Кто любит боль

Вопрос от Ольги

Как называется тот человек, который любит испытывать эмоциональную боль? Даже условия себе для этого может делать специально. Но не только испытывать боль, а еще и причинять ее людям(скорее близким, тем кому реально будет больно), потом жалеть их, утешать, просить прощения, все налаживать и так по кругу. И второй вариант нравится даже больше. Через неделю без такого становится очень скучно и приходится заново.
Как это назвать?

Ответ на вопрос

Здравствуйте, Ольга!

Человек, который любит испытывать эмоциональную боль, называется коротко и емко — мазохист. Однако, как правило, мазохисты имеют в структуре личности также черты садистического характера. Состояние может изменяться и такой человек из жертвы легко превращается в палача. Тип отношений, описанный в вашем письме, напоминает эмоциональный абъюз (насилие). Об этой проблеме написано в настоящее время множество книг и статей.

Если вопрос касается Вашего близкого человека, то единственное, что Вы можете сделать – это предложить ему посетить психотерапевта. Подобное поведение не поддается коррекции в условиях «бытовой кухонной психотерапии», нужна глубокая и долгая работа со специалистом. Полное эмоциональное включение в проблемы другого человека с таким поведением чревато эмоциональной зависимостью и «комплексом спасателя» (когда во что бы то ни стало, хочется решить проблему за близкого человека). Отмечу, что человек, находящийся в близких отношениях с эмоциональным абъюзером также нуждается в помощи психотерапевта.

Вариант второй: Вы спрашиваете про себя. И здесь рекомендация будет аналогична – долгая работа с психотерапевтом. Такое поведение напоминает американские горки: нарастание напряжения (вагончик несется вверх), выброс адреналина (максимальная высота, пик), раскаяние, сожаления (вагончик несется вниз). Затем все повторяется. Это напоминает зависимость от сильных и ярких эмоций, которые дарит конфликт. На фоне этих эмоций обычная близость кажется слишком пресной и спокойной. Сложился определенный сценарий, шаблон поведения, который довольно таки сложно изменить. Теперь, когда Вы знаете «как это называется», Вы (одна или со специалистом) можете подумать, как оказались в этой ситуации и что нужно предпринять, чтобы ее (ситуацию) изменить.

На вопрос отвечала Зинаида Минутина

Как называется человек который любит делать себе больно

В этой статье психолог Евгения Дворецкая отвечает на вопрос «Как называется человек который любит делать себе больно?».

Обращения родителей, связанные с тем, что сын или дочь специально причиняет себе боль, достаточно часто встречаются в практике. По данным компетентных современных исследований, 35 — 40% подростков хотя бы единожды наносят себе ощутимые, при этом не угрожающие жизни повреждения. Чаще всего это порезы бедер и предплечий – тех частей тела, которые, как правило, закрыты одеждой и не доступны взглядам окружающих. Реже – ожоги, нанесенные намеренно зажигалкой, свечой или сигаретой снова на бедра, предплечья или живот, чтобы не привлекать лишнего внимания. Бывает, до крови исцарапаны ногтями тыльные стороны ладоней и кончиков пальцев… Всё это шокирует родителей и вызывает желание избавить своего ребенка от боли, защитить. И чтобы сделать это, родителю важно понять, что происходит и почему он так сделал?

Самоповреждающее поведение имеет и еще один источник – неосознаваемое желание подростка сообщить остальным о своем внутреннем неблагополучии, позвать на помощь, заручиться поддержкой в решении болезненных внутренних вопросов. Нанося себе порезы и как бы случайно позволяя увидеть их родителям или близким взрослым, подросток показывает, что ему правда плохо и окружающим важно вмешаться и помочь ему.

Таким образом, намеренное причинение себе боли – сигнал о том, что подросток страдает и ищет помощи. Часто родителю бывает трудно помочь ребенку самостоятельно. Страх потерять его, глубокие переживания за сына или дочь, мешают родителю подобрать верные слова и понять почему подросток так делает, не дают убедить его в том, что любовь еще встретится, верные друзья найдутся и с внешностью все в порядке. Хорошо, что у родителя существует возможность справляться с такой сложной ситуацией не в одиночку, а в сотрудничестве с профессиональным психологом. Специалист может поддерживать родителя, помогать ему налаживать доверительные теплые отношения с подростком, приходить к пониманию в семье. Подростку сотрудничество с психологом позволяет развить в себе необходимые навыки и умения, обрести веру в себя и свои возможности, будущее. Это работает. Помните – любую ситуацию можно улучшить.

В продолжение темы — мое обращение к подросткам: «Если ты режешь себе руки: подростку от психолога»

В чем же причина?

В чем же причина?

Прежде всего, самоповреждение – это своеобразный (и весьма опасный) способ справляться с эмоциями, болезненными воспоминаниями, навязчивыми мыслями или жизненными неудачами. В этом случае физическая боль как бы отвлекает от душевных страданий. Сознательно или неосознанно человек переключается на это чувство физической боли: чувство одиночества, вины, ощущение тревоги притупляются. Этому, как ни странно, способствуют те же вещества, которые здоровому человеку приносят радость, – эндорфины. Выделяясь в организме человека, они не только способствуют эмоциональному подъему, но и уменьшают боль. Однако это замкнутый круг: после прекращения действия эндорфинов и затухания физической боли душевные раны вновь начинают кровоточить. Это и заставляет тех, кто подвержен селфхарму, наносить себе все новые и новые повреждения, а со временем это просто превращается в привычку.

Также ощущение физической боли позволяет человеку чувствовать, что он еще жив, если он испытывает депрессию, сильное моральное опустошение и одиночество.

Самоповреждение может быть вызвано чувством вины, как действительной, так и надуманной (и в самом деле, кто из нас не накручивал себя из-за, казалось бы, пустяков?). Человек наказывает сам себя, испытывая иллюзорное чувство контроля над ситуацией.

Еще одна причина – необходимость во внимании, стремление его привлечь. При этом человек по каким-то причинам не может выразить свои желания нормальным способом, то есть заявить, сказать о них или, в конце концов, потребовать. Либо же они остаются неуслышанными. Часто такой тип повреждений демонстративен: обычно порезы или иные раны скрывают, в этом случае их даже могут демонстрировать специально, что часто является поводом для шантажа.

Как это лечится?

Как это лечится?

Конечно, всегда надо искать и лечить ту самую внутреннюю причину, которая привела к столь плачевным последствиям. Что послужило причиной внутренней боли и чувству ненужности? До этого очень непросто докопаться самостоятельно, поэтому лучше всего обратиться к психологу или психотерапевту. Врач сможет наиболее точно не только диагностировать причину, но и подобрать именно ту терапию, которая лучше всего подойдет тому, кто столкнулся с подобной проблемой. Чаще всего в процессе лечения используют тот или иной метод психотерапии: психодинамическая терапия, диалектическая поведенческая, танцевально-двигательная, работа с травмой. Но пока истинная причина не устранена (а на это придется потратить немало времени), можно начать заменять самоповреждающие действия на менее травматичные. Например, носить на запястье тугую резинку: она может причинять боль, но не оставит шрамов. Также можно переключиться на другие действия, например, ходить к рефлексотерапевту на иглоукалывание.

Кому-то помогает боксерская груша в спортивном зале, на которую можно обрушить весь свой гнев или всю свою вину. Кто-то может рвать газеты или бумагу, представляя, что так он избавляется от навязчивых мыслей. Кстати, могут помочь и видеоигры — шутеры от первого лица. Испытывая опустошенность, можно вернуть себя к реальности с помощью холодного душа, острой пищи (но и здесь нужно быть аккуратным и беречь пищевод), ароматерапии. И уберите подальше предметы, которыми вы можете себя ранить: искушение и так велико, не стоит провоцировать его лишний раз.

Селфхарм – сложное явление, прежде всего потому, что многие скрывают это. Родные и близкие могут годами не знать, что такая проблема существует. И, к сожалению, подвержены этому и благополучные, успешные женщины. Поэтому если вы заметили у себя тягу к нанесению повреждений, задумайтесь, а лучше проконсультируйтесь со специалистом. Возможно, это всего лишь случайность, вызванная стрессом, но если это более серьезная проблема, то вы успеете помочь себе сами и не совершите ошибок.

Человека, который любит испытывать боль называют мазохист.Произошло это слово от имени писателя Захер-Мазоха,который первый описал данный тип человека и его пристрастия.По сути физическая боль не является самоцелью человека-мазохиста.

Ему нужно ощущать давление и власть,они любители подчиняться чужому натиску и воле,которые доставляют им эту боль психологически.В этот момент сами они являются образцом слабости и беспомощности, и вот это доставляет им эйфорию.

Такому человеку нравится быть униженным,оскорбленным.Мазохизм это ненормальное отклонение,которое требует психологического лечения.Он живет и наслаждается только болезненными переживаниями.И ищет повторения этого чувства вновь и вновь.

«Говорили, что я ничтожество и слабак». Истории людей, которые занимаются самоповреждением   

Виталий, 32 года, Владивосток

Примерно в пять лет мама отругала меня за слишком агрессивную игру. Суть ее была в том, что игрушечный кот пытал и расчленял игрушечную рыбу. Я очень разозлился, и эту злобу нужно было куда-то выпустить. Тогда я решил направить ее на самого себя и начал биться головой о стену. Казалось, если это сделать — станет легче.

Тогда я еще не до конца понимал, что делаю, состояние было похоже на аффект. В 12 или 13 лет я начал действовать более осознанно — стал резать руки лезвием. Однако у меня не было цели себя убить, хотелось только почувствовать боль.

Нет, я не мазохист и боль не люблю. Однако она помогает отвлечься от чувства вины, неудовлетворенности собой, позволяет не причинить вреда другим людям. Селф-харм — это перенаправление агрессии со значимых тебе людей на самого себя.

Когда у меня появляется ощущение того, что мир неправильный или что я сам неправильный, то возникает и желание причинить себе боль. Например, сегодня я не смог в срок выполнить запланированный объем работы. Из-за этого опять появилось желание себя порезать или затушить о себя сигарету. Это всегда кажется мне необходимым, правильным и конструктивным решением. Мне кажется, что мир сходит с ума, что это из-за меня, но я могу все остановить — надо только причинить себе вред.

После этого сразу наступает облегчение. Ментальные и психические страдания уходят на второй план, становится легче. Если все сделать правильно, то эмоции временно уйдут, а сам я стану более конструктивным. Когда бьешь или режешь себя за каждый «тупняк» в работе, производительность ощутимо возрастает.

Родители не поняли меня в детстве, когда я бился о стены, не понимают и сейчас. Мама ужасается и охает, а папа предлагает не «трахать мозг и повеситься уже наконец». Зато мне очень повезло с девушкой, она медицинский психолог и прекрасно меня понимает, помогает снять аффект и напоминает о необходимых препаратах. Мы познакомились с ней в психиатрической больнице, когда я попал туда с обсессивно-компульсивным расстройством.

Селф-харм я никогда не считал проблемой. Я обращался за помощью к специалистам, но только по поводу основного диагноза. С самоповреждением справляюсь при помощи когнитивно-поведенческой психотерапии и лекарств. Я получил психологическое образование, прошел обучение по программе доктора Шталя из США, разобрался в фарме — и стало проще. Моих знаний вполне хватает, чтобы справляться со всем самостоятельно.

Сейчас я работаю в качестве психолога-консультанта, планирую получить медицинское образование и стать врачом-психиатром. В последнее время я срываюсь на селф-харм очень редко, может, раз в полгода. Если посмотреть исследования, то «бывших» самоповреждателей не бывает, срывы случаются почти у всех. Но срыв — это не трагедия, он не обесценивает всего достигнутого. Это просто падение, после которого нужно подобрать костыли (психотерапию и лекарства), опереться на них и идти дальше.

Елизавета, 25 лет, Москва

Примерно в 11 лет я пережила сильное потрясение: на моих глазах утонул мой дедушка. Он тогда выпивал со своими товарищами, а мы с бабушкой собрались на речку. Она попросила ничего не говорить деду, чтобы тот пьяный не пошел за нами и не случилось чего плохого. Однако я проболталась, и чуть позже дедушка тоже пришел на речку. Он всегда отлично плавал, а тут еще решил нырнуть с обрыва. Нырнул и исчез. Я до сих пор чувствую себя виноватой в его смерти.

Чуть позже убили моего папу. Мы с ним были очень близки, хотя и жили отдельно друг от друга. Это тоже отразилось на моем психическом здоровье. Тогда я как раз общалась с ребятами из разных неформальных кругов и увлекалась соответствующей музыкой. В одном из музыкальных клипов я увидела сцену, где девушки резали себе запястья. Я подумала, что это могло бы быть выходом, и стала царапать себя булавками, иголками. Сначала это были незначительные повреждения, но с каждым годом становилось хуже.

В 16 лет я попала в больницу после попытки суицида. Мне предлагали лечиться у психиатра, но я отказалась. Потом несколько раз попадала на принудительное лечение, и только в 23 года я легла в приличную клинику добровольно. Мне поставили диагноз «биполярное расстройство».

Сейчас у меня много шрамов по всему телу. Любая, казалось бы, ерунда может заставить меня взяться за лезвие. Если я чувствую себя перед кем-то виноватой, злюсь на кого-то, обижаюсь, если мне не хватает внимания — я наношу себе новые порезы. При этом чувствую целый спектр эмоций: удовольствие, облегчение, страх, отчаяние, желание себя наказать. Все в голове перемешивается, и потом бывает тяжело вспомнить, что произошло. А после я просто не могу смотреть на порезы, становлюсь себе противна.

Родные привыкли не обращать внимания на мое поведение. Говорить о селф-харме у нас в семье не принято, только иногда мать может пренебрежительно спросить, что это у меня с руками или ногами. Как будто она не понимает! Это самое ужасное из всего, что можно переживать после того, как сделаешь себе больно.

Врачи, когда я лежала в больнице, мельком спрашивали меня про селф-харм, но их это особо не волновало. Никаких специальных лекарств я не принимаю, а до психотерапевта так и не дошла. Психиатр и таблетки от основного заболевания и так отнимают прилично денег.

Я пыталась избавиться от селф-харма самостоятельно, старалась держать себя в руках, рисовала порезы, бабочек и цветочки на местах предполагаемых увечий. Пробовала писать кому-то или звонить, в том числе психологам по номерам поддержки. Однако ничего из этого меня не спасает, рано или поздно я все равно берусь за острые предметы.

Надеюсь, в будущем я все-таки смогу найти грамотного психотерапевта, который поможет мне решить эту проблему. Шрамы планирую закрыть татуировками.

М., 27 лет, Ташкент

В моей жизни все перевернулось после тяжелого расставания с любимым человеком. Я даже пытался покончить с собой, но неудачно. После — долго работал с психологом, и именно это помогло мне удержаться от того, чтобы начать самостоятельно наносить себе серьезные увечья.

Мой селф-харм проявляется не совсем классическим образом. Мне удалось направить стремление к самоповреждению в полезное русло: на усовершенствование своей внешности. Я просто делаю все косметические процедуры без анестезии. Для мезотерапии выбираю наиболее болезненные препараты, из всех бьюти-услуг записываюсь на самые неприятные. Иногда просто колю пальцы шприцем. Если есть выбор между терапией и хирургическим вмешательством, я выберу второе. Сейчас хочу сделать большое тату и уже подбираю рисунок, а также запланировал пару пластических операций.

Раньше я даже не думал о том, что пытаюсь причинить себе какой-то вред, просто понемногу делал себе больно. А потом наткнулся в интернете на одну статью, в которой раскрывалось понятие селф-харма и приводились примеры. Тогда я понял, что это мой случай. Я так же, как и и те люди в статье, спасаюсь от мыслей с помощью боли. Когда мне больно, я как бы абстрагируюсь от реальности. Никакого удовольствия я не чувствую, чувствую именно саму боль и растворяюсь в ней. Когда все утихает, я возвращаюсь к жизни.

Родным я ничего не рассказывал о своих проблемах, они не в курсе перипетий моей жизни. К специалисту тоже не обращался. Как я уже говорил, сейчас стремление делать себе больно работает на благо моей внешности. А поскольку я работаю в сфере моды — я начинающий дизайнер одежды, — то внешние данные очень важны. Так что не вижу смысла избавляться от тяги к селф-харму.

Вера, 18 лет, Томск

Впервые я взяла в руки лезвие, когда мне было 17. Я тогда встречалась с парнем, и отношения с ним были абьюзивными. Он очень легко мной манипулировал: мог накричать в общественном месте, толкнуть, дать подзатыльник, но виноватой себя чувствовала я. После очередной ссоры у меня началась истерика и я стала резать себе руку.

После этого я почувствовала ощутимое облегчение. Внутри меня как будто образовалась пустота, но пустота очень приятная. Из-за этого я и продолжила наносить себе увечья. Когда внутри скапливается много негатива, на помощь приходит лезвие. К тому же мне нравится сам процесс: я люблю смотреть, как расползается кожа, мне нравится вид и вкус своей крови.

Родителям я не рассказывала о своем селф-харме. Но однажды меня застукал отец, когда я в очередной раз резала руку. Он довольно грубо спросил, что это я делаю, и на этом все. Отношения с семьей у меня никогда не были теплыми, чаще всего они предпочитают не обращать внимания на мои проблемы и истерики. Был период, когда я плакала почти каждый день, но к психологу меня отвезли, только когда я сама об этом попросила.

Врач ничего дельного не посоветовал. Сказал только, что я просто устала и мне нужно отдохнуть. Тогда я попыталась сама избавиться от селф-харма: пила успокоительные, старалась держать себя в руках и думать о том, что шрамы не украсят мое тело. Но самоповреждение — это вредная привычка, и от нее, как от любой привычки, тяжело избавиться.

Арсений, 25 лет, Иваново

Я начал заниматься селф-хармом еще в 16 лет. У меня была девушка, которую я очень сильно любил и очень сильно ревновал. Однажды летом мы пошли гулять общей компанией. Там было много алкоголя и бывший молодой человек моей любимой. В какой-то момент они стали обниматься, и я это увидел. Что-то у меня в голове щелкнуло, я ушел от тусовки, а на улице, прямо на скамейке, попытался вскрыть вены. Резал вдоль, видимо, очень хотелось умереть. Меня обнаружили, когда я уже был без сознания, и вызвали скорую.

Потом был травмпункт, областная психиатрия, месяц лечения и диагноз «склонность к самоповреждениям». Когда я вышел из больницы, мне прописали несколько курсов лекарств, и поначалу они помогали. Однако спустя три месяца я бросил пить таблетки, потому что они несовместимы с алкоголем. Пил я в то время много, это было еще одним способом отвлечься от реальности.

Я снова начал себя калечить. Боль меня успокаивала, гасила все эмоции, забывалось то, что происходило на душе. После порезов приходила апатия и внутренняя пустота, почти как после медикаментов. Сейчас я уже больше года не занимаюсь селф-хармом, но соблазн сорваться все равно велик. На приемах у психотерапевта я рассказываю о том, что со мной происходит, звоню по телефонам горячей линии психологической помощи. Это помогает держаться.

У меня осталось довольно много шрамов, некоторые я закрыл татуировками, но они все равно заметны даже из-под рисунка. Если кто-то посторонний их видит, то отворачивается или же говорит, какое я ничтожество и слабак. Родители тоже меня не понимают: им кажется, я так себя веду, чтобы не делать ничего полезного в жизни. Кто меня действительно поддерживает и поддерживал, так это мои друзья.

Сейчас, когда отказался от селф-харма, я нашел другой способ выплеснуть свои эмоции — пишу стихи. Раньше мало сочинял, но теперь буквально ухожу с головой в свою поэзию. Надеюсь, постепенно желание себя калечить утихнет, я очень не хочу прожить с селф-хармом всю свою жизнь.

Просьбы о помощи Напишите свою историю
Я с детства люблю боль. Только физическую. Наверное, это началось, когда мне было лет восемь-девять. Сделала что-то не так, сразу бьюсь головой об стену до тех пор, пока не начинают прыгать искры, а окружающие декорации причудливо изгибаться. Наказание. Это было не так больно, как кожаным ремнем с железной пряжкой по спине или рукам.
За всю жизнь, как мне казалось, у меня был один друг. Лучший. По иронии, мне даже казалось, что я влюблена в нее. Несколько лет думала, что все мое восхищение ею — это любовь. Но я ошибалась, только сегодня дошла до этого, когда потеряла веру во все. Этот человек мне кажется обыкновенным ничтожеством и уродом, что вертел мною долгое время. Не другом она мне была, а простым знакомым. Да и теперь… я совершенно одна.
Родители не дают свободы, запрещают высказывать свое мнение. Слушают они его, но потом с нежной улыбкой растаптывают. Остается только слышать «это все интернет! Он испортил тебя! Тупая истеричная психопатка!».
Несколько месяцев назад я лишилась последней опоры — чувств. Ничья беда не вызывает у меня жалости. Умер кто-то из знакомых? Улыбнусь, порадуюсь чужому горю и уйду. Просто замечательно, если кто-то заметил, как поднялись мои уголки губ — вдоволь наслажусь горькими слезами других. И сама не смогу плакать, потому что буду счастлива, что страдают остальные. Мою мать это жутко задевает. Наверное, она больше не считает меня своим ребенком. Я ей надоела. Любви никогда не была, только черная ненависть, которую она так тщательно прятала.
Хочу умереть. Мне надоело знание того, что многие бывшие знакомые принимают меня за монстра, не ведающим жалости. Но именно они меня сделали такой. Хах. Спасибо их презрению, желчи и лжи.
Смогу ли я в последние минуты жизни почувствовать себя человеком? Хоть на секунду?
Поддержите сайт:

Екатерина , возраст: Семнадцать / 04.08.2014

Отклики:
Дорогая Екатерина, прочитала твое послание и… зависла. Обличать твой взгляд на мир, уличать в ошибках понимания с моей стороны глупо: ты сама глубоко понимаешь все. А я вот могу не все понимать о тебе. Ты необычная девушка. Сама себе и судья, и прокурор, и адвокат и палач. Мне кажется, это слишком тяжело для одной личности. Ты — человек. И всегда им остаешься. Бывает, что дети оказываются взрослее своих родителей и видят и понимают больше, взрослых никто не учит быть другими. Бывает, что чувства замораживаются, если в себе их прятать, если есть страх повторения боли. Бывает, что друзья на проверку оказываются вовсе не друзьями. А хочется глубины. Глубоких взаимоотношений, чувств, близости. Ты уже взрослая. И можешь сама делать свой выбор. Но есть Тот, Кому не все равно что ты думаешь, что чувствуешь, чего ищешь, куда идешь, что выберешь. Все кто на этом сайте попали сюда не спроста, у нас у каждого своя боль и мы не выпендриваемся. И я хочу с тобой поделиться своим опытом выживания в сложностях этого колючего мира: есть Бог и Он тебя очень любит. Без Него невозможно жить. И Он не отстранится от тебя. Как не отстраняется от меня и других. Просто помолись «Господи прости, без Тебя так сложно мне».

Катя , возраст: 28 / 05.08.2014

Катюша, тебе надоело, что окружающие считают тебя монстром — и ты согласилась с ними! не надо было. а ты теперь начни считать себя хорошей и делай все для этого! ведь ты на самом деле никакой не монстр, ты умная, добрая, ты любящая! начни себе это подтверждать! не для других — для себя! помогай окружающим — для себя! борись со своими недостатками — для себя! Ты — хорошая! и с каждым добрым делом, с каждой победой ты будешь видеть, что ты становишься лучше! а потом и окружающие это увидят, и родители, и все, но это не так важно — ведь совесть будет чиста перед собой и Богом. Катюш, попробуй! Я за тебя помолюсь

Екатерина , возраст: 23 / 05.08.2014

Катюша, я пожалуй соглашусь с ответом до меня. Не знаю услышишь ли. Понимаешь, когда в тебе самой сформировалось это мнение, что ты ничтожество, то ты постоянно начинаешь искать подтверждение этому. Не хорошо про себя рассказывать, но у меня есть знакомая девушка, которая находилась примерно в таком же состоянии. Почему находилась, находится? И я наверное единственный в её жизни , совершенно чужой дядька, кто решается не только её не осуждать, а просто обнять , когда ей плохо. Но это не значит, что я такой хороший, а все кто рядом плохие. Просто у каждого человека есть границы, а те, кто рядом наиболее подвержены этому. Тебе кажется, что тебя никто не понимает и не любит, а ты? Ты реально понимаешь своих близких? Чтобы наладить отношения с ними, и не только, надо понимать , почему они выдвигают такие требования. И нет никакой иронии в том, что тебе казалось, прими, это как знак свыше. Значит судьба тебя защитила от более страшного, чем разочарование в одном человеке. Как думаешь, настоящие ли чувства, которые так быстро меняют плюс на минус? Катюша, ты повзрослеешь и многому сможешь научится и лучше понимать других, пережив собственную боль. Не отчаивайся солнышко!

Олег , возраст: 51 / 06.08.2014

Предыдущая просьба Следующая просьба
Вернуться в начало раздела

Версия для печати

Человека, который любит боль, можно назвать «мазохистом». Мазохизм — это стремление получить удовлетворение и наслаждение, испытав боль, унижения, мучение. Мазохизм — это либо черта характера или девиация в поведении (то есть, отклонение от общепринятых норм в социуме). Термин ввел в «оборот» психиатр, невропатолог, изучающий человеческую сексуальность, и основоположник сексологии (точнее, одним из) Рихaрд фoн Кaфт-Эбинг в его работе конца 19 века. А назвал он это явление в честь австрийского писателя Леопольда Зaхер-Мaзоха, в произведениях которого рассказывается о таких вот наклонностях. Самое его известное произведение – «Венера в мехах». Кстати, книга эта была несколько раз экранизирована (например, 1985 году под названием «Искушение: Жестокая женщина»). Есть еще термин сексуальный мазохизм — это когда у человека возникает желание или потребность причинить другому человеку или себе боль, указать на подчинённое положение партнера, либо стать объектом подобных действий. Иногда человека с подобными наклонностями называют «извращенцем», но тут есть неточность, ведь извращенец не обязательно любит боль – ему могут нравиться в сексуальном плане прочие необычные явления (тут вообще кто на что горазд: некрофилы, например – совершенно иная история). Вот еще что интересно: «мазохизм» еще используется в психологии личности (по теории одного из крупнейших современных психоаналитиков Oтто Кeрнберга) для описания склада личности, который стремится к идеализации и сакрализации страданий.

Кто любит боль

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *