Илья сачков личная жизнь

Содержание

Илья Сачков – о борьбе с недосыпом, посмертном видео и самообороне

Прежде чем основатель Group-IB выстрелит из автомата, он проводит экскурсию по своему кабинету. Черно-белый узор на обоях отсылает к комнате Шерлока Холмса на Бейкер-стрит, а исполинская статуя Венеры у окна – прямая копия скульптуры из Черного вигвама в «Твин Пиксе». Когда вступаешь в войну с киберпреступниками, вся жизнь иногда ошибочно принимает форму компьютерный игры. Но Сачков, основатель Group-IB, понимает, что за преступлениями в интернете стоят реальные люди. Многих из них он знает в лицо. И готов бороться с ними самыми радикальными способами. «Это настоящий автомат?» – спрашиваю я, указывая на оружие, висящее над его рабочим столом. Не проронив ни слова, Сачков подходит к пушке и, едва успев сказать: «Закрой уши», нажимает на курок. Стекла в его кабинете дрожат, на обоях остается черный след от выстрела, а секретарши непринужденно варят кофе в соседней комнате. «Они уже привыкли», – объясняет Сачков, усаживаясь за стол. И, пока моя голова разрывается от звона, я задаю первый вопрос.

Учитывая особенности твоей работы, тебе часто приходилось драться?

Периодически. Ну, слушай, я не люблю драться. Тренеры всегда говорят, что лучшая драка – та, что не состоялась.

Когда-то я готовил текст про RAMP, сайт по продаже наркотиков в глубоком интернете, и его главный администратор мне написал: «Вы одни, а в Москве тысячи людей, которые за дозу готовы сделать все, что я у них попрошу. Поэтому осторожней ходите по улицам». А твоя компания в том числе помогла прикрыть RAMP. Наверное, такие дела вызывают некий дискомфорт?

Да-да. Но в первые годы работы нам так не казалось, потому что мы были совсем мальчишками. А потом от этого было уже некуда деться. Но теперь иное время. Все истории про личную безопасность разворачиваются в других странах, а в России ключевую угрозу представляют коррупционеры. Всякие подставы, проверки, беззаконие – это вещи посерьезнее личных угроз. Расправляться с людьми физически, как в 1990-е, – это, мне кажется, уже не российский способ. Но я могу ошибаться.

А российский способ – он какой?

Организовывать всякие подставы. Как с Голуновым, например. Хорошо, представим, что меня убьют. Тогда компания Group-IB станет всемирно известной. Раз в десять известнее, чем сейчас. На этот случай у моих коллег даже есть план.

Серьезно? Вы проработали план управления компанией после твоей смерти?

Да. Первое правило самурая – готовься к смерти. Второе – получи что-либо от своей смерти. Если я умираю, то, поскольку общаюсь с большим числом людей, эта история задевает не только меня, но и их.

Наверное, это не очень корректный вопрос, но у вас есть четкий сценарий управления Group-IB после твоей смерти?

Да, конечно, есть. Вообще-то есть несколько сценариев – в зависимости от того, что со мной случится. Первый появился еще в 2014 году – тогда какая-то опасность уже витала в воздухе. Например, у меня есть посмертное видеообращение к сотрудникам. Учитывая интеллект людей, с которыми мы воюем на темной стороне, его необходимо было снять.

И чтобы защитить себя, ты занялся тайским боксом? Не самый приятный вид единоборств. Тебе нравится испытывать боль?

К боли быстро привыкаешь. Но ее гораздо больше на специальной военной подготовке. Бокс – это все-таки спорт. А военная подготовка – выживание. И когда ты пытаешься выжить – а во время тренировок по военной подготовке тебе буквально давят на глаза, боль ощущается совсем иная, нежели когда тебя по привычке бьют в лицо.

А зачем вы внедрили военную подготовку в Group-IB?

Потому что человеческая жизнь – это вещь невосполнимая.

Это была твоя идея?

Да, это я придумал. Потому что оказался на сборах по военной подготовке и решил, что буду проводить ее в офисе круглый год. Уличная преступность в Москве и других крупных городах сейчас крайне мала, нежели какое-то время назад. И ситуация, когда тебе придется защищаться, может произойти внезапно. Например, ты можешь оказаться в бегущей толпе во время массового инцидента и упасть. И что тогда делать? Многие говорят: я закрою лицо и голову руками и буду лежать, – но это гарантированная смерть. Тебе нужно цепляться за ногу бегущего человека, и только тогда ты выживешь. Если ты долго занимаешься спортом, то в подобные минуты сможешь рискнуть. Для нас это… Это нас сплачивает, это интересно.

Как к этому отнеслись сотрудники?

А это необязательное занятие. Хочешь – приходишь. Не хочешь – не приходишь. Сейчас мы взяли паузу, потому что обычно занимаемся на крыше, и теперь из-за погоды ищем другое место. У нас в офисах много приборов для самообороны. Вот, например, мультитул, 16 инструментов в одном. Если ты возьмешь его в руку, он может превратиться в смертельное оружие, потому что край железки острый, его можно использовать как опасную бритву. Я эту штуковину ношу в картхолдере. Надеюсь, она никогда мне не пригодится.

Ситуации уже возникали? Просто тебя сложно представить с оружием в руках. Студент Бауманки, который занимается расследованием киберпреступлений…

В драках я участвовал много. Меня били, и я бил. Повторюсь, без драк, конечно, лучше. Но я помню, как на первом курсе дважды попадал в опасные ситуации. Впервые – когда в перегоне у станции «Рижская» взрослый мужчина вынул телефон из кармана спящего парня, вышел на станции, а я побежал за ним. Кричу: «Стой! Верни телефон!» Бегу вверх по ступеням, прыгаю на него, валю на пол и зову полицию. Потом мы два часа просидели в отделении, выясняя, что случилось. Все говорят, что поступок мой идиотский. А я думаю по-другому. Вторая ситуация спасла меня от внутреннего позора. Ночь, я на Измайловском острове с моим первым цифровым фотоаппаратом, который подарил отец. У меня в кармане пистолет «Удар». Я всем его рекомендую, если хотите хоть немного обезопасить себя.

Травмат?

Нет, пистолет «Удар» – это газовый пистолет (устройство дозированного аэрозольного распыления – прим. ред.). Продается без лицензии. Внутри патронов перцовое масло. А тогда в Измайлово можно было встретить кого-нибудь веселого. И мимо меня прошли три парня, зашли во внутренний двор старой крепости, вышли обратно и направили на меня пистолет. Я по пистолету понял, что он либо пневматический, либо зажигалка. И они говорят: «Давай фотоаппарат». Я отвечаю: «Хорошо». Достаю пистолет и стреляю одному из них в лицо. А дальше я побежал за ними, не догнал и пошел в полицию на острове. Есть и более жесткие ситуации, о которых я не могу рассказывать. Поэтому считаю, что в ряде случаев лучше, когда у тебя есть какое-то средство защиты. Потом можешь пожалеть, что у тебя его не было.

Ты не боишься навредить другому человеку?

Если на тебя направляют пистолет, это означает, что в тебя хотят выстрелить. Мне, честно говоря, в такие моменты все равно, причиню я боль человеку или нет, потому что у меня пытаются забрать жизнь. Добро должно быть с кулаками. Надо защищать свои активы. А здоровье – это очень важный актив.

Ты не ответил, нравится ли тебе испытывать боль? Чувствуешь ли ты в эти моменты, что тренировка приносит плоды?

Боль бывает разная. Есть физическая боль от тренировки – она мне очень нравится, а есть боль, когда у тебя рвется связка, ломается кость – такая боль мне не нравится. Она свидетельствует не о прогрессе, а о том, что ты делаешь что-то неправильно.

Во сколько ты просыпаешься?

Чаще всего в 7:30 – если утром нужно ехать на спорт. Если не нужно, я с удовольствием просплю до девяти.

А ложишься во сколько?

Около часа ночи. Недосып – это моя фундаментальная вредная привычка. Раньше с этим было проще, а теперь я чувствую, что мозг переходит в режим сохранения энергии. И я недополучаю в плане коммуникативных способностей, креатива и прочего. Поэтому сейчас я думаю реже бывать в Москве. Проводить вне города дня три-четыре.

В месяц?

В неделю. Я хочу высвободить пространство для творчества.

Я заметил, что в твоем инстаграме чуть ли не половина последних постов посвящена спорту. Почему тебе важно демонстрировать свои успехи?

Во-первых, чтобы мотивировать сотрудников заниматься спортом.

А себя ты так мотивируешь?

Через посты в инстаграме?

Да, через лайки и комментарии.

Знаешь, для меня инстаграм – это фотодневник. Если случилось что-то хорошее, например, мы выиграли «Гонку героев» или я пробежал дистанцию, которую не преодолевал раньше, я могу это отметить. И поскольку инстаграм просматривают сотрудники, мне важно им об этом рассказать. У меня такая точка зрения: если мы делаем для своих клиентов сложные проекты, которые подразумевают дисциплину, силу воли, интеллект и так далее, но не справляемся с поддержанием своего тела в хорошей форме, как мы можем гарантировать клиенту результат? Я не требую от сотрудников занятий спортом, но они понимают, что спорт развивает силу воли, а она точно приводит к успеху. Если мы называем себя киберспецназом, то должны поддерживать такой же стиль жизни.

При этом ты куришь сигары? Я видел фотографии.

Я очень редко курю. Сколько я выкурил сигар за год? Три. И это каждый раз были случайности. Например, оказался на Питерском форуме, где крутили сигары, подумал, что надо попробовать. Но я не получаю от этого особенного удовольствия.

Мне кажется, чтобы бороться со стрессом, в принципе существует не очень много приемов. Еда, секс, спорт.

Спорт – самый лучший способ. Еще хороший способ – встретиться с друзьями. Передо мной сейчас не стоит задача борьбы со стрессом. Для меня стресс – это фоновая история. Я утром просыпаюсь и уже из-за чего-то переживаю. Еще один неплохой способ – выпить чего-нибудь. Не могу сказать, что я противник алкоголя. Я считаю, что это компанейская история, для разговора, а не на каждый день. Так что я могу выпить вина. Более крепкие напитки при рабочем графике – не моя история. Еще один способ борьбы со стрессом – путешествия или литература. Зачастую, когда мне становится страшно, я моментально геймицифирую ситуацию. Я понимаю, что все происходящее со мной сейчас – это очень интересно, несмотря на то что страшно. Я стараюсь представить себя в виде героя будущей книжки и начинаю записывать, что со мной происходит.

Вероятно, вам также будет интересно:

Илья Сачков: «Чтобы побеждать, надо сражаться с более сильным противником»

Александр Кузнецов: «Я вырос в Севастополе, городе романтичных гопников»

Кристиан Бэйл: «В 45 лет в голове крутится только одно: «Зачем я вписался в это дерьмо?»

alan-enileev ›
Блог ›
Человек и Движение. Артем Большаков и CarPrice.

Здравия жедаю Вам, дорогие друзья : ) С Вами свежий выпуск спецпроекта «Человек и Движение», в рамках которого мы узнаем больше о тех, кто так или иначе посвящает свою жизнь автомобильной сфере, и сегодня я рад представить Вам интервью с Артемом Большаковым, который является одним из ключевых двигателей набирающего дикие обороты проекта под названием CarPrice.

Нахожу интересным то, как мы познакомились – у меня есть друг, проживающий в США, он является владельцем крупнейшего в мире инстаграм-аккаунта по теме автомобильных видео (carinstagram_video – более миллиона подписчиков). Как-то в беседе он рассказал, что его товарищ, с которым они учились вместе в штатах, запустил сей стартап в России (CarPrice). На тот момент я уже где-то слышал об этом проекте и Ваш покорный слуга попросил у американского бро контакты, и вот я уже в их офисе, начинаем общение : )

Алан: Артем расскажи пожалуйста, с чего все начиналось? Сейчас мы сидим в большом офисе, но, думаю, что изначально все выглядело гораздо проще!)

Артем: Да, буквально на днях попались фотографии, где мы сидим в опустошенном ангаре с одним стулом и столом. А сейчас у нас уже более 150 сотрудников, которые каждый день помогают людям с продажей автомобилей.

Алан: Слышал, что перед тем, как заняться CarPrice, ты учился в США?

Артем: Сначала я закончил Финансовую Академию в Москве, а затем решил поступить в Бостонский университет, где отучился два года.

Алан: Это был полезный опыт?

Артем: Да, конечно. За время обучения я в деталях изучил то, как должен работать правильный автомобильный аукцион. В Америке в этом плане уровень серьезный, к примеру, один из аукционов, деятельность которого я анализировал, за день пропускает через себя более 1 000 автомобилей! Еще в штатах, как и в Европе, совершенно другой уровень клиентского сервиса.

Алан: А как вообще появилась идея создать первый автомобильный аукцион в России?

Артем: Появилось осознание того, что в России, к сожалению, такой модели нет, а потребность рынка есть. И мы решили исправить эту ситуацию – 15 июня 2014 года мы запустили наш проект CarPrice. Мы начали покупать у наших первых клиентов автомобили, еще не зная, как это будет точно работать. Но мы верили в идею и знали, что в мире это уже развито, а у нас толком нет. По результатам работы сразу же стало понятно, что общество готово к переменам, что люди начинают ценить сервис и цивилизованный подход.

Алан: В чем ваша главная фишка?

Артем: В первую очередь мы – клиентоориентированная компания. До нашего появления было всего два основных способа продать машину: делать это самостоятельно через объявления, наклейку под стеклом и т.д. или сдать машину в трейд ин. В первом есть большие риски, во втором большая потеря в цене.

В обоих случаях человеку приходится что-то доказывать, торговаться, спорить с матерыми представителями автобизнеса, в общем, сталкиваться с негативом. Мы же стали своего рода проводником в автомире для человека, который ценит свое время, силы и деньги. С нами сложный процесс продажи машины максимально упрощается и ускоряется.

Понятное дело, что, несмотря на общие тенденции, еще есть люди, которые предпочитают самостоятельно копаться под капотом вместо того, чтобы сдать машину в сервис. Но для тех, кто ценит свое свободное время и знает ему лучшее применение, CarPrice – это выход.

Алан: Так как на деле все выглядит?

Артем: Человек, который хочет продать машину, заполняет форму на сайте carprice.ru, приезжает в одно из наших отделений и проходит диагностику. Мы смотрим, как работает двигатель, коробка, битый ли автомобиль, крашеный и так далее. У нас прописан софт, который позволяет все проверить максимально быстро и эффективно. После диагностики данные об авто загружаются на онлайн-аукцион для дилеров и автосалонов. Он идет 30 минут, затем мы объявляем максимальную цену клиенту и сразу же отдаем деньги.

Пару месяцев назад мы запустили партнерскую программу с Gett. Теперь все наши клиенты уезжают от нас на такси домой абсолютно бесплатно.

Алан: А есть мысли запустить аукцион для физических лиц, чтобы простой человек мог не только продать автомобиль, но и при желании купить?

Артем: Мысли об этом есть, но пока рано говорить что-то конкретное, ибо в этом вопросе очень много подводных камней, пока прорабатываем варианты. Сейчас у физ. лиц есть возможность участвовать в аукционе косвенно. То есть они могут приобрести автомобиль на нашем аукционе через дилера, который сотрудничает с нами.

Алан: Сколько уже отделений CarPrice есть?

Артем: В Москве открыто уже семь отделений. Они разбросаны по всему городу, чтобы к нам было удобно добраться из любой точки. В Санкт-Петербурге одно отделение, в Саратове тоже теперь есть, в общем расширяемся : )

Алан: Артем, какие планы на будущее?

Артем: До конца года открыть отделения в 12 крупных городах России и приступить к международной экспансии.

Алан: Что можешь сказать касаемо кризиса? Как он отразился на вторичке?

Артем: Вторичка не реагирует так сильно, как сфера продажи новых авто. Если у новой машины есть производственная стоимость, то б/у машина это уже другое и активность здесь будет сохранятся — люди покупают, продают, меняют, тут всегда все немного вне экономики.

Мы заметили, что цены сильно подросли за декабрь, январь, февраль. Люди побежали тратить деньги на новые автомобили, а при продаже цену уже подняли. Эффект роста цен здесь губителен для игроков автобизнеса. А в марте рынок начал возвращаться к своим истокам и машины, купленные с декабря по февраль, стали стоить дешевле, ибо спрос слишком низкий.

Алан: Артем, будь добр, дай наставление всем тем молодым, кто читает нас сейчас и только планирует покорять этот мир, в чем бизнес-секрет успеха?

Артем: В любом бизнесе залог успеха это две вещи — идея и команда. Качество исполнения идеи намного важнее самой идеи. Что касается идеи в бизнесе, то не нужно изобретать колесо. Наша страна — это страна огромных возможностей, у нас созревшая экономика и общество, но цивилизованность немного отстает. Смотрите на то, что уже у нас есть, но что требует другого подхода и реализации.

Финиш. Друзья, на этом завершается наше общение с Артемом Большаковым, идейным двигателем CarPrice.ru, удивительно конечно то, как сильно они стрельнули всего за год, впечатляет : )

Ваши мнения, товарищи? Задавайте Ваши вопросы по теме, с радостью позже добуду ответы : )

С уважением, Алан Енилеев.

Основатель Group-IB стал участником стычки с таксистами у Кремля

По данным источников, по подозрению в совершении преступления был задержан уроженец Москвы 1986 года рождения Илья Сачков.

В пресс-службе Group-IB сообщили РБК, что накануне вечером Сачков написал заявление на таксиста из-за угрозы жизни и здоровью. «Инцидент произошел 20 ноября из-за постоянно создаваемой таксистами пробки возле отеля Four Seasons. Сачков попросил нескольких водителей такси уехать. Из одной из машин вышел водитель и начал угрожать», — говорится в сообщении.

В компании добавили, что в конфликт Сачкова и таксиста вмешались еще порядка пяти водителей такси. Угрозы дошли до физических действий, после чего Сачков использовал механический распылитель УДАР из соображений самозащиты.

На сайте производителя УДАРа говорится, что действие устройства основано на прицельном метании жидкости. Оно заряжается одноразовыми аэрозольными малогабаритными баллончиками, заполненными жидкостью с раздражающим веществом. УДАР позволяет произвести пять выстрелов без перезарядки. Для его приобретения не требуется разрешение МВД.

Затем он приехал в отделение полиции и написал заявление на нападавшего, добавили в Group-IB.

«Уверены, что запись с видеокамеры расставит все по своим местам. Просим всех адекватно оценивать подаваемую информацию и следить за развитием событий», — заключили в пресс-службе.

В своем видеообращении, которое Сачков передал РБК, он рассказал, что в ходе конфликта применил газовый распылитель. По его словам, он сделал это после того, как таксист замахнулся на него рукой с целью нанести удар по лицу. Как отметил Сачков, сперва он сделал предупредительный выстрел в сторону, однако это не подействовало на таксиста, после чего он «сделал распыление» ему в плечо.

Основатель Group-IB сообщил, что у него есть фотография, подтверждающая отсутствие пробки перед конфликтом. Также он предложил дождаться появления видеозаписей с камер наблюдения, которые подтвердят его слова.

Сачков также заявил, что именно он вызвал наряд полиции и первый написал заявление, а таксист сделал это позднее.

Илья Сачков работает в области расследования инцидентов информационной безопасности с 2003 года. Тогда он вместе с однокурсниками по МГТУ имени Н.Э.Баумана открыл компанию Group-IB. За последние восемь лет был отмечен государственными грамотами и благодарностями, в частности от министра внутренних дел России Владимира Колокольцева.

В мае этого года Group-IB по просьбе «Первого канала» провела техническое расследование аномального голосования на шоу «Голос. Дети». Эксперты компании пришли к выводу, что в ходе голосования за участников шоу имела место накрутка голосов с помощью СМС и звонков зрителей. Специалисты обнаружили, что более 41 тыс. голосов за одного из участников поступило с двух групп номеров. Эксперты также выявили ряд уязвимостей в веб-сайте и приложениях, через которые регистрировались голоса.

Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

«Я бы не купил Maybach, если бы не российский менталитет». Правила потребления главы Group-IB Ильи Сачкова

Большое искусство предпринимателя — вырываться на свободу

Когда начинаешь свое дело, думаешь, что свободы станет больше. Все ровном счетом наоборот. Это большое искусство предпринимателя — вырываться на свободу. Компания становится твоим детищем, ты занимаешься им 24/7. Я всегда стремлюсь к идеалу, вижу сны про работу, просыпаюсь ночью и снова думаю о том, как сделать что-то еще лучше, еще эффективнее, еще круче. В моем случае предпринимательство выросло из хобби, став отчасти даже вынужденной мерой по масштабированию моего увлечения. Если бы на первом курсе я получил грант от государства или университет выделил лабораторию и фондировал ее деньгами, я бы не стал предпринимателем. Но когда меня не взяли на работу в полицию (тогда еще милицию), я понял, что другого пути нет, кроме как создать свою собственную компанию — так и возникло investigation bureau — расследовательское бюро, впоследствии Group-IB. В 8-м классе я приобрел забавный предпринимательский опыт: продавал программку с переделанной специально под нашу школу компьютерной игрой. Я понял алгоритмы хранения файлов в игре и переписал уровни и героев: вместо классических монстров в ней было можно охотиться за «монстрами», непосредственно связанных с нашим учебным процессом. Видимо, уже тогда я встал на путь Threat Hunting Intelligence (дословно: охота за киберугрозами и киберразведка). Моя идея вызвала неподдельный интерес у одноклассников. Дискета продавалась за 15 рублей.

Мой герой — это человек в черном костюме, следователь Дейл Купер из Twin Peaks

Одна из важных статей расходов в моей жизни — это деловая одежда, в первую очередь костюмы. Я считаю, что руководитель компании по кибербезопасности, ведущий расследования и встречающийся с директорами по безопасности, обязан носить качественные классические костюмы. Поэтому одежду я шью на заказ. В эту же категорию расходов входит все, что связано с мужскими, джентльменским аксессуарами: галстуки, обувь, ремни, часы. Возможно, это разрыв шаблона о молодых предпринимателях. Они, например, не носят дорогих часов. А вот моя профессия и стиль, наоборот, к этому располагают. Такой облик отвечает представлениям большинства заказчиков и представляет собой некую геймификацию моей деятельности. Мой герой, как я его представляю, — это человек в черном костюме, следователь из Twin Peaks Дейл Купер. Помимо костюма, у него есть часы, вероятно, стоимостью не меньше нормальной американской зарплаты. Первые часы у меня были от Tommy Hilfiger, они появились в 2004-м и стоили 6000 рублей — тогда для меня это была крупная сумма. Сейчас ношу Parmigiani Fleurier и как их бренд-амбассадор другие часы носить не могу. Мне повезло, что определенные элементы и аксессуары вписываются в образ, связанный с расследованиями киберпреступлений. Да, наверное, кому-то покажется, что я играю в агента: иногда я Пинкертон, где-то Шерлок Холмс, где-то агент Купер.

Оставляю памятные «засечки» на жизни

Еще одна важная категория — это спорт, спортивные девайсы, в первую очередь кроссовки для бега — для полумарафона, «Гонки героев». Я начинал с обычных любительских кроссовок, чуть не порвал себе ахиллово сухожилие и после этого начал тщательнее выбирать обувь для бега. Теперь у меня порядка 12 пар кроссовок, ношу их в зависимости от дистанции, температуры. Следующая категория расходов — здоровье. Это расходы на исследования, которые иногда выходят за рамки страховки. Моя работоспособность напрямую связана со здоровьем. Например, у меня были проблемы со сном, я не мог спокойно заснуть, нормально выспаться, поэтому изучал свое здоровье, пока не решил проблемы. Как только что-то начинает болеть, я стараюсь понять, из-за чего это происходит. Четвертая статья расходов — это отдых и приключения, связанные с яркими впечатлениями. Это то, что учит меня чему-то новому, вдохновляет, оставляет памятные засечки, следы о том, что жизнь проходит. Стараюсь их делать не в тупом формате, например, если это день рождения, то непременно вечеринка. Мой прошлый день рождения прошел на крыше на Цветном бульваре, в импровизированном театре «Кандидат», который создал Федор Елютин. Гости пришли не на день рождения, а в театр. Это был сюрприз. У них на приглашениях значилось «Кандидат Сачков 32, приходите». Они все стали участниками иммерсивного шоу, в которое вовлекается вся аудитория, и пережили уникальный опыт того, как легко человек способен изменить свой выбор, в зависимости от ситуации и контекста, как наш мозг нас обманывает. Такие истории я очень люблю.

В России надо быть классиком

Весь июль я пробыл в Сингапуре без машины и водителя, что было невероятно комфортно. Там чуть более удобная система такси и общественного транспорта, и никто не будет возражать, если ты придешь в поло, а не в костюме. Пожалуй, в Сингапуре людей можно обидеть только шортами. В России все-таки надо быть «классиком». Более консервативны только англичане. Однажды у нас произошла неловкая ситуация, когда мы встречались с английской полицией: я был в галстуке, а мой коллега — в костюме, в рубашке, в ботинках, с ремнем, чистенький, выбритый, но без галстука. На следующий день мы поехали в другой город на встречу с одной английской компанией — с их сотрудниками, отвечающими за безопасность, при этом совсем не из среды правоохранительных органов. Но коллеги из английской полиции уже успели им сообщить, что наш человек явился на деловую встречу без галстука. С тех пор прошло много лет, но они до сих пор помнят вопиющее нарушение британских традиций. Эти игры, связанные с джентльменскими аксессуарами, со временем уходят из истории человечества. Вспомним совсем старые атрибуты джентльменов: трость или некоторые виды шляп или кепок с острыми козырьками. Окружающие решат, что ты, вероятно, нездоров, если выйдешь с ними на улицу. Хотя я пару вечеров прогуливался возле своего дома с тростью, а однажды и в белогвардейской форме на 7 ноября, на День согласия и примирения. Мои друзья даже подарили мне открытку, на которой «вмонтировали» мое фото в кадр из сериала «Белая гвардия» с Пореченковым и Хабенским.

Я всегда говорю моим сотрудникам: «Ребята, вы просто посчитайте»

Для нашего поколения характерен принцип rent not buy — экономическая теория современной урбанизации позволяет значительно дешевле брать в аренду некий объект, чем иметь его во владении, — это правило касается и luxury-сегмента, и это отличие молодых предпринимателей от бизнесменов старой школы, которые под себя заказывают яхты и самолеты. Элементарный пример проживания в Москве показывает: если у человека есть 10 млн рублей, то правильная инвестиция в несколько портфелей позволяет ему снимать квартиру стоимостью 100 000 рублей в месяц. При этом квартира с ежемесячной арендой в 100 000 рублей всегда будет стоить значительно дороже 10 млн рублей. Таким образом, правильное инвестирование 10 млн рублей позволяет отвлечь их от инфляции и жить в более комфортабельной квартире, чем та, которую вы бы купили за эту сумму. Такая несложная калькуляция приводит к слому шаблона, доставшегося нам от родителей. Люди не умеют считать. Я живу в съемной квартире в самом центре Москвы с потрясающим панорамным видом. Пассивный доход с моих инвестиций генерирует мне деньги, за которые я и снимаю жилье. Это шок для наших сотрудников, которые периодически приходят подписывать документы для ипотеки. Я им всегда говорю: ребята, вы просто посчитайте. Но все равно свой отпечаток накладывает и воспитание, и общественный диктат по поводу недвижимости.

Я бы не купил Maybach, если бы не российский менталитет

Я следую правилам книги Роберта Кийосаки «Бедный папа, богатый папа», распределяя большинство денег по разным портфелям и в инвестировании играю в очень простые игры, за исключением сложных манипуляций с криптовалютой. Именно криптовалюты позволили мне купить достаточно дорогую машину — Maybach. Я остановил свой выбор на нем по нескольким причинам, это история не про понт, а про комфорт работы. Я очень много работаю в машине, это мой второй рабочий офис — с выдвигающимся столом, за котором можно писать и работать. В ней комфортно спать, что крайне важно для меня как человека, который спит мало и плохо. А с учетом того, что я очень много передвигаюсь по городу, я становлюсь таким образом более эффективным для компании. Но я бы не покупал Maybach, если бы не российский менталитет у предпринимателей старой волны, среди которых много наших клиентов. Есть классический взгляд представителей старой школы, они смотрят, на каком автомобиле ты приехал, на твой телефон, бросают взгляд на твою руку с часами и заглядывают под стол, оценивая обувь. Наверное, существует код минимальных затрат, которому они следуют. И вряд такие люди могут позволить кому-либо управлять большим процессом, связанным с безопасностью и огромными деньгами, если вы не соответствуете их понятиям о том, как должен выглядеть партнер по бизнесу. Я это не поддерживаю, но играю по этим правилам.

Я живу в истории капитализации денег

Я вообще не покупаю вещей вне названных категорий. Я не покупаю предметов искусства, недвижимость, слишком дорогие подарки, на питание очень ограниченно трачу деньги. Я живу в истории капитализации денег. Деньги, потраченные сейчас, стоят меньше, чем деньги, вложенные в будущее. Всякий раз я думаю, потратить ли мне на что-то условные 12 000 рублей? Либо на эти 12 000 рублей лучше сейчас купить акций или крипты, которая будет расти? Я выбираю второе, потому что рассчитываю на пассивный доход, с которого могу совершить траты. Как только деньги мне приходят в виде зарплаты на карточку, 60% этих денег уходят сразу в инвестиционный пакет. Бывают периоды, когда просто на жизнь я трачу не более 40 000 рублей в месяц.

Большое искусство работодателя — учесть интересы нескольких поколений

Чтобы компенсировать профессиональные перегрузки в моей жизни, я езжу вожатым в детский лагерь «Полюс» под Подольском в группы с детьми возраста 11–12 лет. Раз в год короткие смены, на которые выпадают школьные каникулы — зимой, осенью либо весной. Это еще довольно прагматичный способ бороться с дисбалансом, потому что детский лагерь позволяет провести диджитал-детокс. Педагогическому составу запрещено пользоваться мобильными телефонами, и времени на работу не остается, поэтому нет ни ни звонков, ни деловой переписки. Я вижу совершенно другое поколение — с иной музыкой, мультиками, фильмами, детскими блогерами. Это удивительно, предыдущее поколение детей, с которыми я ездил вожатым в 2013 году, еще смотрело советские мультики — и «Капитана Врунгеля», и «Остров сокровищ», и «Падал прошлогодний снег». Последнее поколение пропустило и их и прошло уже даже мимо покемонов — в последнюю смену мы столкнулись с проблемой, что часть креативного педагогического состава не воспринималась детьми. Как работодатель я преследую и прагматический интерес к этому новому миру — общение с детьми позволяет мне понять их интересы — в Group-IB сегодня работают четыре или пять поколений. Большое искусство — учесть интересы всех, когда, например, мы организуем корпоративные мероприятия. Если мы пригласим, например, группу «Крематорий», которая мне нравится, мы потеряем 90% сотрудников.

Дела в истории капитализируются больше, чем деньги

Деньги дают возможность реализовывать любимое дело и поддерживать себя в форме, быть здоровым и спортивным. Для меня денежная мотивация полностью вторична. Первична мотивация — достижения компании. Если мы за год не сделали ничего нового, но выручка компании выросла, у меня будет плохое настроение. А если даже не выполнили финансовый план, но активно развиваем новые проекты — оно будет не таким плохим, потому что дела в истории капитализируются однозначно больше, чем деньги. Деньги в любой момент могут обесцениться. А технология, которую мы сделали или расследование, которое провели, остаются в истории человечества. Это наша память. В могилу с собой ничего не унесешь.

Мой первый автомобиль однажды чуть не стоил нам жизней

Самая первая большая трата — первый автомобиль. Это был Rover 75, стоивший 150 000 рублей в 2006 году. Деньги я взял в долг, отдавал их частями. Автомобиль был 1997 года выпуска, с огромным пробегом — на нем мы ездили на наши первые расследования. Rover до сих пор на ходу, великолепный внутри — с салоном от дизайнера Jaguar, но сейчас не стоит ничего, но, может, лет через 50 получит историческую ценность. Планирую отдать его в автомобильный клуб Бауманки. Правда, однажды Rover чуть не стоил нам жизней, когда мы с друзьями поехали на водохранилище на востоке Москвы, в «Бухту радости». Там отмечали праздник вэдэвэшники, которым очень сильно не понравилась розовая майка моего друга. Мы спасались оттуда доблестным бегством: успели вскочить в автомобиль и уехать. И как только мы выехали на Ярославку, у него сломалась пружина, и он встал. Остановись он чуточку раньше, возможно, ни ровера, ни нас бы уже не было.

Мы боремся со злом в чистом виде

Социальным проектам и благотворительным фондам («Вера», «Подари жизнь», «Линия жизни») мы в Group-IB помогаем, бесплатно защищая их в интернете от скама, от мошенничеств, от фишинговых сайтов — довольно часто киберпреступники действуют от имени фондов, собирая деньги якобы для передачи их подопечным, мы пресекаем это. Кроме того, некоторые направления расследований мы также проводим абсолютно бесплатно, если это вызывает у нас четкую антипатию к преступникам — живодерам в интернете, маньякам или террористам, мы боремся со злом в чистом виде, которое никак не может быть оправдано. Недавно я разговаривал с «философами», которые пытались мне объяснить, что нет понятия зла и все в мире относительно. Дискуссия чуть не закончилась дракой на фразе «давайте посмотрим на действия Гитлера с другой стороны». С какой «другой» стороны? Для меня Сталин — чистое зло, хотя я не вызову поддержки многих россиян этой фразой. И человек, который оборачивает котенка в полиэтилен и протыкает его гвоздями, тоже творит чистое зло. И я не могу понять ни в каком формате, как подобные действия можно оправдать. В таких случаях мы готовы помогать. Мы бесплатно тратим свои человеческие ресурсы и расходуем вычислительные мощности для того, чтобы этих людей найти и оградить от общества. Многие нас просят помочь, потому что у них украли деньги. Понимаю, что эти деньги могут быть последними. Но зачастую деньги крадут из-за абсолютного нежелания человека усвоить простейшие основы информационной безопасности. Нужно потратить 30 минут и почитать на выбор десятки тысяч статей в интернете о том, как это происходит. Для тех, кто в 2019 году не знает, как защитить себя в интернете от кражи денег, возможно, нужен один такой урок, чтобы они усвоили: для того, чтобы не стать жертвой, необходимы знания.

Основатель и генеральный директор компании Group-IB Илья Сачков рассказал «Коммерсантъ Стиль» о том, почему для него так важно каждый день заниматься спортом, правильно питаться и носить классические костюмы, а также каково это — быть одним из 50 самых стильных мужчин России по версии журнала GQ и сотрудничать с часовой маркой Parmigiani Fleurier.

— Как вы решили начать свой бизнес?

— Когда в 2003 году я учился на первом курсе Бауманки, на кафедре информационной безопасности, почти случайно прочитал книгу экс-агентов ФБР Криса Просиса и Кевина Мандиа «Incident Response: Investigating Computer Crime». Мне стало интересно, кто занимается расследованием компьютерных преступлений в России. Оказалось, что кроме правоохранительных органов никто. Идея детективного стартапа не выходила из головы, и я вдохновил одногруппников создать компанию Group-IB. Мы оказались в нужное время в нужном месте. За 15 лет мы вместе с правоохранительными органами провели более 1 тыс. расследований в 30 странах мира, 150 дел закончились для киберпреступников реальными сроками. Мы не продаем красивые коробочки, мы добиваемся, чтобы преступники оказались за решеткой.

— Много ли вам приходилось работать первые три года?

— Вначале у меня была иллюзия: когда я буду работать только на себя и смогу самостоятельно управлять своим графиком, свободного времени станет больше. Но с каждым годом свободного времени становилось все меньше и меньше, а работать приходилось все больше и больше. Событий, встреч стало так много, что график начал трещать по швам. Я стал пользоваться специальными приемами, которые позволили эффективно управлять рабочим временем.

Единственное, наверное, что меня до сих пор расстраивает,— практически не остается времени на что-то важное, «для себя». Поэтому я заставляю себя делать жизненные to-do-листы на год и тщательно слежу, чтобы они исполнялись.

Костюм из шерсти, галстук из шелка, лоферы, все — Paul Smith; сорочка из хлопка, Marol (Frame);часы Kalpa Grande из белого золота, Parmigiani Fleurier

— Что сейчас в этом списке?

— Концерты, конный поход, сплав на байдарках, экскурсия по нашему офису для отца. Много всего, пунктов 50.

— Какие выполненные пункты из прошлого списка принесли вам больше всего радости?

— Я смог прожить две недели без телефона и интернета, находясь в тренировочном спортивном лагере. «Цифровой детокс» замечательно чистит голову, хотя первое время, признаюсь, было очень непросто жить в таком «вакууме». И совсем неожиданное — завел кота.

— Что вам помогает сконцентрироваться, когда вы понимаете, что недостаточно сосредоточены?

— Если времени мало, слушаю неоклассику. Из российских исполнителей мне нравится iday, из иностранных — Ludovico Einaudi. Если есть час свободного времени, занимаюсь спортом: бег, плавание, гребной тренажер. Если стоит задача полностью перезагрузиться, иду на горячую йогу. Но лучше всего — внезапно встретиться с друзьями и стараться не думать о работе.

— Как регулярно вы занимаетесь спортом?

— Каждый день по 1–2 часа.

Пиджак и брюки из шерсти, Andrea Campagna; сорочка из хлопка, Marol (Frame); галстук из шелка, Isaia; ботинки, Barrett (Frame); часы Tonda 1950 из розового золота, Parmigiani Fleurier

— Как вы совмещаете это с насыщенным рабочим графиком?

— Я знаю, что в любой момент может произойти то, что кардинально изменит мой график на день. Сегодня утром, например, у меня была запланирована утренняя тренировка, но я ее пропустил из-за важной встречи. Когда что-то экстренное происходит и утром, и вечером, и спортом вообще не получается заниматься, мне помогают 15–22-минутные тренировки с помощью мобильных приложений. 15 минут спорта в день увеличивают продолжительность жизни — это доказанный факт, а жить в здравом уме и в здоровом теле хочется подольше.

— Про вас рассказывают, что у вас какой-то свой особенный рацион питания. Раскроете секрет?

— Утром — сложные (медленные) углеводы. Каждый день гречка или полба с какими-то белками, обычно это вареные яйца без желтков. Днем — овощные салаты без заправки, вечером тоже салаты, иногда добавляю курицу, белое мясо, рыбу или что-то из морепродуктов. Вот и все. У меня каждый день всегда все одинаковое. Некоторые считают даже, что я в плане еды ужасный аскет, потому что я вообще почти ничего вкусного не ем — ни тортов, ни булочек, ни пиццу. Но меня это вполне устраивает.

— Как вы думаете, система питания помогает продуктивности?

— Конечно! Если бы у меня было чуть больше времени, я мог бы разнообразить свой рацион, но из-за командировок, перелетов, переездов делать это достаточно сложно. К тому же я заметил, что сбалансированное питание позволяет мне находиться в более энергичном состоянии. У меня действительно много энергии, я не хочу спать днем, мне легко после завтрака, достаточно хорошо спится из-за легких ужинов. Но я не робот. Вчера, когда я был в саду «Эрмитаж», очень захотелось съесть гречневую лапшу, и я сделал себе маленький подарок. Такие внезапные «подарки» себе дарят гораздо больше эмоций, чем если бы я позволял себе их каждый день.

— Делаете ли чекапы, пьете ли витамины?

— Витамины пью по назначению врача в зависимости от нагрузок: в первую очередь все, что нужно для эффективной работы мозга — Омега 3, 6, 9, и спортивные витамины — для суставов, мышц, обмена веществ, иммуноукрепляющие и так далее.

— К чему вы стремитесь? К успеху, долголетию?

— К счастью. Я делаю то, что делаю, потому что верю в это. Моя задача — не успех, слава или много денег, а просто делать то, что я делаю, несмотря на проблемы и сложности. И при этом оставаться максимально счастливым.

Важно понимать, что счастье позволяет работать с большей отдачей и удовольствием.

— Вас включили в список «50 самых стильных мужчин в 2017 году» по версии журнала GQ. Как вы к этому относитесь?

— Внешний вид — это уважение к человеку, с которым вы встречаетесь. Меня так родители воспитали. А некоторые литературные и киногерои дали некий ориентир, например, Шерлок Холмс. Надеть костюм на встречу в нашем деле означает некую церемонию. В жизни всегда должно быть место для маленьких церемоний. И встречи людей, которые носят костюм,— это как раз об этом. Не важно, сколько стоит костюм — 5 тыс. или 100 тыс. рублей. Главное, как он на тебе сидит, комфортно ли ты себя в нем чувствуешь? Первый мой костюм вообще был с чужого плеча, сына подруги моей мамы. А теперь у меня есть разные костюмы, и мне очень нравится их носить. Мой партнер — Дима Волков, технический директор Group-IB, так же как и Марк Цукерберг, любит футболки и джинсы. Он — технарь, работает с инженерами. И это его маленькая церемония. А моя роль — быть в костюме.

Пиджак и брюки, Atelier Portofino (Frame); ботинки, Paul Smith; сорочка из хлопка, Marol (Frame); галстук из шерсти, Isaia; часы Tonda Metrographe из стали, Parmigiani Fleurier

— Шьете на заказ или покупаете готовые?

— У меня нестандартная фигура, не очень большой рост и широкие плечи из-за занятий плаванием, поэтому найти хороший готовый костюм довольно сложно, проще сшить. Да и хочется свои идеи вложить в то, что могут для тебя сделать, выбрать ткань, подкладку и прочее.

— Расскажите, как вы начали сотрудничать с часовой маркой Parmigiani Fleurier?

— О, это было очень интересно! Часы на запястье мужчины — это как костюм, некий элемент истории, игра в церемонию, продолжение традиций. Я достаточно много читал про Parmigiani, и мне понравилось, что это семейная компания со своей философией и с производством 6 тыс. часов в год. Недавно я был в долине Валь-де-Травер, где лично познакомился с основателем дома Parmigiani Fleurier Мишелем Пармиджани. Часы — смысл его жизни. Мы достаточно долго разговаривали про их часовое ремесло, и меня приятно удивило, что он знает историю каждой своей модели. Потом я увидел, как делают эти часы, как реставрируют шкатулку XVIII века. Закрытая шкатулка, оттуда вылезает маленькая птичка, двигает клювиком, играет мелодия. На моих глазах часовщики разобрались, как работает механизм из маленьких деталей, который люди XVIII века создавали без всяких компьютеров.

— Вы сотрудничаете только с Parmigiani?

— У меня также есть партнерство с известной автомобильной маркой. На самом деле таких предложений по сотрудничеству довольно много, я не со всеми иду на контакт. А с Parmigiani мы как-то сразу подружились. Если бы ко мне пришел другой часовой бренд, совсем не факт, что я бы согласился. Мне нравится, когда компании с похожей философией в каком-то смысле объединяются. При этом у меня нет задачи на этом строить лайфстайл карьеру, я не раскручиваю специально свои аккаунты в социальных сетях, у меня все натурально. Знаю нескольких известных предпринимателей, которые любят себя раскручивать, сотрудничают со специальными агентствами, делают три поста в день, сторис с определенными хештегами, определенное количество рекламных постов, покупают подписчиков. А у меня все естественное, настоящее, с живыми подписчиками. И для меня это лучший актив.

Костюм из шерсти, галстук, ботинки, все — Paul Smith; сорочка, Isaia; часы Tonda Quator из розового золота, Parmigiani Fleurier

Текст: Екатерина Зиборова
Фотограф: Алексей Константинов
Ассистент фотографа: Александр Лосевский
Стилист: Василиса Гусарова @StyleSupervision
Ассистент стилиста: Мария Дионина @StyleSupervision

Илья сачков личная жизнь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *