Как зовут жену ленина?

Последняя треть XIX века была для России не только эпохой великих реформ, но и временем, когда в стране шла радикальная ломка традиционных норм и ограничений, в том числе и в сфере сексуальных отношений. Негативные процессы проникали в Российскую Империю снаружи и разлагали её изнутри. Таким образом, начало XX века стало преддверием сексуальной революции. И она грянула в унисон с антирусским государственным переворотом 1917 года, когда единство народа, Православия и государя, создававшее, в том числе, и понятие русской Семьи, было уничтожено вместе с привычным укладом жизни.

Имея пример Великой французской революции, большевики первым делом отменили церковный брак и облегчили процесс развода. Одновременно с этим разрешались самые разные формы семейных союзов — гражданские, гомосексуальные, тройственные, а также семьи-коммуны. Ну, и первыми в Европе ленинцы разрешили аборты.
А как же иначе — наступление на семью всегда идёт рука об руку с однополыми браками и абортами!
А после того как богоборцы решаются на убийство Помазанника Божьего, и немедленно рушатся вековые устои русского общества, вызывая чудовищный обвал всех прежних социальных и семейных ценностей. Ведь только после екатеринбуржской трагедии осмелились появиться на свет псевдоноваторские общества с эпатажными названиями «Долой стыд!», «Долой невинность!», «Долой брак!» и «Каждая должна отдаться каждому…»
Дальше – больше…
По воспоминаниям очевидцев, афиши крупных городов России запестрели воззваниями новой власти, обращёнными ко всем представительницам слабого пола в возрасте от 16 и до 50 лет. В этих прокламациях дам в обязательном порядке призывали регистрироваться в бюро свободной любви при Наркомате призрения и в местных комиссариатах.
Развязный стиль поведения навязывался всему обществу ещё с февраля 1917 года. И потому неудивительно, что многие горячие головы искренне поверили в это «обобществление всех женщин». Тем более, что предлагало подобную меру вроде как родная пролетарская власть.
Позже, подтверждая блудодеяния первых лет большевизма, Особая следственная комиссия при Главнокомандующем Вооруженными силами Юга России привела «Акт расследования о социализации девушек и женщин в городе Екатеринодаре по мандатам советской власти». В документе, в частности, говорится: «В Екатеринодаре большевики весною 1918 года издали декрет… согласно коему, девицы в возрасте от 16 до 25 лет подлежали «социализации»… Инициатором этой «социализации» был комиссар по внутренним делам Бронштейн. Он же выдавал и «мандаты». Такие же мандаты выдавали подчинённый ему начальник… конного отряда Кобзырев, главнокомандующий Иващев, а равно и другие советские власти; причём на мандатах ставилась печать штаба «революционных войск Северо-Кавказской Советской республики».
Эти талоны на узаконенный советский разврат получали, в основном, красноармейцы и начальствующие лица. Например, Карасееву, коменданту дворца, в коем проживал Бронштейн, предоставлялось право «социализировать» 10 девиц.
Документально подтверждено, что на основании этих секс-мандатов красноармейцами в Екатеринодаре было схвачено более 60 девушек — главным образом, из числа курсисток и слушательниц местных учебных заведений. Некоторые из них были арестованы во время устроенной в городском саду облавы; при этом, четыре девушки были изнасилованы здесь же, в одной из подворотен. Остальные — отведены к Бронштейну и к матросам, в гостиницы «Старокоммерческую» и «Бристоль», где все девицы также подверглись неоднократному изнасилованию.
Впоследствии некоторые из арестованных в Екатеринодаре девушек были освобождены…
Но большинство — уведены отступавшим отрядом красноармейцев, и судьба их так и осталась невыясненной.
Полнейшее падение нравов, которое принесла антирусская революция, выявилось и в массовых акциях по растлению малолетних. Так, например, в том же Екатеринодаре ученица 5-го класса одной из гимназий в течение двенадцати суток подвергалась изнасилованию целой группой красноармейцев. Наглумившись вдоволь, большевики подвязали девочку к дереву и жгли тело и гениталии ребёнка огнём; после чего расстреляли.
Социолог П. Сорокин, имея в виду педофилию среди большевиков, в 1920 году вспоминал: «Особенно огромна была роль в этом деле Коммунистических Союзов Молодежи, под видом клубов устраивавших комнаты разврата в каждой школе… Дети двух обследованных колоний в Царском Селе оказались сплошь заражёнными гонореей…» В подтверждение своих слов П. Сорокин приводит в пример факт, рассказывающий, как к местному врачу явился мальчик из колонии, заражённый триппером. По окончании визита он положил на стол медика 3 миллиона рублей. На вопрос врача, откуда у него такие деньги, мальчик спокойно ответил: «У каждого из нас есть своя девочка, а у девочки есть любовник — комиссар…»
Также документально известно, что девочки до 16 лет, прошедшие в те дни через распределительный центр Петрограда почти все оказались дефлорированными, а именно: таковыми были 87 %.
Стоит ли удивляться, что большевикам в итоге пришлось учреждать школы-санатории для детей-сифилитиков. Публицист И. Солоневич так описывает бытовавшие в них нравы: «…У учителей не было возможности применять к ученикам меры воздействия, они должны были терпеть дефективных и морально распущенных детей, развращавших других. От ругательств, пошлых рассказов и анекдотов на сексуальные темы, которые учащиеся употребляли в своем обиходе, становилось жутко. В том, что разложение народа было запланировано сверху, сомневаться не приходится», — констатирует автор, очевидец революционных событий.
Люди без Бога и без царя уже в 1919 году бодро вышагивают по столицам бывшей империи абсолютно голые, но с красными лентами через плечо. Пропагандируя дарвинизм, как учение, близкое идеям социализма, они громогласно декламируют: раз человек произошёл от обезьяны, а животные не носят одежд, то и люди должны ходить нагими.
Идейным вдохновителем голых пролетариев стал верный сын ленинской партии Карл Радек, не раз возглавлявший колонны раздетых, марширующих по Красной Площади у стен священного Кремля. Известен случай, когда «бесстыжие», остановившись на Кузнецком мосту, обратились с горячими призывами к набежавшей публике. Недолго помявшись, толпа зевак атаковала обнажённых. Те спешно ретировались.
Но ещё не раз их встречали в других городах, где они несли «голые знания» в пролетарские массы.
Например, имеются свидетельства, как в 1922 году проходили выступления общества «Долой стыд!» на центральной площади Краснодара, где голый оратор призывал с трибуны всем раздеться и стать «детьми солнца и воздуха». Однако вечером на том же месте прохожие лицезрели уже поваленный постамент и до крови избитого «сына природы».
Не удалось большевикам привить казачеству любовь к бытовой «обнажёнке».
… И тогда в стране, где половая распущенность никогда не была в почёте и новая революционная мораль скорее вызывала отвращение, в дело вступил комсомол. На заре становления РКСМ члены его ячеек искренне видели основной своей задачей отнюдь не учёбу, а повсеместное содействие половому раскрепощению молодежи и уничтожению православной нравственности времён «проклятого царизма». «Дно» общества, получив из рук «красных» паханов власть среднего и низшего звена, строило «новую» жизнь по своим понятиям, в которых самая страстная любовь была всего лишь грубым инстинктом спаривания.

При этом технология вовлечения в блуд была довольно нехитрой.
Сразу же после создания РКСМ для знакомства с новой организацией в столицу посылались делегаты с мест. По их возвращении во всех школах, на заводах и фабриках, в городах и селениях проходили митинги, на которых молодые коммунисты учили, что каждый комсомолец имеет право реализовать своё половое влечение, а комсомолка должна его удовлетворить по первому же требованию. Романтика межполовых отношений и девственность решительно отвергались, как позор и «страшное наследие» царизма. Отношения полов рассматривались отныне лишь в контексте революционной целесообразности.
И вскоре стараниями мракобесов сексуальные преступления стали нормой поведения в молодёжной среде. «Красные» пролетарии цинично демонстрировали отрицание всякой морали через надругательство и насилие над другими членами общества и, в особенности, над девушками и женщинами.
Растущая агрессивность комсомольствующих самцов рьяно поддерживалась секретарями РКСМ, личным примером проповедовавших полную свободу в отношениях полов. А изнасилование с середины 20-х даже получило своё наименование: «чубаровщина». Возникло оно по названию Чубаровского переулка на Лиговке в Ленинграде, где летом 1926-го года приехавшую работать на завод крестьянку Любу Белякову насиловала целая банда, состоявшая из 26 комсомольцев, кандидатов и членов ВКП(б).
Что примечательно: в ходе судебного процесса сочувствовавшая обвиняемым газета «Комсомольская правда» пестрела заголовками «Женщина — не человек, а всего лишь самка… Её жизнь стоит не больше, чем она получает за половое сношение».

В 1927 году в том же Ленинграде на пляже у Петропавловской крепости тринадцать учащихся ФЗУ после споров о торжестве коммунизма во всем мире зверски изнасиловали трёх девушек. Оргия продолжалась несколько часов в извращённой форме, пока на крики несчастных, наконец, не прибежал наряд милиции.
Суд по данному делу стал показательным лишь потому, что одна из жертв комсомольского блуда скончалась от телесных травм, а у другой потерпевшей отец оказался видным партийным деятелем.
В ходе следствия выяснилось, что в комсомольской ячейке ФЗУ открыто существовало «бюро свободной любви». И, как правило, мероприятия революционной молодежи заканчивались разнузданными оргиями, когда парочки совокуплялись на глазах друг у друга, демонстрируя тем самым «здоровую сексуальную революционную мораль».
Свою вину подсудимые в итоге не признали, обиженно оправдываясь и поясняя, что рассвирепели и били девушек за их «буржуазную несознательность», ибо те отказали комсомольцам в близости… Но так как суд был превращён в показательный процесс, преступников сурово наказали: зачинщика расстреляли, остальных посадили на длительные сроки заключения.
Остаётся лишь добавить, что в начале 30-х годов комсомольцы, досыта натешившись с доступными членами комячеек, стали брать в жёны обычных девчат, недотрог и девственниц.
«Боевые» же подруги членов РКСМ в массе своей так и остались до конца жизни одинокими и злобными старыми девами.
«Красной» жрицей полового «раскрепощения» по праву считается профессиональная большевичка Александра Михайловна Коллонтай, выступившая в 1923 году со статьёй «Дорогу крылатому Эросу!» В целях достижения скорейшей победы коммунизма она призвала избавиться от всех условностей старого мира: любви, семьи и дома. Для этого, по её мнению, следовало полностью обнажить человеческое тело в живописи, на сцене и в кино.
«…Любви нет, а есть лишь «голое размножение», физиологическое явление природы», — вещали последователи Коллонтай с трибун митингов.
А сама Александра Михайловна их подзадоривала: «Сексуальное влечение — это обычная физиологическая потребность, такая же, как желание выпить стакан воды», — объявила она во всеуслышание. Именно эта теория «стакана воды» и стала впоследствии ширмой для пропаганды самой разнузданной безнравственности.
«Профессиональная проститутка, живущая на продаже своих ласк законному мужу», — такое определение дала Александра Коллонтай понятию «мать»; впрочем, повторяя мысль Маркса, считавшего, что «семья является узаконенной проституцией».
Вторила Александре Михайловне и близкая подруга Ленина Инесса Арманд, активно выступавшая за отмену института брака и свободную любовь. «Даже мимолетная связь… поэтичнее, чем поцелуи без любви пошлых… супругов», — заверяла эта замужняя фурия революции, охотно рожавшая детей от мимолётных любовных связей.
И вот эти, с позволения сказать, дамы совершенно серьёзным образом собирались навязать своё понятие счастья всему человечеству, считая семью и брак лишь разновидностью проституции.
Оно и понятно — во многом большевички и проститутки походили друг на друга: и те, и другие попрали нормы морали, и те и другие легко меняли мужчин…

Однако проститутки, в отличие от «красных» вождиц, никогда не претендовали на мессианскую роль. К тому же Октябрьская революция привлекла в древнейшую профессию новые кадры; в стране, охваченной разрухой и голодом, сотрудницы бесчисленных советских контор, девушки из разоряемых деревень, юные фабричные работницы и, конечно, барышни из «бывших» буквально хлынули на панель.
То есть, государство большевиков вынудило население в массовом порядке заниматься проституцией, создав — впервые в истории человечества! — ситуацию, когда экономический фактор превзошел генетический.
В начале 20-х сотрудниками московского Института венерических болезней был проведен опрос группы женщин, торговавших собой. На вопрос, что побудило их пойти на улицу, 95 % опрошенных дали одинаковый ответ: безысходная нужда в результате долгой безработицы, потеря рабочего места, развод, бедственное положение родственников. Оказалось, что в рядах проституток почти 40 % — дочери прежней аристократии и купечества; около 30 % — дочери рабочих, чьи отцы после якобы «пролетарской» революции потеряли привычный полноценный заработок, позволявший им при царизме содержать многодетные семьи, в которых супруга обычно не работала.
В общем, страна усилиями большевистских мудрецов превращалась в огромный бордель, и вскоре Россию логично захлестнула эпидемия сифилиса и гонореи. Широкая пролетарская общественность, молодёжь и партийные кадры массово заражались венерическими болезнями. Что впоследствии, конечно же, не могло не сказаться на их потомстве. Граждане, облапошенные новой социалистической моралью, потребляли продажную «любовь», напрочь позабыв об опасности для здоровья, — аспекте, в царские времена исправно охраняемом Врачебно-полицейским комитетом.
Количество заболевших, по сравнению с дореволюционным периодом, выросло в десятки раз!
Так в 1927 году выяснилось, что половина рабочих завода «Красный треугольник» заражена сифилисом. При этом молодые люди заражались не от проституток, а друг от друга. К слову сказать, даже в структуре создаваемой Львом Троцким Красной армии были «венроты» — воинские части, целиком состоящие из сифилитиков. Но эти факты замалчивались большевиками, потому как шли вразрез с утверждениями А. Коллонтай и ей подобных о том, что свободная любовь поможет избавиться от распространения венерических болезней.
Во многом подобная ситуация сложилась и благодаря тому, что с приходом большевиков психика и генетика русского человека были подвержены жестокой богоборческой атаке. Садисты и психопаты, получившие власть, ставили чудовищные эксперименты, проводили масштабные опыты над мужчинами и женщинами детородного возраста, воздействовали на психику будущей роженицы и развитие её плода. Известно даже о существовании медицинских спецлабораторий, спецотрядов и спецотделов по спариванию человека и животных. Теорию Дарвина большевики пытались превратить в прикладную науку.
Извращённая братоубийственной бойней психика и – главное — ощущение вседозволенности сотворили из «красных» борцов за «светлое завтра» настоящих нелюдей.
Наряду с этим, приобщаясь к общественному труду наравне с мужчинами, русские женщины постепенно вовлекались в процесс сексуального закабаления. Начальствующий состав советских учреждений и предприятий был подобран из числа проверенных «в неравных боях с царизмом» бандитов, насильников, бывших ссыльных и люмпен-пролетариев. Дорвавшись до власти, эти человекоподобные существа начали бесчинствовать, прежде всего, удовлетворяя свои самые низменные потребности.
Так широкий общественный резонанс получил процесс 1926 года по делу карточной госмонополии. Предприятие возглавляли молодые коммунисты, полные призрачных идей построения счастливого общества, что, однако же, не помешало им растратить казенные средства на кутежи с проститутками в ресторанах.
Из той же категории и процесс над руководителями ленинградского Комитета помощи освобожденным из мест заключения, которые регулярно злоупотребляли служебным положением, принуждая бывших арестанток и жён заключённых к сожительству. На суде по делу комитетчиков один из свидетелей заявил: «За время работы… я, кроме безобразия и разврата, ничего не видел… Заведующий культотделом… пьянствовал в пивной на ул. Желябова, где заложил мандат члена Ленсовета. Он учинял разврат… с ответственным секретарём коллектива… членом ВКП(б) тов. Петровой… Будучи шофёром легкового автомобиля, я неоднократно возил члена комитета Терехова по частным адресам к женщинам и в рестораны».
Как же точно изобразил всех этих начальников подотделов очистки Михаил Афанасьевич Булгаков в своём знаменитом «Собачьем сердце»!
Чтобы было понятно, насколько современникам был дик контраст между половыми нормами «красного» быдла и обычаями семей дореволюционной России, позволю небольшое отступление.
До 1917 года нормой в русских семьях было сохранять целомудрие до дня венчания. Причём, это было правилом, как для девушек, так и для их женихов. В русских семьях Карелии, к примеру, парня, утратившего невинность до брака, начинали сторониться даже его лучшие друзья.
Как известно, для того чтобы изменить любое общество, достаточно изменить роль женщины в социуме, её духовное и моральное предназначение.
Поэтому, дабы плоды революции могли закрепиться, большевикам необходимо было сломать внутреннюю сущность Женщины, сделать её самкой, безгласным и безвольным животным, ограниченным, униженным и деградирующим существом.
На этом поприще разрушения женской сущности активно работали Клара Цеткин, Роза Люксембург, Вера Засулич, Конкордия Самойлова, а также Л. Менжинская, А. Ульянова-Елизарова, Е. Лилина и другие видные большевички.
Так в 1919 году Инесса Арманд опубликовывает статью «Маркс и Энгельс по вопросу семьи и брака», где восхищённо восклицает: «Одним ударом, сразу мы не в силах были смести все тяжёлые пережитки буржуазных семейных отношений… Мы должны, и мы уже начали вводить общественное воспитание детей и уничтожать власть родителей над детьми».
То есть, материнство определялось большевистскими идеологами, как «социалистическая обязанность». При этом некоторые теоретики предлагали жить коммуной, в которой уход за детьми и их воспитание будет общим делом, где женщина – лишь аппарат воспроизводства новых членов коллектива.
В ажиотаже борьбы с семьёй некий В. Кузьмин писал в журнале «Современная архитектура»: «Пролетариат должен немедленно приступить к уничтожению семьи. Ребёнок после рождения принимается на коллективное иждивение и передаётся в ясли. Дошкольники, школьники и комсомольцы живут трудовыми коллективами».
Главный же идеолог молодого советского государства Лев Троцкий без стеснения пошёл ещё дальше: он делает вывод о том, что дело мировой революции не доведено до конца лишь потому, что большевикам не удалось разрушить традиции русской семьи. Бронштейн яростно резюмирует: «Революция сделала героическую попытку разрушить так называемый «семейный очаг». Место семьи должна была, по замыслу, занять законченная система общественного ухода и обслуживания. Доколе эта задача задач не разрешена, 40 миллионов российских семей остаются в подавляющем большинстве своём гнездами средневековья».
Именно поэтому дети долгие годы представляли собой для ленинцев лишь побочный продукт социалистического общества. Отсюда, в частности, и огромное количество беспризорников в первые годы революции – именно из-за безразличия к их судьбам лидеров Советского государства. Результатом политики комсомольско-комиссарского блуда стало то, что в стране Советов назрела большая проблема: что делать с детьми, рождёнными от свального греха. Дети «крылатого Эроса» зачатые в условиях не любви, но процесса бездушия и насилия, никогда не знавшие материнского тепла, росли, логично пополняя собой ряды преступного мира.
Это уже много позже Феликс Дзержинский публично озаботится судьбой подростков, заполонивших вокзалы и улицы столичных городов.
И тогда новая власть под присмотром ЧК для детских резерваций предоставила бывшие дворянские особняки, дочиста разграбленные и загаженные «красными» варварами. В ясли, приюты и колонии попадали как дети, рожденные в «свободной любви», так и беспризорники, появившиеся по воле большевистских бандитов, убивавших их отцов и матерей.
И вот здесь мы подходим к корню объяснения многих последующих бед генофонда России.
Дело в том, что оболганная большевиками и их последователями наука телегония утверждает, что на потомство женской особи влияют все её предыдущие половые партнёры, но особенно — первый мужчина. Именно он закладывает генофонд, он становится как бы соотцом всех будущих её детей, вне зависимости от того, когда и от кого женщина будет рожать. Недаром изначально на Руси девушки, не сохранившие до свадьбы невинность, считались порченными и ассоциировались с червивым яблоком.
В стране, где царила монаршья власть, устои Православной Церкви укрепляли духовное единство общества, соблюдалась чистота рода.
Но если Бога нет, значит – можно всё!.
Разврат — «лакмусовая бумажка», во все времена помогающая бесам управлять страстолюбцами, и распространение революционной морали привело к самым печальным последствиям для института русской семьи. Молодые люди, убегая из деревень в города, поселялись в общежитиях. Представители рабочего класса зачастую не имели средств даже для того, чтобы купить самое необходимое для семейной жизни: кровать, кухонные принадлежности, детские вещи. Подобных проблем труженик Российской Империи и представить себе не мог, когда зачастую мужчина был единственным кормильцем семьи из более десятка душ, и при этом никто не голодал.
В то время как члены «нового» общества не могли создать полноценную семью — они не имели ни жилья, ни средств. А если эти новые советские семьи и создавались, то женщины вынуждены были сдавать грудничков в ясли чужим людям и идти работать, чтобы прокормиться.
Так в многочисленных штабах Красной армии женщины работали в качестве телефонисток, официанток, шифровальщиц, уборщиц. Однако представительницы прекрасного пола привлекались в советские учреждения и с иной целью: своими телами они обслуживали уставших от дневных забот представителей руководящих большевистских кадров.
Так что, знаменитые строки «…и девочек наших ведут в кабинет» родились отнюдь не на пустом месте.
Но справедливости ради надо сказать, что пролетариат, поэкспериментировав с тройственными и однополыми союзами, очень скоро вернулся к традиционной «ячейке общества». Уже в начале 1930-х годов семейная политика большевиков резко меняется. Ставка делается на большую крепкую семью, как на важнейшее условие существования государства.
Как скорбно резюмировал в своих мемуарах тот же Троцкий, «взять старую семью штурмом не удалось». «Опять Россия стала буржуазной, снова в ней культ семьи», — гневно возмущался он в 30-е годы, осознавая, что даже убийство царя становилось отчасти бессмысленным, потому как конечная цель — уничтожение семьи, как ячейки общества,- не достигнута.
Как скорбно резюмировал в своих мемуарах тот же Троцкий, «взять старую семью штурмом не удалось». «Опять Россия стала буржуазной, снова в ней культ семьи», — гневно возмущался он в 30-е годы, осознавая, что даже убийство царя становилось отчасти бессмысленным, потому как конечная цель — уничтожение семьи, как ячейки общества,- не достигнута.
Сексуальная революция, начавшаяся в 1917 году, бесславно завершилась к 1937-му. К тому времени остепенились, получив высокие должности, или же отправились на тот свет «красные» блудницы И. Арманд, Е. Стасова, Л. Рейснер, Р. Землячка, Н. Подвойская, М. Эссен и многие-многие другие носительницы революционной морали.

Уже пребывая в преклонном возрасте, успешная «красная» развратница Александра Михайловна Коллонтай написала в письме к своему многолетнему любовнику французскому коммунисту Марселю Боди: «Мы проиграли, идеи рухнули, друзья превратились во врагов, жизнь стала не лучше, а хуже. Мировой революции нет, и не будет. А если бы и была, то принесла бы неисчислимые беды всему человечеству».
Нет ничего страшнее восставших рабов: их свобода тиранична и слепа, а идеалы проникнуты варварством и жестокостью, потому что проповедуют они всеобщую доброту, а всеобщего нет ничего, кроме рождения и смерти.
И — последнее…
Вспомните, с чего начался новый виток большевизма в конце 80—х: обилие порнолитературы на прилавках книжных магазинов, на лотках привокзальных площадей, в переходах метро; шеренги проституток вдоль улиц столичных городов и на междугородних трассах; прикрываясь жанром «эротика» кинотеатры начала 90-х демонстрировали откровенную порнографию. В городах России практически открыто начали функционировать свинг- и гей-клубы, а также заведения для любителей группового секса.
Так что, методы большевиков не меняются. Бесы на этапе захвата власти способны апеллировать лишь к низменным чувствам. И, не умея создать полнокровные социально-общественные отношения, они, в итоге, вновь и вновь будут вынуждены применять репрессивные методы хозяйственного управления.

«Этот вальс танцевали мы в 37-ом…»
Соратники, будьте бдительны.
Вадим Тарнецкий
заместитель председателя правления фонда «Имперское наследие».

В советских анекдотах Ленин как персонаж фигурирует во всех периодах своей жизни: и молодой Володя-гимназист,
Когда Володя Ульянов учился в младших классах гимназии, ребята спрашивали, почему у него нет слуги? Володя отвечал на это, что у него целых двое — и показывал удивленным одноклассникам свои руки. Когда Ульянов учился в старших классах, приятели интересовались, почему у него нет девушки?…
и Ульянов-революционер,
Ленин — Дзержинскому:
— Феликс Эдмундович, а вы были на «Путиловском» заводе?
— Нет.
— А зrя, зrя батенька. Я там такую пиздатую отвёrточку скоммуниздил!
и Ленин-вождь-мирового-пролетариата. В этом качестве он частенько воскресает и приходит посмотреть, как живут люди при советской власти, однако эту категорию мы рассматривать не будем, так как в ней высмеивается не сам Ленин, а поздний Совок.
Это можно считать отличительной особенностью, так как все его преемники фигурируют только в роли глав государства.
Самые частые ситуации: Ленин и ходоки (пытается от них отделаться), Ленин и бревно (надувное), Ленин на броневике. Не слишком распространенный, но заслуживающий упоминания мотив — «месть за брата»: «Я не знаю, сколько чачи он выпил, но за брата ТАК ОТОМСТИЛ!»
(Старший брат Ленина был повешен царским правительством).
Общей чертой всех анекдотов о Ленине является высмеивание таких его качеств, как: хитрость, лукавство, характерный «юморок», а так же его манера речи (картавость, использование слова-паразита «таки» и обращения «батенька»). Можно сказать, что анекдоты о Ленине близко примыкают к анекдотам про Изю и Рабиновича, в них явно прослеживается еврейская тематика.
Высмеивается и отсутствие приписываемой Ленину доброты:
Сидит как-то Владимир Ильич на лавочке точит бритвочку, а рядом на лавочке сидит маленькая девочка. Владимир Ильич посмотрит на нее, и снова точить. Вот Ленин побрился, кисточку вымыл, опять бритвочку точит, на девочку поглядывает. Потом бритвочку вытер и положил в футлярчик. А мог бы и полоснуть!!!
(Тут можно провести аналогию с анекдотами про «старых большевиков» в принципе, в этой же роли выступает иногда и Дзержинский).
А вот следующий анекдот уже типично «ленинский», ибо есть мотив корысти:
Идет Ленин, видит — девочка плачет. Он и спрашивает:
— Чего ты плачешь, девочка?
— Мне мама копеечку дала на хлебушек, а я ее потеряла!
Сжалился Ленин над девочкой и дал ей копеечку. А девочка все равно плачет.
— Почему ты все еще плачешь, девочка? — удивился Ленин.
— А если бы я не потеряла копеечку, у меня бы щас было две копеечки!
Не понравилась Ленину буржуазная сущность девочки и забрал он у нее копеечку… А заодно и шапочку, и кофточку, и туфельки…
Главная «изюминка» в том, что анекдотичный Ленин как бы сам высмеивает свои же известные фразы, употребляя их в отличном от реального контексте, создавая комическую ситуацию.
Владимир Ильич, к вам ходоки!
— Да, а что они принесли, батенька?
— Свежей рыбки.
— А шли они сколько?
— Две недели.
— Детям, все детям.
Корреспондент берет интервью у В.И.Ленина.
— Владимир Ильич, как Вы придумали лозунг «Учиться, учиться и учиться»?
— Ничего я не придумывал, это я ручку расписывал!
Ближайшими компаньонами Ленина в анекдотах выступают, как правило, Троцкий, Дзержинский, Сталин, Крупская и, как ни странно, Максим Горький. Свердлов – один из главных участников тех событий, что примечательно, почти не встречается.
При этом Феликс, как правило, выступает безусловным подчиненным и верным соратником Ильича, в то время как Троцкий – где-то на грани товарища и в тоже время спорщика и конкурента, мелкого партийного пакостника.
Троцкий запер двух главных большевиков, Ленина и Дзержинского, в броневике.
— Тук-тук! Троцкий, открывай!
— Отвали!
— Тук-тук! Троцкий, открывай, кому сказал!!
— Заткнись!
— Тук-тук! Троцкий, открывай, хуже будет!!!!
— Пошел ты…
— Товарищ Дзержинский, отдирайте фанеру!
Если фигурирует Крупская, то высмеиваются их отношения, более похожие на отношения двух старых товарищей-подпольщиков, нежели мужа и жены.
Владимир Ильич заработался за-полночь, оторвался от бумаг…
— Наденька?
— Надю-ю-ша?
— Надя?
— Надежда!
— Надежда Константиновна!
— Крупская!
— Крупа!!
— Спит, сука…
Ночь. Квартира Крупской:
— Володя, давай еще разок!
— Да нет, Надюш, я устал, не могу больше.
— Ну последний разочек! Я ж весь день ждала!!!
— Ну ладно, только потише, а то соседи услышат…
Поют хором: «Вихри враждебные…»
При помощи образа Ленина высмеивается неразбериха 1917 года, отсутствие у кого бы то ни было контроля над ситуацией.
Феликс Эдмундович! Вы думаете, революцию совершили мы, большевики? Хрен вам, революцию совершила пьяная матросня! Вечером 25 октября ко мне домой заявились 3 пьяных матроса… а дальше как отрезало.
Ленин, в отличие от последующих правителей, не является правителем в полном смысле слова, его роль в анекдотах – всегда лавировать, вертеться в гуще событий, остроумным финтом поворачивать их себе на пользу. Также Ленину в анекдотах не выпадает роль быть защитником интересов России в международных делах. Анекдоты о Ленине и какой бы то ни было войне практически отсутствуют.
Ленина почти никогда не встретишь за решением собственно государственных дел, а если и встретишь, то Ленин там уходит от решения проблемы, обращая все в шутку:
Однажды Ленину прислали телеграмму из провинции: «Шкрабы голодают».
— Кто, кто? — не понял Ленин.
— Шкрабы, — сказали ему — это новое обозначение для школьных работников.
— Что за безобразие называть таким отвратительным словом учителя! — возмутился Владимир Ильич.
Через неделю пришла новая телеграмма: «Учителя голодают»
— Вот — совсем другое дело! — обрадовался Ленин.
Особая черта анекдотов про Ленина – их крайняя грубость и пошлость, зачастую совершенно бессмысленная.
А теперь революционная проза: Я на всех вас свысока хуй дрочил с броневика!
Изредка высмеиваются любовные похождения Ленина с Инессой Арманд, при этом она сама как герой анекдотов не фигурирует, так как, в отличие от Крупской, ее образ в народном сознании не отложился.
Мемориальная доска: «В этом доме в 1910 году В.И.Ленин скрывался с И.Ф.Арманд от Н.К.Крупской.»
Особая категория анекдотов – умирающий Ленин. Они так и начинаются: «умирает Ленин…», причем умирает он в полном сознании, при нем присутствует или Крупская, или соратники. Здесь Ленину, лежащему на смертном одре, предстоит напоследок подшутить над кем-то.
Умирающий Ленин жене:
— Наденька, когда я умру, пусть мой орган отрежут и похоронят отдельно.;
— Хорошо, Володя, но зачем?!
— Ну как же, Мартов скажет: «Ленин умер, ну и хуй с ним», и будет, как всегда, в корне неправ!
Впрочем, если в анекдоте вместе с Лениным фигурирует еще и Сталин, то он обычно перетягивает внимание на себя, и Ленин может выступать в отличной от привычной роли:
Сталин навещает Ленина в Горках.
— Чувствую себя, батенька, архискверно, скоро помру.
— Тогда отдайте мне власть.
— Боюсь, народ не пойдет за вами.
— Кто не пойдет за мной, пойдет за вами.
P.S. Немалое влияние на формирование образа Ленина в анекдотах оказали два классических фильма о Ленине: «Ленин в октябре» и «Ленин в 1918 году», где он показан в полу-комичном образе, а также серии коротких рассказов о нем, ориентированные на детскую аудиторию и сами по себе доставляющие не хуже любых анекдотов.

«Мы ведь молодоженами были, и это скрашивало ссылку. То, что я не пишу об этом в воспоминаниях, вовсе не значит, что не было в нашей жизни ни поэзии, ни молодой страсти…».

Надежда Константиновна вспоминала ссылку, как самое счастливое время своей жизни. Они с Володей очень хорошо ладили.

Надежда Крупская

Интеллектуалка Крупская презирала кухонную возню, называла все это «мурой», а Ленин не привередничал и был готов каждый день есть ее коронное блюдо, яичницу из четырех яиц. В те годы считалось, что «женщина должна» быть хорошей хозяйкой, но Владимир Ильич был в этом отношении передовым человеком и не считал, что жена обязана обслуживать его быт. Хотя степень бытовой неустроенности Ильича и его жены была такой, что поражала даже их аскетичных товарищей по революционному подполью. Новый 1916 год Владимир Ильич и Надежда Константиновна встречали, согнувшись над блюдечками с простоквашей.

Была у них любовь? Уже после смерти Ленина у Надежды Константиновны об этом спросила его племянница Ольга. И она сказала:

«Он меня называл Надюша, Надюшка… Как мы любили друг друга, всю жизнь любили! А в его биографиях пишут — соратница, друг. Да кроме того, что соратники и друзья, счастье было, любовь. Любил он меня, и я его любила… И сейчас люблю».

Они очень хотели детей. Позже Надежда Константиновна говорила, что помешали осложнения из-за болезни, сказались месяцы в сырой холодной тюрьме. В переписке Мария Александровна Ульянова с дистиллированной заботливостью свекрови расспрашивала Надю, долго ли им еще ждать «прилета пташки».

Владимир Ильич Ленин (справа), Надежда Константиновна Крупская (в центре) и Анна Ильинична Елизарова-Ульянова (слева) в Горках «Что касается моего здоровья, то я совершенно здорова, но никакой пташечки прилетать что-то не собирается», — ответила она.

Тогдашние знакомые Ленина и Крупской говорят, что супруги завидовали парам с детьми и «очень, но тщетно хотели иметь ребенка».

«Ильич шебаршится»

В эмиграции у Надежды Константиновны, как она это называла, «разыгралась базедка». Ленин страшно переживал.

«У меня невзгоды. Жена заболела базедовой болезнью», — писал он Горькому.

Ленин разбился в лепешку, чтобы заработать денег (в основном статьями в партийную газету) и организовать жене операцию в швейцарской клинике у легендарного хирурга. Им помогали друзья, а Надя беспокоилась, что не сможет после операции работать так же эффективно и отбивалась от помощи открытками:

«Дорогой друг, большое спасибо за хлопоты. Это Ильич всё зря шебаршится. Надо просто есть, спать, греться на солнце и т. д., поменьше глотать лекарств и т. д».

Но Ленин все-таки настоял на операции, мучительно страдал все три часа, пока ее делали, и восхищался женой: операция без наркоза, а она так мужественно держалась! И потом преданно за ней ухаживал:

«Ильич полдня сидел у меня, а остальное время ходил в библиотеки, много читал, даже перечитал целый ряд медицинских книг по «базедке», делал выписки по интересовавшим его вопросам».

Было доверие, была забота, была близость. Не было только страсти.

Инесса приезжает в Париж

А вот и она, выходит из поезда в элегантном костюме француженки.

Инесса Арманд с семьей

Инесса Арманд, в девичестве Элизабет Пешо д’Эрбенвилль, до встречи с Лениным была женой сына московского текстильного магната Александра Арманда. Родила четверых сыновей, увлеклась идеями суфражизма и революционной деятельностью, ушла от Александра к его младшему брату Владимиру, родила еще одного ребенка. Совсем еще юный Владимир скоропостижно умер, Инесса горевала и еще сильнее погружалась в дело революции. В Париж она сбежала из архангельской ссылки.

Инессе было 35 лет, Ленину — 39. Она во всем была противоположностью его жены: ничего от «синего чулка», обаятельная, очень энергичная, женственная и кокетливая красавица. Она постоянно играла Ленину Бетховена… Их роман с Лениным продлился в общей сложностью пять лет. Инесса стала главной любовью вождя мирового пролетариата.

Крупская все это время держалась с большим достоинством, никаких сцен ревности, никаких пошлых истерик. На обывательский взгляд, это странно, но женщины уважали друг друга и даже дружили.

«Мы с Ильичом и Инессой много ходили гулять. Зиновьев и Каменев прозвали нас партией прогулистов», — спокойно писала она.

Так прошло довольно много времени, а потом Крупская сказала Ленину, что хочет развестись. Это не был ультиматум, она правда хотела, чтобы ее Ильич был счастлив с любимой женщиной. Но Ленин сказал жене, чтобы она осталась. Он не мог бросить ее, больную, он ценил ее преданность и по-своему любил. Но такого огромного счастья, как с Инессой, у него никогда больше не было.

Владимир Ильич Ленин Вы бы на месте Ленина тоже выбрали Крупскую? да 0% нет 0%

Инесса убивалась из-за их расставания: «Расстались, расстались мы, дорогой, с тобой! И это так больно. Я знаю, я чувствую, никогда ты сюда не приедешь! Глядя на хорошо знакомые места, я ясно сознавала, как никогда раньше, какое большое место ты занимал в моей жизни, что почти вся деятельность здесь, в Париже, была тысячью нитей связана с мыслью о тебе. Я тогда совсем не была влюблена в тебя, но и тогда тебя очень любила.

Я бы и сейчас обошлась без поцелуев, и только бы видеть тебя, иногда говорить с тобой было бы радостью — и это никому бы не могло причинить боль.

Зачем меня было этого лишать? Ты спрашиваешь, сержусь ли я за то, что ты провел расставание. Нет, я думаю, ты это сделал не ради себя…»

Их роман тянулся и после революции. Постепенно эти отношения перешли в деловые и дружеские, Ленин и Инесса с головой погрузились в работу, снова стали называть друг друга на «вы». Но и в этой новой ипостаси Ленин все равно писал Инессе такие теплые и нежные письма, каких не писал больше никогда и никому.

«Дорогой друг! Только что отправил Вам, так сказать, деловое письмо. Но кроме делового письма захотелось мне сказать Вам несколько дружеских слов и крепко, крепко пожать руку. Вы пишете, что у Вас даже руки и ноги пухнут от холоду.

Это, ей-ей, ужасно. У Вас ведь и без того руки всегда были зябки. Зачем же еще доводить до этого?..

Последние Ваши письма были так полны грусти и такие печальные думы вызывали во мне и так будили бешеные угрызения совести, что я никак не могу прийти в себя… О, мне хотелось бы поцеловать тебя тысячу раз, приветствовать тебя и пожелать успехов».

Владимир Ильич Ленин

В 1920 году Инесса Арманд возвращалась из отпуска в Кисловодске, заразилась холерой и умерла. На Казанском вокзале Ленин встречал гроб, Крупская была с ним. Инессу хоронили у Кремлевской стены, Ленин нес гроб. «Не только лицо Ленина, весь его облик выражал такую печаль, что никто не осмеливался даже кивнуть ему. Было ясно, что он хотел побыть наедине со своим горем. Он казался меньше ростом, лицо его было прикрыто кепкой, глаза, казалось, исчезли в болезненно сдерживаемых слезах…», — вспоминали очевидцы. Многие биографы Ленина утреждают, что он считал себя виноватым в ее смерти. Инесса хотела поехать в отпуск в Париж, но Ленин счел, что в Кисловодске коммунистке будет безопаснее. Горе и вина после ее смерти совершенно его подкосили. Александра Коллонтай писала, что смерть Инессы ускорила и смерть Ленина. Он пережил свою любовь всего на два года.

Надежда Константиновна Крупская

В последние годы жена была рядом с Лениным неотлучно, вытаскивала его, полупарализованного, из бездны, читала ему. Заново учила читать. Ленин ненадолго вернулся к активной жизни, но его разбил новый инсульт. Все было кончено.

Ленин прожил даже меньше, чем его отец, всего 53 года. Он стал диктатором величайшей страны, он любил и был любимым, он терял и сам был потерей. «Но кто мы и откуда, когда от всех тех лет остались пересуды. А нас на свете нет».

Ленин, Крупская и Арманд: любовь на троих

Когда Инессу арестовали в Париже, он пригрозил расстрелять всех французских дипломатов!

О некогда «великом Ленине» и его верной жене Надежде Крупской написаны тома пропагандистских книг, сняты десятки фильмов. Однако правда давно известна тем, кто интересуется не политическими байками, а реальностью. И заключается она в том, что долгие годы третьей и совсем не лишней в этом браке была удивительная женщина, которую звали Инесса Арманд.

ПОХОРОНЫ ЛЮБВИ

…12 октября 1920 года Москва сотрясалась от траурной музыки и рыданий. В первом ряду, едва скрывая слезы, шел Ленин – вождь мирового пролетариата, жестокий диктатор, человек, перед которым в ужасе замерла вся покоренная им Россия.

Хоронили любовь всей его жизни. Владимир Ильич, пошатываясь от горя, шел за гробом своей любовницы Инессы Арманд, чтобы закопать ее тело возле Кремлевской стены. Рядом с Лениным плелась в толпе соратников и его законная жена Надежда Крупская.

Позже, уже после кончины Ленина, она даже предлагала похоронить мужа рядом с Арманд. Но большевистские вожди отвергли это скандальное предложение…

А в тот день соратница Ильича, революционерка Александра Коллонтай, в своем дневнике оставила следующую запись:

«Ленин был потрясен. Когда мы шли за гробом Инессы, Ленина невозможно было узнать. Он шел с закрытыми глазами, и, казалось, вот-вот упадет…»

Итак, умершая в возрасте 46 лет, далеко не самая первая из вождей революции, Инесса Арманд была торжественно похоронена, как великий государственный деятель…

…Вскоре после смерти Ильича в 1924 году товарищ Сталин начал лепить из Ленина нового бога для уцелевших после мировой и гражданской войн жителей страны. И, конечно, у бога не могло быть любовницы…

Да и насчет жены Сталин, по свидетельствам историков, однажды крепко выразился. Когда Надежда Крупская в очередной раз попыталась «наехать» на вождя всех народов, тот ей сказал в лицо: «Если что, мы подыщем товарищу Ленину другую вдову…» Ну, кого, кроме Инессы Арманд, он мог иметь в виду?..

ЗНАКОМСТВО И СТРАСТЬ

Тысячелетние устои России, страны великих князей, царей и императоров, Владимир Ульянов-Ленин за пять лет своего правления превратил в прах. Зачем? Только ли ради сомнительных идей философии марксизма или же в нем играло честолюбие мужчины, готового показать своим женщинам: я лучше и выше всех?..

Неудачливый адвокат Ульянов, решивший стать революционером, как известно, сначала по юношеской любви женился на Надежде Крупской. С миловидной Наденькой он встретился в 1893 году на нелегальной сходке подпольных революционеров.

Потом они оба по очереди немного посидели в уютной царской тюрьме, а в ссылке – в селе Шушенское, в 1898-м – обвенчались. Жили в мире и любви. Теща Ильича, приехавшая к ссыльным, готовила будущему вождю мирового пролетариата котлетки из зайчатины…

Примерно в эти же годы юная француженка Инесса д’Эрбанвилль (будущая Арманд) – дочь французского оперного певца и комической водевильной актрисы – начала блистать в Париже. Она прекрасно танцевала и пела, знала несколько языков, сводила с ума поклонников.

«Пышная прическа, грациозная фигура, маленькие уши, чистый лоб, резко очерченный рот, зеленоватые глаза», – мечтательно сообщал о ней один из кавалеров в своем дневнике.

Любовь женатого Владимира Ульянова и Инессы началась в 1909 году. Она к тому времени успела прожить девять лет в браке с купеческим сыном из богатой семьи Александром Армандом, родить ему двух девочек и двух мальчиков. И даже уйти от мужа к его 18-летнему брату Владимиру, от которого тоже родила сына и с которым ее объединяла не только любовь, но и общее дело – социал-демократия…

Инессу влекла революция – как сексуальная, так и политическая. Сначала она стала суфражисткой – одним из идеологов движения женщин за равные права с мужчинами, членом Общества улучшения участи женщин, потом сошлась с социалистами в Швейцарии… Примерно в то время в дневнике Арманд появилась запись, самым роковым образом предопределившая ее будущие отношения с вождем русской революции:

«После короткого колебания между эсерами и эсдеками, под влиянием книги Ильина «Развитие капитализма в России», становлюсь большевичкой».

Ильин – это один из псевдонимов Ульянова-Ленина.

Дальше было вступление в РСДРП, арест, сибирская ссылка, побег… И, наконец, встреча с Лениным.

Под влиянием нового любовника Инесса Арманд окончательно становится революционной экстремисткой. В том числе и в вопросах брака и семьи. В 1912 году она даже издала брошюру «О женском вопросе», где основной мыслью было: свобода от брака!

Понятно, что Надежда Крупская не разделяла эти призывы, находясь в законном браке с ее любовником. Однако, что не сделаешь ради великой цели – революции!

ЛЮБОВНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК

…А Ленин все писал и писал возлюбленной Инессе нежные письма:

«Сегодня великолепный солнечный день со снежком. Мы с женой гуляли по той дороге, по которой – помните – мы так чудесно гуляли однажды втроем. Я все вспоминал и жалел, что Вас нет. Ваш Ленин».

Этих писем сохранилось множество. Иногда они говорили о размолвках между любовниками. Инесса, например, писала:

«Расстались, расстались мы, дорогой, с тобой! И это так больно. Я знаю, я чувствую, никогда ты сюда не приедешь! Глядя на хорошо знакомые места, я ясно сознавала, как никогда раньше, какое большое место ты занимал в моей жизни, что почти вся деятельность здесь, в Париже, была тысячью нитей связана с мыслью о тебе. Я тогда совсем не была влюблена в тебя, но и тогда тебя очень любила. Я бы и сейчас обошлась без поцелуев, и только бы видеть тебя, иногда говорить с тобой было бы радостью – и это никому не могло бы причинить боль. Зачем было меня этого лишать?..»

В те годы начала Первой мировой войны любовникам пришлось расстаться, потому что отношения, по неизвестным истории причинам, накалились. Крупская вдруг взбунтовалась и выкатила мужу классическую фразу: или она, или я. Что ответил Ленин, неясно, но в итоге на время уехала Инесса.

Однако эта размолвка в любовном «треугольнике» была скорее редким исключением. Свидетели семьи «на троих» отмечают удивительную для женщины терпимость Крупской. Она даже говорила, что «в доме становится светлее, когда приходит Инесса».

«К чести Крупской, – писал историк Дмитрий Волкогонов, – она не стала устраивать мещанских сцен ревности и смогла установить с красивой француженкой внешне ровные, даже дружеские отношения. Та отвечала Крупской тем же…»

Надежда Константиновна видела, как преображается ее обычно желчный муж в обществе новой возлюбленной. Может быть, она признала первенство Арманд в сердце Владимира Ленина потому, что была честна перед собой и понимала, что не сможет соперничать с известной красавицей? Ведь Крупская миловидностью блистала только в ранней юности…

НЕ СМОГ БЕЗ НЕЕ ЖИТЬ

История умалчивает о том, как Ленину удалось уговорить Крупскую на зримое присутствие в их браке Арманд. Но к весне 1917 года скандальный «треугольник» уже был полностью оформившейся реальностью. Втроем они упали в бурные объятья революционных потрясений…

Тогда, как известно, воюющая с Россией Германия предоставила Ленину и его экстремистской группе специальный вагон, чтобы через охваченные войной территории проехать из Швейцарии в Россию.

Что интересно, опломбированный вагон был набит революционерами, но в отдельном купе ехали вождь с женой и… Инессой. Это историческое свидетельство.

И Арманд активничала в большевистском перевороте, даже участвовала в боях за Кремль. Потом была членом Московского окружного комитета большевистской партии, главой столичного совета народного хозяйства. Говоря современным языком, Ильич поставил любимую присматривать, чтобы все окончательно не разворовали в революционном хаосе…

В 1918 году Ленин направил свою фаворитку во Францию с дипломатической целью: попытаться вывезти оттуда тысячи русских солдат так называемого Французского экспедиционного корпуса. Но в Париже все понимали, Инессу арестовали…

Это известие привело Ленина в бешенство. Он передал правительству Франции, что если Инессу Арманд немедленно не отпустят, то он расстреляет всех французских дипломатов, а заодно и всех французов, которые найдутся на территории России. Угроза подействовала, Инессу отпустили.

Жить ей оставалось всего ничего. В 1920 году во время деловой поездки на юг России она умерла от холеры…

«Смерть Инессы Арманд ускорила смерть Ленина: он, любя Инессу, не смог пережить ее ухода», – писала Коллонтай.

И это очень похоже на правду…

История

Статья была напечатана в газете «АБС» 30 марта 2017 года.

Решительный политик, сыгравший важную роль в свержении царизма… Сегодня мы традиционно представляем себе Владимира Ильича Ульянова (более известного под псевдонимом Ленин) в образе человека с козлиной бородкой. Он был иконой для народа СССР и России. Но у вождя мирового пролетариата была и личная жизнь, которая осталась за страницами трудов по истории. В качестве примера можно указать, что Ленин принес любовь к женщинам в жертву революции и, несмотря на то, что его всегда окружали «товарищи» женского пола, никогда не верил в сексуальное раскрепощение женщин.

Кроме того, этот символ Советского Союза прожил большую часть своей взрослой жизни за счет своей матери, у которой забирал последние средства, и, согласно новой книге о жизни Ульянова-Ленина, не водил дружбы с мужчинами, так как ему были свойственны частые перемены настроения.

Такой малоизвестный Ленин (самые скрытые черты его характера) сегодня опять в центре внимания, так как в 2017 году отмечается 100 лет с момента Октябрьской революции 1917 года, когда российский народ сверг царя Николая II, приняв участие в движении, в ходе которого погибло более тысячи человек. И мы бы хотели показать другое лицо этот любопытного персонажа.

«Пришли мне все деньги, которые у тебя есть»

До революции Ленин не мог похвастаться финансовым благополучием. Скорее наоборот. Известная писательница, журналистка и историк бельгийского происхождения Диан Дюкре (Diane Ducret) сообщает в своей книге «Женщины диктаторов», что до 24 лет наш герой занимался адвокатской практикой в Санкт-Петербурге, но клиентуры у него было так мало, что денег с трудом хватало на еду. В то время в его письмах к матери наиболее часто встречалась такая просьба: «Я уже вышел из своего бюджета и не надеюсь теперь обойтись своими ресурсами. Если можно, пошли мне еще рублей сто».

Она никогда не отказывала, если деньги просил сын. Для Марии Александровны будущий вождь революции всегда оставался ребенком. Для него она была готова на все. Но в этом нет ничего удивительного. Ведь больше мужчин в семье не осталось (и отец, и старший брат Владимира Ильича погибли).

Владимир Ульянов в год окончания гимназии №3

Мария Александровна продемонстрировала безоговорочную поддержку своему сыну, продав в 1887 году дом, где появились на свет ее дети. Она сделала это, чтобы купить ферму за 7,5 тысяч рублей, надеясь, что Ленин сможет здесь сколотить состояние тяжелым сельскохозяйственным трудом. Но у молодого человека были другие планы. «Мама хотела, чтобы я работал в поле. Я попытался, но у меня не получилось», — рассказывал впоследствии революционер. Наоборот, в 1895 году Володя бросил все и уехал жить в Европу. Как он покрыл эти расходы? Очень просто, с помощью пенсии своей матери.

Не было ничего удивительного в том, что во время той поездки он неоднократно отправлял матери письма с просьбой выслать еще денег, помимо прочего, на такие капризы, как покупка книг. «К великому моему ужасу, вижу, что с финансами опять у меня затруднения: соблазн на покупку книг и т. п. так велик, что деньги уходят черт их знает куда. Приходится опять обратиться за вспомоществованием: если можно, пришли мне рублей 50-100», — писал он. И будущий лидер большевиков, действительно, зачитывался трудами великих русских философов.

В то время Ленин уже делал первые шаги в политике. Особенно ему не нравилась царская власть. По этой причине, а также потому, что во время своего путешествия в Европу он встречался со многими революционерами, его арестовали в скором времени после возвращения на родину, в сентябре 1895 года.

Почти сразу после того, как Ленин вернулся в страну, где родился, его посадили в дом предварительного заключения до суда. В это время его мать и старшая сестра Анна вновь повели себя так, что стало понятно, что Володя для них остается ребенком. Ему передавали костюмы, белье, одеяла и шерстяные жилеты.

Голодать Ленину тоже не приходилось. Его мать Мария Александровна постоянно приносила ему еду. Об этом писал будущий организатор революции в ряде писем: «У меня собираются целые запасы: чаем, например, с успехом мог бы открыть торговлю». Человек «с козлиной бородкой» даже высказывался о продуктах, получаемых от родных, с некоторым пренебрежением. Это проявляется в одном его послании к сестре: «Хлеба я ем очень мало, стараясь соблюдать некоторую диету, а ты принесла такое необъятное количество, что его хватит, я думаю, чуть не на неделю». Такое же отношение у него было и к вышеупомянутой одежде. «Белья больше не присылай, потому что держать негде», — писал Ленин.

Диан Дюкре и автор новой биографии Ленина Лев Данилкин, несколько дней назад давший интервью международному телеканалу RT, считают, что мать и сестра Владимира Ильича воспитали в нем негативное отношение к женщинам. Особенно настаивает на этом бельгийская писательница. «Эта постоянная поддержка со стороны женщин из его ближайшего окружения казалась ему такой естественной и очевидной, что те усилия, которые прилагались для того, чтобы он ни в чем не нуждался, даже не удостаивались его благодарности», — пишет Диан Дюкре. В итоге, он превратился в «избалованного ребенка», несмотря на то, что, по словам российского автора, никогда не жил в достатке.

Подавление влечения к женщинам

Проведя в заключении около года, в 1887 году Ленин предстал перед судом и был сослан в Сибирь. Там он пробыл три года, которые прошли не так уж и плохо, так как рядом с ним была одна из его поклонниц — Надежда Крупская. Несмотря на холод и тяжелые условия жизни, эта женщина решила отправиться в ссылку с вождем революции. Они вступили в законный брак летом того же года. Но страсть, вспыхнувшая в начале развития их отношений, долго не продлилась и вскоре переросла в дружбу и сотрудничество. «Вскоре страсть прошла. Казалось, что Ленин на несколько лет подавил свое влечение к женщинам, решив полностью посвятить себя делу революции», — пишет Диан Дюкре.

По словам историка, в тот период Надежда Крупская испытала много переживаний в отношении своей женственности. Это чувство усилилось, когда она узнала, что из-за проблем со здоровьем ей непросто будет родить сына своему мужу.

«В Сибири закончилась их интимная жизнь , но вместо этого их связала крепкая дружба, которая длилась до смерти. С этого времени Владимир ни дня не мог прожить без Надежды», — сообщает Диан Дюкре. Что касается интимной близости, ситуация не изменилась и после освобождения Ленина. Сначала в Цюрихе, потом в Париже они проводили много времени наедине. Но Ленин предпочитал тратить время только на революционную деятельность.

Сама Крупская писала об этом в письмах, которые цитирует историк в своем произведении: «Чтобы найти удобный момент и побыть с ним вдвоем, Наде приходилось вытаскивать Ленина в парк за углом». В своих мемуарах женщина не скрывает грусти и скуки, которые ощущала она (иногда), находясь рядом с мужем: «По вечерам мы не знали, как убить время. У нас не было никакого желания оставаться в холодной и неуютной комнате, и мы ходили в кино и в театр».

После их переезда во Францию ничего нового не произошло. Было ясно, что Ленин ни капельки не изменился. Например, хотя в то время он стал немного зарабатывать написанием статей, в декабре 1908 года он вновь попросил у матери денег, чтобы снять понравившуюся ему квартиру в Париже. Он продолжал нуждаться в финансовой помощи, хотя ему стукнуло уже почти 40 лет.

В последующие месяцы Ленин получал множество посылок от матери, в которых Мария Александровна отправляла ему сало, копченую рыбу, ветчину, горчицу и другие «лакомства», чтобы, по словам Дюкре, ее сынок ни в чем не нуждался.

Странное трио

Какой бы странной ни казалась ситуация Надежде Крупской, во время их пребывания в Париже Ленин завел себе любовницу, не скрывая этого от жены. Новой пассией революционера стала Инесса Арманд — женщина на четыре года младше его, неожиданно очаровавшая нашего героя. Самое неприятное в этой истории было то, что женщина, которая провела три года вместе с Лениным в Сибири, теперь должна была жить вместе с любовницей своего мужа.

Испанский историк Иньиго Болинага (Iñigo Bolinaga) утверждает в своей книге «Краткая история русской революции» (Breve historia de la Revolución rusa), что Надя прекрасно знала об отношениях Ленина и Инессы: «Арманд была любовницей Ленина, и его жена знала об этом. Миф о вожде революции как о герое с несгибаемыми моральными принципами, который пытались создать в эпоху сталинизма, рушится, уступая место человеку со своими страстями и слабостями».

Познакомившись с Инессой, Ленин стал жить с двумя женщинами. Надежда неоднократно предлагала ему остаться со своей новой любовницей. Но революционер отказывался, так как он всегда считал ту, что была его официальной женой, главной опорой в его жизни. Наконец, создалось ощущение, что все трое привыкли к этой странной ситуации.

Дюкре назвала Ленина, Надежду Крупскую и Инессу Арманд «трио», связующим звеном в котором был не столько наш герой, сколько дружеские отношения между двумя женщинами. Они, действительно, были близки по духу и разделяли идеи феминизма. Этот странный любовный треугольник хорошо описывается в письме Надежды Крупской: «Мы все сильно любили Инессу, она всегда была в хорошем настроении. Все казалось более живым и теплым, когда она была рядом».

«Сексуальные» глупости

Поддерживая тесные отношения с этими двумя женщинами, выступив с сотнями речей о революции и несправедливости, Ленин стал заметной фигурой, вокруг которой в начале XX века возникло большое количество последователей.

Самое интересное заключается в том, что многие из них были женщинами, которые, как утверждает Дюкре, «испытывали к нему гипнотическое притяжение». А наш герой, осознававший, что притягивал противоположный пол подобно магниту, пользовался этим, выдавая себя за радетеля феминизма. «Без женщин не может быть настоящего массового движения», — любил подчеркивать он. Тем не менее, в действительности он поддерживал более широкое участие женщин лишь в трудовом процессе, но никак не в сексуальной сфере.

Диан Дюкре даже утверждает, что его манера поведения указывает на то, что он даже не пытался вникнуть в душевные переживания прекрасного пола, о чем свидетельствуют его заметки по поводу сексуального раскрепощения женщины: «Считаю, что это сверхизобилие сексуальных теорий, большинство из которых представляют собой гипотезы, причем зачастую гипотезы беспорядочные, проистекает от личной необходимости оправдать перед буржуазной моралью собственную ненормальную или гипертрофированную жизнь».

Он ни в коем случае не подпал под воздействие учения Фрейда и его последователей, на что чем сам и указывал: «Сейчас наибольшее распространение получила брошюра молодого товарища из Вены о половом вопросе. Глупости! Дискуссия о гипотезах Фрейда придает ей ‘культурную’ и даже научную видимость, хотя по сути дела это вульгарная школярская стряпня».

Со своей стороны, Ленин обрушился на идею сексуальной свободы. По его мнению, это было ни чем иным, как буржуазной уловкой для удовлетворения низменных инстинктов. «Хотя я и не аскет, эта так называемая ‘новая половая жизнь‘ молодежи — а иногда и людей зрелого возраста — мне кажется совершенно буржуазной, неким продолжением буржуазного борделя. Вы, несомненно, знакомы с этой знаменитой теорией, согласно которой в коммунистическом обществе удовлетворить половые потребности будет столь же простым как выпить стакан воды. Наша молодежь от нее совершенно обезумела».

Революционный вождь даже заявил, что женщины не могут стремиться к сексуальному освобождению, поскольку не обладают «глубокими и разносторонними знаниями по данному вопросу». Знаменитой провозвестнице феминизма Кларе Цеткин он бросил, что никогда не встречал женщину, способную прочитать «Капитал», посмотреть расписание поездов или сыграть в шахматы. По крайней мере, так пишет Диан Дюкре в своей книге «Женщины диктаторов».

Несмотря на все вышесказанное, Ленин обычно был всегда окружен женщинами. Наверное, потому, что он доверял им больше, чем мужчинам. Всего лишь несколько дней назад это завил писатель Лев Данилкин в интервью RT: «Он был полемистом. Придавал значение нюансам, оттенкам. Поэтому соратники его не любили. Он был ненадежный товарищ. Например, будучи председателем Совета народных комиссаров, на одном заседании мог поддержать одну точку, а затем с легкостью изменить свое мнение. Можно сказать, что у него не было друзей. Но это восполнялось множеством дружеских отношений среди женщин».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Как зовут жену ленина?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *