Елена маньенан плес

Отзыв: Отель «Частный визит» (Россия, Плес) — В гостях у Елены Маньенан.

Плес-небольшой уютный городок на берегу Волги в Ивановской области. Он давно уже облюбован туристами. И не зря. Есть в этом месте что-то умиротворяещее.
В летний сезон, конечно, здесь много гостей. А вот в межсезонье он тих и спокоен.
Таким мы увидели его в апреле.
Весна еще только вступала в свои права. Таял снег и лед на реке. Сквозь яркое, но еще не теплое солнце начинали проявляться цвета, которых так не хватало зимой. Все вокруг просыпалось, но еще не набрало силу движения. Поэтому при замечательной яркой погоде можно было насладиться тишиной.

Великий русский художник Исаак Ильич Левитан провел здесь несколько лет. И эти места давали ему вдохновение и силу, благодаря чему он написал множество прекрасных картин, на которых изображены именно пейзажи Плеса и его окрестностей.

Планируя поездку в Плес, мы непременно хотели посетить ресторан «Частный визит», потому как были немало наслышены о его хозяйке Елене Маньенан.
Это удивительная женщина с интересной и непростой судьбой.
Благополучную жизнь во Франции она поменяла на жизнь в российской глубинке, а именно в городе Плесе, где и наша свое предназначение.
Елена очень позитивный человек и с удовольствием дарит свой оптимизм и обаяние другим людям.
Елена занимается не только предпринимательством, но и благотворительностью.
Она взяла опекунство нам несколькими детьми из детских домов.
Она участвовала во многих передачах, в которых рассказывала и о кулинарии, и о своей жизни и о многом другом. В интернете ведет свой кулинарный канал, в котором делится своими замечательными рецептами.
В общем, жизнь у нее кипит. Она уже давно стала известным человеком не только в своем городе и области, но и за его пределами. Да что там говорить, уверена, что о ней слышали многие жители нашей страны.
Мы решили сами посетить этот ресторан и утром отправились на поиски заветного домика, чтобы позавтракать.
Город Плес стоит на холмистой местности. На одном из таких холмов и расположился гостевой дом Елена Маньенан «Частный визит».

По сути — это целый комплекс, в который включены гостиничные номера и ресторан.
Во дворе часто проходят различные мероприятия. Это могут быть, как зимние праздники, такие как новогодние торжества и Рождество, проводы масленицы, так и летние мероприятия.

Все пестрит -платочки, коврики, различная деревенская утварь.

На весеннем солнышке хорошо всем))

Вот такое необычное дерево с галстуками встречало нас во дворе. Что оно означало, мы не знаем. Но нам показалось это забавным.
Остается только догадываться, как тут красиво может быть летом.
Но межсезонье имеет определенный плюс — это малое количество туристов и гостей города. Иногда этот аспект позволяет увидеть и прочувствовать гораздо больше, чем прогулка при большом количестве людей.
Вот и мы попали в гости без очередей и толчеи.

Деревянный массивный стул, скорее, даже трон))

Внутри помещения тоже все было пестро и ярко.
Нас встретила сама хозяйка. Она была очень доброжелательна и улыбчива.

В тот достаточно ранний час вместе с ней в ее доме завтракали, как мы поняли, ее соседские подруги.
Далее к нам вышел молодой человек, как оказалось, это ее сын. Он проводил нас к столу.
Вот такая музыкальная лестница ведет на второй этаж, Как мы поняли, там располагаются гостиничные номера.

Это часть веранды, на которой мы завтракали.
В доме Елены много букетов из сухоцветов и всяких мимишных интерьерных штучек.

Любой уголок в этом доме украшен. Это, например, окно туалета.

Дом Елене и ее семье достался старый. Не в смысле ветхий (хотя, возможно, и этот момент присутствовал), а старинный. Хозяйка украсила каждый уголок.
Сложно сказать, в каком силе создан интерьер дома. Скорее, это эклектика. Тут и русский стиль, и прованс, и этнический. Мне даже показалось, что где-то были нотки мещанства.
Что немаловажно, в доме было очень чисто!

Меню, как такового в ресторане нет. Как нам объяснил сын Елены, их заведение носит название «гостевой дом». А как известно, когда люди идут в гости, то им, как правило, не озвучивают список блюд, которыми их будут угощать. Гостей кормят тем, что есть в доме. Так и у них. Есть определенные блюда, ими и угощают гостей.
Все верно, не поспоришь))
Собственно, сам завтрак.

Надо сказать, что различных угощений было достаточно много. И все было очень вкусное!
Как мне показалось, приготовлено с большой любовью. В основном, это была выпечка и варенье.
Стол был застелен белоснежной вязаной узорной скатертью, а еду нам подали в красивой посуде. Было очень тепло и гостеприимно.

Андрей — сын Елены, рассказал, что, конечно, его мама сейчас сама не готовит, а больше занимается управленческой деятельность. По хозяйству ей помогают. Она строго придерживается определенных рецептов приготовления своих блюд — будь то обычное блюдо или заготовки, которые делаются на зимний период в больших количествах.
Елена не позволяет вносить никакие изменения и отклонения в свои рецепты и следит за этим очень строго.
Повторюсь — все, что мы пробовали было очень вкусно. Вплоть до банального варенья.

Сын Елены Андрей через какое-то время присел к нам за стол и стал с нами беседовать. Расспросил откуда мы, как нам понравился город. В свою очередь мы его тоже засыпали вопросами о городе и жизни в нем. Он отвечал, как нам показалось, очень искренне.
Честно говоря, было очень приятно, что гостям уделяют еще и такое внимание.
Конечно, был апрель и кроме наше было занято еще один-два стола. В летний период, когда Плес переполнен туристами, вряд ли возможны такие беседы с хозяевами.
Эта беседа привнесла еще один приятный штришок в посещение Плеса и гостевого дома «Частный визит».
Благодаря беседе с ним мы узнали много интересного и нового о Плесе.
Из окошка веранды, где мы завтракали, открывался такой вот чудесный вид на Волгу и часть города.

После завтрака мы пересмотрели три огромных альбома с фотографиями разных знаменитостей, которые бывали в гостях у Елены Маньенан. А было их, надо сказать, очень и очень не мало.
Гостевой дом «Частный визит» уже давно стал одной из визитных карточек Плеса и я рада тому, что мы смогли там побывать и познакомиться с хозяйкой.
Его посещение оставляет в душе какую-то добрую нотку. А по-другому и быть не может, ведь все там сделано с любовью.
Очень советую не только посетить этот милый городок с его прекрасной природой, но и ресторан «Частный визит». Уверена, вам понравится!
Всем интересных путешествий!

«Мама из Бургундии»: жительница Плёса воспитала 16 детей и основала экодеревню

Елена Маньенан поистине удивительная женщина. Прожив 12 лет во Франции, она вернулась с семьей в российскую провинцию и основала уникальный гостевой дом «Частный визит», который стал визитной карточкой Плёса. А вот тех, кто знает Елену как приемную маму, воспитавшую 16 детей, гораздо меньше.

Другая планета

Во Францию Елена вместе с мужем – французским журналистом Андре, двумя детьми от первого брака и их общим сыном Даниэлем уехала в 1988 году.

– Это была другая планета, – рассказывает Елена Вячеславовна. – Восхищение, красота, изобилие…

Знакомые французы с таким восторгом говорили про русских, Гагарина, Большой театр, Пушкина, что ее наполняла гордость за Россию. Русских эмигрантов с их презрением и агрессией к родине Елена не понимала.

Семья 6 лет прожила в Париже и еще 6 лет в Бургундии, где купили замок. Когда муж потерял работу, Елена, как настоящая русская женщина, нашла выход. Стала продавать на местном рынке то, что сама готовила: пирожки, борщ и другие блюда по домашним рецептам.

Дом на берегу озера

Спустя 12 лет жизни во Франции Елена предложила мужу у­ехать в Россию. Андре согласился при условии, что это будет не комфортная и привычная для нее Москва, а такая же глубинка, как Бургундия – 370 км от столицы. Муж был уверен, что российская провинция проиграет французской и Елена захочет уехать обратно.

– Мы начертили на карте круг на расстоянии 370 км от Москвы и поехали по этому кругу, – вспоминает Елена. – За четыре месяца с кошкой, собакой и младшим сыном Даниэлем накатали 7,5 тыс. км.

Старшие сыновья после 12 лет во Франции не захотели возвращаться на родину.

Время было трудное, голодное, но вопреки прогнозам «доброжелателей», что семью Маньенан ограбят или случится чего похуже, Елена встречала в пути хороших людей. Они делились последним куском и пели, даже когда им было плохо. Одним словом, показывали русский характер. Андре Маньенан, который собирал материал для книги о России, удивлялся, а Елена в этом путешествии еще лучше узнала и поняла свою страну.

– Мы побывали в таких дальних уголках, куда Макар телят не гонял, – говорит она.

Когда осенью начались заморозки, Елена за смешные деньги купила дом в деревне Меленки Ивановской области. В первый же год Маньенан провели в дом воду из колодца, купили водонагреватель, сделали теплый туалет – не бургундский замок, но жить можно. Так бы они и жили на берегу живописного озера, но Даниэлю нужно было ходить в школу. И не только ему – к тому времени в семье уже жили двое приемных детей.

«У нас все время кто-то жил»

Приемная семья – это всегда целая история. Приемными родителями становятся не вдруг, к этому приходят постепенно, этому можно научиться. Если в сердце есть место для чужого ребенка, который становится своим.

– Идея возникла у меня еще во Франции, – вспоминает Елена. – У меня было трое мальчиков, а мне так хотелось еще и девочку. Когда произошло землетрясение в Спитаке, мы с мужем позвонили в армянское посольство и предложили свою помощь: «Давайте мы в семью ребенка возьмем». Нам ответили, что армяне никогда не отдают детей на усыновление, у них нет ни одного детского дома. Если с родителями случилась беда, ребенка возьмут родственники, если их нет – соседи, нет соседей – другие армяне.

Когда Елена вернулась в Россию и увидела детские дома, сколько в них детей, в каких условиях они существуют, она поняла: в ее родной стране что-то не так. Но еще раньше она взяла в семью беженцев из Узбекистана – Наталью и ее детей.

Перебравшись в Иваново, Маньенан помогали маме глухонемого мальчика, у которой не было денег возить его в специализированный интернат в Шую. Каждую неделю доставляли туда и обратно. Затем в их семье появились новые дети – Маша, Ксюша, Женя… Кстати, Ксюша сейчас живет в Салехарде, вышла замуж за офицера, у них маленькая дочка Ариша.

– У нас все время кто-то жил, кто несколько месяцев, а кто-то 6–7 лет, – говорит Елена. – Только шестеро детей были взяты официально через отдел опеки, остальных или привели, или они пришли к нам сами.

Услышав вопрос, можно ли любить чужих детей так же, как своих, Елена закипает: «Я вашего вопроса не понимаю!» Но берет себя в руки и объясняет:

– Вот представьте себе ситуацию: вы спешите на работу и видите в луже котенка. У человека всегда есть выбор: вздохнуть и пробежать мимо или вытащить из лужи и предложить его прохожим – вдруг кто-нибудь возьмет. А можно сказать себе: «Бог с ней, с работой!», вытащить котенка, принести домой, налить молока в блюдце и побежать дальше по делам. Вот так же и с детьми: если ты их вытащил из лужи, взял к себе, пригрел, то вернуть их в ту среду, в которой они были и где им было плохо, уже невозможно. Да и вспоминать им об этой стороне жизни не хочется.

Когда все свои – нет большего счастья

Праздники за большим столом

Сейчас в семье Елены живут две приемные девочки – Настя и Ксюша. Всего две. Они десять лет в семье, уже почти взрослые, одной 15 лет, другой – 16.

– Не забывайте, что я-то уже не девочка. Мне 61 год, – смеется Маньенан.

Девчонки учатся музыке, рисованию, английскому – образованию детей Елена всегда уделяла много внимания. Ее старшие воспитанники разлетелись, у них своя жизнь и семьи, многим уже под 40.

Старший сын Саша так и живет во Франции, он входит в двадцатку лучших барменов мира и достиг в этом бизнесе больших успехов, звезда французского ТВ. Средний – Дмитрий – окончил высшую поварскую школу Франции и стал первоклассным поваром, работал в мишленовских ресторанах, но вернулся в Россию и усилил в Плёсе бизнес-команду мамы. Даниэль – специалист по компьютерам, переводчик и тоже помогает Елене в делах. По-прежнему вместе с ней те самые Наташа и ее сын Миша, который стал уже взрослым мужчиной и надежным помощником.

По праздникам дети Елены приезжают к ней в Плёс и собираются за большим столом. Правда, не удается всем выбраться одновременно. Андре Маньенан после 14 лет жизни в России все-таки вернулся на родину. Но сама мама из Бургундии во Францию, несмотря на всю свою любовь к этой замечательной и много давшей ей стране, обратно не собирается. Разве что в путешествие.

– Я мечтаю, что когда-нибудь мы всем «табором» сможем проехать по Франции, чтобы дети вдохновились ее красотой, но главное, с благодарностью оценили и поняли свою родную страну Россию, которой они очень нужны, – говорит Елена.

Елена Маньенан в своей экодеревне

Кстати

Елена Маньенан известна не только как владелица гостевого дома «Частный визит» и как автор двух гастрономических бестселлеров «Триумф пирогов» и «Живите вкусно!», но и как создатель экодеревни «Знатная сторонка» в деревне Выголово.

В большом деревенском хозяйстве есть гуси, утки, перепелки, козы, овцы, лошадь, сад и огород, музей «Кошкин дом» с кошками и котятами, много арт-объектов, сделанных со вкусом и душой. 29 июня в туристическом комплексе пройдет фестиваль земляники. В программе – мастер-классы по варке земляничного варенья и других феерических лакомств из свежей лесной ягоды.

В экодеревне Елены есть настоящий «Кошкин дом»

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник+» №06-2019 под заголовком «Мама из Бургундии».

Биография Маньенан Елены Вячеславовны

Биография, история жизни Маньенан Елены Вячеславовны

Всем известна фраза «пути Господни неисповедимы», авторство которой приписывается св. апостолу Павлу. Она в полной мере относится к Елене Вячеславовне Маньенан, долгие годы прожившей на чужбине, но сумевшей раскрыть свой потенциал, вернувшись на родину.
Детство и юность
Елена Вячеславовна родилась в Москве 13 июля 1957 года. Через 7 лет она поступила в общеобразовательную школу. В 1978 году Елена получила высшее образование.
Семья
Вскоре после окончания института Елена вышла замуж, родив вскоре двух сыновей. Однако в середине 80-х годов отношения с мужем испортились до такой степени, что они разошлись. В это же время она познакомилась с французским журналистом Андре Маньенаном. Они поженились вскоре после развода Елены. Для ее второго мужа этот брак также не был первым. Незадолго до их встречи он развелся. Его первой женой была скромная, по словам Андре, библиотекарша Людмила, с которой он познакомился в середине 60-х годов. Свою вторую жену вместе с сыновьями он в 1988 году увез во Францию. Там у пары родился еще один сын – Даниэль.
Возвращение на Родину
Семья переехала в Россию, в общем-то, случайно. В 1997 году Елена, Андре и их младший сын Даниэль отправились погостить у ее родных. В России у мужа возникла идея написать книгу о жизни в русской глубинке. Семейство довольно долго кочевало по деревням, пока не оказалось в одной из них – Меленки Ивановской области. Через пять лет они переехали в небольшой город Плес. Здесь они купили дом, построенный более 140 лет тому назад. Он был переоборудован под частный гостевой дом. Бизнес оказался более чем успешным. Этому в немалой степени способствовало развитие информационных технологий – постояльцы активно делились в Интернете отличными впечатлениями от пребывания в нем. Широкую известность гостевому дому «Частный визит» принесла показанная в 2011 году телепередача Михаила Ширвиндта «Хочу все знать». Через год в ресторане при этом мини-отеле отужинал Дмитрий Медведев с женой. Его резиденция располагалась неподалеку от Плеса.
Помимо гостиничного бизнеса, Елена активно занималась общественной деятельностью. Она стала постоянной гостьей «Огонька», местного социального-реабилитационного центра для детей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Одно из посещений окончилось знакомством с 14-летним сиротой Евгением Сурковым, опека над которым была оформлена в 2005 году. Двумя годами позднее в семье появился еще один приемный ребенок – Оксана Дегтярева. В апреле 2008 года Елена стала опекуном еще одного сироты – Григория Паконина. Всего же в семью было принято 10 воспитанников, каждый из которых получил прекрасное образование.

Переселившись из замка в Бургундии в «русские Канны» — волжский город Плес, сделать отличный и очень дорогой ресторан русской кухни. Находясь в самом пекле битвы амбиций политиков и миллиардеров, держать нейтралитет. Верить, что хорошие пирожки для успеха важнее, чем интриги и связи. За день, проведенный с хозяйкой «Частного визита» Еленой Маньенан, корреспондент «Денег» Мария Либерман убедилась, что такое возможно.

Утро на горе Панкратке начинается рано. Плес, как известно, стоит на семи холмах, но для местных эти холмы — горы: Левитана, Соборная, Воскресенская, Больничная, Шариха и Холодная — они еще спят, сияя свежеотреставрированными местными нуворишами церквами и музеями и сдержанными, в купеческом стиле, но добротно отстроенными домами. Под ними спит знаменитая плесская набережная, на строительство, перестройку и обустройство которой федеральные власти потратили миллиарды. Зато на Панкратке уже кипит жизнь: на вершине горы — знаменитый «Частный визит», тот самый, где ел и нахваливал Дмитрий Медведев в 2009 году, и из которого не вылезает столичный бомонд.

Пыхтя и отдуваясь, по лестнице карабкается семья москвичей, рассчитывая занять одну из беседок, но они уже заняты, официантки птичками порхают по горе вверх и вниз и мечут на столы все, чем прославился ресторан: паштеты, блинчики, пирожки, пшенную кашу… Комплексный завтрак стоит 1800 руб. с человека, но в этой «глуши», в 400 км от Москвы, к забубенным ценам уже привыкли — сотка земли здесь стоит полмиллиона, плохонький домик на первой линии — от 10 млн руб.

— Здравствуйте, мои дорогие!

Маленькая улыбчивая женщина в длинном цветастом платье, с седыми, уложенными валиком волосами распахивает объятия неприкаянной семье. Приобняв отца семейства за плотную талию и одновременно обмениваясь репликами с его женой и детьми, хозяйка «Частного визита» Елена Маньенан увлекает гостей в дом, чтобы там усадить на веранде и сдать с рук на руки официантам. По ходу движения цепким глазом успевает заметить: там салфетка с пианино сползла, тут пятно на чехол для стула поставили. В ту же минуту замеченные недочеты устраняются — у Маньенан вялых сотрудников нет, хотя работает ресторан круглосуточно, так же как и маленькая, на восемь номеров, гостиница.

Владения Маньенан сравнительно небольшие: на 13 сотках разместились три купеческих дома (первый купила и перестроила, переехав сюда в 2001 году с мужем Андре — французским журналистом, два другие долго и любовно строила), но участок кажется еще меньше из-за огромного количества вещей. На каждом дереве — по десятку скворечников, резные наличники, не поместившись на окнах, развешаны по участку, деревянные куклы выглядывают из-за каждого куста, в домах между салфетками и кружевами теснятся фотографии именитых гостей. В гостиной Маньенан ждет помощница Галя — надо выбрать эскизы декоративных тарелок с видами Плеса, присланные местной художницей.

— Ничего, лишним не будет, если не в доме повешу, то в сувенирном магазине продам,— объясняет мне Маньенан.— Лето, фестиваль за фестивалем, гостей — пруд пруди. Скоро — шаляпинский дачный — я его обожаю, Спиваков приедет с «Виртуозами Москвы». Потом «Зеркало», главный наш фестиваль.

Я в Плесе уже несколько дней, от безделья успела зачитать подшивку влиятельного местного журнала «Власть. Ивановская область» и благодаря этому знаю, что местные фестивали — тема не такая мирная, как можно подумать, слушая Маньенан. Именно из-за них пробежала кошка между отцами-основателями возрожденного Плеса. Миллиардер Шевцов, потратив в начале нулевых около 5 млрд руб. на благоустройство и став мэром, хотел развивать Плес как элитный курорт для столичных дачников. А бывший губернатор Ивановской области Михаил Мень настаивал на концепции массового туризма: фестивали плюс горнолыжный курорт. Сражаясь против этой концепции, Шевцов даже развешивал по городу знаменитый левитановский Плес («Над вечным покоем») с подъемником поперек полотна, чтобы наглядно доказать ничтожность этого плана. Канатку действительно строить не стали, но в целом власть все-таки победила деньги. По инициативе Меня фестиваль имени Тарковского «Зеркало» был перенесен из Юрьевца, где Тарковский родился, в неродной ему Плес, за ним десятками подтянулись и другие мероприятия.

— А почему нет? — Мягко улыбается Маньенан, когда я заговариваю об этом.— Фестивали такого уровня должны проводиться там, где для этого есть инфраструктура. Туристу же мало только вкусно поесть и переночевать. Ему нужно прогуляться, сходить в музей или галерею, посмотреть хорошее кино, послушать музыку — и мы готовы все это ему предоставить.

Говорят, что с тех пор, как развитие Плеса стали связывать с состоявшимся у Маньенан обедом Медведева, Шевцов в деле своей жизни несколько разочаровался, а на Елену затаил обиду. Михаил Мень, наоборот, у Маньенан — частый гость, и даже когда она едет в Москву, лично приезжает, чтобы забрать привезенные для него гостинцы. Маньенан, однако, говорить о скандалах не любит.

— Сама я в эти войны никогда не вмешивалась. Шевцову дорогу не переходила, не состязалась с ним. Для города он, конечно, очень много сделал. Знаю, что он на меня жалобы писал, но я ему никогда тем же не отвечала. А то, что Михаил Александрович Мень ко мне ездит, так мы дружим давно, больше десяти лет уже…

Из-за двери с надписью «Администрация» выглядывает симпатичная женщина средних лет — бухгалтер Юлия.

— Елена Вячеславовна, у нас рекорд,— хвастается она.— В субботу 180 посетителей было, в воскресенье — почти столько же!

Маньенан всплескивает руками. Она уже рассказывала мне, что за прошлый год ее небольшое предприятие показало оборот 40 млн руб., а чистой прибыли получило 3,5 млн руб., в этом году, похоже, результат будет существенно превзойден. Экспериментировать с ценами здесь, похоже, можно бесконечно: стоимость проживания в большой и красивой, но все же деревенской комнате в гостинице — от 10 тыс. до 30 тыс. руб., комплексный обед почти в два раза дороже завтрака — 2800 руб. Но половина лета, в том числе июньские долгие выходные, уже забронированы.

— Но ведь у нас сезонный бизнес,— вздыхает Маньенан, поняв ход моих мыслей.— Летом на весь год работаем. А за высокий ценник меня все критикуют, я уже привыкла. Но знаете, есть «Жигули», а есть — «Феррари». Так вот, мои пирожки, например, это «Феррари» среди пирожков!

За неимением под рукой пирожков-феррари я в это время потихоньку таскаю печенье в виде грибочков из корзины в центре стола: шляпка в шоколаде, ножка в маке, остановиться невозможно.

— Берите, берите,— улыбается Маньенан, остановившись посреди тирады.— Это наше фирменное. Когда во Франции муж потерял работу и мне пришлось встать к плите, это печенье нас спасло.

— А где он, кстати, муж-то? — спрашиваю, бегая за Еленой по дому взад и вперед в бесконечной ресторанной суматохе.

— А уехал! — бросает через плечо Маньенан.— Не выдержал русского быта.

12:15

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

Я мучительно краснею, полагая, что допустила бестактность, но трагедии, похоже, нет. Елена как ни в чем не бывало продолжает свое занятие: учит девушку Катю делать посуду из теста. Катя попыталась использовать для формы яблоки, которые при запекании взорвались, а Маньенан объясняет ей, что нужно взять глиняную или стеклянную форму.

— Да мы в прекрасных отношениях, просто пути разошлись,— возвращается она к супружеской теме.— Я тут счастлива, он там, во Франции. Наш общий сын со мной остался, здесь. И приемные, их у меня тринадцать, часто приезжают. А двое моих сыновей, старшие, наоборот, там остались, во Франции.

14:18

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

Выйдя второй раз замуж, Елена уехала во Францию в 27 лет. Несколько лет прожив в Париже, перебралась с мужем в старинный замок в Бургундии. Через какое-то время Елена стала единственным кормильцем в семье: торговала на рынке собственным печеньем, варила борщи для русских эмигрантов, пекла пироги. Искусству этому она нигде не училась — готовила по домашним рецептам, придумывала новые — и вскоре стала известна как выдающийся кулинар.

— Начать свой бизнес во Франции легко, не то что у нас, там 10 франков — и продавай что хочешь,— вспоминает она.— Только это адский труд: с часу ночи и до рассвета печешь — все должно быть свежее, потом на рынок, потом за продуктами… Но вернулась я, конечно, не только потому, что от работы устала. Домой хотелось просто…

Быстро переключившись на деловой тон, Елена начинает составлять меню для швейцарцев, которых ждут к вечеру: судак на подушке из яблок и имбиря, баранина, киш из утиных шеек, пирог «Храброе сердце».

— Это из заячьих сердечек пирог,— поясняет Маньенан.— Язык проглотишь как вкусно.

15:36

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

Маньенан отправляется в деревню Выголово, внутри которой скоро появится ее собственная экодеревня «Знатная сторонка». Здесь собираются возродить атмосферу настоящего крестьянского быта. Помимо гостей, которые будут приезжать сюда проникнуться русским духом, предполагается, что состоятельные любители деревни смогут тут праздновать свадьбы и юбилеи. Пятнадцать минут на машине — и вот уже перед нами три расписные избы, ярко контрастирующие с соседскими неприметными домами. Стиль Маньенан легко узнается: расписные скамейки, музей кошки с тряпичными куклами и деревянными скульптурами, декоративный пруд с рыбой, отреставрированный деревенский дом с русской печью, ресторан с театральными подмостками.

— Буквально за полтора года все это сделали,— с гордостью говорит Маньенан, раздавая указания рабочим.— Работали день и ночь, так как строили на кредитные деньги, которые надо отдавать. Думаю, через два года закончим, но уже и сейчас возим туристов.

Проверив, как чувствуют себя кролики и только-только привезенные перепелки (здесь еще и маленькая ферма — все продукты идут в ресторан), Маньенан заглядывает в мастерскую к плотнику Павлу.

16:22

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

— Мы задумали сделать деревянные блюда под мясо,— рассказывает она.— Пробовали заказать, но нам заломили какую-то нереальную цену, и Паша сам взялся — он у меня мастер на все руки, а пришел, помню, с парой инструментов всего.

Высокий седой добродушный Павел протягивает Маньенан только что ошкуренное дубовое блюдо. Ей нравится, я тоже пытаюсь поднять поделку. По мне, так тяжеловато.

17:05

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

Пока едем обратно, внедорожник то и дело подскакивает на ухабах.

— Мы сначала начали строиться в другой деревне, деньги вложили, но потом выяснилось, что дороги туда не будет, а без нее никак,— вспоминает с досадой Маньенан.— Правда, когда сюда построят, тоже неизвестно, к «Частному визиту» вон четыре года строили. Деньги выделялись каждый год, но постоянно уходили на другие дороги, которые были в лучшем состоянии, пока я Меню не пожаловалась и он разнос не устроил: «Частный визит» уже был к тому времени значимым туристическим объектом.

Как только заходит опять разговор о взаимоотношениях с властью, она тут как тут: Елене звонят из горадминистрации.

— Да, спасибо что помогаете, будем ждать,— быстро отвечает Елена.

18:42

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

Выясняется, что горадминистрация обещает подтвердить статус ее экодеревни как социального проекта — это обеспечит снижение ставки по кредиту.

По пути заезжаем в Михайловское — к местному батюшке Максиму, он просит помочь расчистить участок рядом с домом от лопухов. Маньенан прикидывает объем работ и обещает вернуться завтра с бульдозером.

— Мы с батюшкой дружим 18 лет — практически все время, пока живем здесь,— говорит Маньенан, когда мы возвращаемся к машине.— Мой сын Даниэль у него венчался. Правда, не здесь — в Плесе. Это нам Светлана Владимировна (Медведева.— «Деньги») помогла: нельзя же в чужом приходе, а она настояла, сказала: «Давай позвоним владыке — надо в Плесе венчаться». В итоге венчались все-таки в Плесе, кстати, в церкви, построенной в честь победы над Наполеоном.

Дома нас встречает Даниэль с годовалой дочкой Юнкой на руках. Внучка корчит бабушке рожицы, бабушка, как и положено, тает. Француза в симпатичном молодом отце выдает только имя и идеальный французский — он уже успел поработать с прибывшей группой швейцарцев, и такого приема те явно не ожидали.

19:13

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

Удостоверившись, что все в порядке, Маньенан удаляется передохнуть в свою комнатку в старом доме — комната намного меньше соседних, предназначенных для гостей, зато в ней кровать с плотным пологом, как у французских королей, хотя, конечно, попроще.

— Ужинать мы вместе не собираемся, но вечером любим посидеть вместе — поговорить по душам или попеть под гитару. Мне вот таких вечеров во Франции не хватало.

Владельцы гостиниц на одном из самых известных направлений внутреннего туризма — в Плесе Ивановской области — задумались о выходе из бизнеса. Так, Елена Маньенан хочет продать свой комплекс «Частный визит» за 130 млн руб., а в числе интересантов могут быть Ginza Project и Azimut Hotels. Несмотря на востребованность Плеса у путешественников, турпоток на этом направлении уже начал снижаться.

Комплекс «Частный визит» в Плесе выставлен на продажу, сообщил “Ъ” управляющий партнер финансовой группы «Дмитрий Донской» Дмитрий Курбатский. По его словам, среди интересантов — Azimut Hotels Александра Клянчина, гостиничная группа ГОСТ, ресторанный холдинг Ginza Project (Даниловский рынок, Sixty, Obed Bufet), телеведущая и ресторатор Юлия Высоцкая и др. Некоторые из потенциальных покупателей пока изучают предложения, другие взяли паузу в переговорах, говорит господин Курбатский. В Ginza Project и Azimut Hotels не смогли предоставить комментарии. Представители госпожи Высоцкой и группы ГОСТ не ответили на вопросы “Ъ”.

«Частный визит» располагается в Плесе Ивановской области. Комплекс включает три гостевых дома общей площадью 1 тыс. кв. м, бутик-отель на десять номеров, ресторан и сопутствующие объекты. Общая площадь участка — 8,2 тыс. кв. м. По словам господина Курбатского, в высокий сезон, с мая по октябрь, загрузка «Частного визита» составляет 60–70%, в низкий сезон она опускается до 25–35%. Финансовые показатели объекта он не назвал. Согласно данным «СПАРК-Интерфакс», в 2018 году ООО «Частный визит» получило 29,75 млн руб. выручки и 5,8 млн руб. чистой прибыли. Владельцем компании указан Евгений Сурков, но основным собственником считается Елена Маньенан. Господин Курбатский поясняет, что ее намерение продать бизнес связано с решением сосредоточиться на других проектах, в том числе на деревенском экохозяйстве «Своя сторонка», располагающемся неподалеку от Плеса.

Заявленную стоимость комплекса 130 млн руб. управляющий партнер Ivashkevich Hospitality Станислав Ивашкевич считает адекватной. При грамотном маркетинге, по его мнению, проект может окупиться примерно за десять лет. «Проблема объекта в небольшом количестве номеров, но можно развивать альтернативные форматы, например глэмпинги»,— поясняет он. При этом эксперт сомневается, что объект будет интересен крупным игрокам: покупателем, скорее, выступят региональные структуры из Ивановской или Владимирской области.

Михаил Мень, экс-губернатор Ивановской области, в 2013 году

Дмитрий Анатольевич Медведев действительно полюбил Плёс

В числе известных жителей Плеса называют управляющего партнера московской коллегии адвокатов «Александр Добровинский и партнеры» Александра Добровинского, председателя совета директоров ГК «Русскии инвестиции» Кирилла Игнатьева и др. Также считается, что в Плесе бывают премьер Дмитрий Медведев и его супруга Светлана.

Президент Федерации рестораторов и отельеров Игорь Бухаров отмечает, что загрузка «Частного визита» зависит прежде всего от турпотока и сезонности. Важны договоренности с туроператорами, обеспечивающими гарантированный пул гостей в течение всего года, чтобы несколько клиентов в ресторане было каждый день, добавляет исполнительный директор Restcon Андрей Петраков. По его словам, сами по себе рестораны при отелях обычно не пользуются высоким спросом у посетителей «с улицы».

Турпоток в Плес рос резкими темпами с начала экономического кризиса в 2014 году и увеличивавшейся на этом фоне популярности внутреннего туризма. Но зампред совета отделения «Опоры России» в Ивановской области Владимир Щебельский говорит, что в последний год число туристов и их расходы показали небольшой спад. Эксперт связывает это с сокращением числа прибывающих в Плес теплоходов и высокой стоимостью услуг. При этом господин Щебельский сомневается, что новому собственнику «Частного визита» удастся эффективно продвигать проект. По его мнению, 70% успеха обеспечивают личные связи владелицы.

Александра Мерцалова, Анатолий Костырев

Елена маньенан плес

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *