Интернаты для слепых детей

Содержание

Мир на кончиках пальцев. Будни старейшей в России школы для незрячих

На перемене в Костромской школе-интернате для незрячих детей царит привычная суматоха: школьники играют в догонялки, мальчики дёргают девочек за косички, отовсюду слышатся крики и смех. То, что большинство этих детей лишены зрения, человеку «с улицы» сразу не понять. Они узнают каждого ранее встреченного человека, например, по запаху, или даже по звуку его шагов.

Перемена — время для веселья. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

Костромская школа-интернат — один из старейших в России. В этом году ей исполнилось 127 лет с момента основания. Здесь учатся и слабовидящие, и незрячие дети. Некоторые просто приходят на уроки, некоторые здесь живут — родители забирают детей только на выходные. Есть и дети, лишённые семьи. Для них интернат — единственный дом.

Старшеклассники Володя и Костя — незрячие. Несмотря на то, что у Володи есть мама и папа, а Костя — сирота и постоянно живёт в интернате, мальчики подружились и во всём помогают друг другу. Вместе занимаются адаптивным спортом. А последнее их увлечение — рэп-музыка. Мальчики вместе пишут тексты, разучивают их и читают на школьных концертах. Недавно они записали несколько песен в профессиональной студии. Родители Володи, навещая сына, всегда привозят что-то Косте в подарок. Многие ученики считают их братьями.

Научить улыбаться

Прозвенел звонок, школьники расходятся по кабинетам, начинается учебный день. Сейчас здесь занимаются 144 ученика. Школа-интернат обучает детей двух категорий: тех, у кого нарушено только зрение, и тех, у кого кроме нарушения зрения есть и другие проблемы со здоровьем. Первые обучаются двенадцать классов, вторые — девять.

На данный момент в школе-интернате обучаются 144 ученика. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

Учебный день начинается, как и в обычной школе, в 8:15 утра. Вот только учебный процесс организован здесь по-другому. Каждый кабинет оборудован специальными устройствами для обучения слепых и слабовидящих детей.

«У нашей школы коррекционная направленность. Она заключается в применении нестандартных дидактических материалов, тифлотехники (оборудование для слепых). Обучение построено на основе рельефно-точечного шрифта Браиля, — говорит директор школы-интерната Агата Малафеева. — Очень важно ребёнку с нарушением зрения до 10 лет овладеть всеми необходимыми навыками. Вообще, этот период — самый благоприятный для развития восприятия, памяти и других психических сфер».

Во время урока легко понять, кто из детей слабовидящий, а кто полностью лишён зрения. Первые практически лежат на парте: наклоняются к книге, чтобы лучше разглядеть буквы. Вторые сидят прямо, спокойно водят пальцем по книге, считывая шифр, состоящий из точек (азбука Брайля). Они приглаживают волосы, вертятся на стуле — при этом, сохраняя лицо абсолютно невозмутимым: у незрячих людей часто практически отсутствует мимика. Для того, чтобы скорректировать эту особенность, в начальной школе введены курсы мимики и пантомимики.

В школе есть и компьютерный класс, адаптированный под незрячих детей: компьютеры со специальной клавиатурой, принтеры.

«Мы постарались создать максимально доступную для ребят среду. Они у нас иинтернетом пользуются, имеют множество друзей в социальных сетях», — поясняет директор.

Слабовидящие дети, хотя и могу читать, также работают с тактильными пособиями. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

«Даже если ругаете, глаза должны быть добрыми»

Как признаются воспитатели и учителя, школьники, у которых полностью отсутствует зрение, попадая в первый класс, не сразу адаптируются к жизни в интернате.

«Здесь всё зависит от родителей. Видите, за той партой сидит Ева. Её родители молодцы, адаптировали девочку, понимали, что в классе будет много ребят, внимание только ей одной уделять не смогут», — говорит заместитель директора по воспитательной работе Ольга Круглова, показывая на симпатичную темноволосую девочку. Ева, слыша, что говорят о ней, поворачивается в нашу сторону и улыбается.

В школе-интернате наполняемость классов — не более 12 человек. Это позволяет учителям обеспечить индивидуальный подход к каждому ребёнку. Всё-таки у всех воспитанников школы есть проблемы со здоровьем. И когда те говорят, что они устали или болит голова — это не просто каприз. Возможно, у ребёнка поднялось внутриглазное давление, нужно отправить его в медпункт или отдохнуть.

Наполняемость классов в школе-интернате — не больше 12 человек. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

Индивидуальный подход нужен, но без перекосов — не баловать, не давать считать себя «пупом земли». Слепая любовь для таких детей — приговор, который навсегда лишит их возможности быть самостоятельными.

«Главное качество для наших воспитателей и учителей: нужно любить этих детей. Но любовь бывает разная. У нас здесь должен быть и пряник, и кнут, — рассказывает Ольга Круглова. — Нельзя бездумно баловать. Если только любить незрячего ребёнка, ему потом сложно придётся. Но я всегда говорю: даже если вы ругаете, глаза должны быть добрыми».

Ольга Круглова с учениками. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

В школе наступает время второго завтрака. Ученики после прозвеневшего звонка бегут в столовую. Стоя в очереди, радостно переговариваются между собой, угадывая какие конфеты получат сегодня. Работник пищевого цеха выдаёт каждому ребенку стакан кефира, кусок мягкой булки и две конфеты. Некоторые из воспитанников подбегают за добавкой.

«Главное правило для наших воспитателей и учителей: нужно любить этих детей» Фото: АиФ / Юлия Шатохина

И дом, и школа

В одном из корпусов школы-интерната располагаются комнаты учеников. Здесь живут дети из отдалённых районов области. Дети, чьи родители не могут каждый день забирать их домой, и сироты. В первых двух случаях — на выходные школьники отправляются домой. Дети без родителей живут в школе постоянно.

В спальнях располагаются несколько кроватей: старшие живут по двое-трое, младшие — по пять-шесть человек. На стенах новые обои — дело рук родителей, картины с животными и природой, стенгазеты, на тумбочках — куклы и машинки. По вечерам ученики собираются в игровой комнате: развлечься, обсудить свои успехи и неудачи.

В одном из корпусов школы-интерната располагаются комнаты учеников. Здесь живут дети из отдалённых районов области — те, чьи родители по роду деятельности не могут забирать своих отпрысков каждый день домой, либо сироты. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

В одной из комнат, после окончания уроков, старшеклассница помогает пятикласснику справиться с математикой.

«У нас хороший детский коллектив: старшие помогают новичкам освоиться в интернате. Есть ребята, которые сдружились», — объясняет Агата Малафеева. К ней подходит молодая девушка: она пришла за справкой. Анна — так зовут посетительницу — два года назад закончила школу-интернат. Сегодня она пришла за документами, которые необходимы ей в получении пособий на ребёнка. Девушка из неблагополучной семьи осталась одна, с младенцем на руках. Директор школы, выдав ей необходимый документ, говорит: «Ты не пропадай, заходи. Мы тебе вещи для малыша соберём».

«Ученики нас не забывают. Приходят даже те, кто окончил школу более 15 лет назад. Делятся своими успехами и неудачами, — поясняет Агата Малафеева. — Все наши воспитанники отмечают, что для них наша школа — это дом. Настоящий, тёплый, с вкусными пирогами и добрыми воспитателями».

Слабовидящие и незрячие школьники обучаются по общеобразовательной программе. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

«Дети знают, что у них есть свои трудности, и учатся с этим жить»

После окончания уроков школьники отправляются на обед. После него большинство старшеклассников идут домой, а те, кто остался — на дополнительные коррекционные занятия. Вечер – время кружков. Выбор у воспитанников школы-интерната большой: кружок танцев, оригами, художественная обработка древесины, туристический клуб и другие.

«Всевозможные кружки помогают детям почувствовать себя талантливыми, учат стремлению к победе. Для них важно умение преодолевать, — говорит заместитель директора по учебной работе Юрий Плотников. — Они чувствуют и знают, что в их жизни есть свои трудности, поэтому стараются приобрести все навыки, необходимые для полноценной жизни».

Незрячие дети пишут с помощью рельефно-точечного шрифта Брайля. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

Работники школы-интерната утверждают, что слепота — не приговор, и человек может быть счастлив и с таким недугом. Как пример, выпускница этой же школы — Наталья Тарковская, кстати, дальняя родственница известного режиссёра. Наталья, по словам учителей, никогда не считала себя ущербной, участвовала во всех олимпиадах, окончила институт с красным дипломом. Уже став кандидатом педагогических наук, вернулась в родную школу в качестве учителя литературы. Сложилось счастье и в личной жизни: на компьютерных курсах для незрячих познакомилась с будущим мужем, который вёл эти занятия. Скоро Наталья вышла замуж, родила девочку. Сейчас не преподаёт, так как находится в декретном отпуске. Мечтает, что когда-нибудь у неё будет двое детей.

«У нас неоднократно складывались пары и из учеников. Люди, которые знают несчастье быть слепым, будут всегда помогать друг другу, — поясняет Юрий Валентинович. — К сожалению, отношение нашего общества к инвалидам до сих пор остаётся пренебрежительным».

В коридоре останавливается симпатичная девочка. Она незрячая. Улыбаясь, говорит: «Агата Генриховна, здравствуйте. А я сегодня пятёрку получила по русскому языку!». Удивляюсь: «Как же она вас узнала?».

Выпускницы школы. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

«У таких детей очень обострено обоняние. Они узнают по запаху духов, понимают, когда ты сменил парфюм или был в пиццерии. Многие из них обладают отличным музыкальным слухом, — поясняет директор. — Да, так сложилось, что они лишены зрения. Но эти дети не хуже других. А, может, и лучше некоторых».

Девочка, хитро улыбнувшись на последние слова руководителя, говорит: «Да, я не вижу этот мир. Но представляю. И он такой красивый!».

Особая школа. Виды коррекционных школ

Большинство родителей (особенно пап) с трудом выносят сами слова «нарушение», «коррекционный» применительно к своим детям. Но что же делать, если в вашей семье растет особый малыш? Чем ближе к 6-7 годам, тем острее встает вопрос о получении образования и тем мучительнее дается ответ на него.

По закону

Закон об образовании гарантирует всем гражданам страны право на обучение. И выбирать, где и как учиться ребенку, могут сами родители. В принципе.

Для детей с проблемами развития, как гласит тот же закон, государство должно создать подходящие условия для обучения. Коррекционные школы и классы и есть те самые «условия». И получить там можно полноценное среднее образование. Или просто — читать, писать и ориентироваться в быту. Выбор программы зависит от тяжести случая.

А если коррекция прошла успешно и ребенок догнал ровесников, можно перевести его в обычный класс.

Школы особого вида

  • 1 вида — для глухих
  • 2 вида — для слабослышащих и позднооглохших
  • 3 вида — для незрячих и детей с остаточным зрением
  • 4 вида — для слабовидящих и поздноослепших
  • 5 вида — для детей с тяжелыми нарушениями речи
  • 6 вида — для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата
  • 7 вида — для детей с задержкой психического развития
  • 8 вида — для детей с умственной отсталостью

Для детей с тяжелыми соматическими заболеваниями создаются школы надомного обучения. Для ослабленных детей и детей с психоневрологическими заболеваниями — школы санаторного типа.

Трудный выбор

В теории все звучит хорошо, правда? Так почему же родители, как от чумы, бегут от коррекционных школ и готовы нанимать репетиторов чуть не с первого класса, лишь бы пойти в «обыкновенное» учебное заведение?

Нередко папы и мамы просто не готовы смириться с особостью своего ребенка. «Это учителя не умеют его учить» (и они зачастую действительно не умеют). «С ним надо больше заниматься» (да — если знать, как именно). «Надо просто построже спрашивать» (а вот это может кончиться очень печально). Записывать ребенка в «отстающие» не хочется. Да и страшно — вдруг «слабый» старт захлопнет перед ним двери в большой мир?

Не будем забывать еще о том, что нередко коррекционные школы — это интернаты. Ребенок живет там пять дней в неделю, возвращаясь домой только на выходные. Почему? Мало специалистов, умеющих работать с «проблемными» детьми. Возить особого ребенка два часа в одну сторону — мучение. А оставить одного — мучительней втройне.

Что же на другой чаше весов?

Многие родители все-таки решаются отдать ребенка в «спецшколу» или класс коррекции. В массовой школе ребенку с задержкой в развитии придется нелегко: в ней нет специалистов, знающих и понимающих, как с ним работать. Маленький, не очень здоровый человек должен в одиночку справиться со своими проблемами. В жертву предполагаемому успешному будущему приносится настоящее, в котором поселяются страхи, неврозы, тревоги, частые болезни. Самое страшное, что может подстерегать особого ребенка в обычном классе, — не насмешки детей и не жадное любопытство взрослых, а постоянное ощущение «я хуже всех». То, что у других получается играючи, от него требует напряжения всех сил. Долго ли ребенок сможет догонять одноклассников без надежды сравняться с ними? Тревожность («Продержаться бы сегодня… сейчас… еще один урок…») переходит в апатию («А зачем стараться? Все равно не получается!»). Апатия перетекает в депрессию («У меня никогда ничего не выйдет!») или протест («Все плохо? Так пусть будет еще хуже!»). В результате ребенок не просто останавливается в развитии, но и теряет с трудом завоеванные крупицы знаний и умений. Происходит то, что психологи называют «тотальным регрессом». Уверенность «я — неудачник» остается с человеком на всю жизнь, нередко определяя все ее дальнейшее течение и ставя под угрозу то самое светлое будущее, ради которого все и затевалось.

Хорошая коррекционная школа предлагает ребенку то, чего не найдешь больше нигде, — от дефектолога и психолога до фитобара, кислородных коктейлей, иппотерапии и специального массажа… Маленькие классы, спокойный темп, учитель со специальной подготовкой — очевидные плюсы.

Но — клеймо «класса для дураков». Но — искусственная среда, никак не готовящая к выходу в большой жестокий мир. Но — ограниченность общения («За кем он будет тянуться?» — спрашивают родители). Наконец — «Мой ребенок учится в школе для детей с задержкой психического развития». Для многих — невыносимо.

Доктор, дай лапу!

В борьбе за будущее подходят все средства. В комплексе. В хороших спецшколах это прекрасно понимают и стремятся по мере возможностей (у частных центров их побольше, у государственных поменьше) уделять внимание не только учебе. Самое простое и эффективное средство для поднятия иммунитета и работоспособности — фитобары с лечебными чаями и кислородными коктейлями — доступно всем. Бассейн, специальная гимнастика и массаж — тоже не редкость. «Конек» 532-й школы — занятия по методу Монтессори. Специалисты из «Святого Георгия» делают ставку на экзотическую пока эвритмию. «Ковчег» обещает арт-терапию и исцеляющее общение с лошадьми — иппотерапию. А еще можно отправиться к «собачьему доктору» в кинологический центр «Ордынцы» на сеанс канистерапии, или к белухе Касперу — на «лечение дельфинами».

Все вместе

Довольно симпатичный вариант, который только-только начинает появляться в России, — это школы интегрированного обучения. Здесь учатся вместе все дети, независимо от наличия или отсутствия диагнозов. Все движутся в общем потоке, но каждый в своем темпе — по здоровью и по способностям.

Ну, где вы еще найдете команду специалистов (врач, психолог, нейропсихолог, дефектолог), которая к каждому ребенку подходит индивидуально и разрабатывает план действий для педагогов, родителей и учеников? А семейный психолог помогает папам и мамам понять и принять особенности ребенка.

Казнить нельзя помиловать

Вбросить особого ребенка в массовую школу, где никто не знает, что с ним делать, — поступок бесчеловечный. Учебное заведение должно быть готово принять ребенка, а тот — следовать школьным порядкам и учебной программе без ущерба для психического и физического здоровья. Задача родителей — привести эти непростые требования к общему знаменателю. И сделать этот выбор придется с открытыми глазами.

Прямая речь

Екатерина, мама Златы Левченко (у Златы аутизм):

«Когда пришло время отдавать Злату учиться, я, как и большинство родителей, не хотела даже думать о коррекционной школе. Однако больше никуда нас не брали. И мы решили попробовать. Я не жалею совершенно. Дочка каждое утро радостно бежит на учебу, где ей уделяют много внимания. В классе всего 6 человек, и подход к каждому ребенку индивидуальный. Программа, конечно, слабовата, но у Златы проблемы с мелкой моторикой и речью, поэтому ей пока достаточно нагрузки. Когда решим наши проблемы, тогда, конечно, будем искать что-то другое».

Белый список специальных школ (по материалам рунета)

Маргарита Горянская

Статья предоставлена сайтом «Health News»

Международный день слепых: день памяти Валентина Гаюи

В 1829 году француз Луи Брайль ‑ воспитанник Парижского национального института для слепых детей разработал универсальную систему рельефно‑точечного шрифта, позже нашедшего распространение во всех странах мира.

В 1803 году Валентин Гаюи получил предложение российского императора Александра I открыть в Санкт‑Петербурге учебно‑воспитательное заведение для слепых.

В 1807 году императором Александром I были утверждены Устав, штаты и бюджет Санкт‑Петербургского института рабочих слепых. Этот год принято считать началом деятельности первого учебно‑воспитательного заведения для слепых детей в России. Санкт‑Петербургская коррекционная школа действует и поныне.

В 1925 году было создано Всероссийское общество слепых ‑ общественная организация, объединяющая в своих рядах 270 тысяч инвалидов по зрению первой и второй групп.

По данным ВОС на 2008 год в России насчитается 300 тысяч незрячих. В стране ежегодно рождается 4 процента слепых и слабовидящих детей.

Незрячим сложно жить в крупном городе – вокруг слишком много опасностей. Особенно внимательным им приходится быть в общественном транспорте: в метро, где край платформы хорошо выделен далеко не на всех станциях; при проходе через турникеты в автобусах.

В Москве для незрячих установлены звуковые светофоры (в городе их 138), в метро и переходах стало больше поручней, недавно появилось социальное такси. Бал также отменен 7‑минутный промежуток проходов по социальной карте (теперь незрячие без проблем могут попасть в метро или автобус с сопровождающим). В автобусах кнопки стоп‑сигнала стали делать на поручнях ‑ раньше они были высоко над дверью. Появилась первая остановочная площадка для слепых с предупредительными знаками. Таких павильонов планируется устанавливать до 300 в год.

С 1967 года в Москве при Всероссийском обществе слепых действует театр «Внутреннее зрение», в котором играют слепые и слабовидящие актеры. Они учат свои роли по азбуке Брайля или аудиокассетам, а на сцене ориентируются по звуку шагов партнеров и их голосам. Им помогают их зрячие коллеги: отрабатывают вместе все движения, чтобы они выглядели естественно. В храме Воскресения Христова в Сокольниках на утренних службах поет хор слепых. Этой традиции почти сто лет: еще в 1913 году первый настоятель храма протоиерей Иоанн Кедров предложил певчими сделать незрячих ‑ тогда существовали гимназии, где учились только слепые, они изучали многие дисциплины, в том числе пение и закон Божий. Теперь в хоре поют восемь слепых и трое зрячих ‑ три сопрано, два альта, три баса и два тенора. Ноты они читают также по тексту Брайля.

В ноябре 2006 года профессор, офтальмолог и бизнесмен Игорь Медведев открыл необычный ресторан на Октябрьской. Называется он Dans Le Noir ‑ «В темноте». Зал на пятьдесят человек абсолютно темный, посетители на входе сдают все источники света ‑ зажигалки, телефоны, фотоаппараты. Незрячие официанты не только принимают заказы и носят еду, но и помогают посетителям передвигаться по помещению. По словам организаторов, вся прибыль ресторана идет на развитие Всероссийского общества слепых.

По статистике десятую часть населения планеты составляют инвалиды, многие из которых ‑ одаренные и талантливые личности. Среди слепых было немало знаменитых людей: древнегреческий поэт Гомер, подаривший миру «Илиаду» и «Одиссею», немецкий философ Евгений Дюринг, болгарская ясновидящая Ванга, скульптор Лина По. Широко известны имена российских писателей и поэтов Эдуарда Асадова, Михаила Суворова, Николая Рыбалко и многих других. Слепыми были Джордж Ширинг, английский джазовый пианист, руководитель квинтета, разработавший в конце 1940‑х годов новое ансамблевое звучание; Рэй Чарлз, человек‑легенда, самый знаменитый слепой музыкант современности, обладатель множества наград, среди которых 14 премии «Грэмми»; Стиви Уандер, американский музыкант, певец, композитор, мультиинструменталист, аранжировщик и продюсер, кардинально расширивший вселенную ритм‑н‑блюза. Слепыми являются знаменитый итальянский оперный певец Андреа Бочелли и Эрик Вайхенмайер ‑ первый в мире скалолаз, который достиг вершины Эвереста, будучи незрячим.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Пансионат для инвалидов по зрению в Подмосковье

Пожилые люди, имеющие дефекты со зрением, нуждаются в специализированном и особом уходе. А также необходимо обеспечить ему определенные условия проживания. Многие слепые не могут самостоятельно себя обслужить и предоставить себе все необходимое для нормального проживания. Поэтому, одно из лучших решений – госпитализация больного в дом инвалидов и престарелых «Эдем» в Москве и Московской области.

Пансионат для пожилых и слабовидящих организует комфортабельные условия проживания пожилых людей, которые имеют патологии со зрением. Наше учреждение осуществит правильный и надлежащий уход за такими больными, а также предоставит им квалифицированную медицинскую и бытовую помощь. Над постояльцами круглосуточно ведется контроль обученным персоналом, а общение с людьми, имеющих аналогичные проблемы, не дает больному отстраниться от социума.

Стоимость услуг

Состояние пациента / Условия проживания Стандарт Улучшенные условия Люкс
Самостоятельные, способные к самообслуживанию от 850 руб. от 1450 руб. от 1800 руб.
Нуждающиеся в посторонней помощи от 1300 руб. от 1500 руб. от 1900 руб.
Лежачие и тяжелобольные от 1450 руб. от 1650 руб. от 2400 руб.

Услуги дома инвалидов и престарелых «Эдем»

Уход за слабовидящими в интернате для слепых в Москве состоит:

  • Организация гигиенических процедур.
  • Кормление больных.
  • При необходимости замена подгузников или обеспечение туалета на утку.
  • Организация досуга, что сможет поддерживать интересы и увлечения больного.
  • Оказания услуг: стрижка волос, ногтей.
  • Стирка одежды и нижнего белья слепого.
  • Глажка одежды.
  • Замена постельного.

Посещать пенсионеров в доме слепых разрешается в любое время, а все услуги предоставляются круглосуточно.

Как определиться с домом престарелых для слепых?

Все дома для инвалидов и престарелых делятся на государственные,
которые осуществляют все услуги бесплатно и частные, а за размещение в нем необходимо платить. Бесплатные интернаты для слепых взрослых людей имеет свои требования, которым должен соответствовать каждый больной. Это могут быть возрастные ограничения, критерии в состоянии больного и другие основные и четко установленные параметры. Частные пансионаты для престарелых и инвалидов не имеют таких ограничений, что позволяет принимать всех больных. В тяжелых случаях слепоты, человек нуждается в регулярном контроле и обученном персонале. Такой вид услуг могут предоставить лишь частные интернаты для слепых, взрослых пациентов. Индивидуальную опеку не смогут обеспечить в государственных учреждениях из-за нехватки медицинских сотрудников.

Какой из вариантов выбрать, решают родные слабовидящего, рассчитывая на свои возможности, и опираясь на цели.

Преимущества санатория для слабовидящих «Эдем» в Москве и Подмосковье

На сегодня, в Москве и Московской области существует множество домов для инвалидов и престарелых. Мы предлагаем обратиться к нам, в дом для слепых «Эдем», где мы организуем профессиональный перечень своих услуг для жизни престарелого инвалида:

  • Размещение интерната для престарелых инвалидов в зеленой экологической зоне в пределах Москвы и городов Подмосковья.
  • Работа в учреждении осуществляется дипломированным персоналом, который не только окажет медицинскую помощь при необходимости, но и обеспечит слепого заботой и уважением.
  • Пансионат обеспечен современным и инновационным оборудованием.
  • Комнаты для проживания оснащены всем необходимым для проживания и организации досуга пожилых инвалидов.
  • В учреждении заботятся о развлечении больных, соответственно возрастной категории и физическим возможностям.
  • Уход за тяжелобольными и лежачими пациентами.
  • Отношение к пациентам всегда доброжелательное.
  • Слабовидящий получает возможность общаться с людьми с похожими проблемами.
  • Возможность посещения родственниками на протяжении суток в любое время.
  • В доме престарелых можно заказать ряд дополнительных услуг индивидуально для пациента.
  • Проведение регулярных прогулок на свежем воздухе, что благоприятно сказывается на здоровье больных.

Назад к разделу «Медицинский уход»

Пансионат для инвалидов по зрению

Пожилые люди, которые имеют проблемы со зрением, нуждаются в особом уходе и помощи. Важно обеспечить им комфортные условия проживания. Пожилому человеку с возрастом становится все сложнее самостоятельно заботиться о себе. Вдвойне тяжелее людям, у которых возникают проблемы со зрением. Человек начинает чувствовать себя беспомощным, испытывает стресс. Потому задачей родственников и близких является обеспечение пожилому человеку всех необходимых условий для полноценной жизни.

Помощь слепым и слабовидящим людям в СПб

Лучшим решением будет помещение в наш частный интернат для слепых и слабовидящих «Долгожители» в Санкт-Петербурге. Наш пансионат инвалидов по зрению обладает всем необходимым для комфортного проживания человека, имеющего инвалидность по зрению. Во всем здании имеются специальные поручни, комнаты оборудованы для максимального комфорта и удобства передвижения. Помимо этого за каждым пожилым человеком закреплена сиделка, которая ежедневно, 24/7 следит за состоянием здоровья подопечного, общается с ним и во всем помогает.

Возможности интерната для инвалидов по зрению

Наш пансионат для слепых создает все условия для проживания пожилых людей, которые имеют патологии со зрением. Наши работники организуют полноценный, правильный и грамотный уход за каждым пожилым человеком. Сестры милосердия всегда выслушают постояльца, помогут во всем, вывезут на прогулку или помогут прогуляться самостоятельно. Довольно быстро пожилые люди привыкают к нашей обстановке, отлично ориентируются и становятся максимально самостоятельными. Специалисты постоянно проводят со слепыми и слабовидящими людьми занятия, на которых развивают их мышление, память, слух и другие органы чувств. Они учат пожилых людей тому, что полная или частичная слепота – это не приговор. Можно достойно прожить старость, общаться со сверстниками, заниматься любимым делом, творчеством, гулять, слушать концерты и кино.

Уход за инвалидом по зрению в доме престарелых для слепых в СПб

Уход за слепыми в пансионате для слабовидящих «Долгожители» в Санкт-Петербурге состоит из:

  • помощь в осуществлении гигиенических процедур;

  • кормление, помощь в приеме пищи;

  • помощь с походом в туалет, смене подгузника, судна;

  • стрижка волос и ногтей, бритье;

  • организация досуга работниками пансионата;

  • развивающие занятия;

  • общение с психологом;

  • стирка и глажка белья и одежды;

  • смена постельного белья;

  • уборка и проветривание комнаты;

  • ежедневный мониторинг состояния здоровья.

Вы можете без сомнений помочь слабовидящему пожилому человеку оформить документы на постоянное проживание в нашем доме инвалидов по зрению в СПб. Можете быть уверены, что он круглосуточно будет окружен заботой, вниманием и уважением. Часто наши постояльцы считают проживающих и сестер милосердия своей семьей. Вместе они занимаются хобби, гуляют, проводят время, посещают оздоровительные занятия. Им никогда не бывает скучно или грустно. Наши работники организуют досуг для всех проживающих, вывозят их на различные мероприятия. Регулярные прогулки и забота оказывают благоприятное воздействие на здоровье и психоэмоциональное состояние наших подопечных.

Интернаты для слепых детей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *