечь утраты

Вторым мужчиной в жизни Софьи был 26-летний Владимир Онуфриевич Ковалевский, знакомство с которым произошло также благодаря старшей сестре. Анна, от природы отличаясь живым умом, энергичностью, в юности была подвержена модным идеям о женской эмансипации. Она всегда мечтала вырваться из-под родительской опеки. К тому же под влиянием прогрессивных взглядов Достоевского сестры увлеклись идеей эмансипации и решили продолжить учебу за границей.


Владимир Ковалевский. / Софья Ковалевская.

Однако по тем временам это было совсем не просто. Поэтому девушка и начала искать подходящую партию для заключения фиктивного брака. В 60-е годы 19 столетия это было весьма популярно. Прогрессивно настроенные девушки шли на такой шаг, чтобы выехать с мужем за границу для дальнейшего обучения в университетах. В ту эпоху учеба в российских университетах была для них — табу. А формальные браки, предоставляли им полную свободу. К ней то и стремилась Анюта, подбивая на такой же брак и младшую сестру.
Кандидат на роль фиктивного мужа, в лице Владимира Ковалевского, владельца книжного издательства, а также ученого-палеонтолога, нашелся довольно быстро. Однако познакомившись с сестрой невесты, жених неожиданно поменял свое решение. Ему приглянулась милая талантливая девушка, которая была полной противоположностью своей старшей сестры, искательницы приключений. Он решил, что именно Софья более достойна «свободы» и образования. Брак, вопреки сомнениям родителей, был заключен, и Софья с фиктивным мужем уехала за границу. Вместе с молодоженами поехала за границу и Анна.
Добившись невероятных успехов в Европе, в свои 24 года, став магистром философии, а через несколько лет, защитив докторскую диссертацию по математике, Софья практически осталась невостребованной, ибо даже в прогрессивной Германии женщина никак не могла рассчитывать на должность преподавателя. Столкнувшись с перспективой безработицы и нищеты, Ковалевские решили вернуться в Россию.
После смерти отца сестры получили немалое наследство, что позволило вкусить им все прелести жизни. Напрочь забыв о своих юношеских идеалах, Анна напрочь забросила литературу, Софья — науку, и обе пустились в круговорот светской жизни, от которой так отвыкли, живя за границей. Сестры блистали на балах, посещали театры и салоны. В своей квартире Софья сменила обстановку, покупала шикарные наряды, планировала роскошную жизнь на деньги, которые должен был принести строительный бизнес мужа, фиктивный брак с которым перерос в настоящий.

Софья Ковалевская с дочерью.

Согласившись на интимную близость, наконец-то, Софья оценила все прелести супружеской жизни — роль жены пришлась ей по вкусу. И в 1878 году в семье Ковалевских родилась дочка. Софья целиком была поглощена малышкой, она увлеклась уходом за ней с той же самоотверженностью, с какой до этого увлекалась театром, а еще раньше — математическими вычислениями. Казалось, вот оно женское счастье… Но это только казалось…

Разорение и самоубийство мужа

Однако Софья быстро охладела к маленькой дочурке, начав скучать по научным исследованиям. Ей в голову пришла идея организовать Высшие женские курсы, чем вскоре самоотверженно занялась, вложив в них всю свою энергию и силы. Но преподавать ей там так и не разрешили.
Ко всем нурядицам, Владимир оказался плохим коммерсантом, и вскоре все их совместное имущество перешло кредиторам. Как ни странно, но Софья довольно спокойно восприняла этот факт, в отличие от мужа, который никак не мог перенести такой удар. И сколько жена не пыталась уговорить его вернуться в науку, (он когда-то увлекался палеонтологией и имел ученую степень) у нее ничего не вышло. Зато до Софьи начали доходить слухи, что ее муж увлекся какой-то женщиной. Этого она стерпеть уж точно не могла. Закатив супругу сцену ревности и оставив дочь на попечение подруги, она села в поезд и укатила в Берлин. И это оказалось ее большой ошибкой. Решить задачу, на кон которой было поставлено семейное счастье, оказалось труднее, чем она думала.
В Берлине она с головой окунулась в научную работу и светскую жизнь, напрочь забыв о муже-неудачнике и о маленькой дочери. Но однажды в 1883 году из России пришло страшное известие, потрясшее Софью до глубины души, — Владимир Ковалевский покончил с собой. Она до конца своей жизни винила себя в его гибели, не могла простить, что так бездумно бросила его.


Софья Ковалевская .

Признание, слава и — одиночество

Не пройдет и года, как Ковалевская, наконец-то, получит долгожданную должность преподавателя в Стокгольмском университете. 30 января 1884 года она прочтет там первую лекцию и сразу же войдет в круг известнейших математиков своего времени. Она поразит маститых ученых своим неординарным умом и широтой знаний. Принимая славу, как должное, она была глубоко несчастна в своем одиночестве. Тогда Софья решила, что не предназначена для любви и семьи, поэтому должна целиком посвятить себя науке. Вскоре она забрала из России дочь, и жизнь стала налаживаться.


Софья Ковалевская с дочерью.

Последняя любовь и смерть

В момент полного отчаяния из-за своего одиночества в жизни профессора Сони появился ОН, высокий, красивый, умный, самоуверенный, полный сил и энергии, Максим Ковалевский, (по иронии судьбы однофамилец Софьи) безмерно любящий жизнь и женщин. А в особенности женщин, при том — всех и сразу. Именно он и стал третьей и последней любовью 38-летней Софьи Васильевны Ковалевской. Он обожал ее детскую непрактичность, любил ее за блестящий ум, за славу и всеобщее восхищение, а также за неистовую страсть к нему. Он любил в ней буквально все. Правда, недолго.
Вначале отношений Максим с Соней были неразлучны, женщина посвящала ему все свое время. Однако вскоре начала понимать, что его время было распределено между многими женщинами. В очередной раз, разочаровавшись в любви и смирившись со своей долей, она бросилась к единственному верному другу — математике. Тогда уже начал ревновать Максим, умоляя ее вернуться. Она по наивности возвращалась — и история повторялась по новой. Целых три года она испопеляла свою душу в этих отношениях, а при встрече Нового, 1891 года в Генуе она и произнесла роковые слова, что один из них не переживет этот год. А он, то ли шутя, то ли серьезно, сделал ей предложение, которого она так долго ждала.


Софья Ковалевская — первая женщина профессор математики.

Возвращаясь из Италии в Стокгольм, Ковалевская с девичьим трепетом думала о предстоящей свадьбе. Но в дороге сильно похолодало и Софья простудилась. Легкое недомогание сменилось тяжелейшим воспалением. Ослабленный организм женщины был не в состоянии противостоять недугу. Она скончалась 29 января 1891 года. Было ей всего 41…
Эта удивительная женщина, сумевщая взойти на вершину славы в сфере науки, решавшая невероятно сложные математические задачи, так и не смогла создать формулу женского счастья… И невольно задаешься вопросом: А существует ли оно вообще это счастье? А может оно — мираж?

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:


Ковалевская Софья Васильевна (1850-1891), урожденная Корвин-Круковская, математик, член-корреспондент Петербургской Академии наук, писательница
С.В. Ковалевская родилась в Москве в семье состоятельного помещика, артиллерийского генерала Василия Васильевича Корвин-Круковского и Елизаветы Федоровны Шуберт. В доме существовала легенда о происхождении рода Корвин-Круковских от дочери венгерского короля Корвина и польского военачальника Круковского. Софья Ковалевская, интересовавшаяся корнями своей семьи, говорила: «Я получила в наследство страсть к науке от предка, венгерского короля Матвея Корвина; любовь к математике, музыке, поэзии – от деда по матери, астронома Шуберта; личную свободу – от Польши; от цыганки-прабабки – любовь к бродяжничеству и неумение подчиняться принятым обычаям; остальное – от России».
Когда Соне исполнилось шесть лет, отец вышел в отставку и поселился в своем имении Палибино, в Псковской губернии. Именно там, как утверждала Ковалевская, и произошло ее первое соприкосновение с наукой, которой она впоследствии посвятила себя: «Я не могу не упомянуть об одном очень курьезном обстоятельстве, тоже возбудившем во мне интерес к этой науке. Когда мы переезжали на житье в деревню, весь дом пришлось отделать заново и все комнаты оклеить новыми обоями. Но так как комнат было много, то на одну из наших детских комнат обоев не хватило, а выписывать-то обои приходилось из Петербурга; это было целой историей, и для одной комнаты их выписывать решительно не стоило. Все ждали случая, и в ожидании его эта обиженная комната так и простояла много лет, с одной стороны оклеенная простой бумагой. Но по счастливой случайности на эту оклейку пошли именно листы литографированных лекций Остроградского о дифференциальном и интегральном исчислениях, приобретенные моим отцом в молодости. Лекции эти, испещренные странными, непонятными формулами, скоро обратили на себя мое внимание. Я помню, как я в детстве проводила целые часы перед этой таинственной стеной, пытаясь разобрать хоть отдельные фразы и найти тот порядок, в котором листы должны бы следовать друг за другом».
Музей Софьи Ковалевской в Палибино
Соне наняли домашнего учителя – Иосифа Игнатьевича Малевича, аккуратного и педантичного человека. Ему приходилось сдерживать пыл своей ученицы, которая, еще не зная четырех правил арифметики, решала задачи, пользуясь различными комбинациями чисел. К десяти с половиной годам Соня так быстро решала самые трудные задачи, что Малевич позволил ей изучить двухтомный курс арифметики Бурдона, применявшийся в то время в Парижском университете.
Однажды друг отца, профессор Н.Н. Тыртов привез ему в подарок свою книгу «Элементарный курс физики» и Соня стала ее самостоятельно изучать, хотя в книге встречались абсолютно незнакомые ей понятия. Автор книги с трудом поверил, что девочка сама нашла путь объяснения тригонометрических формул. «Сама того не сознавая, — рассказывал позже ее брат Федор, — она как бы вторично создала целую отрасль науки – тригонометрию. Живи она несколько лет раньше и сделай то же самое, этого было бы достаточно для того, чтобы потомство поставило ее наряду с величайшими умами человечества. Но в наше время, труд ее, хотя и не имевший непосредственного научного значения, тем не менее, обнаруживал в ней дарование, совершенно выходящее из ряда обыкновенных. В особенности если принять во внимание, что он исходил от 14-летней девочки!»
Отцу порекомендовали пригласить для занятий с дочерью известного математика А.Н. Страннолюбского. На первом же уроке дифференциального исчисления она поразила педагога быстротой усвоения новых понятий, «точно наперед знала». С.В. Ковалевская, вспоминая этот эпизод, писала, что «в ту минуту, когда он объяснял мне эти понятия, мне вдруг живо припомнилось, что все это стояло на памятных мне листах Остроградского, и самое понятие о пределе показалось мне давно знакомым».

Соня в юности
В доме Корвин-Круковских часто гостил Ф.М. Достоевский. Он был влюблен в старшую дочь хозяев – Анну. Это произвело на Соню, преклонявшуюся перед его талантом писателя, неизгладимое впечатление. Она невольно оказалась свидетельницей сцены объяснения Достоевского в любви: «Он держал Анютину руку в своих и, наклонившись к ней, говорил тем страстным порывчатым шепотом, который я так знала и любила: «Голубчик мой, Анна Васильевна, поймите же, ведь я вас полюбил с первой минуты, как вас увидал, да и раньше, по письмам уже предчувствовал. И не дружбой я вас люблю, а страстью, всем моим существом».
Анна не ответила взаимностью на чувство писателя, а Соня была по-детски влюблена в него: «По мере того, как отношения между Достоевским и моей сестрой, по-видимому, портились, моя дружба с ним все возрастала. Я восхищалась им с каждым днем все более и более и совершенно подчинилась его влиянию. Он, разумеется, замечал мое беспредельное поклонение себе, и оно ему было приятно». Кстати, именно Ф.М. Достоевский заметил у Сони незаурядные литературные способности и, в дальнейшем способствовал выходу ее книг.
Софья и Анна мечтали продолжить учебу, но в России женщин в университет не принимали, и получить высшее образование можно было только за границей. В те годы без проблем выехать за границу позволялось только замужней женщине, и в 1868 году Софья, мечтая поскорее решить вопрос с образованием, вступила в фиктивный брак с Владимиром Онуфриевичем Ковалевским.
В.О. Ковалевский был книгоиздателем, но дела его шли не слишком успешно. Вскоре после свадьбы супруги стали посещать в Петербурге лекции по естествознанию профессора И.М. Сеченова. В.О. Ковалевский увлекся палеонтологией и в дальнейшем стал известным ученым.
Владимир Онуфриевич Ковалевский
В 1869 году Ковалевские, взяв с собой сестру Софьи Анну, уехали в Европу. Они жили в Австрии и Германии. В Гейдельберге Софье Васильевне удалось поступить в университет, но она мечтала учиться в Берлинском университете, а туда женщин не принимали. В 1870 году Ковалевская все же переехала в Берлин и четыре года посещала частные занятия у выдающегося математика Карла Вейерштрасса. Профессор сначала отнесся к ней скептически, но после того как молодая женщина блестяще справилась с самыми трудными задачами, изменил свое мнение.
Через четыре года именно Вейерштрасс ходатайствовал, чтобы С.В. Ковалевской заочно присудили докторскую степень «с наивысшей похвалой». На защите он сказал: «Что касается математического образования Ковалевской, то я имел очень немного учеников, которые могли бы сравниться с ней по прилежанию, способностям, усердию и увлечению наукой».
Сестра Анна во Франции вышла замуж за сторонника Парижской Коммуны Виктора Жаклара и принимала участие в революционных событиях 1871 года. Чета Ковалевских приезжала в осажденный Париж весной 1871 года и Софья Васильевна вместе с сестрой оказывала помощь раненым на баррикадах революционерам.
Анна Жаклар, сестра Софьи Ковалевской
В 1874 году супруги Ковалевские вернулись в Россию. К этому времени их семейные отношения наладились, и брак больше не был фиктивным. В 1878 году у них родилась дочь, названная Софьей в честь матери.
Однако семейное благополучие не могло заменить Софье Васильевне главной цели – служения науке. Но в России она могла рассчитывать лишь на место учительницы женской гимназии – преподавать в университете женщине никто бы не позволил. На несколько лет Ковалевская отошла от научной работы и занялась литературно-публицистической деятельностью.
Тем временем в семье Ковалевских случилась трагедия. Владимир Онуфриевич попал в сложную финансовую ситуацию и не смог выплатить многочисленные долги. Чтобы избежать позора, он покончил с собой. После самоубийства мужа Софья Васильевна испытала сильнейшее нервное потрясение.
В 1883 году С.В. Ковалевскую пригласили на работу в Стокгольмский университет. Выучив всего за один год шведский язык, она читала лекции по различным разделам высшей математики, была членом редколлегии известного журнала «Acta mathematica», проводила научные исследования. В 1888 году она написала работу «Задача о вращении твердого тела вокруг неподвижной точки», за которую она получила премию Парижской Академии наук. В следующем году за продолжение этого исследования ей была присуждена премия Шведской Академии наук.
В 1889 году по представлению ведущих русских ученых С.В. Ковалевскую избрали членом-корреспондентом Петербургской академии наук. Сохранилась телеграмма, подписанная академиком П.Л. Чебышевым, в которой сообщалось: «Наша Академия наук только что избрала Вас членом-корреспондентом, допустив этим нововведение, которому не было до сих пор прецедента. Я очень счастлив видеть исполненным одно из моих самых пламенных и справедливых желаний».
Оценка коллег-ученых была лестной, но никакого практического значения звание члена-корреспондента Академии наук для женщины в России не имело; все пути в науку на родине были по-прежнему закрыты.
Софья Васильевна все же надеялась, что мировая известность даст ей возможность заниматься любимым делом в России. Но в ответ на очередное ходатайство научной общественности последовал жесткий ответ Президента Петербургской академии наук великого князя Константина Константиновича: «Так как доступ на кафедры в наших университетах всегда закрыт для женщин, каковы бы ни были их способности и познания, то для г-жи Ковалевской в нашем отечестве нет места столь же почетного и хорошо оплачиваемого, которое она занимает в Стокгольме».
Академия Наук в Санкт-Петербурге
С.В. Ковалевская была не только выдающимся ученым, но и талантливой писательницей. Известны ее романы «Нигилистка», «Воспоминания детства», а также драмы и стихи. Она писала: «Что до меня касается, то я всю жизнь не могла решить: к чему у меня больше склонности, к математике или литературе? (…) Очень может быть, что в каждой из этих областей я сделала бы больше, если бы предалась бы ей исключительно, но, тем не менее, я ни от одной из них не могу отказаться совершено».

Софья Ковалевская была молода, хороша собой, и, как всякая женщина мечтала о любви. В Стокгольме она была дружна с известным путешественником Фритьофом Нансеном. Он считал ее самой умной и обаятельной женщиной Европы. Однако серьезные романтические отношения между ними не сложились, поскольку Нансен был связан обещанием, данным другой женщине, ставшей впоследствии его женой.
В 1888 году в Швеции Софья Васильевна познакомилась со своим однофамильцем Максимом Максимовичем Ковалевским, ученым, уволенным из Московского университета за либерализм и «крамольные» лекции о государственном устройстве западноевропейских стран. После первой встречи Софья была поражена эрудицией и обаянием Ковалевского, а затем влюбилась в него. Свои чувства она описала в письме к подруге, шведской писательнице Анне-Шарлотте Леффлер в марте 1888 года: «Он такой большой и занимает так много места не только на диване, но и в мыслях других, что мне было бы положительно невозможно в его присутствии думать ни о чем другом…»
Максим Максимович Ковалевский
Со своей стороны, Максим Максимович вскоре стал ее страстным поклонником и предложил «сделаться его женою». Отношения влюбленных были непростыми. По воспоминаниям Анны-Шарлотты Леффлер, любовь Софьи Ковалевской «отличалась тираническим характером; она не допускала мысли, чтобы любимое ею существо имело какие-либо чувства, мысли, желания, направленные не на нее. Она хотела так всецело обладать любимым человеком, что лишала его совершенно возможности жить собственною индивидуальною жизнью… Она мучила его и себя своими требованиями, устраивала ему страшные сцены ревности, они много раз совершенно расходились в сильном взаимном озлоблении, снова встречались, примирялись и вновь резко рвали все отношения».
К сожалению, эта история любви осталась незаконченной, хотя они помирились и прекрасно провели зимние каникулы 1890-1891 годов в Ницце на вилле Ковалевского. В 1891 году Софья и Максим должны были обвенчаться, однако судьба распорядилась иначе…
В конце января 1891 года по дороге из Франции в Швецию Софья Васильевна сильно простудилась и заболела тяжелым воспалением легких. 10 февраля, несмотря на все усилия врачей, она скончалась.
С.В. Ковалевскую похоронили в Стокгольме. Русские женщины на свои средства воздвигли на ее могиле гранитный крест.
Бюст Софьи Ковалевской в ее музее-усадьбе в Псковской области

Математик софья ковалевская

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *