Мамы и дети трахаются, видео

Рассказ1 В баньке с мамой.

Будучи в гостях, у моей сестры, не по своей воле, попали с мамой в баню.

Давно это было. Мама решила съездить к своей дочери, моей сестре, которая была намного старше меня и училась в институте, в другом городе. Я, тогда, буквально прилип к маме и напросился с ней. Мама, правда без особого желания, всё же взяла меня с собой.

По приезду случился казус. Сестры в общежитии не было. Как потом выяснилось, в письме сестра плохо разобрала дату, подумала совсем на другой день и спокойно отправилась за город к подруге. Мы приехали днём. Пока суть да дело, подступал вечер.

Мама хотела идти искать гостиницу, но тут появился комендант и предложил очень даже приемлемый вариант. Он нам предоставит койкоместа на правах гостей, но по каким-то там правилам поселения, нужно сходить в баню и принести оттуда бумагу о помывке (как, потом, оказалось, обыкновенные билеты).

Времени у нас было уйма и оставив вещи отправились, по координатам коменданта, в баню. Нашли быстро. Это было современное здание, довольно большое и просторное. Внутри была какая-то особая атмосфера, запах простыней и шампуни.

Мама сразу же пошла к кассе, людей в очереди не было и начала объяснять сложившуюся ситуацию. Но тётенька-билетёрша, наотрез, отказалась дать нам билеты без помывки. На аргумент мамы, о том, что у нас нет ни мыла ни полотенца, просто успокоила:

– У нас, можно взять, всё и мыло и мочалку и полотенца – похоже, мы ей явно приглянулись. Она и не скрывала симпатии, улыбаясь маме и даже мне бросив комплимент.

– Мужчина смотрю, что надо. Но в мужское, одного, наверное мама не отпустит? Маловат, для незнакомого места – мама закивала головой.

– А для женского, великоват – продолжила кассирша. Мама и тут согласилась.

– Шура – позвала работница помывочного хозяйства. Подошла симпатиная женщина лет тридцати, в синем халате. Они о чём-то переговорили. В конце их разговора, я только и услышал:

– Ну конечно. Пускай, моются. Я всё-равно вечером буду там убирать.

Весёлая тётенька вернулась к нам и добродушно сказала, что бы мы расплатились за простую помывку, а сами пойдём в семейное отделение.

– Только сегодня оно закрыто, сандень сделали и отсюда не попадём. Но я проведу вас через … – и приблизившись к маме, что-то сказала, я не расслышал. Мама выразила удивление и спросила:

– А отсюда никак нельзя?

– Да не бойтесь. Днём людей мало. Пройдём, никто и внимания не обратит. А я потом, вас и выведу – сказала тётенька и пошла за банными принадлежностями для нас, а мама мне сказала:

– Сейчас мы пойдём, через раздевалку. Если увидишь дядей, а они могут быть и раздеты, не обращай внимания. Мы, просто, пойдём через другую дверь, а не главную, она сегодня не открывается.

Наконец уложив, в пластмассовую сумку полотенца и всё остальное, повела нас к месту назначения. Мы спокойно прошли через раздевалку, там было только двое мужчин, они были уже одеты и наверное знали кассиршу, потому, что она, что-то спросила у них, а те весело ответили.

Открыв обыкновенную дверь, весёлая тётенька сказала, что как и где открывать и так понятно и, что она прийдёт через часик-полтора. И уходя сказала:

– Я снаружи дверь закрою, а она если что, изнутри ручкой открывается. Ну мойтесь на здоровье.

В отделении было очень красиво. Кафель наверное импортный, хорошие шкафы для одежды и сияющий душ. Надо сказать, что для 70-х годов интерьер был просто великолепен. Мама прошлась по помещению, потрогала ванную, душ. Открыла два шкафчика и посмотрев на меня, сказала:

– Мне нравится. Раздевайся. Вот шкафчик.

Мама взяла низ платья и приподняля его так, что стали видны застёжки на чулках. Но тут же остановилась и глядя на меня, попросила:

– Расстегни сзади, пуговицы на платье. Сниму, что бы не намочить.

Я, немного по дилетенски, справился с тугими пуговицами и она сбросила платье. Надо сказать, что на улице был апрель, довольно тепло и мама не носила комбинацию. Я вообще её в ней редко видел.

На ней были белые трусики, белый пояс и белый лифчик. Я поймал себя на мысли, что выглядит это, очень красиво.

– Спасибо. Ну теперь раздевайся уже. Не тяни. Искупайся, раз уже попали сюда – мама опять напомнила, зачем мы сюда пришли. Я снял одежду, до трусов. Повесил в шкафчик и остановился в нерешительности.

– Снимай, снимай. Или маму боишься? Сушить. трусишки, всё-равно негде, да и некогда. Слышал? Тётенька нам час определила. А я сменку не брала. Думала, что просто бумагу, для общежития, возьмём и всё – и добавила – А наполню-ка я ванную пока.

– Я хочу под душем – сказал я.

– Пожалуйста. А я всё-равно наберу, так, на всякий случай – и мама кивнула мне, типа – вот так.

Я сбросил трусы и как-то так, бочком, прошёл вплотную, мимо мамы, даже боком зацепил её за попу, почувствовав. нежный, шёлк её трусов. Она как раз нагнулась, снимая чулки. Увидел я так же, что она, с явным интересом, рассматривает меня, правда осторожно так, не навязчиво. Ведь я уже где-то с год, не мылся перед ней голым. Не оглядываясь открыл душ, отрегулировал воду и шагнул под струю. Тёплая волна накатилась на тело и покрыла его. Постояв немного я начал тереть руками грудь, голову, лицо.

И тут, другие руки, нежно взяли меня за талию и потянули от струи. Я быстро оглянулся. Это была мама, с распущенными волосами, которые красиво падали на плечи и … без лифчика. Я оторопел, не ожидая такого поворота, ведь был уверен, что она, сняв платье, просто умоется и всё.

– Постой, сейчас мочалку намылю – и мама протянусь к струе, что бы намочить мочалку, при этом коснувшись телом моей спины. Я также, боковым взглядом, увидел её мелькнувшую грудь под вытянутой рукой. Она начала интенсивно мылить мочалку и я услышал:

– Поворачивайся ко мне.

Я, всё ещё стесняясь и прикрыв рукой пенис, развернулся к ней. И тут оторопь прошибла меня вдвойне. Мама стояла совершено голая, ничуть меня не стесняясь. Я, как говорят, в полные глаза, увидел её красивую грудь и как бы из скромности опустил голову. Мой взгляд скользнул по ямке пупка на животе мамы и в глаза ударил светлый цвет волос на её лобке. Я стоял, как очарованный, а мама, пальцем подняла мой подбородок и сказала, с улыбкой глядя мне в глаза:

– Я ведь и себе сменку не брала. Так, что принимай в свою, голую, компанию.

Я, как с перепугу, просто кивнул пару раз, а она, присев передо мной и широко улыбнувшись, отстранила мою ладонь от низа живота. Несколько секунд, которые мне показались длинными томительными минутами, смотрела на моего дружка каким-то прямым и необыкновенным взглядом, как будто говоря: “Ну здравствуй. Наконец-то мы опять увиделись”. Но это пришло мне в голову позже, так как в память, надолго, врезался этот чарующий мамин взгляд. Потом, оторвав глаза от дружка, тоже с улыбкой, взяла мои щёки в свои ладони и подавшись вперёд, склонив немного голову на бок, нежно нежно, поцеловала в губы. Этот поцелуй и особое выражение её лица, после этого, я запомнил на всю жизнь.

Ну а потом, она, поднялась, живо развернула меня боком и начала тереть мочалкой. У мамы была интересная привычка, когда раньше меня мыла. Она намыливала грудь, живот, пенис, ноги спереди. При этом, другая рука, касалась спины и опускалась вместе с левой рукой, останавливаясь на попе. Далее мочалка перебрасывалась и начиналось натирание спины, попы, ног, при этом другая рука, по груди и животу, опускалась вниз и останавливалась на пенисе. Последними мылись руки и голова. Эта процедура настолько запомнилась мне, за много лет купания, что я почти до мелочей угадал все мамины действия.

Раньше, когда она меня мыла дома, в ванной, не сильно нагибалась вымывая мне ноги. К тому же, она была одетой. Теперь, ей, пришлось наклонятся до пола и я смотрел на голую спину и попу, которая мелькала при наклонах. Дошла очередь и до головы. Я снова мог видеть маму во весь рост. Она уже немого намокла и её длинные волосы начали прилипать к плечам и груди. Выглядело очень красиво. Но пена от шампуни начала щипать глаза и картинка пропала.

Потом я долго смывал мыло и шампунь с тела и головы, наслаждаясь мощной струёй душа. У нас такого не было. Я покосился на маму, а она осваивала ванную. Было интересно наблюдать, как мама намыливала себе грудь и под мышками, поднимала поочереди ноги и мыла на них пальцы и ногти. Потом улеглась на живот и лежала так несколько минут. Всё это время из воды выглядывали две аппетитные ягодицы. Я понял, что мама совсем не стесняется меня и это сразу же подтвердилось. Она встала в ванной и взяв мыло, начала быстро мылить всё тело, кроме спины. Когда дошла до лобка, как-то мельком глянула в мою сторону, но не отвернулась, а поставила одну ногу на бортик ванной и начала мылить между ног. Мне было это хорошо видно, и как мыло мелькало и как росла пена на волосиках. Когда окончила процедуру, я уже вышел из под душа и пошлёпал к шкафчику. Начал вытираться, а мама, вся в мыле, вылезла с ванной и пошла под душ. Ей явно понравилась баня (как собственно и мне) и эту возможность она использовала по полной. Взяла с полочки шампунь и кивком головы позвала к себе. Я повесил полотенце и подошёл к ней.

– Возьми шампунь – подала она мне бутылочку – наливай мне, потихоньку в ладошки, буду пробовать волосы мыть.

Дома, мама, волосы мыла долго. Но здесь дело пошло быстрее. Два раза намыливала густо руками голову, а что бы намылить волосы полностью, попросила меня взять жмут в руки, а сама начала стягивать мыло с головы на кончики волос. Наконец процедура намыливания окончилась и мама пошла под душ смывать пену. А я зашёл спереди её и посунулся к ней под струю, да как-то не умело, что упёрся лицом в грудь. Она негромко засмеялась, немного отступила и я быстро смыл случайно попавшее на меня мыло. А мама усмехнулась и пальцем ласково тронула меня за нос.
Я снова пошёл вытираться.

Я уже писал, что пенис у меня иногда самозбуждался, в самый неподходящий момент. И сейчас так получилось. По окончании вытирания, мой дружок поднялся и не проявлял тенденции к опусканию. Мама мельком глянула на меня, отвернулась. Потом, сообразив, резко повернула голову в мою сторону и остановила взгляд на моём дружке. Я не успел прикрыться и застыл как вкопанный. Но никаких упрёков я не услышал. Просто сказала:

– Не смотри на меня. Отвернись.

Я тут же нашёлся:

– Это не от того, что ты не одетая. Это как-то само. Я даже не знаю как.

Мама в ответ, немного помолчав:

– Руками не трогай. Всё хорошо. Это бывает у мальчиков, хотят они этого или нет – и как мне показалось, с улыбкой, подмигнула мне. Надо сказать, что, когда она начала говорить, я стоял, так и не прикрываясь, и слушал. Её слова меня успокоили, однако дружок упорно не опускался.

– Слей из ванны и помой её от мыла. Помоги маме – сказала она. Я подошёл с поднятым бойцом и сбросил воду. Опять окрыл кран и так умело, сам себе удивился, ополоснул ванную. Тут же услышал голос мамы:

– Вот молодцы какие. И туалет предусмотрели.

Надо сказать, что за ванной, всего в каком-то метре, стоял красивый унитаз, я его, сразу и не заметил даже. Мама подошла к нему. Подняла крышку и села, посмотрев на меня немного виноватым взглядом.

– Извини. Не могу под душем, по маленькому ходить – и я услышал звук из которого я понял, что мама делает пипи. Мне даже самому захотелось. Сидела мама не долго. Привстала. Легонько потрясла попой и выпрямившись, опустила крышку и дёрнула ручку бачка.

– Мам. Я тоже хочу – сказал я. И это была правда. Мне ещё сильней захотелось когда вода зашуршала.

– Ванная уже чистая. Иди сюда. Только крышку подыми.

Я напрвавился к унитазу, но тут мама остановила меня.

– Постой. Ты так весь верх обписяеш. Давайка сюда.

Мама подвела меня к унитазу и взяв прутик пальцами, направила вниз. Надо сказать, что когда членик торчит, то пописать получается не так легко. Я напрягся и обильно опорожнился. Ни одна капля не упала мимо. Молодец мама. А она тем временем, пальцами, немного натянув шкурку, выдавила несколько капель жидкости и отпустила дружка. Он продолжал упорно стоять.

– Ну ничего. Не обращай внимания. Упрямый какой он у тебя. Возьми мочалку, спину, мне, потрёшь.

Мы пошли к кабинке. Я взял мочалку и начал её мылить. А мама вышла из под душа и повернулась ко мне спиной, да так близко, что коснулась ногой моего дружка. Я отступил на пол шага.

– Ну давай. Три же, посильней – торопила меня мама.

С каким-то особым чувством, намылил ей спину. Мама попросила хорошо пройтись по позвоночнику и шее. Я увлёкся и мой дружок уже вовсю упирался ей в ноги. Даже не заметил этого. А мама, скорее всего почувствовала и повернув голову, глянула вниз, показав свою очаровательную улыбку. Я тоже посмотрел вниз и всё понял. Отстранившись, начал мылить поясницу. Пена побежала по попе и я хотел было уже и её мыть, но мама отстранилась и сказала:

– Спасибо. У тебя хорошо получается.

– Как у папы? – спросил я, довольный маминой похвалой и зная, что дома, спину её всегда мыл папа.

– Даже лучше – с юморком ответила мама и снова потеребив мне носик, ещё и поцеловала в него. Потом быстро справилась под душем и закрывая кран попросила:

– Возьми полотенце.

Я поднёс и прислонил его, сам того не ведая, к груди, почувствовав её упругость. Мама ничего не сказала, а только приняла полотенце и начала не спеша вытираться. Когда вытирала между ног, посмотрела на меня и я понял, что надо отвернуться. Потом я ей вытер спину и мама намотала полотенце на голову, что бы впитать влагу с волос.

Надо сказать, что мой пенис уже поник, хотя, я это не сразу и заметил.

А мама, тем временем, начала натягивать трусики, а мне сказала:

– Можешь одеваться уже и волосы причеши, а то в стороны торчать будут.

– А можно, я ещё так побуду? – набрался я смелости.

– Понравилась банька то. Мне тоже. Чистая, тёплая. Ну побегай так, коль хочется. Время ещё есть – разрешила мама окончив натягивать трусики. Потом попросила:

– Подай пояс и лифчик со шкафа.

Я не только подал, а ещё помог одеть пояс и застегнуть лифчик и пока мама укладывала в него свои груди, поднёс и чулки. Она начала по очереди натягивать их на ноги и справившись стала пристёгивать их к застёжкам, но подломила ноготь и эту работу пришлось сделать мне. Мама, с весёлым лицом, сказала:

– Вот так. Сынуля голенький и помыл и одел – я смутился от её слов, но она сразу исправилась:

– Ну побудь раздетым ещё, пока я посушусь – и пошла к сушуару.

Я всегда этот случай вспоминаю с улыбкой. Прямо магия какая-то.

А мама, без платья, долго сушила волосы под настенным сушуаром. Закинув ногу на ногу, в коричневых, с отливом чулках, она смотрелась как королева. Тогда, конечно я, будучи мальчиком, не так остро воспринимал вид обнажённой или полуобнажённой женщины, но обратил внимание на мамины голые ноги от чулок до трусов. Даже тогда этот вид меня очаровал. Наверное я уж сильно в открытую рассматривал это мамино чудо. Она посмотрела на меня не очень одобряющим взглядом и я перестал пялиться.

Потом просто начал коротать время, зная, что с волосами мама занимается всегда долго. Я нашёл плассмасовый круг, который почему-то оказался там, под стенкой. Пытался его крутить, но без особых успехов. Подбегал к зеркалу, расчёсывался и корчил рожи. Короче, дурачился.

Мама поглядывала в мою сторону и поймав мой взгляд, спрашивала, не замёрз ли, может пора одеваться. Но мне нравился мой вид и я не спешил к одежде. Когда я хотел сделать стойку на руках и подошёл ближе к двери, где места было побольше и присмотрев получше коврик, опёрся на него руками и оттолкнувшись от пола, стал в стойку вниз головой, ногами упёршись в стенку, отделанную кафелем.

– Мама. Смотри. А в школе не мог этого сделать.

Я, немного приподнял голову и увидел, своего дружка яйки которого, чётко выделялись на фоне тела, а прутик, смешно так, висел вниз.

– Молодец – отозвалась мама – только руки не ослабляй, а то головой ударишься.

И только я снова опустил глову и посмотрел на маму, которая, с интересом рассматривала меня, действительно, руки как-то согнулись и я медленно опустил тело на голову. Я понял, что осторожней надо такие упражнения делать. возле стенки. Я встал и хотел идти, но в дверях раздался шум от вставляемого в скважину ключа и потом лязг открываемого замка. Всё прошло очень быстро и помещение вошла красивая женщина, в синем халате. Я остолбенел. Какое-то мгновение стоял, голый, в двух метрах от банной работницы, которая весёлым взглядом рассматривала, меня, с ног до головы. Я автоматически прикрыл низ живота ладошками, но всё ещё стоя на месте.

– Не прячься, не бойся. Я таких как ты перевидала уже ой-йой сколько – и начала объяснять маме, что кассирша занята и она нас проведёт. А мама, в это время, уже стояла у зеркала и расчёсывала волосы. Я подбежал к ней и спрятался за её спиной, прижавшись к её бёдрам. До сих пор помню приятное ощущение маминого пояса и чулок на руках и молодце, который вновь успел принять вертикальное положение и упёрся в ноги. Мама почувствовала это и освободившись от объятий, прижала моего дружка к животу и ласково шепнула мне на ухо:

– Прикройся ладошкой – и добавила громче:

– Не бойся тётю. Тётя не будет смотреть. Иди одевайся спокойно.

И тётя, в синем халате, тоже отозвалась:

– Иди, иди. Не стесняйся. Я смотреть не буду – а потом добавила, уже для мамы:

– Да тут частенько, молодые парни, меня увидев, стойку, на без десяти двенадцать принимают” – и засмеялась вместе с мамой. Я долго ещё не мог понять, что это такое, ” на без десяти …”, а маму спросить так и не решился.

Пройдя к шкафу, я освободил дружка и хотел быстро взять трусы, что бы натянуть их и тогда спокойно одеваться. Но в спешке, я зацепился за коврик и локтем ударился об дверцу, которая хлопнув, защёлкнулась на замок. Моя одежда оказалась закрыта. Подошли мама и банная работница. Я с перепугу забыл за стоящего дружка и так и стоял перед ними, чуть ли не касаясь синего халата банной работницы. Вся беда была в том, что ключ лежал внутри, на полке.

– Это не первый раз. Сколько раз говорила поставить замки под один ключ или вообще убрать. Дело в том, что тут раньше была дополнительная раздевалка с платными ящиками. А в общей раздевалке, были просто вешалки. А сейчас здесь сделали семейное отделение.

Она, поглядывая вниз, ещё раз попробовала дверцы, но они естественно не поддались. Мама хотела меня завернуть в полотенце, но банная работница сказала, что здесь не холодно, пусть, мол, мальчишка, голеньким бегает, коль ему нравится, а она сейчас пойдёт, поищет запасной ключ. Когда синий халат, скрылся за дверью, мама взяла в руку моего дружка и сказала:

– Забыл ладошкой прикрывать.

Я сразу за двумя ладошками спрятал бойца, но мама опять отвела мои руки и спросила:

– Поздно уже прятаться. Может писять хочешь? А то до общежития ещё далековато идти.

Странно, но она угадала. Я действительно, снова, хотел в туалет.

– Пошли со мной, помогу тебе – и мама повела меня к унитазу. Так как и в первый раз. Она взяла прутик, в свою руку и нагнула его прямо в чашу унитаза. В этот раз опорожниться быстро не получилось. Но когда последние капли упали в унитаз, мама подвела меня к умывальнику и помыла путик.

– Ну вот. Теперь и мне захотелось снова” – и она, как-то виновато посмотрев на меня, подошла к унитазу, подняла крышку, потом платье. Стянула трусы и

Усевшись, зашумела струёй. Потом привстала и посмотрела на меня. Я понял. У мамы дома, для такого случая, всегда лежали салфетки или она подмывалась под душем. Но для душа ей надо было почти, вновь, полностью раздеться, поэтому она попросила:

– Сынок. Возьми в моей сумке салфетку и принеси мне.

Я потелепал к её шкафчику. Сразу же обратил внимание, что ключ от её

шкафа лежит на нём самом. Я быстро нашёл салфетку и принёс маме. Она стояла и ждала, не опуская платья и со спущеными трусиками. Густой треугольник чётко выделялся внизу живота. Я вспомнил за дружка. Посмотрел, но он всё ещё топорщился. Мама, приняв салфетку, не стала отворачиваться и одной рукой держа платье, второй начала вытирать между ног. Я не отходил, думая, что маме ещё что нибудь нужно будет, а она не просила меня, ни отвернуться, ни уйти. Наконец мама окончила процедуру и свернув салфетку попросила меня выбросить её в мусорную корзину. Сама же начала натягивать трусы. Я пошёл к дверям, где стояла корзина. А тут и банная работница пришла и видя мой стоячок, спросила маму.

– В туалет водили? Мой помладше, Вашего, будет. А как по маленькому, так часто и торчок. А сходит падает.

В это время я развернулся, не думая, что тётенька остановилась рядом и упёрся прутиком в ноги красивой уборщицы, даже халат ей приподнял.

– Извините – вежливо сказал я и не прикрываясь пошёл к шкафчику.

– Какой упругий. Ну прямо настоящий – сказала красивая уборщица маме, подойдя следом за мной и открывая шкафчик.

Я начал одеваться, а тётя о чём-то ещё некоторое время разговаривала с мамой и похвалила нас за чистоту.

Я слышал как мама спросила, почему через главные двери выйти нельзя.

– Да там старый замок заклинил. А заведующая не разрешает дверь ломать. Красивая она и дорогая. Ждут мастера. Вот сандень и придумали.

Когда шли обратно, через раздевалку, мужчин явно добавилось. некоторые были даже раздетыми. Мама отвернув взгляд к стенке, шла за молодой работницей. Видно было, что ей, очень неудобно. В отличие от мамы, работница бани смело глядела между шкафов, высматривая, не намусорили где и всё ли в порядке.

Когда мы выходили, приветливая кассирша, с улыбкой глядя на меня, сказала: ” Ну вот, освежился, хорошо и ничего страшного, что с мамой, ведь правда?”

Мы спокойно переночевали в общежитии. Сестра примчалась утром и отчитала маму за плохой почерк. Она неверно прочитала дату нашего приезда. Потом засобралась в душ, и маму пригласила. А на меня как-то недоверчиво глянула и сказала: “То же может с нами? А, мама?” Но мы отказались.

Когда сестричка упорхнула, мама так ласково посмотрела на меня и улыбнулась.

Денис Донгар

Продлжение следует…

Порочное зачатие


Жила-была девочка. Тоней её звали. Жила она с мамой Лилией Николаевной.
Папа — мамин случайный дорожный попутчик без имени и адреса.
В пятнадцать лет Тоня расцвела: волосы пышные, шелковистые, пшеничные;
глаза кошачьи, зеленоватые; стан — ммм, слов нет, а под платьем — холмики…
Вокруг Тони мальчики. Пишут они ей любовные записки, приглашают в кино,
дружить предлагают.
Лилия Николаевна переживала за Тоню. Однажды она сказала ей:
— Запомни, дочка: красота — это капитал. Не разменивайся на мелочи.
Окончила Тоня школу, в университете стала учиться. А там — Конкурс Красоты.
Стала Тоня «Мисс Универ». Её заметил преуспевающий бизнесмен Дэн Миркин. Он был
вдовцом с двумя великовозрастными отпрысками.
Стал Миркин ухаживать за Тоней, приглашать на разные мероприятия, подарки
дарить, а потом предложил ей руку и сердце. Тоня согласилась. Так слились
воедино Красота и Капитал.
Радовалась Лилия Николаевна удачному браку дочери. Одно её расстраивало:
похож был Миркин на хряка, а отпрыски его — на кабанчиков. Не хотела Лилия, чтобы
её внук или внучка были тоже на поросят. Она научила Тоню предохраняться от
нежелательной беременности.
— Я для оплодотворения найду тебе самца, достойного твоей красоты, —
пообещала она.
Тоня была послушной дочкой.
…И вот, июльский, жаркий день. Лилия Николаевна вышла на городской Бродвей.
Здесь гуляли длинноногие девушки с пОпами в коротких юбочках. Там, где много
цветов, там и пчёлы роятся. Мимо Лилии Николаевны проходили прыщавые юнцы, ловеласы
с масляными глазами, вихлястые студенты, пожилые дон жуаны с вытекающими из брюк
пузами… И ни одного достойного самца.
Притомившись, Лилия Николаевна вошла в кафе. И тут, в прохладном зале она
увидела ЕГО. Это был солдат с гвардейской выправкой — отборный экземпляр славянской
народности. Он нёс от прилавка металлическую вазочку с комочками мороженого.
Лилия Николаевна тоже взяла мороженое и подсела за столик к солдату, но тот
даже не заметил её. Он был поглощён созерцанием двух девиц, их голыми ляжками.
В его серовато-голубых глазах Лилия Николаевна увидела движение нескромных
фантазий. Солдат явно хотел познакомиться с девицами.
— Я знаю этих потаскух, — сказала Лилия Николаевна. — Они мои соседки.
Чёрненькая, Нинка, недавно выписалась из венерической больницы. Светленькая, Элька,
тоже не лучше, шлюха.
Она соврала.
Солдат оторвал взгляд от девиц и удивлённо посмотрел на сидящую перед ним
женщину в лёгком платье, под которым легко угадывалось стройная фигура.
— У меня есть для вас выгодное деловое предложение, — сказала Лилия Николаевна.
— Какое? — спросил солдат.
— Давайте поговорим, но только не здесь, — ответила Лили Николаевна.
Они вышли на улицу. Лилия Николаевна взяла солдата под ручку. Солдата звали
Тёма.
Тёма рассказал Лилии Николаевне о своей прошлой и нынешней жизни. В их город
он попал издалека, аж из Сибири, из небольшого городка, где живут его мама, папа
и младшая сестрёнка. Служить ему остаётся почти ничего — три месяца. Он
с нетерпением ждёт, когда сможет вернуться в родные края.
За разговором они незаметно дошли до дома Лилии Николаевны.
— Зайдёшь ко мне? Я накормлю тебя отменным борщом и вкусными котлетками, —
предложила Лилия Николаевне Тёме.
Известно, что солдат никогда не откажется вкусно поесть, а если ещё и выпить
дадут…
Тёма пошёл за нею.
Лилия Николаевна накормила его, угостила коньяком.
Насытившись, Тёма приступил к делу так, как понял его — он обнял Лилию
Николаевну, жгуче поцеловал её в губы и ласково сжал грудь.
Лилия Николаевна, не ожидавшая такого оборота, изумилась:
— Вона что… Погоди…
Опытная женщина, она быстро пришла в себя. Поднявшись с дивана, она
элегантным движением скинула с себя платье. Тёма тоже не медлил.
…Вечернее солнце скользнуло в окно и оранжевыми лучами легло на любовников.
Тёма взглянул на часы и заторопился.
— Пора. Мне к двадцати двум нужно быть в расположении части, а ещё пилить
и пилить.
— Не спеши, — сказала Лилия Николаевна. — Я вызову такси. Выслушай, наконец,
моё предложение.
— Слушаю, — ответил Тёма, одеваясь.
— У меня есть дочь. Красавица. Она замужем, но муж её бесплоден. Правда,
сам он о том и не подозревает. Они оба хотят ребёнка. Ты не откажешься
оплодотворить её?
— Это как, трахнуть её, что ли? — спросил Тёма. — Всегда готов. У меня
увольнительная в следующее воскресенье. Если ничего не помешает, приеду. Ну,
а если что — не обессудьте. Служба солдатская…
Лилия Николаевна отдала ему аванс.
Солдатская служба не помешала Тёме. Все оставшиеся до дембеля увольнительные
он проводил у Лилии Николаевны в постели с Тоней. Тоня была в восторге от него.
Тёме она тоже понравилась. Он очень старался, и всё у него получилось.
А через три месяца беременная Тоня уехала с Тёмой в его сибирский городок.
М-да, капитал — это хорошо, но любовь и счастье — дороже.

Лучшие подруги

С Мариной мы сдружились в последний год, хотя уже лет пять работали в одном салоне красоты. Я — нейл-дизайнер, она — парикмахер-стилист. До того как Марину бросил муж, она нас не очень жаловала — быстро прощалась и бежала домой, ни пива с коллективом попить, ни в сауну вместе со всеми сходить. А когда муж от неё ушел, она стала тянуться к нам, даже в гости стала приглашать. Видимо, совсем одиноко было.

Её сына Марата я до нашей дружбы видела пару раз, он, тогда ещё 13-летний пацан, забегал к нам на работу. Увидев его, я ещё вспомнила вычитанную где-то в газете историю, как учительница приглядела 12-летнего пацана, вышла замуж за его отца, чтобы быть поближе к мальчику и правильно его воспитать. А по достижении совершеннолетия пасынка бросила папашу и вышла за него замуж. Ещё подумала, что, будь я беспринципней, пригляделась бы к Маринкиному сыну. И вторая парикмахер, Галя, словно читая мои мысли, пошутила, что Маринке надо ухо востро держать, а то уведут её телёнка. Марина тогда только отмахнулась, для неё Марат до сих пор маленький ребёнок. А в Марате ещё в детстве чувствовалось что-то неподдельно мужское. Такой маленький мужичок, рассудительный, спокойный и совершенно правильный, надёжный.

Мы потом ещё с девчонками решили, что сын пошёл в отца. У Маринки простецкое круглое лицо, она невысокая, коренастая. А сын — синеглазый, тёмноволосый, высокий. Правда, никто Марининого мужа не видел: от всех его прятала, а после развода все общие фотки порвала. Потом уже я у Марата фотографию отца видела: красивый мужчина, непонятно, что он вообще в Маринке нашёл.

Глупые шутки

И вот стали мы с Мариной всё чаще общаться. Записали её на фитнес. Она сначала отнекивалась, а потом всё равно стала ходить. Наверное, вспомнила, что муж перед тем, как уйти, крикнул ей: «Посмотри, на кого ты похожа!»

Марат, когда мы в гости забегали, всё больше отсиживался в своей комнате — готовился к ЕГЭ (родители его с шести лет в школу отдали, он всегда был умный мальчишка, учился хорошо, спортом занимался). Но, когда заходил за чем-то на кухню, становилось словно светлее, мы подтягивались, зазывали за стол: «Маратик, с тобой веселее». Но он отнекивался. Хотя я чувствовала, что на меня, самую молодую, он смотрит особенно тепло, и, даже шутя, заигрывала с ним, пыталась приобнять. Он такой высокий вымахал, плечи широкие — мужчина.

Как-то я забежала к Марине, её дома не оказалось. Марат предложил подождать. Посидели, чаю с ним попили. Я по привычке начала с ним шутя заигрывать. И вдруг поняла, что мальчик давно превратился в мужчину. Как я и догадывалась, Марат действительно был в меня влюблён. У меня даже голова закружилась в его объятиях. Но тут хлопнула входная дверь, вернулась Марина.

Запретная любовь

В следующий раз я зашла, когда Марина работала во вторую смену. Случилось то, что случилось. А дальше — пошло-поехало. То я Маринке путёвку в санаторий подогнала на выходные. То Марату понадобилось ехать на матч с баскетбольной командой. Ночевали у меня.

Сначала я думала, что это банальная интрижка, у кого из нас в юности не было секса с мужчинами и женщинами старше на 10—15 лет? Один мой одноклассник вообще приобрёл первый опыт с нашей учительницей физики.

Потом всё переросло в более сложные отношения. Я себя успокаивала тем, что разница между мной и Маратом не такая уж и большая — 12 лет, при современной индустрии красоты вполне могут быть незаметны. Надо только дождаться его совершеннолетия…

Только бабушка не рада

О том, что я беременна, первой узнала Марина. Я ей, конечно, ничего не рассказывала. Но в салоне ничего не скроешь. Стало плохо от запаха лака, вернулась из туалета, Маринка первая спросила: «Люда, ты не беременна?» И купила мне тест.

Поначалу Марина радовалась за меня, фруктами угощала. Говорила, что даже если отец ребёнка не признает малыша и сольётся, то надо оставить ребёнка. Приводила какие-то доводы. Я и сама думала оставить малыша, а она окончательно убедила. Говорила, что дети — главное счастье, что мужчины уходят, а ребёнок останется, что Марат, после предательства мужа, — главная её опора и отдушина. Подруга даже не догадывалась, кто может быть отцом моего ребёнка.

Марат узнал случайно от Марины. Хотя я её просила никому пока не рассказывать. Потом я бы что-нибудь придумала. А потом уже Марина узнала от Марата, кто отец ребёнка.

Хорошо хоть, Марина не стала скандалить на работе, пришла ко мне домой и всё высказала. И что не даст портить жизнь сыну, и что ребёнка у меня заберёт, так как из меня не получится нормальной матери с таким аморальным поведением. И что если я добровольно не откажусь от ребёнка, то она подаст на меня в суд и лишит родительских прав.

Я испугалась. Позвонила моему бывшему парню, он юрист. Он сказал, что бояться стоит не того, что меня лишат родительских прав, а того, что привлекут за развращение малолетних, Марату нет 18.

Будущее туманно

Я ушла с работы. Марина не отставала, звонила всё время и угрожала. В отчаянии я пригрозила, что сделаю аборт, если она не отстанет. На время моя подруга успокоилась, а потом снова стала грозить судом.

Тогда я решила действовать через Марата. Он сказал матери, что уйдёт из дома, если она не успокоится. Марина вроде успокоилась, взяв с сына слово, что он не будет со мной встречаться. Марат сначала артачился, но я его уговорила — объяснила, что мне нельзя сейчас нервничать, может пострадать ребёнок.

Я уехала к сестре в другой город. Пока отсиживаюсь у неё. Здесь море, фрукты, тепло. В салон красоты планирую устроиться, как только токсикоз пройдёт. Марина больше не беспокоит, я сменила номер телефона. Даже Марат его не знает. Иногда сама ему звоню. Говорит, что скучает. Он сдал экзамены, поступил в институт. Говорит, найдёт работу и заберёт нас к себе, а через полтора года, как только ему исполнится 18, мы распишемся.

Не знаю, как я буду жить эти полтора года. Чувствую себя как Сара Коннор: прошлого нет и будущее туманно. Хорошо хоть, сестра рядом.

Все имена героев изменены.

Жительница Гродно, записавшая порноролик со своим 7-летним сыном, раньше занималась проституцией

Используя веб-камеру, 23-летняя женщина записала и распространила в интернете видео с элементами детской порнографии. В ролике запечатлены насильственные действия сексуального характера, совершенные ею в отношении своего сына, сообщили в пресс-службе МВД.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.
Женщину задержали сотрудники главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД совместно с коллегами из УВД Гродненского облисполкома. В отношении нее возбуждены уголовные дела по ч. 3 ст. 167 (Насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении заведомо малолетнего) и ч. 3 ст. 343-1 УК (Изготовление и распространение порнографических материалов с изображением заведомо малолетнего). Санкция первой статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы от 8 до 15 лет, второй – до 13 лет с конфискацией имущества.
«Морально-этический облик данной гражданки оставляет желать лучшего. Она не работала, к тому же привлекалась к административной ответственности за занятия проституцией. То есть можно говорить о том, что женщина вела асоциальный, паразитический образ жизни», — рассказал Сергей Колтун, заместитель начальника Главного правления по наркоконтролю и противодействию торговли людьми МВД Беларуси.
Как ранее уже сообщалось, в Беларуси была ужесточена уголовная ответственность за половое сношение с несовершеннолетним – теперь за такие преступления предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет.
«Помимо этого нами совместно с парламентариями сейчас прорабатывается внесение поправок в Уголовный кодекс, предусматривающие уголовную ответственность за хранение и коллекционирование детской порнографии. А также груминг – попытку наладить отношения с несовершеннолетним посредством интернета, чтобы в дальнейшем склонить его к дальнейшим сексуальным контактам», — отметил правоохранитель.
Всего за первое полугодие 2015 года сотрудники подразделения МВД по противодействию торговле людьми выявили 127 преступлений, связанных с сексуальным насилием в отношении детей, из которых 62 относятся к категории тяжких и особо тяжких. Также установлен 21 факт изготовления и распространения детской порнографии.

Я заметила у сына сексуальное влечение ко мне

Екатерина, добрый день.

Вашему сыну 16 лет, а значит у него в организме активно идет гормональная буря, и повышенный интерес к сексуальной сфере обусловлен в том числе ею. Эта ситуация носила бы здоровый характер, если бы он направлял своё внимание на ровесниц, подруг из своего окружения.

Вы пишете о том, что воспитываете сына одна — такая ситуация всегда является сильной психологической нагрузкой и на мать, и на ребенка, и имеет ряд особенностей. Не перепутались ли у вас в семье роли? По другим вопросам ведете ли вы себя с ним как с сыном или в чем-то по функциям он встал на место вашего супруга?

Ситуация, когда парень в его возрасте открыто проявляет сексуальное желание к матери, свидетельствует о серьезных проблемах в формировании сексуальности и психики. Чтобы вы правильно понимали — ситуация уже критическая.

Если, как вы пишете, «дойдет до секса»,— это может нанести непоправимую травму. Для него это высочайшая вероятность проблем в отношениях с девушками, проблем в создании семьи, задержки в развитии личности. Вам обоим это грозит всепоглощающим чувством вины за непоправимый поступок.

В ваших силах этого не допустить. Осознавайте, что вы управляете этим процессом больше, чем он, так как он движем во многом физиологическими импульсами. Он не может сейчас просчитать последствия данной ситуации, а вы можете. Поэтому и ответственность за произошедшее будет в большей степени лежать на вас.

Осознавайте, что если между вами произойдет сексуальный контакт — фактически, он перестанет быть вашим сыном, а вы — его матерью. Нормальные отношения будет поддерживать невозможно.

Этого можно избежать, если вы составите с сыном разговор о недопустимости никакого сексуального взаимодействия, обозначите свою позицию твердым отказом. Однозначно следует очно обратиться к психологу, и вам, и ему.

Я рекомендую вам максимально дистанцироваться на некоторое время, возможно уехать куда-то одной или отправить его (например, в спортивный лагерь, к ровесникам). Это важно, чтобы остановить развитие этой ситуации, чтобы и вы, и ребенок избежали дальнейших серьезных травм и проблем.

Анна Зубкова, специалист

Мамы и дети трахаются, видео

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *