Леонид Быков жена

Родился Леонид Федорович в селе Знаменское в Донецкой области, но спустя немного времени семья переехала в Краматорск. Отец будущей знаменитости был обычным рабочим металлургического завода.

Мальчишка рос бойким и любопытным. Выступать перед родными, соседями, да и просто зеваками с улицы стало его страстью. Вместе с другими ребятами из того же двора они создали импровизированный театр, для выступлений которого еще совсем юный Быков сам писал сценарии.

Дети подходили к своим постановкам очень вдумчиво. Все вместе мастерили костюмы и декорации, выкладывались во время выступлений. Позднее многие из этой компании — в том числе и Быков, попадут в театральную студию местного ДК.

Когда Леониду Федоровичу было 12, началась война. Актер отлично помнил, как его отец с врожденным пороком сердца переживал, что его с такой болезнью не берут на фронт. Быкову тоже хотелось внести свою лепту, но он для войны был слишком мал.

Жителей Краматорска эвакуировали в Барнаул. Там в их театральной студии стало появляться все больше военных спектаклей. Облачаясь в форму, юноша стал грезить о карьере военного летчика.

Школу заканчивал в последний год войны. В начале мая прогремели победные салюты, а через месяц начинались вступительные экзамены. Юноша отправился исполнять мечту — поступать в Барнаульское летное училище, но экзамены провалил.

Он не отчаялся. Оказавшись после войны в Ленинграде, подал документы в летное училище уже в этом городе и даже сдал все положенные экзамены. Что случилось позже доподлинно неизвестно. Сохранились архивы, в которых сам актер рассказывает, что из вуза его попросили, сославшись на маленький рост. Но есть данные и о том, что училище просто расформировали — война-то закончилась.

Актер

Где вы рыцари (1971)

Вернувшись на Украину, он подал документы в Киевский театральный, но снова потерпел неудачу. Отчаявшегося юношу успокоила сестра. Именно она напомнила Леониду Федоровичу, что театральный есть и в Харькове. Туда Быков поступил без проблем.

Окончив, яркий актер остается в Харькове и девять лет преданно служит в Харьковском академическом украинском театре имени Шевченко. Актер становится признанным мастером комедии. В спектакли он входит так органично, что имя Быков начинает звучать на всю Украину.

Первую небольшую кинороль он сыграл в киноленте «Судьба Марины», следующей работой стала «Укротительница тигров», и уже третья комедия прославила его на весь Советский Союз. Над «Максимом Перепелицей» до сих пор смеются все новые поколения, цитируют бойкие фразочки из ленты, вспоминают комичный образ, созданный Леонидом Федоровичем на экране.

Далее следовали патриотичные «Добровольцы» и романтическая «Алешкина любовь». После удачных актерских работ Быков начинает задумываться о реализации в качестве режиссера. Удается ему и это — в середине 60-х режиссерский дебют Леонида Федоровича «Зайчик» получает самые хвалебные отзывы критиков.

Киев

Добровольцы (1958)

Однако по‑настоящему звездными для него стали 70-е. Тогда вышла легенда советского кинематографа «В бой идут одни старики», где Быков снова выступил и как режиссер, и как актер. Кинофильм стал настоящим прорывом, а звучавшая в нем «Смуглянка» — одним из символов военной доблести и великой победы.

До того, как снять свой знаменитый шедевр, Быков поменял место работы. Уехавший с десяток лет назад из родной Украины в Ленинград, теперь он решил откликнуться на приглашение киевской киностудии имени Довженко. Однако там его не встретили тепло.

С руководством и новыми коллегами у актера и режиссера не завязалось хороших отношений. Во многом такое положение дел складывалось из-за быковского прямого характера и неумения держать камень за пазухой. Он без страха выходил на сцену и говорил все, что думает — о министрах, не справляющихся со своей задачей, о непрофессиональном коллективе, да много о чем.

Признание в Киеве у него появилось лишь после высокой оценки, которую получили «старики». Но теплые отношения продлились недолго. Скоро тяжелая обстановка на профессиональной арене довела всегда оптимистичного актера сначала до глубокой депрессии, а потом до первого инфаркта.

Он снялся в 22 фильмах, пять — снял сам в качестве режиссера. Кинокритики отмечают, что практически все работы Быкова вошли в золотой фонд советского кинематографа.

Семья

Зайчик (1964)

О своей личной жизни и актер, и его дети отзываются только восторженно: Быкову действительно посчастливилось встретить свою настоящую любовь. Все окружение актера отмечает, что настолько теплых и трепетных отношений, какие были у Леонида Федоровича с его Тамарой они не встречали.

Будущую актрису Тамару Кравченко он встретил еще в Харькове, в театральном. Она была необыкновенно красива и одарена. После выпускного Харьковский театр оперетты пригласил ее в свою труппу, но она держалась за мужа и понимала, что быть женой гения — значит отдавать ему все силы и время. И выбрала роль жены.

Женщина всегда и во всем поддерживала супруга, родила ему двух детей — Леся (по паспорту Александр) и Марьяну. В семье царила идиллия, пока актер был жив, а после его смерти любимая Тамара и дети столкнулись с бесконечной чередой горестей. За архивами знаменитого актера охотились бандиты, семье угрожали. Кроме всего прочего, переезжая на новое место и разменивая квартиру, Тамара наткнулась на мошенников и осталась в итоге ни с чем.

Выйти из страшной череды неприятностей получилось только к 90-м годам. Тогда сын Быкова эмигрировал в Канаду, а у жены и дочери, наконец, более-менее наладились дела.

Мистика

Судьба Марины (1953)

В последние годы перед гибелью Быков переживал тяжелую депрессию. Он перенес три инфаркта, замкнулся в себе, отказывался от ролей. Он и сам признавался, что как будто бы потерял себя и не видит смысла жизни.

Когда актер восстанавливался после очередного инфаркта в санатории, его приехала навестить ассистентка. Девушке Леонид Федорович отдал странный конверт, неопределенно сказав: «Отдашь его когда-нибудь адресатам». Адресатами были Иван Миколайчук и Николай Мащенко, коллеги и приятели Леонида Быкова по киностудии имени Довженко.

Конверт пролежал в ящике стола ассистентки три года. Вернувшись от Быкова, она сунула его туда, чтобы потом отдать кому положено и забыла. И наткнулась случайно только в 1979 году. Схватив письмо, отправилась искать адресатов и тут же встретила в коридоре Миколайчука. В конверте оказалось завещание.

«Никаких оркестров, Дома кино и надгробных речей, а то я встану и уйду — получится конфуз. Пусть кто-то один скажет слово «прощай», и все. Не надо цирка, называемого почестями. После этого «дерболызните» кто сколько может. А потом пусть 2-я эскадрилья врежет «Смуглянку» от начала и до конца… вы заметили, что режиссер я не по диплому, а по призванию? Даже свои похороны режиссирую. Во даю. Спасибо и пока…»

Миколайчук читал эти слова при живом Быкове и не знал, что через три дня получит извещение о смерти друга и сам сляжет с сердечным приступом. Никто из близкого круга актера до сих пор не может объяснить, как конверт, пролежавший в ящике три года, был вскрыт за три дня до смерти актера.

Смуглянка

Укротительница тигров (1954)

Погожим апрельским днем он ехал на своей «Волге» с дачи и вдруг ни с того ни с сего вылетел на встречку на трассе Киев-Минск и врезался в асфальтоукладочный каток. Смерть наступила мгновенно.

Разумеется, о гибели великого актера, которому четыре месяца назад только исполнилось 50, сразу заговорили. Кто-то называл это самоубийством от отчаяния, другие говорили о повторном инфаркте, третьи обвиняли в случившемся водителя катка. Парень, к слову, тогда чуть не отправился за решетку, но его невиновность удалось доказать.Для разбирательств привлекли самых именитых экспертов. Место происшествия, все данные анализировали врачи, гонщики, судмедэксперты. Согласно их заключениям — это не был инфаркт. При таком недуге, актер не смог бы настойчиво держать ногу на тормозе.

По той же причине это едва ли бы самоубийство: Быков отчаянно пытался уйти от столкновения, тормозил и выруливал. Экспертная комиссия в конце концов пришла к выводу, что он просто совершил оплошность — выехал на полосу встречного движения на высокой скорости.

Хоронили артиста, как он и завещал: под «Смуглянку» и без пафосных слов.

Большой фитиль (киноальманах) (1963)

ДОЧЬ ЛЕОНИДА БЫКОВА МАРЬЯНА: ВОСПОМИНАНИЯ.

11 апреля 1979 года Леонид Быков возвращался на своей «Волге» с дачи под Киевом, когда перед ним вдруг возник трактор. Леонид Федорович пошел на обгон, но в это время по встречной двигался грузовик…

Мне говорили: «Отдашь архивы — будешь жить»

Без малого четверть века прошло после той автокатастрофы. Артиста и режиссера Леонида Быкова не забыли. Самую известную его картину «В бой идут одни старики» часто крутят по ТВ, о нем самом снимают фильмы и пишут книги, а в разных городах Украины устанавливают памятники и мемориальные доски: «Здесь жил… учился…» О нем рассказывают те, с кем он работал, общался. И только близкие Леонида Федоровича — его вдова Тамара Константиновна, дочь Марьяна и сын Олесь всем интервью предпочитают молчаливую память о муже и отце.

— Большая часть публикаций в прессе — вымысел псевдодрузей и нынешних биографов папы, — сказала мне Марьяна. — О моей маме пишут, что она шизофреничка, родившая меня и брата в период обострения болезни. И что бы мы сейчас ни рассказывали, нас уже слушать не будут; нельзя ведь верить тому, что говорят шизофреники. Гораздо интереснее прочитать, что семья не любила Быкова, чем то, что он всю жизнь обожал жену и детей.
Нам не прощают, что мы не отдали в чужие руки архивы, что не рассказываем, как он жил.

— Много лет назад на Украине был снят фильм о Леониде Быкове «…Которого любили все». Судя по вашим словам — не все?

— И да, и нет. Простые люди до сих пор его любят и помнят. И я им за это очень благодарна. Но есть и другая «любовь». Так называемых друзей. Которые поняли, что имя Быкова открывает всякие двери, что на нем можно спекулировать, превратив в разменную монету, и что это хорошо оплачивается… А мы, свидетели, мешаем им зарабатывать.

— А настоящие друзья у Леонида Федоровича остались?

— Остались. Как и мы, они молчат. Поступают так, как распорядился папа. Он был необыкновенно прозорливым человеком и знал, что будет после его смерти…

— Вы имеете в виду завещание, которое он оставил друзьям Николаю Машеико и Ивану Миколайчуку?

— Нет-нет. Это письмо мы так и не видели, только слышали о нем много. Да и с ним всё не так, как пишут. Вы, наверное, заметили, что дают интервью одни и те же люди, представляя все в выгодном для них свете?.. Как человек, перенесший три инфаркта, папа понимал, что ему осталось немного. Но не стал собирать всю семью, чтобы отдать распоряжение, как нам жить дальше. Он сделал это в своем стиле — на маленьком листочке, который назвал «А если это конец…» Мы нашли его уже после папиной гибели. И о многих вещах он нас предупредил. К слову, за четыре месяца до смерти папе исполнилось 50 лет, но он отказался от празднования юбилея и в Союзе кинематографистов, и на Студии им. Довженко.

— Из скромности?

— Не только. Это была величайшая боль и обида на тех, из-за кого он не мог работать… Так вот, представьте себе, что перед юбилеем папа вдруг заявил, что ему не нужна генеральная репетиция его похорон, и уехал из Киева. На последнем дне рождения были только мы и настоящие друзья — те, кто хранит папины архивы. Я не могу их назвать. Не хочу подвергать людей опасности. Достаточно того, что я сама пережила — несколько нападений, вплоть до попытки убийства, порванные связки. Нашу квартиру дважды вскрывали. Мне говорили: «Отдашь архивы — будешь жить». Просили продать, сулили хорошие деньги. Я сказала, что не торгую памятью отца.
Каждый день я молю Бога о здоровье мамы, семьи брата и супругов Склянских — наших старых ленинградских друзей. Благодаря Якову Ильичу и Берте Моисеевне мы живы. Они спасли нас в тот момент, когда буквально стоял вопрос: подохнем мы с мамой или нет. Такое было отчаяние — хоть кончай с собой…

— Это сразу после гибели отца?

— Да. Тогда многие люди, окружавшие его при жизни, раскрылись. Играть уже смысла не имело. Папы не стало, и мы узнали цену всем дружбам и клятвам. Нас предупреждали, что после его смерти вокруг нас будет выжженная пустыня. Так и случилось. Казалось, все рухнуло… И в этот момент пришло письмо из Лос-Анджелеса. Склянские давно уехали туда из Ленинграда, с ними не поддерживалось практически никакой связи. Но в их письме было столько любви и тепла, что мы просто воспрянули духом. ‘Эти листочки уже выцвели, пожелтели, но до сих пор заряжают нас добром, которого мы не получили от людей, находившихся формально и географически гораздо ближе.

Третий год мы с мамой живём в общежитии

— Марьяна, вы работаете редактором на Киевской киностудии. А как сложилась судьба вашего брата Олеся?

— Он давным-давно сбежал из Киева. Это долгая история… Его упрятали в сумасшедший дом, поставив диагноз шизофрения. Потом выяснилось, что врачи ошиблись, а исправить документы уже нельзя — нет такого закона. Десять лет жизни брата ушло на то, чтобы его сняли с учета. Но возможности прокормить семью и троих детей в Киеве не нашлось, и в 1991 году Олеся как политического беженца приняла Канада. Теперь он гражданин этой страны, жена и уже четверо ребятишек с ним. Работает… Мама моя уже старушка, на пенсии. Третий год, с октября 2000-го, мы живем с ней в общежитии.

— Как это случилось?

— Пишут, что через неделю после гибели Быкова семья продала квартиру. О какой продаже недвижимости могла идти речь в советское время?.. Прошло пять лет, прежде чем мы решились на размен. К тому времени я вышла замуж, брат женился, у него уже родился второй ребенок. В результате он переехал в однокомнатную в центре Киева, нам с мамой досталась двухкомнатная. Но вскоре мы обменяли её сначала на квартиру в Тульской области, где прожили 8 лет, а позже — на Харьков. Это моя родина, там учились и познакомились родители… Возвращаться в Киев не было никакого желания. А для того, чтобы помнить и любить папу, нам не нужны ни торжества, ни фонды, ни памятные знаки на месте гибели — этакое пиршество на крови. Живя в Харькове, мы часто бывали на его могиле, и об этом никто не знал.

— Но почему вы уехали из Киева?

— Очень тяжело жить во лжи. Первые годы о папе боялись вспоминать, потом на его имени стали делать бизнес. Организовывались фестивали, создавались концертные бригады. Люди ездили по стране и рассказывали небылицы. А мы знали цену этим людям и не могли смотреть им в глаза и слушать то, что они говорят…
Но в 1997 году меня разыскал гендиректор Студии им. Довженко Николай Машенко и пригласил поработать в его новой картине. Говорил, ситуация изменилась, тех людей уже нет и у меня начнется жизнь с чистого листа. Я долго сомневалась, но, даже приняв решение вернуться, какое-то время жила на две семьи и только в 2000-м перевезла маму. Квартирами мы с братом поменялись, и его однокомнатная в центре Киева перешла мне.
Продав её, мы с мамой купили двухкомнатную на Выселках; оказалось — купили у мошенников, и остались без жилья и без денег. На месяц нас поселили в общежитии киностудии, и вот уже третий год мы живем здесь. И третий год я борюсь за то, чтобы нам вернули деньги или квартиру… Хотя кого интересует эта лирика? Ведь люди, читающие газеты, уже знают, что Быковы квартиру продали и все деньги пропили… Это лично вам я могу сказать, что, когда не было средств ни на суды, ни на операцию и лечение мамы, ни на жизнь, нам пришлось с разрешения Олеся фактически заложить его квартиру. Теперь у нас вообще нет никакого жилья. И возвращаться ему некуда.

Не ногу утверждать, что автокатастрофа была подстроена

— Простите, Марьяна, а почему до сих пор муссируется тема о самоубийстве Леонида Федоровича? Ведь было следствие…

— Проще сказать, что Быков покончил с собой, чем объяснять, как трудно он жил, почему у него к 50 годам было 3 инфаркта. Папу ведь не приняли сразу, с первого же дня приезда в Киев. Он так и ушел из жизни, не поняв, зачем его сорвали из Ленинграда и пригласили сюда, если он был здесь не нужен… По медицинским заключениям смерть наступила в результате травм, не совместимых с жизнью.

— Просто автокатастрофа?

— Не просто.

— Была подстроена?

— Я не могу этого утверждать. Не буду спорить с официальными заключениями. У меня есть своя точка зрения. Но я не хочу, чтобы вы об этом писали.

— Это правда, что вы настояли на том, чтобы из названия благотворительного фонда, созданного посте смерти Леонида Быкова, убрали его имя?

— С самого начала мама, как наследница, категорически возражала против любого использования имени папы. Да он и сам был бы против такой «памяти». Но меня убедили, что все будет делаться чистыми руками, и я поставила свою подпись. Организаторы обещали поговорить с мамой — должно было быть ее разрешение. Однако маму проигнорировали, и фонд был зарегистрирован на основании только моей подписи, которая, я так понимаю, не имела юридической силы. А вскоре у мамы появились сомнения в честности этих людей, и мама с братом обратились в Минюст с просьбой снять имя Быкова из названия. Было большое противостояние, но мы добились своего.

— Вам сейчас трудно жить с фамилией Быкова?

— Нам всегда с ней было трудно, но особенно тяжело бывает дважды в год — в декабре, в день рождения папы, и в апреле, в день его смерти…
Папа был необычайно терпеливым, сдержанным и наивным. Очень доверял людям. А если убеждался, что человек поступает по отношению к нему недостойно, вычеркивал его из своей жизни. При этом он мог, не подавая вида, вежливо здороваться с этими людьми. И лишь одну женщину за полтора года до гибели просто перестал замечать. Это его редактор Эмилия Косничук, которая теперь рассказывает сказки про то, как за три дня до смерти Быкова случайно обнаружила в своем столе письмо-завещание…
Слухов вокруг нас до сих пор много. Можно подать в суд и назвать подлеца подлецом. Но всякий раз, когда я порываюсь защитить честь и достоинство семьи, брат говорит: «Не лезь в эту грязь. Сегодня докажешь, что моешь шею, а завтра напишут, что ты не чистишь зубы. И что, всю жизнь будешь полоскаться?» Мама добавляет: «Не унижай ни нас, ни папу этими выяснениями». И я понимаю, что они правы.

Татьяна Петрова.

Совершенно секретно.
9 апреля 2003

Леонид Быков, жена

Один из самых любимых советских актёров, Народный артист Украинской ССР и Заслуженный артист РСФСР, легендарный Леонид Быков, чьим именем названа малая планета, помимо всех своих удивительных дарований, обладал талантом располагать к себе людей. По жизни он был мягким и застенчивым человеком, переносящим неприятности «в себе» и очень редко «взрывался», сдерживаясь от резких выпадов. Его все любили, несмотря на давление «высших инстанций», часто недовольных принципиальностью и «непохожестью» выдающегося актёра и режиссёра. Сведения о жене Леонида Быкова – Тамаре Кравченко очень противоречивы.

Они познакомились в Харьковском театральном институте и Быков сразу же влюбился в красавицу с тонким музыкальным слухом и певческим дталантом. После окончания ВУЗа Тамаре предложили работу в Харьковской оперетте, но она, по свидетельству родных, выбрала путь семейной женщины — Жены. Однако некоторые знакомые семьи утверждают, что у Кравченко обнаружилось психическое заболевание: вялотекущая шизофрения, которая сделала её работу в театре невозможной.

Основной противницей этой версии оказалась дочь Быкова, Марьяна, отвергающая такие слухи и утверждающая, что её родители являли собой пример беззаветной любви и постоянной заботы и внимания друг к другу. Она рассказывала, что после выпуска каждого отцовского фильма, мать брала билет и в одиночку отправлялась на первый сеанс. Быков в это время, с волнением ожидал возвращения жены и её оценки.

Не комментируя причины, заставлявшие мать сидеть без работы, Марьяна упорно протестовала и против высказываний о том, что они с братом Лесем унаследовали материнский недуг, из-за которого у юноши была масса проблем с армейской службой, а потом – правоохранительными органами и решать их пришлось его пребыванием в лечебнице для душевнобольных. Позже, когда Лесь нелегально покинул страну, он, по словам сестры, освобождён от негативного диагноза с помощью иностранных специалистов.

Марьяна ничего не говорила о бытовых условиях их семейной жизни, а знакомые утверждали, что в их квартире всегда царили бедность и беспорядок и актёр часто голодал и годами носил одну и ту же куртку, потому, что все заработанные деньги тратил на лечение жены и недоразумения с сыном. Трудно добраться до истины в споре, где каждая сторона отметает доводы противника, не пытаясь их объяснить.

Непонятен смысл действий семьи Быкова после его гибели. Дочь, закрыв мать дома, отправляется за телом отца, а после похорон они обе уезжают из Киева, чтобы поселиться в Подмосковье и прожить там без работы и друзей почти 12 лет. Возможно, это – реакция на убеждение, что актёр действительно стал жертвой расправы КГБ. Такое бывало, как бывало и множество сенсационных «новостей» о зверстве силовых структур в 90-х годах ХХ века, когда начались «воспоминания о Быкове».

В завещании Леонида Фёдоровича, написанном за 3 года до смерти, есть слова: «Тома, моя жена, к сожалению, инвалид: работать она не сможет. Да она долго без меня и не задержится, будет догонять, так как мы красиво прожили с ней жизнь…» Жена Леонида Быкова пережила его на 31 год и умерла в 2010 году.

Дочь легендарного актера Леонида Быкова пытались убить

К пятидесяти годам он сыграл двадцать две роли, снял три фильма, перенес три инфаркта и завоевал сердца миллионов. Однако немногие знают, что в его собственном сердце постоянно жила боль. Его личная жизнь и трагическая смерть до сих пор окутаны тайнами и слухами.

Насмотревшись фильмов о летчиках, Лёня Быков с детства бредил небом. Сразу после войны он поехал в Ленинград и поступил в летную спецшколу. А когда через месяц его отчислили из-за маленького роста – 163 см, решил податься в актеры. Вступительные экзамены в Киеве Леонид с треском провалил, зато через год успешно прошел в Харьковский театральный институт. Там он познакомился с 17-летней Тамарой Кравченко из Белгорода, которая через шесть лет стала его женой и родила ему сына и дочку.

После института Быков стал актером Харьковского театра им. Т. Г. Шевченко, где талантливого парня быстро заметили и пригласили играть в кино – сперва в эпизоды, а затем и на главные роли. Фильмы «Укротительница тигров», «Максим Перепелица» и «Алешкина любовь» сделали Быкова известным.

Вскоре его пригласили на «Ленфильм», где он снял свою первую режиссерскую работу – кинокомедию «Зайчик», а на гонорар купил гараж и «Волгу», которую ласково называл Тяпа. Однако потом на «Ленфильме» у Быкова начался застой. «Уже почти год не снимаюсь, – писал он другу. – Отказался от девяти сценариев. Не хочу участвовать в лживых и антихудожественных вещах. Конечно, так долго не протянешь. Все чаще думаю, что надо возвращаться домой».

В 1966-м Быков переехал в Киев, куда его уже давно зазывали. На киностудии им. Довженко он хотел воплотить свою давнюю мечту – снять фильм о военных летчиках. Но снимать «В бой идут одни «старики» ему долго не разрешали – недостаточно героический. И вообще, в Киеве режиссера встретили весьма прохладно: дескать, нам и своих гениев девать некуда! Быков тяжело переживал такое отношение и никак не мог понять, зачем его вытащили из Ленинграда, если он тут никому не нужен…

Фильм про поющую эскадрилью Быков все же снял. Он вышел на экраны в начале 1974-го и в пику чинушам за год собрал в Союзе более 40 миллионов зрителей, а «Смуглянка» стала чуть ли не гимном советских летчиков. Через год Быков начал снимать «Аты-баты, шли солдаты». Но поскольку получить для съемок солдат и военную технику оказалось непросто, он поехал в Москву на прием к министру обороны маршалу Гречко. У них состоялся долгий и тяжелый разговор, после которого по возвращении домой у режиссера случился инфаркт.

– Папа никогда не носил камень за пазухой или фигу в кармане, – рассказала дочь режиссера Марьяна Быкова. – Он мог посоветовать министру, который не умеет управлять, уйти на пенсию. Мог отказаться от банкета с очень важной особой и пойти в это время, скажем, на рыбалку.

Рыбалка действительно была слабостью Быкова. Чтобы хоть как-то отвлечься от суеты, он всегда брал удочки и отправлялся рыбачить.

– Это моя единственная отдушина, – говаривал Маэстро, – я настолько там успокаиваюсь, что забываю про все проблемы. Если бы не рыбалка, меня бы, наверное, уже давно не было…

Однажды апрельским вечером Леонид Федорович возвращался в Киев с дачи в Страхолесье, куда как раз ездил порыбачить. На скорости 90 км/ч, обгоняя ползущий впереди трактор с прицепом, его «Волга» вылетела на встречную полосу и врезалась в грузовик. Быков изо всех сил жал на тормоз, но столкновения избежать не удалось. «Волга» разбилась в лепешку, а самого актера при ударе выбросило из машины. Он погиб мгновенно: ремень безопасности разрезал ребра и почти все внутренние органы.

– Вечером нам позвонили, сказали, что он погиб и «забирайте свой труп», – вспоминает дочь Марьяна. – Не сказали только, куда ехать. Я маму закрыла дома и поехала искать отца. Так закончилось детство и началась жизнь без него…

Это случилось 11 апреля 1979 года на 47-м километре трассы Киев – Минск. По какому-то мистическому совпадению 34 года назад, тоже 11 апреля и тоже на 47-м километре шоссе Прага – Братислава погиб друг детства Быкова летчик Виктор Щедронов, бывший прототипом Смуглянки. Такое мистическое сходство даты и места гибели закадычных друзей многие сочли неслучайным, упорно пытаясь выяснить, что же на самом деле случилось с Маэстро: убийство, самоубийство, инфаркт или просто нелепая случайность?

Увы, вразумительного ответа нет до сих пор. Следствие установило, что у водителя грузовика не было шансов избежать столкновения, но почему сам актер не ушел от смертельного тарана, имея такую возможность? Не захотел? Не смог? При этом тормозной путь в 22 метра доказывает, что Быков не шел на столкновение умышленно, а до последнего боролся за жизнь. Не очень верится в версию самоубийства еще и потому, что в 1979 году режиссер был на пике творчества, работал над новой философской комедией…

В день похорон Быкова на киевском Байковом кладбище стояла тихая и солнечная погода. Народу собралось совсем немного, ведь все произошло так внезапно. Это уже потом люди стали массово приходить на могилу.

– С нами никто не советовался по поводу памятника, – призналась Марьяна Быкова. – Папа вообще не любил пафосных мемориалов и мраморных бюстов. Говорил, что хочет лежать на простом сельском погосте, чтобы только холмик, крест и трава. Конечно, нас и слушать не стали.

Хоронили режиссера по его же собственному сценарию, прописанному в завещании: «Никаких оркестров, Дома кино и надгробных речей, а то я встану и уйду – получится конфуз, – писал Маэстро. – Пусть кто-то один скажет слово «прощай», и всё. Не надо цирка, называемого почестями. После этого дербалызните кто сколько может. А потом пусть 2-я эскадрилья врежет «Смуглянку»… Во даю. Даже свои похороны режиссирую. Спасибо и пока».

К слову, когда за четыре месяца до гибели Быкову исполнилось 50 лет, он наотрез отказался праздновать юбилей в Союзе кинематографистов и на студии им. Довженко. Сказал, что ему не нужна генеральная репетиция его похорон, и уехал из Киева. А на следующий день получил открытку в похоронной рамке с пожеланием долгих лет жизни.

Так писал Быков про сына Олеся в своем прощальном письме-завещании. Обращаясь к друзьям, он просил:

«Помогите ему поверить в людей, ведь на него обрушилось столько горя, что хватило бы на целый народ. И это моя вина…»

Злоключения Олеся начались во время службы в армии. Как-то он повздорил с командованием части, а через пару дней во время ночного дежурства его избили и отправили в психушку. Там ему два месяца кололи разные препараты, а потом комиссовали с диагнозом шизофрения.

Устроиться на работу с такой записью оказалось практически невозможно. Олесь обошел 44 организации, где нуждались в рабочих, но его не взяли ни ночным сторожем, ни даже грузчиком. Тогда Быков на свой страх и риск зачислил сына к себе ассистентом на съемки «Аты-баты…», поручив монтажеру приглядывать за ним. Однако Олесь не оправдал доверия – он регулярно закатывал на площадке жуткие истерики, так и не выполнив толком ни одного поручения.

Потом парень вообще связался с криминалом и вляпался в серьезную передрягу. Он стоял на шухере, ожидая приятелей в папиной белой «Волге», покуда те обносили ювелирный магазин. Узнав, что сын арестован, Леонид Федорович немедленно отправился по инстанциям хлопотать за оболтуса. Нетрудно представить, что при этом чувствовал гордый Быков, который никогда не разменивал на подачки свое доброе имя. Отмазать парня в итоге помог тогдашний министр культуры Бесклубенко. Вместо тюрьмы Олеся на год упекли в Павловку – киевскую психушку, а Быков надолго слег с вторым инфарктом. Через некоторое время, когда ему предложили возглавить Союз кинематографистов, он отказался со словами: «Не имею права как гражданин. Не смог правильно воспитать детей»…

После смерти отца Олесь долго, но тщетно пытался сбросить с себя клеймо сумасшедшего и найти нормальную работу. Добрые друзья помогли – добыли где-то поддельные документы. «Благодаря им я целый год мог работать – качался на волнах Охотского и Берингова морей, добывая для родины красную икру», – писал Олесь в одном из писем. Тем временем у его семьи в Киеве возникли проблемы, и пришлось срочно вернуться домой. Опять начались безработица и жуткая безнадега. В 1989-м Олесь поехал в Москву просить разрешения эмигрировать, а получив отказ, от отчаяния вышел к гостинице «Москва» с плакатом «Коммунисты, я не хочу с вами жить!» Его мигом скрутили и выдворили обратно в Киев.

Лишь в 1991 году Олесю всеми правдами и неправдами удалось вырваться за границу. Сначала в Австрию, где независимые психиатры признали его абсолютно здоровым, а затем и в Канаду, где он получил статус политического беженца. Там сын известного режиссера живет и сейчас с женой и четырьмя сыновьями.

Хотя Леонид Быков по жизни был очень ранимым, страдания свои на люди старался не выносить. Он никогда и ни с кем не обсуждал свою семейную жизнь, потому она обрастала самыми разными слухами и сплетнями.

К примеру, поговаривали, что театральной карьере жены Быкова Тамары в свое время помешала сильно прогрессирующая душевная болезнь, которая потом передалась и сыну Олесю. Очевидцы утверждали, что атмосфера в доме Быковых всегда была угнетающей – старая обшарпанная мебель, на кухне гора немытой посуды, повсюду грязь и огромный слой пыли на подоконниках. Все деньги, заработанные режиссером, сперва уходили на лечение жены, а потом на выкуп сына из милицейских застенков.

По словам дочери режиссера Марьяны, это лишь бредни псевдодрузей отца, которые после его гибели показали свое истинное лицо.

– Папа был необычайно терпеливым, сдержанным и наивным, очень доверял людям, – вспоминает Марьяна. – А если убеждался, что человек поступает по отношению к нему недостойно, просто вычеркивал его из своей жизни.

Еще при жизни отца нам обещали устроить «выжженную пустыню», и мы ее испытали в полной мере.
После смерти Быкова Марьяне с матерью восемь лет пришлось скитаться по России. Затем они перебрались в Харьков. В 1997 году Марьяна получила должность редактора на киностудии им. Довженко и место в общежитии, куда вскоре перевезла мать. Осенью 2010 года Тамара Константиновна умерла.

– Нам с мамой никак не могли простить, что не отдали в чужие руки архив отца, а вывезли его за пределы Украины, – говорит Марьяна. – Причем успели вовремя: дважды нашу квартиру взламывали, а я лично пережила несколько нападений и даже попытку убийства. Мне говорили: «Отдашь архивы – будешь жить», просили продать, сулили хорошие деньги. Но я сказала, что не торгую памятью отца…

При этом коллеги Быкова с киностудии им. Довженко до сих пор с упреком вспоминают один странный поступок Марьяны.

– На 47-м километре шоссе, где погиб Леонид, его коллеги и друзья установили скромный памятник в виде крыла самолета и мемориальной доски, – рассказывает редактор киностудии Эмилия Косничук. – Лет двадцать простоял этот памятник. А однажды Марьяна увидела там то ли окурок, то ли бутылку, приехала к тогдашнему директору киностудии Николаю Мащенко и потребовала памятник убрать. На рассвете она и шесть рабочих поехали, разгромили монумент и вырвали куст калины, росший рядом. Летчики, прознав об этом, сразу же скинулись на новый памятник, но, когда на заводе узнали, что это для Быкова, отказались брать деньги. А люди из соседних деревень принесли больше ста кустов калины.

Эмилия Косничук, редактор к/с им. Довженко:

К нему все относились с обожанием. Леонид Федорович был очень скромным, одевался просто. Сам практически не пил, зато обожал угощать народ шампанским, говорить тосты, вспоминать что-то хорошее.

Несмотря на невысокий рост, у него была красивая фигура – мощная, твердая, но при этом легкая и изящная. От Быкова исходили такие сильные мужские флюиды, что все довженковские дамы были в него по уши влюблены. При этом они не строили планов по поводу Лёни, ведь он никогда не заводил никаких романов. Никто из нас даже представить не мог, чтобы Лёня хоть раз «сходил налево».

Дочь Марьяна Быкова:

– Прожив свою женскую жизнь и наблюдая многие семьи, я могу сказать, что большего счастья, большего понимания и более бережного отношения друг к другу, чем у моих родителей, я не встречала ни у кого.

Мария Кошевая

Леонид Быков и его бессменная муза: «…Мы красиво прожили с ней жизнь…»



Имя актёра и режиссёра Леонида Быкова до сих пор на слуху, хотя с момента его гибели прошло уже 40 лет. Он был талантливым актёром и не менее талантливым режиссёром, а без просмотра его фильма «В бой идут одни старики» трудно себе представить День Победы. Он был потрясающим человеком, а ещё удивительно заботливым мужем и отцом. Со своей единственной супругой Тамарой Константиновной он прожил до самого последнего дня.

Счастливый провал


Леонид Быков. / Фото: www.24smi.org

Известный актёр с детства страстно мечтал стать лётчиком и, находясь в эвакуации во время войны, даже предпринял попытку поступить в лётное училище, приписав себе пару лишних лет. Правда, обман быстро раскрылся и подростку в приёме отказали. Но он и не думал отступать: в 1945 он всё же поступил в Ленинградское лётное училище, но вскоре после победы его расформировали.
Леонид Быков испытывать судьбу больше не стал и решил поступать в театральный, тем более, что мечты о кино стояли у него на втором месте после неба. Однако стать студентом театрального у него тоже получилось не сразу. Поначалу он подал документы в театральный в Киеве, но приёмная комиссия всё же отказала пареньку, который мечтал играть Гамлета, но говорил с жутким южным акцентом.

Леонид Быков. / Фото: www.pinimg.com

Через год Быков решил снова попробовать свои силы, но в этот раз его выбор пал на Харьковский театральный институт. На прослушивании он вдохновенно читал монолог Гамлета и не понимал, почему вся приёмная комиссия едва не плачет от смеха. Но слушать серьёзное произведение, читаемое с характерным южнорусским акцентом, без улыбки было невозможно. Тем не менее в институт его приняли, решив, что из Быкова получится неплохой комедийный актёр.

Леонид Быков. / Фото: www.mtdata.ru

Время показало, что педагоги не ошиблись в своём решении, и уже на первом курсе Леонид стал лучшим студентом. Он успевал заниматься танцами и фехтованием, научился петь, а ещё ходил в горы с друзьями. Он писал сценарии для студенческих выступлений, мог рассмешить любую аудиторию, снискал славу души компании и пользовался успехом у представительниц прекрасного пола.

Сам же Леонид Быков влюбился едва ли не сразу после поступления. Тамара Кравченко училась с ним на одном курсе и понравилась будущему режиссёру.

Трудный выбор


Тамара Быкова. / Фото: www.alabanza.ru

Девушка тоже явно симпатизировала весёлому и открытому однокурснику. Тем более, что перед его обаянием устоять было просто невозможно. Молодые люди стали встречаться и вскоре зарегистрировали свои отношения.
Жили, как многие в те годы, сложно. Студенческое общежитие не позволяло им даже поселиться в одной комнате, а потому какое-то время супруги жили, как и прежде, порознь. Впрочем, даже после института далеко не сразу им удалось получить квартиру, они даже ночевали в гримёрке Харьковского театра, где служил сразу после института Леонид.

Леонид Быков. / Фото: www.kino-teatr.ru

Денег отчаянно не хватало, но они, юные и счастливые, даже не думали унывать: у них была впереди целая жизнь, которую они намеревались прожить счастливо. Правда, судьба решила испытать их на прочность в самом начале большого жизненного пути.

Леонид и Тамара Быковы с детьми. / Фото: www.teatre.com.ua

Когда Леонид был на гастролях, жену забрали в роддом. А потом раздался телефонный звонок, и врач поставил актёра перед нелёгким выбором: роды сложные, и спасти можно кого-то одного, либо жену, либо ребёнка. Быков выбрал супругу, без которой не представлял своей жизни. Тамару спасли, а вот дети в семье появились чуть позже, сын Александр и дочь Марьяна.

Счастье любит тишину


Леонид и Тамара Быковы с дочерью. / Фото: www.wellnesso.ru

Тамара тоже могла бы стать актрисой, однако она сделала свой выбор в пользу мужа и детей. Много позже, когда Быков станет уже известен, появятся слухи о том, что талантливый актёр вынужден мириться с психическим заболеванием супруги, а Тамара Константиновна вовсе не занимается домом и семьёй.
Дочь Марьяна категорически отрицает этот факт. Из её слов становится ясно: родители не представляли своей жизни друг без друга, даже дети всегда чувствовали нежную любовь, скрепившую когда-то студенческий брак родителей.

Леонид и Тамара Быковы с детьми и мамой режиссёра. / Фото: www.leonid-bykov.ru

Как только выходил в прокат очередной фильм Леонида Быкова, Тамара Константиновна брала себе один-единственный билет и шла в кино, чтобы ей никто не мешал и не портил впечатление от фильма. Муж с нетерпением ждал её дома и встречал вопросом: «Ну как?». Быков очень ценил мнение жены, часто советовался с ней, обсуждал спорные моменты своих будущих шедевров, касалось ли это его актёрской или же режиссёрской работы.

Не допел, не доиграл…


Леонид Быков. / Фото: www.domkino.tv

Леонида Быкова зрители очень любили, а вот высокое начальство постоянно вставляло палки в колёса. Ему не давали снимать кино, его самого редко утверждали на роли. Даже знаменитый фильм «В бой идут одни старики» хотели положить на полку из-за того, что министр культуры Украины счёл, что на войне так не могло быть. Спасло картину лишь вмешательство заместителя министра обороны, который после просмотра прямо спросил, кому могло прийти в голову запрещать фильм.

Леонид Быков. / Фото: www.ukrinform.com

Дома тоже было не всё гладко. Сыну во время службы в армии поставили диагноз «шизофрения», фактически отомстив за конфликт с комсоставом. После того, как сына комиссовали, Быков пытался диагноз снять, однако ему это не удалось, а Александр от отчаяния пустился во все тяжкие: связался с дурной компанией и даже был задержан при попытке ограбления магазина. Правда, пошёл он на это в расчёте на медицинское освидетельствование, которое бы дало заключение о его психическом здоровье. Закончилось всё ещё более печально: Александра Быкова ещё на год поместили в психиатрическую клинику.
Все эти проблемы никак не добавляли здоровья режиссёру, он перенёс три инфаркта. Но погибнуть ему было суждено не от болезни сердца, а в автомобильной катастрофе, случившейся 11 апреля 1979 года.

Леонид Быков. / Фото: www.ytimg.com

В письме, которое позже назовут завещанием актёра, Леонид Быков писал: «Тома, моя жена, к сожалению, инвалид: работать она не сможет. Да она долго без меня и не задержится, будет догонять, так как мы красиво прожили с ней жизнь…» Правда, Тамара Константиновна пережила мужа на 31 год, категорически отказываясь от всех интервью и участий в передачах. По словам дочери, она не хотела участвовать во всём этом лицемерном шоу, когда мужа притесняли во время жизни и стали воспевать лишь после того, как его не стало.


В 1974 году вышел на экраны фильм «В бой идут одни «старики». Он стал одним из самых кассовых в те годы и одним из самых любимых. Его смотрят и пересматривают до сих пор, наблюдая за судьбами отважных лётчиков. И сегодня мало кто знает, что фильм на экраны мог не попасть, а история любви узбекского летчика и русской девушки — не вымысел. И это далеко не все реальные факты и мистические совпадения, связанные с этим фильмом.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Леонид Быков жена

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *