Марина цветаева кто она

Я с вызовом ношу его кольцо!

Авторы Произведения Рецензии Поиск О портале Вход для авторов

Солнце Моё: литературный дневник

Я С ВЫЗОВОМ НОШУ ЕГО КОЛЬЦО!

ОДНАЖДЫ на коктебельском пляже Цветаева сказала своему другу, поэту Максимилиану Волошину: «Макс, я выйду замуж за того, кто угадает, какой мой любимый камень». Так и случилось. Молодой москвич Сергей Эфрон — высокий, худой, с огромными «цвета моря» глазами — подарил Марине в первый же день знакомства генуэзскую сердоликовую бусину, которую Цветаева носила потом с собой всю жизнь.

По приезде в Москву Марина и Сергей обвенчались. Вскоре у них родилась дочь, которую назвали Алей, Ариадной, в честь любимой цветаевской героини греческих мифов. На деньги, полученные в наследство, молодожены купили дом. В апреле 1917 года в семье родилась вторая дочь — Ирина.
Восторженная Цветаева написала Василию Розанову: «Наша встреча — чудо, мы никогда не расстанемся». Однако первая же разлука Марины и Сергея растянулась на долгих три года. После революции привычный мир рухнул. Сергей Эфрон, только что окончивший юнкерское училище, отправился на Дон, где формировались отряды Добровольческой белой армии. Марина осталась в Москве одна с двумя дочерьми. Чего только не довелось пережить Цветаевой за эти годы. Смерть Ирины, разруху, неустроенность, голод, грозную реальность периода военного коммунизма. Больше двух лет от Сергея не было никаких вестей. След его окончательно затерялся. Ходили слухи, что его расстреляли в Джанкое.
Однажды в вагоне поезда, мучаясь в полной неизвестности о судьбе мужа, она написала ему — живому или мертвому — в тетрадку письмо: «Если Бог сделает это чудо — оставит Вас в живых, я буду ходить за Вами, как собака».
Чудо свершилось! 1 июля 1921 года после трех с половиной лет разлуки и двух лет полной неизвестности Цветаева получает от мужа первое письмо: «Все годы разлуки — каждый день, каждый час — Вы были со мной. Я живу только верой в нашу встречу. Без Вас для меня не будет жизни!»
3419483_6a7f4f9424aa (208×60, 3Kb)
Для Цветаевой не было сомнений — нужно ехать к мужу! Так началась эмиграция. Сергей Эфрон, храбрый и мужественный солдат, прошедший с белой армией весь трудный путь от Дона до Перекопа, оказался совершенно неприспособленным к повседневности. Никакой профессией или практической хваткой он не обладал, да и особых усилий к поиску работы не прилагал. У него было много идей — но ни одна из них не осуществилась. Он хорошо писал, но не хотел быть посредственным литератором при гениальной жене, издавал интересные журналы, но они тут же прогорали, увлекался кинематографом, снимался статистом в кино — но это так и не вылилось ни во что конкретное.
Цветаева в поисках литературного заработка билась как рыба об лед. Но денег катастрофически не хватало. «В Париже бывали дни, когда я варила суп на всю семью из того, что удавалось подобрать на рынке», — вспоминала потом Цветаева.
И все же Эфрон был ей не только дорог, но и нужен. Он не смог освободить ее от нужды, но был ей опорой в другом, очень важном. «Я с вызовом ношу его кольцо!» — гордо написала Цветаева в своем знаменитом стихотворении.
С.Э.
Я с вызовом ношу его кольцо!
— Да, в Вечности — жена, не на бумаге. —
Его чрезмерно узкое лицо
Подобно шпаге.
Безмолвен рот его, углами вниз,
Мучительно-великолепны брови.
В его лице трагически слились
Две древних крови.
Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза — прекрасно-бесполезны! —
Под крыльями раскинутых бровей —
Две бездны.
В его лице я рыцарству верна,
— Всем вам, кто жил и умирал без страху! —
Такие — в роковые времена —
Слагают стансы — и идут на плаху.
3 июня 1914

© Copyright: Солнце Моё, 2014.

Другие статьи в литературном дневнике:

Авторы Произведения Рецензии Поиск Кабинет Ваша страница О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.
Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Женщины Марины Цветаевой: кого любила замужняя поэтесса?

Цветаева была натурой внешне сдержанной, но влюбчивой и увлекающейся, и не секрет, что среди её многочисленных увлечений были женщины. Не всегда эти увлечения заканчивались романом, но Цветаева всё равно любила их, своих муз, восхищалась и посвящала им стихи.

Фактрум предлагает вспомнить о двух пассиях поэтессы, наиболее сильно повлиявших на её творчество.

Марина Цветаева

По странному стечению обстоятельств они обе носили имя Софья, но в остальном разительно отличались друг от друга и оставили в душе поэтессы разный след.

Первой нетрадиционной любовью Марины Цветаевой стала поэтесса и переводчица Софья Парнок. Они познакомились в октябре 1914 года в московском особняке писательницы Аделаиды Герцык. Это было одно из популярных мест Москвы, где собиралась вся местная богема: поэты, писатели, художники, актёры и музыканты.

Софья Парнок

О вечере знакомства у Цветаевой остались очень подробные воспоминания, вплоть до музыки и аромата духов. Позднее она опишет первое впечатление, которое произвела на неё Софья, и её стихотворение «Подруга» будет поразительно детальным. Знакомство двух поэтесс состоялось благодаря чьей-то шутке. Кто-то сказал: «Знакомьтесь, господа», — и Софья приняла правила игры: поцеловала Цветаевой руку и поднесла спичку, когда та собралась закурить.

Их роман был страстным и бурным. Цветаеву привлекало сочетание силы старшей подруги (Парнок была старше на семь лет) и, в то же время, беззаботности и лёгкости, с которыми она шла по жизни. Эта любовь едва не разрушила брак поэтессы: муж Цветаевой Эфрон старался не попадаться парочке на глаза, а затем и вовсе уехал на фронт работать в госпитале, не выдержав напряжения. Но поэтессе было всё равно — она влюблена и счастлива. Софья сыграла роль музы для Цветаевой и вдохновила её на создание новых стихов.

Сергей Эфрон и Марина Цветаева

Однако обе женщины чувствовали, что вечно так продолжаться не может. Ревность, непонимание и охлаждение былой страсти наступило быстро и неожиданно, а страсть превратилась едва ли не в ненависть. И когда Цветаева в 1933 году узнает о смерти своей возлюбленной, то останется невозмутима. Впрочем, это внешне. Кто знает, что на самом деле творилось в её душе?..

Софья Голлидэй

Вторая любовь вспыхнула в 1919 году к известной актрисе театра Вахтангова Софье Голлидэй. В этот раз всё вышло наоборот: Цветаева была старше своей возлюбленной, и её чувство было похоже на то, которое испытывает старшая сестра к младшей. Любовь оказалась взаимной — женщины искренне восхищались друг другом. Цветаева — тем, как ребёнок, «Инфанта», на сцене перевоплощается в холодную и властную даму, а Голлидэй — творчеством поэтессы и ею самой: «Перед вами, Марина, перед тем, что есть — вы, все ваши стихи — такая чу-уточка, такая жалкая кроха».

Их любовь тоже не продлилась долго, но в отличие от отношений с Софьей Парнок, не было ни ревности, ни непонимания, ни ссор: всё закончилось как-то само собой. Просто в один момент Голлидэй уехала на гастроли и не вернулась обратно. Не было ни слёз, ни выяснения отношений: и поэтому в душе поэтессы «инфанта» Сонечка Голлидэй оставила куда более добрые и тёплые воспоминания.

К сожалению, актриса тоже не прожила долго. Запущенный рак желудка забрал Сонечку в 1935 году, но Марина Цветаева, которая в то время жила в эмиграции, узнала об этом намного позже, спустя два года. Узнала и написала проникновенную «Повесть о Сонечке», желая увековечить память своей любимой.

Читайте также: Поэты и писатели, предсказавшие собственную смерть

Ещё: «После Пушкина»: как сложилась судьба Натальи Гончаровой после гибели поэта

Георгий Эфрон: Короткая жизнь и яркая судьба сына Марины Цветаевой


Георгий Эфрон — сын поэта Марины Цветаевой.

Георгий Эфрон – не просто «сын поэта Марины Цветаевой», а самостоятельное явление в отечественной культуре. Проживший ничтожно мало, не успевший оставить после себя запланированных произведений, не совершивший каких-либо иных подвигов, он тем не менее пользуется неизменным вниманием историков и литературоведов, а также обычных любителей книг – тех, кто любит хороший слог и нетривиальные суждения о жизни.

Франция и детство

Георгий родился 1 февраля 1925 года, в полдень, в воскресенье. Для родителей – Марины Цветаевой и Сергея Эфрона – это был долгожданный, вымечтанный сын, третий ребенок супругов (младшая дочь Цветаевой Ирина умерла в Москве в 1920 году).


Цветаева с дочерью Ариадной (Алей)

Отец, Сергей Эфрон, отмечал: «Моего ничего нет… Вылитый Марин Цветаев!»
С самого рождения мальчик получил от матери имя Мур, которое так и закрепилось за ним. Мур – это было и слово, «родственное» ее собственному имени, и отсылка к любимому Э.Т. Гофману с его незавершенным романом Kater Murr, или «Житейские воззрения кота Мурра с присовокуплением макулатурных листов с биографией капельмейстера Иоганнеса Крейслера».

К. Родзевич

Не обошлось без некоторых скандальных слухов – молва приписывала отцовство Константину Родзевичу, в которых Цветаева некоторое время находилась в близких отношениях. Тем не менее сам Родзевич никогда не признавал себя отцом Мура, а Цветаева однозначно давала понять, что Георгий – сын ее мужа Сергея.
Ко времени рождения младшего Эфрона семья жила в эмиграции в Чехии, куда переехала после гражданской войны на родине. Тем не менее уже осенью 1925 года Марина с детьми – Ариадной и маленьким Муром переезжает из Праги в Париж, где Мур проведет свое детство и сформируется как личность. Отец остался на некоторое время в Чехии, где работал в университете.

М. Цветаева с сыном

Мур рос белокурым «херувимчиком» — пухленьким мальчиком с высоким лбом и выразительными синими глазами. Цветаева обожала сына – это отмечали все, кому доводилось общаться с их семьей. В ее дневниках записям о сыне, о его занятиях, склонностях, привязанностях, уделено огромное количество страниц. «Острый, но трезвый ум», «Читает и рисует – неподвижно – часами». Мур рано начал читать и писать, в совершенстве знал оба языка – родной и французский. Его сестра Ариадна в воспоминаниях отмечала его одаренность, «критический и аналитический ум». По ее словам, Георгий был «прост и искренен, как мама».

Георгий Эфрон

Возможно, именно большое сходство между Цветаевой и ее сыном породило такую глубокую привязанность, доходящую до преклонения. Сам же мальчик держался с матерью скорее сдержанно, друзья отмечали порой холодность и резкость Мура по отношению к матери. Он обращался к ней по имени – «Марина Ивановна» и так же называл ее в разговоре – что не выглядело неестественно, в кругу знакомых признавали, что слово «мама» от него вызывало бы куда больший диссонанс.

Дневниковые записи и переезд в СССР


Мур (Г.С. Эфрон)

Мур, как и его сестра Ариадна, с детства вел дневники, но большинство из них были утеряны. Сохранились записи, в которых 16-летний Георгий признается, что избегает общения, потому что хочет быть интересным людям не как «сын Марины Ивановны, а как сам «Георгий Сергеевич».
Отец в жизни мальчика занимал мало места, они месяцами не виделись, из-за возникшей холодности в отношениях между Цветаевой и Ариадной сестра так же отдалилась, занятая своей жизнью – поэтому настоящей семьей можно было назвать только их двоих – Марину и ее Мура.

Отец — С.Я. Эфрон

Когда Муру исполнилось 14, он впервые приехал на родину его родителей, которая теперь носила название СССР. Цветаева долго не могла принять это решение, но все же поехала – за мужем, который вел свои дела с советскими силовыми структурами, отчего в Париже, в эмигрантской среде, к Эфронам возникло неоднозначное, неопределенное отношение. Все это Мур чувствовал отчетливо, с проницательностью подростка и с восприятием умного, начитанного, думающего человека.

Мур в школе

В дневниках он упоминает о своей неспособности быстро устанавливать крепкие дружеские связи – держась отчужденно, не допуская к сокровенным мыслям и переживаниям никого, ни родных, ни приятелей. Мура постоянно преследовало состояние «распада, разлада», вызванное как переездами, так и внутрисемейными проблемами – отношения между Цветаевой и ее мужем все детство Георгия оставались сложными.

Одним из немногих близких Муру друзей был Вадим Сикорский, «Валя», в будущем – поэт, прозаик и переводчик. Именно ему и его семье довелось принять Георгия в Елабуге, в страшный день самоубийства его матери, которое произошло, когда Муру было шестнадцать.


Вадим Сикорский, друг Мура

После смерти Цветаевой

После похорон Цветаевой Мура отправили сначала в Чистопольский дом-интернат, а затем, после недолгого пребывания в Москве, в эвакуацию в Ташкент. Следующие годы оказались наполнены постоянным недоеданием, неустроенностью быта, неопределенностью дальнейшей судьбы. Отец был расстрелян, сестра находилась под арестом, родственники – далеко. Жизнь Георгия скрашивали знакомства с литераторами и поэтами – прежде всего с Ахматовой, с которой он на некоторое время сблизился и о которой с большим уважением отзывался в дневнике, – и редкие письма, которые наряду с деньгами присылали тетя Лили (Елизавета Яковлевна Эфрон) и гражданский муж сестры Муля (Самуил Давидович Гуревич).


С.Д. Гуревич и Е.Я. Эфрон

В 1943 году Муру удалось приехать в Москву, поступить в литературный институт. К сочинительству он испытывал стремление с детства – начиная писать романы на русском и французском языках. Но учеба в литинституте не предоставляла отсрочки от армии, и окончив первый курс, Георгий Эфрон был призван на службу. Как сын репрессированного, Мур служил сначала в штрафбатальоне, отмечая в письмах родным, что чувствует себя подавленно от среды, от вечной брани, от обсуждения тюремной жизни. В июле 1944 года, уже принимая участие в боевых действиях на первом Белорусском фронте, Георгий Эфрон получил тяжелое ранение под Оршей, после чего точных сведений о его судьбе нет. По всей видимости, он умер от полученных ранений и был похоронен в братской могиле – такая могила есть между деревнями Друйкой и Струневщиной, но место его смерти и захоронения считается неизвестным.


«На лоб вся надежда» — писала о сыне Марина Цветаева, и невозможно точно сказать, сбылась ли эта надежда, или же ей помешал хаос и неопределенность сначала эмигрантской среды, потом возвращенческой неустроенности, репрессий, потом войны. На долю Георгия Эфрона за 19 лет его жизни выпало больше боли и трагедии, чем принимают на себя герои художественных произведений, бесчисленное количество которых прочитал и еще мог бы, возможно, написать он сам. Судьба Мура заслуживает звания «несложившейся», но тем не менее свое собственное место в русской культуре он успел заслужить – не просто как сын Марины Ивановны, а как отдельная личность, чей взгляд на свое время и свое окружение нельзя переоценить.
Жизненный путь отца Мура, Сергея Эфрона, хоть и тоже прошел в тени Цветаевой, все же был насыщен событиями — и одним из них стало участие в Ледяном походе корниловской армии.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Страшная тайна поэтессы Марины Цветаевой

31 Августа 1941 года, ровно 77 лет назад скончалась великая русская поэтесса Марина Цветаева, чьи стихотворения известны всем нам ещё со школьной скамьи. В честь столь значимой даты я хочу рассказать о малоизвестные факты из её жизни. При написании статьи, автором двигало желание показать читателям не только «светлые» стороны истории, но и «тёмные». Ведь любая правда, какой бы горькой она не была, должна быть сказана. Данная статья представляет субъективное мнение.

Если вы взгляните на биографию Цветаевой в википедии, то вряд ли найдёте там что-то странное. Однако, меня интересует одна строчка: В 1917 г. Цветаева родила дочь Ирину, которая умерла от голода в возрасте 3 лет в приюте в Кунцево. Многие не обращают на это внимание, а зря. Ведь покопавшись поглубже можно было бы откопать тот факт, что её смерть была не просто случайностью.

На начало 1918 года у Марины было две дочери от её мужа Сергеея Яковлича Эфрона. Старшую звали Арианда, а младшую Ирина. Обе девочки носили фамилию мужа. Первая получила от матери её писательский дар, у второй же с самого рождения был талант к пению, что стало известно со слов русской поэтессы Веры Звягинцевой.

О чудном голосе девочки так же, писала и артистка Гринева-Кузнецова:

«Я заглядываю в первую (три шага от входа) комнату: там кроватка, в которой в полном одиночестве раскачивается младшая дочь Марины — двухлетняя Ирочка. Раскачивается — и напевает: без каких-нибудь слов — только голосом, но удивительно осмысленно и мелодично».

Однако Цветаева явно не разделяла их мнения считая, что ребёнок отстаёт в развитии. Это привело к тому, что поэтесса испытывала к ней меньшую приязнь, чем к старшей. Это становится понятно благодаря записи из дневника Цветаевы за 17 декабря 1919 года:

Между кроватями мотается Ирина. Даю Але сахар. Взрыв кашля, Аля с расширена; ыми от страха глазами молча протягивает мне вынутый изо рта сахар: в крови. Сахар и кровь! Содрогаюсь. — «Это ничего, Алечка, это от кашля такие жилки лопаются». Несмотря на жар, жадно ест. — «А что ж Вы маленькую-то не угостите?» Делаю вид, что не слышу.— Господи! — Отнимать у Али! — Почему Аля заболела, а не Ирина?!!—

В итоге меньшая любовь к младшей сказалась и на методе её воспитания. Частичное представление о том, что происходило в доме поэтессы, нам даёт её биограф Виктория Швейцер в своей книге Марина Цветаева:

Среди знакомых не было секретом отношение Цветаевой к младшей дочери. Н. Я. Мандельштам говорила мне, как были потрясены они с Мандельштамом, когда Цветаева показала им, каким образом она привязывала Ирину «к ножке кровати в темной комнате».

Великий русский поэт, написавший знаменитые «Воронежские тетради». Его семья дружила с Цветаевой, и они не редко ходили друг к другу в гости. Что же касается «привязыванию» к ножке стула, то в своём дневнике Цветаева объясняет зачем подобные меры были необходимы. Запись от 10 ноября 1919 г:

Если Аля была со мной, первым делом отвязываю Ирину от стула. Стала привязывать ее с тех пор, как она, однажды, в наше с Алей отсутствие съела из шкафа полкочна сырой капусты.

Помимо этих двух записей о подобном отношение к Ирине в своих записях упоминает ранее упомянутая великая русская поэтесса Вера Клавдиевна Звягинцова. Из них мы узнаём к чему привела такая методика воспитания:

«Всю ночь болтали, Марина читала стихи… Когда немного рассвело, я увидела кресло, все замотанное тряпками, и из тряпок болталась голова — туда-сюда. Это была младшая дочь Ирина, о существовании которой я до сих пор не знала. Марина куда-то ее отдала в приют, и она там умерла»

В этой записи особенно интересует запись «болталась голова». Некоторые биографы Цветаевой объясняют подобное поведение умственной отсталостью или даже аутизмом Ирины. На основе этого они выдвигают теорию, что у Цветаевой просто не выдержали нервы из-за чего она и стала использовать столь спорную методику воспитания. Что ж, не буду судить о моральной стороне данного утверждение, дабы оставаться непредвзятым. Меня скорее интересует верность сказанного. Действительно, болтание головой отнюдь не единственная странность в поведении Ирины. Вот, к примеру запись в Дневнике Цветаевой от 4 января 1920 года:

Выхожу на лестницу курить. Разговариваю с детьми. Какая-то де-вочка: — «Это Ваша дочка?» — «Родная». В узком простенке между лестницей и стеной — Ирина в злобе колотится головой об пол. — «Дети, не дразните ее, оставьте, я уже решила не обращать на нее внимания, скорей перестанет», говорит заведующая — Настасья Сергеевна. — «Ирина!!!» — окликаю я. Ирина послушно встает. Через секунду вижу ее над лестницей.— «Ирина, уходи отсюда, упадешь!» кричу я.— «Не падала, не падала, и упадет?» говорит какая-то девочка. — «Да, вот именно», говорю я протяжно — спокойно и злобно — «не падала, не падала — и упадет. Это всегда так».

В своих записях Цветаева описывает отнюдь не свойственное обычному ребёнку поведение. Однако, здесь сразу же возникает возражение ввиду того, что подобные высказывания могут быть следствием предвзятого отношения поэтессы к дочери. Впрочем, основная причина сомневаться в правдивости информации об аутизме Ирины заключается в другом. Как было сказано ранее, она обладала весьма мелодичным голос и очень любила напевать, лёжа в колыбельке. Это поведение явно не соответствует образу умственно отсталого ребёнка.

Соответственно прихожу к выводу, что Ирина не была такой изначально. Этот факт подтверждает анализ поведения некоторых детей в детских домах, а также в неблагополучных семьях. Болтание головой, как оказалось, это довольно распространённое, среди них, явление. Таким образом малолетние инстинктивно пытаются привлечь к себе внимание. В особо запущенных случаях, они могут начать биться головой о стену или об пол, зачастую разбивая её в кровь. Более того на проверку оказалось, что такие дети в среднем заметно отстают в развитии от своих сверстников, что происходит ввиду отсутствия обучения со стороны родителей.

Из всего этого следует, что Ирина вела себя так из-за отсутствия надлежащего ухода, а не из-за психологических проблем. В этом сама себе признаётся и сама Цветаева. Запись от 18 марта 1920 года:

История Ириннной жизни и смерти: на одного маленького ребенка в мире не хватило любви.

А из записи от 1-го июня 1918 г можно понять, что Цветаева в принципе не очень ладила с детьми:

Почему я люблю веселящихся собак и не люблю (не выношу) веселящихся детей?! Детское веселье — не звериное. Душа у животного — подарок, от ребенка (человека) я ее требую и, когда не получаю, ненавижу ребенка. Люблю (выношу) зверя в ребенке, в прыжках, движениях, криках, но когда этот зверь переходит в область слова (что уже нелепо, ибо зверь бессловесен) — получается глупость, идиотизм, отвращение. Зверь тем лучше человека, что никогда не вульгарен
Когда Аля с детьми, она глупа, бездарна, бездушна, и я страдаю, чувствую отвращение, чуждость, никак не могу любить.

Впрочем, стоит отметить, что Цветаева могла не заботится об Ирине не только из-за негативного отношения, но и ввиду лености самой Марины. Вот что, к примеру можно узнать из книги вышеупомянутой Швейцер, которой довелось побеседовать с сестрой Цветаевой, Анастасией:

Анастасия Цветаева вспоминала, как, вернувшись весной 1921 года в Москву после четырехлетнего отсутствия, она ужаснулась тому запустению, беспорядку и грязи, которыми зарос дом сестры. Воспользовавшись ее отсутствием, она начала приводить все в порядок; мыть, чистить, гладить… И вместо благодарности услышала от вернувшейся домой Марины: «Мне это совершенно не нужно!.. Не трать своих сил!»

Так или иначе, в конце концов Цветаева решила отдать дочерей в приют Кунцево, куда они и отправились 14/27 ноября 1919 года. Некоторые деятели культуры предполагают, что это было сделано из-за отсутствия денег у поэтессы. Однако со слов знакомой Цветаевой Сааякянц, у неё была возможность отправить их в детский московский садик благодаря связям с советским скульптором Н. В. Крандиевской, которая в те времена имела влияние и значительные средства. Что же касается безденежья, то Цветаева пишет об этом в своём дневнике за 28 ноября 1919 года, в первые дни пребывания дочерей в приюте:

Меня презирают — (и в праве презирать) — все. Служащие за то, что не служу, писатели, зато, что не печатаю, прислуги за то, что не барыня, барыни за то, что в мужицких сапогах (прислуги и барыни!) Кроме того — все — за безденежье. А то, что уже вне единицы — Поэты! — восторгаются.

Из этой записи отчётливо видно, что Цветаева нигде не работала. Более того и она и её окружение придерживались мнения, что при желании, она могла устроится в издательство или на любую другую работу. Так же, Цветаева имела возможность зарабатывать деньги за счёт продажи своих вещей, которые достались ей вместе с домом от отца — известного философа, обладающего значительными средствами. О том, что в доме даже после коммунистической революции оставалось много добра, говорится в книге «Претерпевшие до конца» Елены Семёновой. Многие её вещи до сих пор можно увидеть, посетив дом-музей Марины Цветаевой, который был построен в её бывших апартаментах.

Продать же накопленные богатства можно было на многих чёрных рынках, крупнейший из которых находился на Сухаревке. Поскольку власть большевиков тогда была ещё слишком слаба, она не прекращала их работу до начала 1930 года. В связи с этим бывшая аристократия имела возможность беспрепятственно продавать своё имущество на этих рынках обычным людям и контрабандистам, получая за это солидные суммы. О возможности заработать деньги за счёт продаж пишет и сама Цветаева в своём дневнике за 26 декабря 1919 года:

«Я так мало женщина, что ни разу, ни разу мне в голову не пришло, что от голода и холода зимы 19 года есть иное средство, чем продажа на рынке».

Основываясь на этой записи, некоторые исследователи Цветаевой объясняют нежелание торговать на рынке её недогадливостью. Что ж, если рассматривать эту фразу отдельно, то действительно можно прийти к подобному умозаключению. Однако другая запись опять же из дневника Цветаевой, заставляет нас сомневаться в этом утверждении. Диалог со смотрительницей приюта от 24 ноября 1919 года в первые дни пребывания детей в приюте (стиль письма Цветаевой был сохранён):

Я, почти радостно: —»Ну, я же всегда говорила! Не правда ли, для 12 лет она чудовищно-неразвита?» — «Я же Вам говорю: дефективный ребенок. Кроме того, она всё время кричит. Знаете, были у меня дети-лгуны, дети, к<отор>ые воровали»… — «Но такого ребенка Вы еще не видали?» — «Никогда».— (Тирада о дефективности, при чем мы обе — почему-то — сияем.) — «Ну, а Аля?» — «0, это очень хорошая девочка, только черезмерно развита. Это не 7 л<ет>, а 12, — да какой 12! Ею видно очень много занимались». — «Вы не мешаете ей писать?» — «Нет, почему? Она пишет, читает, ну, а вчера поплакала немножко. Она читала книжку, рядом другая лежит, подошел мальчик — неграмотный — тоже захотел посмотреть»… (Бедная Аля! Это как если бы какой-нибудь солдат со Смоленского захотел «посмотреть» мою золотую, с золотым обрезом — без единой картинки! — Беттину!) — «Ваша девочка там говорила мне, что Аля не ходит в школу»… — «Да, да, мы ее не заставляем, надо, наоборот, приостановить развитие, дать ей возможность развиться физически»… (Я ликую: буква ?. спасена! Аля будет читать про Байрона и Бетховена, писать мне в тетрадку и «развиваться физически» — всё, что мне нужно!..) — «Ну, а Ирина!!! Она видно очень голодала, жалко смотреть. Но кричит? {Ирина, к<отор>я при мне никогда не смела пикнуть. Узнаю ее гнусность. (Примечание М. Цветаевой.) }— Скажите, чьи это, собственно, дети? Они брошены, чтоли в квартире? Они ничего не могут сказать»… — «Да, да, я была знакома с их родителями. Я — крестная мать Али».

Не удивляйтесь фразе «Я — крёстная мать». Дабы избежать лишних проблем и ответственности, Марина Цветаева решила назваться так в приюте и убедила своих дочерей называть её так же. Ещё хотелось бы выделить фразу «Она видно очень голодала, жалко смотреть. Некоторые биографы утверждают, что Цветаева не знала об отсутствии еды в приюте. Однако эта запись отчётливо указывает на ошибочность подобных утверждений.

Так или иначе в итоге на основе полученных данных прихожу к умозаключению, что причина, по которой Цветаева не желала идти на рынок, заключалась в её безразличии к судьбе Ирины и Арианды. В связи с этим она и не искала возможности заработать денег, довольствуясь пожертвованиями от друзей поэтов. Ещё одним подтверждением подобной версии служат записи Цветаевой через месяц после этого разговора со смотрительницей, а точнее 25 декабря 1919 года:

«Дома мечусь по комнате — вдруг понимаю, что еду сегодня же — забегаю к Бальмонтам отдать им рисовую сладкую кашу (усиленное детское питание на Пречистенке, карточки остались после детей) — в горло не идет, а в приюте дети закормлены — от Бальмонтов на вокзал, по обыкновению сомневаюсь в дороге, тысячу раз спрашиваю, ноги болят (хромые башмаки), каждый шаг — мучение — холодно — калош нет — тоска — и страх — ужас».

Будь Цветаева заинтересована в судьбе дочерей, она предположительно отдала бы детские талоны на кашу не знакомым, а дочерям. Что же касается фразы про «закормленость» то учитывая данные о том, что Цветаева точно знает о голоде в приюте, она может пониматься как своеобразная шутка. В этой истории примечательно то, что дочери в свою очередь очень любили Марину. Вот, к примеру одно из сотен непрочитанных Цветаевой писем Арианды Эфрон:

Я Ваша! Я страдаю! Мамочка! Ирина сегодня ночью обделалась за большое три раза! Сегодня должна приехать Лидия Александровна. Ирина отравляет мне жизнь. Вечная печальная бело-серая пелена снега! Печаль! Уж начинаю мечтать о елке. Топот детей, которых прогоняют с «верху». Мрачно в душе, не имеющей Вас. Всё приуныло. О приемная мать. Я Ваша! Я люблю Вас больше настоящей матери! — Виднеется дорога, по которой должен проехать заветный экипаж. Марина! Я представляю себе наш милый дом. Печка, ведры, окаренки. Всё для нашей души. Прочла «Тысяча и Одна Ночь», читаю сейчас «Биографические рассказы».— Из жизни Байрона.— Думаю, что мне удастся еще поцеловать Вас. Правда? О как Вы были добры, что приняли меня. Дети дразнят Вас: — «Ноги-то у твоей мамы какими-то тряпками обвиты».— «Это не тряпки, а гетры, а у вас тряпки». Ирина каждую ночь по два по три раза делает за большое. Сплю с «Волшебным Фонарем». Конверт у меня сломала Лидия Константиновна. Я в глубоком горе. И еще оторвала у моего «Лихтенштейна» верхний листок с названием. Я несчастна. Сегодня я должна была идти в школу. Я отказывалась, говорила про Вас, но никто не слушал. Я сегодня завтракала с «младшими». Ирину и меня остригли. Я оставила прядь из моих волос Вам на память. Написала уж письмо к Рождеству. Ирина выучила одно слово: «Не дадо.» — не надо.

Сразу мне бы хотелось выделить весьма своеобразный стиль письма Арианды. Ощущение, что это пишет не дочь, а страстный любовник. Это даёт дополнительные сведенья о взаимоотношениях старшей дочери с матерью. Если младшей Цветаева не занималась и держала в строгости, то старшую она приучала любить себя как некого идола. Марина всегда говорила своей дочери, что та не сможет достичь её таланта, что видимо оказало на неё сильное влияние.

Так или иначе на вышеперечисленных данных, вполне понятно, что растить дочерей Цветаева не хотела. Однако, были люди, которые хотели и могли забрать их к себе. Вера Эфрон, сестра мужа Цветаевой Сергея Эфрона и тетка Ирины и Арианды предлагала поэтессе приютить девочек. Она работала в Народном доме и зарабатывала большие, по тем временам, средства, достаточные для содержания её и двоих детей. Такое же предложение поступило и от второй сестры мужа, Лили Эфрон. У неё была большая дача с огородом, благодаря которому она имела возможность прокормить себя и целую семью. О возможности прокормить Ирину и Арианду пишет и сама Цветаева.

Ирина! — Я теперь мало думаю о ней, я никогда не любила ее в настоящем, всегда я мечте — любила я ее, когда приезжала к Лиле и видела ее толстой и здоровой, любила ее этой осенью, когда Надя (няня) привезла ее из деревни, любовалась ее чудесными волосами. Но острота новизны проходила, любовь остывала, меня раздражала ее тупость, (голова точно пробкой заткнута!) ее грязь, ее жадность, я как-то не верила, что она вырастет — хотя совсем не думала о ее смерти — просто, это было существо без будущего.

Однако Цветаевой отнюдь не понравилась идея отдать детей сёстрам мужа. Это было связано с её опасениями прослыть плохой матерью, поскольку это бы больно ударило по её имиджу. Своих дочерей Цветаева сдала в приют тайно и поэтому многие не знали об их судьбе. Отдай же она их родственникам, то эта информация бы вскрылась. Пошли бы разговоры о том, что поэтесса сначала сдала детей в приют, а потом отдала их сёстрам.

В результате, боясь общественного осуждения и удара по её репутации благородной поэтессы, Цветаева не согласилась на предложение сестёр мужа и на всякий случай попросила знакомую «удержать Веру от поездки за Ириной и Ариандой». Это было сделано для того, чтобы родственница, которая не знала о бедственном положения дел в приюте, не решалась-таки забрать детей вопреки воли Цветаевой. Кстати, о нежелании поэтессы отдавать детей родственникам мужа писала в своём письме к Юлии Оболенской и художница Магда Нахман:

«Я понимаю, огорчение Лили по поводу Ирины, но ведь спасти от смерти ещё не значит облагодетельствовать: к чему жить было этому несчастному ребёнку? Ведь навсегда её Лиле бы не отдали. Лиля затратила бы последние силы только на отсрочку её страданий. Нет, так лучше. Но думая о Серёже, я так понимаю Лилю. Но она совсем не виновата. Что это с Мих. С., Господи? Ничего не понимаю»

Да, таков итог краткой жизни двухлетней Эрины Эфронт. Смерть от болезни и голода в одиночестве в приюте Кунцево и лишь единственная срока на википедии о жизни девочки. Об её смерти Цветаева так же написала в своём дневнике, который я крайне рекомендую вам почитать:

«Иринина смерть для меня так же ирреальна, как ее жизнь.— Не знаю болезни, не видела ее больной, не присутствовала при ее смерти, не видела ее мертвой, не знаю, где ее могила.»

Впрочем в своих стихах Цветаева описало это событие более красноречиво:

Две руки, легко опущенные

На младенческую голову!

Были — по одной на каждую —

Две головки мне дарованы.

Но обеими — зажатыми —

Яростными — как могла! —

Старшую у тьмы выхватывая —

Младшей не уберегла.

Две руки — ласкать — разглаживать

Нежные головки пышные.

Две руки — и вот одна из них

За ночь оказалась лишняя.

Светлая — на шейке тоненькой —

Одуванчик на стебле!

Мной еще совсем непонято,

Что дитя мое в земле.

Перед тем как озвучить свои мысли, я бы хотел привести ещё одну цитату из письма Магданы Нахман к Юлии Оболенской, датированном мартом 1920:

«…Умерла в приюте Сережина дочь — Ирина — слышала ты? Михаил Соломонович под арестом — это на днях Вера писала. Лиля хотела взять Ирину сюда и теперь винит себя в ее смерти. Ужасно жалко ребенка — за два года земной жизни ничего кроме голода, холода и побоев…»

Мои мысли

Существует значительное количество мнений по поводу личности Цветаевой. Кто-то считает, что не стоит лезть в «чужое бельё» спустя столько лет, как считает биограф Цветаевой Ирма Кудровская. Или как биограф Юлия Виоленцева, думает, что: «привязать к стулу, это не убить, ну даже в чём-то защитить. Если рационально посмотреть.» Есть и те люди, которые говорят, что «творца и творчество» можно разделить, как, к примеру в случае с Ельцин центром, когда разделили его заслуги и недостатки. Ну, а есть такие как я, считающие, что памятники социопатам уродуют площади и улицы России. Надеюсь, я такой не один.

*Статья отображает исключительно мнение автора и не претендует на непредвзятость.

Автор текста: Руслан Овчинников

Анастасия Цветаева (актриса) — биография, информация, личная жизнь

Анастасия Геннадьевна Цветаева

Анастасия Геннадьевна Цветаева. Родилась 24 сентября 1981 года в Москве. Российская актриса, режиссер, продюсер, дизайнер, журналист.

Анастасия Цветаева родилась 24 сентября 1981 года в Москве.

По семейной легенде, Анастасия является дальним потомком поэтессы Марины Ивановны Цветаевой и писательницы Анастасии Ивановны Цветаевой. Однако сама Настя не любит говорить на тему своих возможных знаменитых предков.

Также она не рассказывает подробности о своих родителях. Известно, что ее воспитанием занималась бабушка.

В детские годы Анастасия часто меняла место жительства, вместе с семьей обитала в таких городах как Белгород-Днестровский, Ташкент, а ее юность прошла в Москве.

С ранних лет она хорошо владела словом и мечтала о карьере журналистки. В девятом классе школы начала посещать Школу Юного Журналиста при факультете журналистики МГУ.

Но затем увлеклась театром. Дважды поступала в ГИТИС. Вторая попытка оказалась удачной.

В 2004 году окончила РАТИ-ГИТИС, курс Владимира Андреева.

С 16-ти лет вела самостоятельный образ жизни — ушла из дома и вышла замуж.

В кино начала сниматься с 2001 года, дебютировав в роли проститутки в фильме Дениса Евстигнеева «Займемся любовью».

Первой заметной работой стала роль Юли в 1-м сезоне детектива «Евлампия Романова. Следствие ведет дилетант».

Широкая известность к актрисе пришла после главных ролей в картинах «Молоды и счастливы» (Анна Новобранцева), «От тюрьмы и от сумы» (Надя), «Завещание ночи» (Наташа).

Анастасия Цветаева в сериале «Завещание ночи»

В начале 2000-х снималась в клипах известных исполнителей. Наиболее яркими работами стали ролики на песни «Всё, что тебя касается» группы «Звери» и «Снова в школу» группы «Корни».

Анастасия Цветаева в клипе «Все, что тебя касается» группы «Звери»

Заметными стали роли Ольги (Барби) в «Умнице, красавице», Жаклин во 2-м и 3-м сезонах криминального детектива «Пуля-дура», Лены Шевцовой в детективе «Победный ветер, ясный день», Кати в мелодраме «Семейная история» и Эммы Демидовой в «Мелодии любви».

Анастасия Цветаева в сериале «Пуля-дура»

В 2010 году ярко сыграла роль Дженни Вольт в драме «Стерва для чемпиона» режиссера Сергея Гинзбурга. Ее героиня живет в Нью-Йорке, она красивая, веселая и романтичная, но в жизни ей мешает честная резкость и взбалмошный характер. Неожиданно Дженни узнает, что ее дядя в России оставил ей в наследство боксерский клуб и контракт на бой с Международной Ассоциацией Бокса (WBA). Она приезжает в Россию и хитростью уговаривает вернуться на ринг талантливого боксера Алексея Топазова (Андрей Чернышов).

Анастасия Цветаева в фильме «Стерва для чемпиона»

В 2012 году появилась в роли Кристины в мистической мелодраме «Твой мир» режиссера Екатерины Двигубской. По сюжету фильма, получив в наследство антикварную лавку, молодой парень Артем (Пётр Кислов) попадает в совершенно новый для него мир старинных вещей и артефактов. Однако каждая вещь имеет свою тайну, которую должен разгадать именно Артем.

Анастасия Цветаева в сериале «Твой мир»

После 2012 года в российском кино сниматься перестала, что было вызвано личными мотивами — актриса вышла замуж и переехала в Израиль.

В 2014 году Анастасия сняла короткометражный 13-ти минутный фильм «Иерусалимский синдром», который был представлен на Каннском кинофестивале в рамках программы Cannes Short Film Corner. Она выступила и как продюсер и как режиссёр фильма, кроме того, сыграла в нём главную роль.

В 2007 году она стала главным редактором портала Mainpeople, а в 2008 году — светским редактором и лицом журнала «Дети».

Сотрудничает со многими авторитетными глянцевыми журналами, такими как L’Officiel, «Парад», Sex and the City и Elle — писала для них статьи и эссе.

Занимается бизнесом. Выпустила линию одежды под маркой Nastya Tsvetaeva — вечерние платья для беременных. Актриса активно ведет свой блог в социальной сети Инстаграм, в 2017 году Анастасия Цветаева получила премию 9 канала Израиля «Человек года», в номинации «интернет персона» — была признана лучшим русскоязычным блогером в Израиле. В том же году Андрей Малахов вручил ей премию за самый красивый Инстаграм в рамках премии от группы проектов «Нефорум блогеров».

Живёт в Москве и Тель-Авиве, занимается созданием собственных авторских украшений под маркой Nastia Olgan.

О своей текущей жизни она говорила: «Это не значит, что я не скучаю по Москве. Тут у меня основная работа, тут я родилась. Но без Израиля я уже не могу. Мне нужно периодически окунаться в его спокойствие, в идиллическую семейную жизнь. Только при комбинировании московской и израильской жизни у меня достигается та самая гармония, к которой стремится большинство людей. Так что я буду жить на две страны».

Рост Анастасии Цветаевой: 169 сантиметров.

Личная жизнь Анастасии Цветаевой:

Трижды была замужем.

Первый муж был почти вдвое старше ее. Из-за этой любви она в 16 лет сбежала из дома. Сама она рассказывала: «Я была сильно влюблена. Мне казалось, что он даже не смотрит в мою сторону. Но как-то так получилось, что мы начали встречаться и жить вместе, а потом и поженились». Прожили вместе пять лет — в 1997-2002 годах.

Второй муж (гражданский брак) — Олег Гончаров, режиссер. С ним она познакомилась на съемках фильма «Даже не думай!».

У пары в октябре 2005 года родился сын Кузьма.

Третий муж — Надав Ольган, гражданин Израиля. Они познакомились на отдыхе в Турции. Настя рассказывала: «Мы познакомились в Турции, в отеле, где Надав со своей фирмой отмечал еврейский новый год, а я с подругами свой день рождения. И совершенно случайно ему пришлось жить в номере для новобрачных. Это был первый сигнал».

Они сразу понравились друг другу. Далее общались по телефону и скайпу. Так длилось около года, а в ноябре 2010 года они стали мужем и женой. Чтобы пожениться, Анастасия и Надав поехали в Прагу, так как по израильским законам представители разных вероисповеданий не могут вступать в брак, но в Израиле признаются браки, заключенные в других странах. Свадебное путешествие было в Таиланде.

В честь своего возлюбленного Настя даже сделала татуировку на иврите, наколов цитату из Песни песней царя Соломона.

После свадьбы Анастасия перебралась на родину избранника — в Израиль. «Я мечтаю жить в большом красивом доме с видом на холмы и иметь свой виноградник. А еще я мечтаю вернуться в профессию и стать крутым кинопродюсером. Пока я не очень понимаю, как эти мечты совместить между собой», — говорила она.

28 августа 2012 года у пары родилась дочь Эстер Ольган. Имя дочери означает «скрытная».

28 мая 2019 года у пары родился сын. Об этом Анастасия сообщила в своем Инстаграм: «У нас родился сын! Чувствуем себя прекрасно! Я счастлива!». Мальчику родители дали редкое имя — Акива. Цветаева рассказала журналистам, что услышала его в израильском сериале «Штисель». По сюжету так звали главного героя, который очень понравился актрисе. Она также добавила, что имя Акива носил один из самых известных в еврейской истории раввинов, который жил более двух тысяч лет назад. У мужчины, по ее словам, была очень необычная и интересная судьба.

Анастасия Цветаева и муж Надав Ольган

Анастасия Цветаева и ее муж живут в городе Герцлия недалеко от Тель-Авива в квартире, оформлением которой занималась сама актриса.

Фильмография Анастасии Цветаевой:

2001 — Займемся любовью — Проститутка
2002 — Шукшинские рассказы
2002 — Маме (To Mom) (короткометражный)
2002 — Даже не думай — Маша
2003 — Ребята из нашего города — Катя
2003 — Евлампия Романова. Следствие ведет дилетант-1 — Юля
2003 — Next 3 — Лера
2004 — Фабрика грез
2004 — Парни из стали — Наташа
2004 — Евлампия Романова. Следствие ведет дилетант-2 — Юля
2004 — Даже не думай 2. Тень независимости (Don’t Even Think! Independence Play) — Маша
2004 — Время жестоких — Алена Быстрова, дознаватель (нет в титрах)
2005 — Убить карпа — Женя
2005 — Молоды и счастливы — Анна Новобранцева
2005 — Мечтать не вредно — Саша, девушка в клубе
2005 — Зови меня Джинн — Лена Алпацкая
2006 — Телохранитель 1 — Марина Самойленко
2006 — Петя Великолепный — Дуня Лифанова
2006 — Грозовые ворота — Катя
2007 — Маша и море — Линда
2008 — Умница, красавица — Ольга (Барби), сестра Арины
2008 — Тариф новогодний — официантка в кафе
2008 — Срочно в номер-2 — Надежда Лобова
2008 — От тюрьмы и от сумы — Надя
2008 — Завещание ночи — Наташа
2009 — Совсем рядом (короткометражный) — Аня
2009 — Пуля-дура — 2 — Жаклин
2009 — Пуля-дура — 3 — Жаклин
2009 — Победный ветер, ясный день — Лена Шевцова
2010 — Судмедэксперты — Яна, жена Штольца
2010 — Стерва для чемпиона — Дженни
2010 — Семейная история — Катя (озвучила Юлия Шубарева)
2010 — Мелодия любви — Эмма Демидова
2011 — Одуванчик — Лара Зельдова
2012 — Твой мир — Кристина
2012 — Забава
2014 — Иерусалимский синдром (короткометражный)

Озвучивание Анастасии Цветаевой:

Режиссерские работы Анастасии Цветаевой:

2014 — Иерусалимский синдром (короткометражный)

Продюсерские работы Анастасии Цветаевой:

2014 — Иерусалимский синдром (короткометражный)

Видеоклипы Анастасии Цветаевой:

2003 — «Всё, что тебя касается» — группа «Звери»
2004 — «Снова в школу» — группа «Корни»

Марина цветаева кто она

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *