Екатерина 2 и Орлов

Светлейший князь Григорий Григорьевич Орлов был рождён в семье новгородского губернатора 6 (17) октября 1734 года. Отец Григорий Иванович Орлов и мать Лукерья Ивановна Зиновьева проживали тогда в родовой усадьбе, которая располагалась в селе Люткино. Григорий был достойным представителем своей фамилии, в нём присутствовала та удаль и прыть, что были свойственны всем мужчинам рода Орловых.

Братья Орловы

Братья Алексей и Григорий Орловы Существует некая легенда о родоначальниках семьи Орловых и присвоения фамилии. В стрелецком бунте 1689 года принимал участие солдат Иван, которого сослуживцы прозвали Орлом за мужество и недюжинную силу. Этот солдат, как и другие участники бунта, был приговорён к казни. Однако «Орёл» сумел избежать казни и был помилован царём за очень неординарный поступок: солдат оттолкнул ногой голову предыдущего казненного, потому как та мешала ему пройти к плахе. Спокойствие, с которым приговорённый отнёсся к приближающейся смерти, поразило царя. Чуть позже прозвище «Орёл» стало фамилией. Иван Орлов получил чин офицера и дворянство, его сын – Григорий стал генереал-майором и генерал-губернатором Новгорода.

В 53 года потомок того самого «Орла» женился на дворянской девице Лукерье, заимел от неё девятерых сыновей. Правда, выжили всего пятеро: Владимир, Иван, Григорий, Фёдор и Алексей. Примечательно, что братья были таковыми не только по крови, но и по духу. Этому поспособствовало благополучное детство и положительное влияние главы семейства. Григорий Иванович не допускал в семье склок и ссор, приучал братьев к взаимовыручке и поддержке. Именно поэтому многие друзья и приятели Орловых рассказывали о близких и тёплых отношениях между братьями: те делили расходы и доходы, имели общий кошелёк.

Глава семьи позаботился об образовании для сыновей. Григорий Григорьевич Орлов, как и остальные братья, получил домашнее образование. Род Орловых славился силой и выносливостью, потому мальчики отличались от сверстников ростом, статью и прытью. По мнению отца, должно было уделить внимание физической подготовке «мальцов», а также подробному изучению военного дела. Возможно, поэтому, много позже императрица Екатерина II сочла полученное Григорием образование недостаточным: Орлов говорил только по-русски, был равнодушен к наукам и учениям.

Екатерина II и Григорий Орлов: цесаревна и ловелас

В возрасте пятнадцати лет (1749 год) Григорий с двумя другими братьями был привезён отцом в Петербург и отправлен на учёбу в сухопутный кадетский корпус, окончив который стал солдатом в элитном Семёновском полку. Уже в ту пору молодой Орлов привлекал внимание женщин своей красотой и силой. Григорий был выше сверстников на две головы и мог шутки ради состязаться с любым силачом.

Став офицером, был отправлен на Семилетнюю войну в 1757 году, где получил 3 ранения при Цорндорфе, но поле брани не покинул, что почти мгновенно разнесло славу о храбреце среди солдат и сослуживцев.

Молодой граф Григорий Орлов
Через 2 года за отличную службу был переведён в петербуржский артиллерийский полк. Уже через год, в 1760 генерал-фельдцейхмейстер граф П. И. Шувалов взял к себе Орлова в качестве адъютанта, о чём довольно скоро пожалел – привлекательный, порывистый и страстный молодой офицер не преминул возможность закрутить роман с дамой сердца Шувалова – княгиней Куракиной. Скандальный роман добавил славы «Дон Жуану», а самого виновника немедля уволили с должности и перевели в фузилёрный гренадерский полк. Именно там будущая императрица Екатерина II и приметила рослого красавца, уже наслышанная о его любовных похождениях.

Дворцовый переворот в двух актах

Присяга Измайловского полка Екатерине II. Неизвестный художник. Конец XVIII — первая треть XIX в.

Вспыхнувший роман между Екатериной II и Григорием Орловым разгорелся в заговор против будущего императора. Братья Орловы среди солдат и офицеров слыли людьми надёжными и порядочными, потому их слова сомнению не поддавали. Пользуясь такой популярностью, братья в начале осторожно, а потом всё более открыто критиковали наследника престола и возвышали цесаревну в разговорах с друзьями и приятелями. Со слов Орловых, Екатерина являлась мученицей, ратующей за будущее державы, её супруг же представал в образе будущего тирана и угнетателя. Следует отметить, что беспечное и одновременно высокомерное поведение Петра укрепляло сомнения, посеянные заговорщиками. Потому дворянство и знать довольно легко приняли идею необходимости смены власти, военные же приняли в действе непосредственное участие.

Первый раз возможность переворота возникла в день смерти императрицы Елизаветы, 25 декабря 1761 года. На тот момент Екатерина была на пятом месяце беременности, потому замешкалась и в панике упустила момент, подходящий для прихода к власти. Тем не менее, положение супруги не укрылось от императора. Пётр III отрицал свою причастность к беременности Екатерины и намеревался отправить неверную супругу в монастырь, после чего повторно жениться на своей фаворитке Елизавете Воронцовой.

Разрешилась от беременности будущая императрица 11 апреля 1762 года. Дабы отвлечь внимание супруга от сего события, сторонники Екатерины устроили поджог. Пётр очень любил тушить пожары, потому, получив весть о горящем доме, немедленно отбыл туда, тем самым дав достаточно времени на отправку новорождённого в приёмную семью. Ребёнок Григория Орлова и Екатерины II был назван Алексеем и получил фамилию Бобринский.

Вторая попытка переворота случилась в июне того же года. Правление Петра III вызывало всё больше возмущения народа и, в особенности, армии. Солдаты и офицеры были разгневаны преклонением императора перед прусским королём Фридрихом, с которым ранее вели войну. 28 июня с помощью братьев Орловых Екатерина взошла на российский престол.

Без пяти минут император

Граф Григорий Орлов

После воцарения Екатерины, Орлов почувствовал себя почти императором. Причин для того было достаточно. Прежде всего, императрица сама обещала Григорию выйти за него замуж, когда обстоятельства сложатся благоприятно. В ту пору при дворе ходили слухи о «Бестужевском проекте», который основывался на слабом здоровье наследника престола Павла и предполагал венчание Григория Орлова с Екатериной II, а также признание их сына Алексея, который на тот момент был ещё младенцем, законным отпрыском. Цесаревич в 1762 году тяжело болел, и врачи всерьёз опасались за его жизнь, потому проект обсуждался всё активнее.

Также в пользу законного брака высказывались и братья Орловы. После кончины Петра III идея стала особо актуальна, настолько, что обсуждалась в Государственном совете самыми влиятельными лицами того времени. История умалчивает, то ли Екатерина передумала связывать себя узами повторного брака, разочаровавшись в фаворите, то ли государственные мужи отговорили её от этого поступка. В любом случае, планам братьев Орловых не суждено было сбыться. По одной из версий, несогласие выразил Никита Панин, заявив, что императрица вольна поступать, как ей угодно, но никогда госпожа Орлова не станет императрицей. Позицию Панина поддержал Кирилл Разумовский.

Бестужевский проект не осуществился и по причине заговора против Орловых. В народе стали распускать слухи о желании императрицы обвенчаться с «убийцей её мужа», в Москве и Петербурге начались волнения, срывались коронационные портреты Екатерины. Приняв во внимание все обстоятельства, государыня отказала Орлову в замужестве: «Друг мой, я люблю тебя, но обвенчавшись, мы обречём себя на судьбу Петра III», — таким образом, отказ стал делом не личным, но государственным.

Григорий Орлов – фаворит Екатерины II Великой

Неудача с венчанием повлекла за собой ещё одно разочарование. Хлопотами Бестужева в результате длительных переговоров (в том числе с римским послом), Григорий Григорьевич должен был стать князем Римской империи. Титульная грамота была получена, однако, время было неподходящее: будущему князю грозила смерть, а самой императрице – народный бунт.

Несмотря на невозможность заключения брачного союза, Григорий Орлов не был обижен императрицей. Сразу после коронации Екатерина щедро вознаградила всех своих сторонников, раздав не только звания и чины, но и множество поместий и владений. Григорий Орлов получил звание генерал-майора, графский титул, шпагу с бриллиантами и множество земель. Тем не менее, фаворит предпочитал жить в Зимнем дворце, был вхож в покои императрицы и принимал активное участие в обсуждении дел государственных.

Может недостаток образования, а может склад характера, не делали фаворита хорошим советником в деловых вопросах. Простой солдат, получив титул, деньги и влияние, тем не менее не стремился к власти и управлению державой. Многие знавшие Орлова лично, характеризовали его, как человека щедрого, отзывчивого и беззлобного. Оказавшись при дворе, Григорий активно интересовался искусством, наукой и философией, покровительствовал Ломоносову. После смерти последнего, граф выкупил все труды великого учёного и сохранил их для потомков.М. В. Ломоносов

Об отношениях императрицы с её фаворитом сохранилось множество субъективных отзывов, в основном, в переписке иностранных послов и иноземных представителей. К примеру, французский поверенный в делах Беранже из Петербурга в 1764 году писал о том, что граф держит себя с Екатериной II настолько свободно, что поражает всех вокруг; он не признаёт этикета и общественного порядка, позволяет себе в присутствии официальных персон вольности, «каких в приличном обществе уважающая себя куртизанка не позволит своему любовнику».

Довольно долго императрица действительно вела себя подобно любовнице, выполняя все прихоти фаворита. В письме мадам Жоффрен Екатерина так отзывалась об Орлове: «Когда пришло Ваше последнее письмо, граф Орлов был в моей комнате. Есть одно место в письме, где Вы называете меня деятельной, потому что я работаю над составлением законов и вышиваю шерстями. Он, отъявленный лентяй, хотя очень умный и способный, воскликнул: «Это правда!» И это первый раз, что я услышала похвалу от него. И ею я обязана Вам, милостивая государыня».

Доподлинно неизвестно, но по некоторым сведениям Екатерина II и Григорий Орлов стали родителями трём отпрыскам. Генниг – английский посол, сообщал, что первая камер-фрейлина и поверенная императрицы Протасова воспитывает двух девочек под фамилией Алексеевы, называя их своими племянницами, на само же деле родителями приходятся граф и императрица. Герцогу де Пралин в 1764 году было донесение от Бранже о младенце, которого Екатерина и Григорий посещали тайно у поверенного слуги Шкурина (в данном случае речь идёт о Бобринском). Также ходили слухи о неудачной беременности императрицы.

Случались между влюблёнными и ссоры. В одном из писем иностранный посол замечал, что Орлов ведёт себя с императрицей, как со служакой, пренебрегая всеми правилами этикета и устраивая бурные сцены при посторонних. После склоки граф отбыл на охоту, где пропадал три дня, государыня же всё это время пребывала в отчаянии. Примирение состоялось в Царском селе, куда Екатерина II пригласила Орлова письмом, отправленным в драгоценной шкатулке.

Стараниями императрицы, Григорий Орлов получил массу должностей и чинов. Тем самым Екатерина пыталась заставить фаворита проявлять активность в государственных делах. Граф получил должности: директора инженерного корпуса, шефа кавалергардов, генерала-аншефома артиллерии и генерала-фельдцейхмейстерома, президента Канцелярии опекунства иностранных колонистов, начальника всех укреплений. К сожалению, все усилия имели прямо противоположный эффект и вызывали в Орлове лишь раздражение. По словам английского посла, доброжелательность и щедрость сменились в графе чопорностью и мелочностью. Прежде страстные отношения между императрицей и фаворитом сменились ссорами и конфликтами. Григорий Григорьевич стал много времени проводить вне Зимнего, пропадая на охоте, открыто флиртовал с придворными дамами.

В дневниках Букингема сохранились записи о нелицеприятном случае в загородном имении. Одна из молоденьких придворных дам пожаловалась, что граф проявляет к ней настырное внимание и совершенно не принимает во внимание её отказы. По словам девицы она опасалась гнева императрицы, кроме того любила другого. В загородной поездке Орлов продолжил ухаживания. Внезапно в комнату вошла императрица, чем совершенно не смутила графа, но повергла в смущение барышню. К удивлению девицы, Екатерина не разгневалась, наоборот подошла сзади и шёпотом промолвила: «Не надо смущаться. Я уверена в вашей порядочности и уважении ко мне. Не бойтесь, что доставите мне огорчение. Наоборот. Это я вам обязана за ваше поведение».

Григорий Орлов – общественный деятель и военный

Граф Григорий Орлов после Чесменского сражения

Несмотря на остывающие чувства, императрица продолжала нуждаться в Орлове, если не как в любовнике, то как в соратнике. Она продолжала щедро одаривать фаворита: помимо земельных угодий, десятков тысяч крепостных, дворцов, дач и имений, граф ежемесячно получал 10 000 рублей карманных денег. Также по заказу императрицы был изготовлен медальон в форме сердца с богатой инкрустацией бриллиантами и портретом Екатерины. Носить украшение разрешалось в петлице, что было исключительным случаем.

Нередко Григорию Григорьевичу Орлову приписывают создание Вольного Экономического Общества. Однако это ошибочная информация.

Граф имел весьма посредственное отношение к данной структуре: он не выступал ни автором, ни учредителем, а также не являлся президентом ВЭО. Единственным весомым вкладом Орлова в данное мероприятие стала его подпись под посланием дворян императрице. Примечательно, что первое учредительное собрание Общества произошло в здании, где проживал Григорий Григорьевич — в бывшем Штегельмановом доме. Но сам граф, ссылаясь на занятость, во встрече участия не принимал. По той же причине Орлов отказался от президентства в первый раз. Хотя с 1 января до 1 сентября 1766 года, всё-таки занимал эту должность. В этот период Григорий успел заказать проект здания для Общества у архитектора Ж.Б. Валлен-Деламота. Здание располагалось на углу Невского проспекта и Дворцовой площади и возводилось в 1768-1775 гг.

Чумной бунт 1771 года Григорий Григорьевич, как человек военный, был одним из инициаторов похода против турок для завоевания причерноморских земель. Также Орлов был отправлен Екатериной II в Москву для борьбы с чумой в 1771 году. За два месяца болезни народ начал бунт, убил метрополита, губернатору удалось сбежать. Эпидемия была ликвидирована всего за месяц, а императрица велела возвести в Царском селе по дороге в Гатчину Триумфальную арку в честь героя и отлить медаль с портретом победителя рядом с фигурой Курция.

Подпись на медали гласила: «И Россия имеет таких сынов!», — по некоторым сведениям императрица хотела написать «такого сына», но Григорий Орлов настоял на более скромной версии.

Медаль в честь подвига Г. Орлова

Как граф Орлов стал светлейшим князем

После возвращения Григория в Зимний жизнь вернулась на круги своя, но идиллия была недолгой. В то время крайне остро стоял польский вопрос: по мнению Екатерины II Август Понятовский был идеальным кандидатом на роль польского короля. Орлов встретил такую идею бурным негодованием. Фаворит прямо на заседании Верховного Совета заявил, что не позволит сделать королём бывшего любовника императрицы. Григорий решил, что Екатерина грезит о Понятовском, как о будущем муже, потому и стремится сделать из него монаршую особу.

Петр Александрович Румянцев-Задунайский Н. Панин — российский дипломат

Далее события развивались динамично. Орлов увлёкся собственной кузиной, чем вызвал негодование в обществе из-за юного возраста девицы, и личную ревность государыни. Уязвлённый строптивостью императрицы Орлов отбыл в Фокшаны для заключения мира, который добыл Румянцев. После чего из Ясс слал императрице послания с требованиями назначит его главнокомандующим для взятия Византии. Граф поскандалил с Румянцевым, грозился виселицей прямо на заседании конгресса. Орлов мечтал о войне и славе, дабы с помощью генерала Бауера свести подвиги Румянцева на нет. Не получив желаемого, обосновался в Яссах и предался празднествам и гулянкам, расхаживал в бриллиантовом платье, присланном лично императрицей, совершенно игнорируя инструкции Панина, которые тот слал с завидной регулярностью.

Панин тем временем отплачивал, на тот момент уже бывшему фавориту императрицы, той же монетой. Давняя ненависть к братьям Орловым наконец нашла выход и дождалась своего часа: не прошло и двух недель с отъезда Григория, как в комнату фаворита переехал Васильчиков – подосланный Паниным новоявленный любимец императрицы.

Новое увлечение государыни смутило общественность. Признаться, народ и дворяне привыкли к Орлову и считали, что он будет постоянным и единственным фаворитом Екатерины II. Открытость, с которой императрица пустилась в новую любовную связь, шокировала общественность – по мнению многих это было открытым развратом и совершенно недопустимым поведением.

Вскоре слухи о сопернике дошли и до Орлова, но к тому времени было поздно – ловушка Панина захлопнулась, и Григорий потерял не только контроль над Екатериной, но и всякое влияние на неё. Со всей своей порывистостью, граф поспешил спасать положение – помчался в Петербург, до которого было более полутора тысяч километров, что по тем временам было немыслимым расстоянием. Без сна и отдыха Орлов дни и ночи напролёт гнал экипаж в столицу. Остановил Григория Григорьевича императорский приказ пройти карантин, так как на юге страны ещё свирепствовала чума, всех путешественников, прибывших оттуда, задерживали в нескольких десятках вёрст от Петербурга. К указу прилагались предложения переждать положенное время во дворце в Гатчине, на реке Ижора.

Далее игра императрицы и бывшего фаворита продолжилась в письмах и через посредников. Екатерине необходимо было, что Орлов отказался от всех занимаемых им должностей, потому она отправляла графу гонцов – Олсуфьева, Бецкого, Чернышева. Григорий в свою очередь писал тем же друзьям, сулил несметные богатства и царские вознаграждения за устройство его примирения с государыней.

Такая осторожность со стороны Екатерины II была не случайна: на 1 декабря 1772 года, состояние графа Орлова исчислялось десятком миллионов рублей, помимо этого он получил расположение духовенства, имел в своём распоряжении более тысячи солдат и слыл героем в рядах армии. Орлов понимал, что императрица стремится уладить дело миром, но не прекращал попыток к возобновлению более «близкой» связи. Доходило до смешного, к примеру, после требования Екатерины вернуть подаренный ею портрет в бриллиантах, граф вернул драгоценности, а портрет пообещал отдать только ей лично в руки.

В конце концов Екатерина II указом отстранила Григория Орлова от всех должностей. В своих же дневниках отмечала, что не отрицает важности роли братьев Орловых в её судьбе, выражала свою благодарность им, но считала свой долг выплаченным, так как осыпала Орловых и почестями, и богатствами. Григорию же предоставляла полную свободу. В октябре 1772 года Орлов сменил титул графа на князя. Григорий гостил при дворе, свободно общался с императрицей и её приближёнными, на следующее утро отправился в город кутить и развлекаться.

Григорий Орлов и Екатерина II – более не любовники, но друзья

Князем овладела неутолимая жажда удовольствий. По словам Сабатье, который в 1772 году писал портрет Орлова, Григория совершенно ничего не сдерживало – ни мораль, ни приличия, ни воспитание. Все его желания сиюминутно исполнялись. Такая распущенность, по мнению художника, окончательно уничтожила в князе все задатки и способности. Также один из придворных отмечал длительные и неряшливые застолья Григория с фрейлинами: сервировка и блюда оставляли желать лучшего, но Орлова это не беспокоило, равно, как и женщины – первая красавица двора и прислужница привлекали его одинаково.

Дворяне были уверены, что рано или поздно Григорий Орлов будет играть ту же роль, что в своё время играл Разумовский при Елизавете. Так и вышло. Прежде Екатерина II нанесла Григорию визит в Гатчине. В то время Орлов ухаживал за принцессой гессен-дармштадтской, когда она и две её дочери прибыли на смотрины – Екатерина выбирала невесту Павлу и сомневалась, которой из дочерей отдать предпочтение.

В Берлин тут же была послана депеша с опасениями Сольмса, в которой говорилось, что Панин боится, как бы Орлов не вознамерился жениться на принцессе, так как их общение почти сразу вышло за рамки формальностей, а неопытная в любовных делах дама, по своей простоте и наивности может легко принять ухаживания князя. Впрочем, все переживания были напрасны: ловелас не питал интереса к политике, а принцессу легко променял на фрейлину.

Граф Г. Потёмкин-Таврический

Судьба Потемкина

В 1774 году, когда место фаворита занял Потёмкин, Орлов поехал в путешествие по Европе. Князь не отказывал себе в удовольствиях и вдоволь натешился, изумляя чужеземцев своим роскошным образом жизни. По возвращении, Григорий поселился в Зимнем. С Екатериной у него установились близкие отношения, скорее дружеского характера: она подарила ему дворец, он же в ответ преподнёс ей на именины персидский бриллиант «Надир-Шах», который обошёлся в 460 000 рублей.

Княгиня Орлова

Жена графа Орлова — Екатерина Николаевна Зиновьева

В 1777 году Орлов стал участником ещё одного скандала. Двоюродная сестра Григория, фрейлина императрицы – Екатерина Николаевна Зиновьева имела массу поклонников, но в мужья выбрала именно дядю. После смерти родителей 14-летняя Екатерина была на попечении у Орлова и к 18 годам стала его женой. В столице ходили слухи о том, что Григорий просто изнасиловал свою воспитанницу, потому церковь категорически противилась этому союзу. По словам самой Зиновьевой это была взаимная и пылкая любовь. Несмотря на обоюдное желание вступить в брак, союз был расторгнут Сенатом, как аморальный и недопустимый. Ситуация разрешилась только благодаря Екатерине II: императрица кассировала постановление Сената, сделала княгиню Орлову статс-дамой и в качестве выражения своего особого расположения преподнесла дорогой подарок.

После медового месяца, проведённого в Швейцарии, молодые вернулись в Петербург, поселились в одном из домов князя и вели тихую семейную жизнь. Орлов почти не появлялся при дворе, не проявлял никакого интереса ни к политике, ни к светской жизни, уделял всё внимание молодой супруге. Всего через несколько лет, в 1780 году чета снова отправилась за границу – княгиня болела и врачи советовали более тёплый климат. Несмотря на все усилия врачей, 16 июля 1782 года княгиня Орлова умерла от чахотки в Лозанне. Князь не смог пережить потери и лишился рассудка. По слухам, в припадках бреда ему мерещился образ Петра III и он шептал: «В наказанье мне». Братья отвезли Григория в Москву, усадьбу Нескучное (позже на этом месте будет разбит Нескучный сад), он получил лучшее лечение от самых именитых врачей того времени, но все усилия были напрасны. В ночь на 13 апреля 1783 года Григорий Григорьевич Орлов умер.

Первый фаворит. Величие и безумие Григория Орлова

«Золотой век» императрицы Екатерины Великой был веком фаворитов. Но из всего многообразия людей, возвысившихся благодаря благосклонности императрицы, выделяются двое — Григорий Потёмкин и Григорий Орлов.

Любовный треугольник Орлов — Екатерина — Потёмкин вот уже третье столетие занимает умы тех, кто любит изучать историю через альков.

Потёмкин и Орлов, не имевшие высокородного происхождения, изначальным своим подъёмом были обязаны личной симпатии со стороны Екатерины.

Но Потёмкин сумел себя показать как выдающийся организатор, государственный деятель, ставший «правой рукой» императрицы во всех её начинаниях.

На стороне Григория Орлова были лишь храбрость, решительность и личная преданность Екатерине. Впрочем, не будь у него этих качеств, возможно, Екатерина и вовсе не взошла бы на русский престол.

Красавец и неуч

Григорий Григорьевич Орлов родился 6 (17 по новому стилю) октября 1734 года в селе Люткино Бежецкого уезда Тверской губернии в семье новгородского губернатора Григория Ивановича Орлова.

Как и братья, Гриша получил домашнее образование, которое Екатерина II впоследствии оценила довольно уничижительно: по её словам, ни в каких науках он не разбирался, а французский знал настолько плохо, что не понимал стихов на этом языке. Для императрицы, натуры творческой, такие недостатки фаворита были неприятны, но она их терпела, понимая, что Григория уже не переделать.

Многие современники отмечали удивительную дружбу, царившую между братьями Орловыми, — «они делили меж собою все доходы, у них были общие расходы, один общий кошелёк».

В 1749 году отец привёз троих сыновей, включая Григория, в Петербург для начала их военной карьеры. Григорий стал солдатом Семёновского полка.

Если склонностью к наукам Григорий Орлов наделён не был, то природной красотой и силой он обладал в полной мере. Стоя в строю, он возвышался над товарищами на две головы и способен был побороть любого силача.

В 1757 году он был переведён офицером в армию и принял участие в Семилетней войне, отличившись в сражении при Цорндорфе, где не покинул поле боя даже после трёх ран.

Коварный адъютант

Слава о его подвигах распространилась в армии, а затем и в Петербурге. В 1759 году Григорий приехал в столицу в числе сопровождающих высокопоставленного прусского пленника — флигель-адъютанта прусского короля графа Шверина.

В Петербурге его в качестве адъютанта взял к себе на службу генерал-фельдцейхмейстер граф Пётр Шувалов.

Григорий вновь воссоединился с братьями, служившими в гвардии. Орловы проводили время в весёлых пирушках и кутежах, о которых судачил весь Петербург.

И здесь Григорий продемонстрировал свою отчаянную смелость и безрассудство, закрутив роман с княгиней Куракиной, которая являлась возлюбленной… графа Шувалова.

Когда Шувалов узнал о том, что ему «наставил рога» адъютант, многие ожидали, что для Григория Орлова это будет концом карьеры.

Но обошлось — Григорий отделался только переводом в фузилёрный гренадёрский полк.

Зато после этой истории им заинтересовалась Екатерина, в тот момент жена цесаревича Петра.

Любовь в обмен на преданность

Увидев Орлова, будущая императрица влюбилась в красавца-военного. 25-летний Орлов вряд ли был способен на тонкие чувства, но ответил Екатерине глубокой личной преданностью.

Для Екатерины это было как нельзя кстати — Григорий и его братья, чрезвычайно популярные в гвардии, были незаменимыми союзниками в политической борьбе.

Политика и личные чувства у Григория Орлова и Екатерины переплелись очень тесно — в апреле 1762 года, когда её судьба висела на волоске, будущая императрица родила от фаворита сына, которого назвали Алексеем.

Ребёнок был передан на воспитание приближённому Екатерины. Впоследствии мальчик, получивший фамилию Бобринский, стал основателем графского рода Бобринских.

Пётр III был прекрасно осведомлён и о родах жены, и о том, что ребёнок не от него. Он намеревался избавиться от Екатерины, заточив её в монастырь, и жениться на своей фаворитке Елизавете Воронцовой.

У Екатерины не было иного шанса, кроме как опередить мужа. Успеху заговора способствовала низкая популярность Петра в армии, которая не могла простить ему преклонения перед прусским королём Фридрихом, с которым Россия сражалась в Семилетней войне.

Главной движущей силой переворота, происшедшего 28 июня 1762 года, стали братья Орловы. Григорий одним своим видом и решительностью способен был перетянуть на свою сторону тех, кто колебался. В итоге и военные, и чиновники присягнули на верность императрице Екатерине II.

Но встал немаловажный вопрос: что делать с низложенным императором? Пётр III, будь он в изгнании или заточении, представлял для императрицы потенциальную опасность. В то же время отдавать приказ об убийстве мужа Екатерина не могла.

В таких случаях и нужна помощь преданного и влюблённого фаворита. 6 июля 1762 года свергнутый император скончался в Ропше, по официальной версии, от геморроидальных колик. Историки полагают, что Петра III убили, однако споры о том, как это произошло, продолжаются по сей день. Долгое время убийцей называли брата Григория, Алексея Орлова. Но возможно, что непосредственным исполнителем был кто-то другой. Ясно одно — фаворит Екатерины сумел избавить её от неудобств.

В шаге от трона

Сразу после восшествия на престол Екатерина II осыпала Орловых, и, разумеется, в первую очередь Григория, милостями.

Фаворит императрицы был произведён в генерал-майоры. В тот же день ему было пожалованы звание действительного камергера, орден Св. Александра Невского и шпага, богато украшенная бриллиантами. В день коронации Екатерины Григорий Орлов был произведён в генерал-поручики и назначен генерал-адъютантом императрицы.

Чины, должности, награды, деньги — у Григория Орлова было всё и впридачу искренняя, до поры до времени, любовь Екатерины.

Вот только переделать себя Григорий не мог. Грубоватый храбрец и кутила, лично преданный императрице, он мог лишь усердно выполнять её поручения. Екатерине хотелось большего — иметь рядом не исполнителя своей воли, а умного и деятельного советчика, способного развить её идеи, предложить что-то новое. Именно такого человека позднее Екатерина найдёт в Григории Потёмкине.

Между тем братья Орловы всерьёз помышляли о том, чтобы узаконить отношения Екатерины и Григория, сделав его официальным мужем императрицы.

Так далеко Екатерина заходить не собиралась, однако сумела обставить свой отказ так, будто бы причиной его является не её собственная воля, а мнение общества.

Согласно легенде, на заседании Государственного совета Никита Панин, один из самых влиятельных лиц первой половины правления Екатерины II, когда речь зашла о браке императрицы с Орловым, заявил: «Императрица может поступать, как ей угодно, но госпожа Орлова никогда не будет императрицей российской».

Победитель чумы

Отказав Григорию в праве на трон, Екатерина продолжала осыпать его наградами, назначать на новые должности, побуждая к государственной активности, но он оставался лишь исполнителем воли императрицы.

Любовной страсти Екатерины хватило на несколько лет, но постепенно её чувства стали сходить на «нет». Григорий в течение долгого времени этого не замечал, а когда осознал, то было уже поздно.

В 1771 году решительность Григория Орлова понадобилась в Москве, где бушевала эпидемия чумы. Отчаявшиеся москвичи подняли бунт, жертвой которого пал архиепископ Амвросий.

Наводить порядок императрица отправила Орлова. Тот действовал жёстко: бунт был подавлен безжалостно, зачинщиков казнили, после чего были предприняты решительные меры по пресечению эпидемии. Орлов сам обходил больницы, строго смотрел за лечением и пищей, следил за тем, как сжигали вещи умерших, утешал обездоленных. По его распоряжению, было установлено денежное вознаграждение выписываемым из больниц (женатым — по 10 рублей, холостым — по 5 рублей), что стало более действенной мерой против утаивания больных, чем самые строгие приказы.

Благодаря этим мерам эпидемию удалось остановить.

Императрица вновь осыпала Григория наградами, а в Царском Селе, по дороге в Гатчину были воздвигнуты деревянные ворота с надписью, изображавшей его подвиг, со стихом поэта Майкова: «Орловым от беды избавлена Москва».

Короткий миг счастья

Но этот триумф стал для Григория Орлова последним в ранге фаворита. Утомлённая им Екатерина нашла себе новое увлечение, повелев Григорию удалиться в одно из своих многочисленных владений или куда он сам пожелает.

Отставленный фаворит стремительно потерял влияние. Ещё вчера всемогущий, теперь он был лишь тенью себя прежнего.

Он выезжал для лечения за границу, но затем возвращался домой, проводя время в праздности.

Изменить его жизнь могла женитьба в 1777 году на двоюродной сестре Екатерине Николаевне Зиновьевой. Брак этот получился скандальным — невесте к моменту свадьбы было 18 лет, и она после смерти родителей в течение четырёх лет находилась на попечении Орлова. Ходили слухи, что опекун попросту изнасиловал свою воспитанницу. Но даже если и всё было по взаимной любви, русская церковь категорически не одобряла брак между столь близкими родственниками.

Григорию Орлову за подобный проступок грозило заточение в монастырь, но вмешалась императрица, лично одобрившая брак и пожаловавшая новоиспечённой графине Орловой титул статс-дамы.

И тут выяснилось, что к юной Катеньке Зиновьевой граф Орлов испытывал искреннее и глубокое чувство, какого не было даже к императрице. Он был по-настоящему влюблён в юную супругу, в прошлом остались кутежи и чудачества, он отошёл от дел и полностью посвятил себя семейной жизни.

Но долго наслаждаться счастьем Григорию Орлову было не суждено. У графини началась чахотка, и супруги выехали на лечение в Швейцарию. Екатерина мечтала подарить мужу наследника, однако болезнь стремительно прогрессировала. В июне 1782 года 22-летняя графиня Орлова умерла в Лозанне.

Для Григория Орлова, чьё здоровье и без того было подорвано ранениями и образом жизни, который он вёл в молодости, этот удар оказался роковым.

Бывший фаворит императрицы сошёл с ума, впав в детство. Братья отвезли Григория в его дом в Москве, в усадьбе Нескучное, где позже будет разбит Нескучный сад.

Орлову выписали лучших врачей и лучшие лекарства того времени, но всё было напрасно — Григорий угасал, находясь в состоянии тихого помешательства. Он умер в ночь на 13 апреля 1783 года.

В ее жизни было немало мужчин. Но с этими связывали особые близкие отношения.

1.Сергей Васильевич Салтыков (1726 — 1765)

Салтыков стал тайным любовником цесаревны Екатерины Алексеевны, недавно вышедшей замуж за наследника русского престола Петра Федоровича, в 1752 году. Связь длилась два года. И в 1754-м, через две недели после рождения великого князя Павла, Салтыков был спешно отправлен посланником в далекую Швецию. Кстати, ходили слухи, что именно Салтыков был отцом императора Павла I. И Екатерина II, желая дискредитировать своего сына, этого не опровергала. Современники говорили, что Салтыков, удаленный от двора, по отношению к своей высокой покровительнице и любовнице вел себя недостойно, распуская слухи, что Екатерина навязывала себя ему, вешалась на шею. Видимо, до будущей императрицы доходили сплетни, поэтому после ее воцарения Салтыков так и остался при иностранных дворах на всю жизнь.

2.Станислав Август Понятовский (1732 — 1798)

В 1756 году Екатерина, оправившаяся после родов и разлуки с Салтыковым, влюбилась в Станислава Понятовского. Их связь длилась три года. Взойдя на Российский престол, Екатерина не забыла молодого поляка и провозгласила его королем польским, но затем аннексировала Польшу и присоединила ее к России. Станислав Понятовский был единственным иноземцем в списке фаворитов немки Екатерины II. Родившаяся в 1757 году, великая княжна Анна Петровна, вероятнее всего, была дочерью Понятовского. Так считал и муж Екатерины, великий князь Петр Федорович, который сетовал в своих записках: «Бог знает, откуда моя жена беременеет; я не знаю наверное, мой ли этот ребенок и должен ли я признавать его своим».

3. Григорий Григорьевич Орлов (1734 — 1783)

Григорий Орлов состоял стражником при графе Шверине, который, попав в плен в Цорндорфском сражении, был доставлен в Петербург. В столице молодой Орлов приобрел скандальную известность, отбив любовницу у Петра Шувалова. И в 1759 году на него обратила внимание цесаревна Екатерина. Орлов и Екатерина были вместе 12 лет. После дворцового переворота, в котором Орлов принял самое активное участие, императрица даже хотела выйти за него замуж. У Орлова и Екатерины был сын — Алексей Бобринский, который родился в 1762 году. Увы, царица не была единственной дамой сердца любвеобильного графа и знала о его многочисленных любовницах. В 1772-м звезда Орлова закатилась. Потеряв фавор, он женился на своей кузине Екатерине Зиновьевой и после ее смерти сошел с ума.

4. Александр Семенович Васильчиков (1746 — 1813)

Статный красавец Александр Васильчиков весной и летом 1772 года часто стоял в караулах в Царском Селе. И обратил на себя внимание императрицы: в знак расположения получил золотую табакерку. Вскоре его поселили в бывших апартаментах отставленного Орлова. Васильчиков был младше Екатерины на 14 лет, по характеру прям и бескорыстен, но малообразован. Вскоре императрице стало с ним скучно, и Васильчикову была дана отставка и высочайшее повеление поселиться в Москве. Екатерина щедро наградила бывшего любовника: подарила 100 000 рублей наличными, полностью обставленный особняк, еще и пожаловала годовую пенсию в 5000 рублей. После разрыва с высокой покровительницей Васильчиков так и не женился.

5. Григорий Александрович Потемкин (1739 — 1791)

Потемкин был давним знакомым Екатерины, принимавшим участие еще в перевороте 1762 года. Их роман начался в 1774 году. Екатерина родила от Потемкина дочь — Елизавету Григорьевну Темкину. Но и после завершения их недолгого двухлетнего романа, благодаря своим дипломатическим способностям Светлейший князь Потемкин сохранял дружбу и уважение императрицы, много лет оставался вторым человеком в государстве. Женат Потемкин никогда не был. Но ходили слухи, что он был тайно обвенчан с Екатериной.

6. Петр Васильевич Завадовский (1739 — 1812)

Малоросс Завадовский привлек внимание Екатерины своим незаурядным умом. В 1776 году императрица, прочитав очень умно и точно составленный им официальный документ, попросила представить его ко двору. Завадовский лишь год занимал место, уехавшего по делам в Новгородскую губернию Потемкина. В 1777 году Потемкин, который уже не был фаворитом Екатерины, но по-прежнему имел на нее большое влияние, сумел отвадить Завадовского от императрицы. Но Екатерина настолько высоко ценила ум и образованность бывшего возлюбленного, что и разрыва Звадовский занимал видные государственные посты, стал первым министром народного просвещения. Женился на одной из красивейших женщин того времени — Вере Апраксиной.

7. Семен Гаврилович Зорич (1743 — 1799)

Потемкин, желая удалить Завадовского от Екатерины, искал ему замену и взял к себе в адъютанты Зорича, полную противоположность Завадовскому. Зорич был красив и моложе Екатерины на 13 лет. При этом не блистал ни умом, ни образованностью, ни честолюбием. К тому же был вспыльчив, несдержан и питал нездоровое пристрастие к карточной игре. Императрица, щедро одарив, вскоре выставила его из Петербурга. Зорич поселился в подаренном ему местечке Шклове, где на свои средства основал Шкловское благородное училище. Пристрастие к картам разорило его, он запутался в долгах. Его даже подозревали в фальшивомонетничестве.

8. Иван Николаевич Римский-Корсаков (1754 — 1831)

В 1778 году Потемкин, ища замену Зоричу, обратил внимание на неопытного красивого юношу, который не смог бы стать для князя политическим соперником. Римский-Корсаков был младше Екатерины на 25 лет. Кроме красивой внешности обладал прекрасным голосом — ради него Екатерина приглашала в Россию музыкантов с мировым именем. Но однажды застала фаворита в объятьях графини Прасковьи Брюс, и Римский-Корсаков был немедленно сослан со двора. Сначала оставался в Петербурге и по гостиным рассказывал о своей связи с императрицей. Вдобавок закрутил роман с замужней графиней Екатериной Строгановой, которая была старшего его на 10 лет. Это оказалось слишком, и Екатерина сослала его и Строганову, которой муж дал развод, в Москву. У Римского-Корсакова и Строгановой родились сын и две дочери.

9. Александр Дмитриевич Ланской (1758 — 1784)

Чтобы привлечь к себе внимание Екатерины, Ланской сам обратился к Потемкину за помощью. Тот сделал его своим адъютантом и около полугода руководил его придворным образованием, чтобы весной 1780 года рекомендовать императрице в качестве сердечного друга. Екатерине было 54 года, Александру Ланскому — 25. Это единственный фаворит царицы, который не пытался вмешиваться в политику, отказывался от чинов и орденов. Ланской разделял интересы Екатерины – под ее руководством он изучил французский, занимался философией и другими науками. Кроткий молодой человек был любим не только императрицей, он пользовался всеобщей симпатией при дворе. Роман Ланского с императрицей прервался с его внезапной смертью в 1784 году от ангины.

10. Александр Петрович Ермолов (1754 — 1834)

Екатерина смогла забыть Ланского и завязать новые отношения только спустя девять месяцев после его смерти. Задолго до этого, в 1767 году, путешествуя по Волге, императрица останавливалась в имении отца Ермолова и приказала взять 13-летнего Александра в Петербург ко двору. Ермолов воспитывался у Потемкина, и 17 лет спустя, в 1785 году, стал фаворитом Екатерины. По воспоминаниям современников, Ермолов был высок ростом, красив, но неразговорчив и честен до простоты. Через четыре года после начала отношений, в 1789 году, императрица к нему охладела и выслала из Петербурга, «высочайше разрешив уехать на три года за границу». Позже Ермолов женился на Елизавете Голициной, уехал в Австрию, купил богатое поместье Фросдорф, где и скончался в 82 года.

11. Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов (1758 — 1803)

Александра Дмитриева-Мамонова, своего родственника и адъютанта, Потемкин представил императрице на другой день после отъезда Ермолова. 28-летний дворянин был красив и умен, писал стихи и пьесы. Но однажды Екатерине донесли, что у ее фаворита интрижка с фрейлиной Дарьей Щербатовой. Императрица не стала препятствовать отношениям влюбленных и лично обручила их. По рассказам очевидцев, они стояли перед ней на коленях и просили прощения. Жениху были пожалованы подарки и приказано на другой же день после свадьбы покинуть Петербург. Дмитриев-Мамонов тяжело переносил отлучение от царского двора и высшего света. Не раз просил Екатерину разрешить ему вернуться в Санкт-Петербург, но получал отказы. По воспоминаниям современников, бывший фаворит изводил свою жену обвинениями в своем несчастье. И супруги вскоре разъехались.

12. Платон Александрович Зубов (1767 — 1822)

22-летний Платон Зубов стал последним фаворитом 60-летней Екатерины, их отношения прервались с ее смертью. Приближен к императрице он был не по протекции Потемкина. За Зубовым стояли другие силы — Салтыков и Нарышкина. Зубов пользовался большим влиянием на стареющую царицу, практически сумел вытеснить Потемкина, который угрожал «приехать и вырвать «зуб». Фаворит еще и сказочно разбогател благодаря своей покровительнице, ств обладателем 20-миллионого состояния. После смерти Екатерины II Зубов покинул высший свет и поселился в подаренном ею имении. С возрастом стал невероятно скуп, опустился, одевался, как нищий. К 50 годам превратился в сгорбленного старика. А в 54 вдруг без памяти влюбился и женился на молоденькой, незнатной и небогатой красавице польке. Умер на второй год после женитьбы, оставив вдове все свое многомиллионное состояние.

Происхождение династии братьев Орловых, влияние на историю

Орловы — русский дворянский род, возвысившийся при Екатерине Великой. Среди представителей династии имелись носители разных титулов, как правило, от князей до графов. Однако наибольшую известность в истории обрели именно братья Орловы — приближенные императрицы Екатерины II, благодаря которым она взошла на трон.

Происхождение династии

Династия Орловых происходит от Лукьяна Ивановича Орлова — держателя села Люткино (Бежецкий уезд, Тверская губерния). Его сын Владимир был губным старостой Бежец, а внук Иван являлся подполковником московских стрелецких полков, участвовал в Стрелецком бунте, но был помилован Петром I «за удаль».

Сын Ивана Орлова, Григорий, вел более мирную жизнь, пребывая в должности губернатора Новгорода. Именно от него и происходят знаменитые братья Орловы — Иван, Григорий, Алексей, Федор и Владимир.

Интересный факт. По одной из версий, род Орловых происходит от германских дворян, некогда живших в Речи Посполитой412. Однако достоверных подтверждений этому нет. Скорее всего, слухи распускались самими Орловыми с целью облагородить собственную кровь.

Иван Орлов (1733-1791)

Будучи старшим из братьев, Иван Григорьевич управлял семейным имением. Держался подальше от политики. Известен как владелец обширного собрания книг. Также приобрел библиотеку имени М. В. Ломоносова. Часть своей коллекции преподнес в дар Екатерине II.

Рис. 1 Рокотов. Портрет И. Г. Орлова

Григорий Орлов (1734-1783)

Фаворит Екатерины Великой. Граф Российской империи и светлейший князь Римской империи. Генерал-адъютант, генерал-директор инженеров, генерал-аншеф, генерал-фельдцейхмейстер. Участник и идейный лидер переворота 1762 года, в результате которого Екатерина Алексеевна заняла трон Российской империи.

Питал интерес к естественным наукам. Покровительствовал М. В. Ломоносову и Д. И. Фонвизину. Одним из первых высказал мысль касательно освобождения православных греков от ига Османской империи.

Утратил статус фаворита после возвышения Г. А. Потемкина. Имел от Екатерины II незаконнорожденного сына Алексея, впоследствии графа Бобринского.

Интересный факт. С Григорием Григорьевичем связана еще одна попытка облагораживания родословной Орловых. Ходили слухи, что он и императрица собираются обвенчаться. И чтобы сделать этот брак более равным в глазах общественности, знатоки генеалогии возвели происхождение Орловых от самого Рюрика. Однако подтвержденных данных касательного этого сегодня нет.

Рис. 2. Портрет Г. Г. Орлова

Алексей Орлов (1737-1808)

Также участвовал в перевороте 1762 года. Генерал-аншеф Российской империи. Герой Чесменского сражения (разбил численно превосходящий турецкий флот, что во многом способствовало победе России в Русско-турецкой войне 1768-1774412 гг.).

Вывел две новые породы лошадей (верховую и орловского рысака). Меценатству предпочитал народные забавы и кулачные бои.

Рис. 3. Портрет А. Г. Орлова

Федор Орлов (1741-1796)

Участник переворота 1762 года, Чесменского сражения и Семилетней войны. Обер-прокурор Сената.

Имел пятерых внебрачных детей, которым Екатерина II даровала фамилию Орловых.

Рис. 4. Портрет Ф. Г. Орлова

Владимир Орлов (1743-1831)

В отличие от братьев предпочитал не воевать, а учиться. Получил образование в университете Лейпцига. Стал директором Академии наук. Поддерживал ученых и писателей. Организовывал научные экспедиции. Делал переводы классических зарубежных произведений на русский язык. Составил словарь русского языка.

Написал множество записок касательно своих путешествий, в том числе и о туре Екатерины II по Волге, так как был ее спутником.

Имел одного сына — Григория Владимировича, на котором данное ответвление Орловых прервалось.

Роль Орловых в истории

Значение Орловых в истории трудно переоценить. Отчасти именно благодаря их популярности в гвардейских полках переворот 1762 года оказался успешен, и Екатерина II вступила на престол, что оказало огромное влияние на всю Россию.

Не менее важны заслуги в морской кампании Русско-турецкой войны 1768-1774 гг. Фактически лишившись флота, турки были вынуждены уступить Крымский полуостров. А Российская империя укрепила свое влияние на Черном море.

Но не только военными заслугами братья Орловы были едины. Благодаря их поддержке имели возможность творить многие великие умы того времени. А собрания трудов Владимира Орлова представляют интерес для современных этнографов.

Потомки Орловых продолжали традиции своих предков. Среди них были члены Академии наук, участники Наполеоновских войн и войны с Турцией 1828-1829 гг., а также дипломаты и писатели.

Десять возлюбленных Екатерины Великой

В 1745 году в возрасте шестнадцати лет Екатерина, урожденная Софи́я Авгу́ста Фредери́ка А́нгальт-Це́рбстская, была обвенчана со своим троюродным братом Петром Федоровичем — будущим наследником российского престола.

Реклама

Первые годы совместной жизни совсем не приносили молодой девушке счастья: «Я очень хорошо видела, что великий князь меня совсем не любит; через две недели после свадьбы он мне сказал, что влюблен в девицу Карр, фрейлину императрицы», — напишет она чуть позже в своих дневниках.

В этом трудном браке появилось двое детей: Павел Петрович и Анна Петровна. Однако, по многочисленным версиям, Екатерина не родила ни одного ребенка от Петра III.

Предполагаемым отцом ее первого сына был Сергей Васильевич Салтыков. Он появился при «малом» дворе в 1752 году в роли камергера Петра. Молодой человек быстро стал доверенным лицом царской семьи и очаровал Екатерину: «Он был прекрасен, как день, и, конечно, никто не мог с ним сравняться ни при большом дворе, ни тем более при нашем. У него не было недостатка ни в уме, ни в том складе познаний, манер и приемов, какие дают большой свет и особенно двор. Ему было 25 лет; вообще, и по рождению, и по многим другим качествам это был кавалер выдающийся… Я не поддавалась всю весну и часть лета», — зафиксировано в «Записках Екатерины».

Слухи об отцовстве Салтыкова не дали ему долго задержаться при дворе. За несколько месяцев до рождения Павла его перестали пускать к Екатерине. А в 1954 году, через две недели после появления на свет великого князя, он был спешно отправлен посланником в Швецию. Екатерина страдала от разлуки.

Следующим тайным возлюбленным императорской особы стал Станислав Август Понятовский. Он приехал в Россию в 1756 году в составе свиты английского посла Вильямса. Иноземец увлекся Екатериной: именно Понятовскому приписывают отцовство княжны Анны Петровны, которая родилась в 1757 году. С этим был согласен и сам император, о чем свидетельствуют дошедшие до современности записки Петра III: «Бог знает, откуда моя жена беременеет; я не знаю, наверное, мой ли этот ребенок, и должен ли я признавать его своим».

Весной 1760 года в Петербург прибыл граф Шверин, к которому был приставлен стражником Григорий Григорьевич Орлов. Служащий сразу привлек внимание Екатерины, а затем сыграл большую роль в свержении Петра III. Именно он и его братья поспособствовали дворцовому перевороту, в результате которого в 1762 году Екатерина взошла на престол. Несколькими месяцами ранее у тайной пары появился сын Алексей. Ребенок получил фамилию Бобринский и был отправлен в приемную семью. После смерти Петра Григорий Григорьевич планировал взять Екатерину в законные жены, однако сама она писала: «Друг мой, я люблю тебя, но обвенчавшись, мы обречем себя на судьбу Петра III».

Свадьба так и не состоялась, но, несмотря на это, Орлов и Екатерина II пробыли вместе 12 лет. В начале 1772 года граф уехал на мирный конгресс в Фокшанах, а в его отсутствие Екатерина обратила внимание на другого юношу.

Александр Семенович Васильчиков стал официальным фаворитом, находясь на службе в Царском Селе. Он был младше императрицы на 17 лет. После отъезда графа Орлова именно Васильчиков занял его комнаты во дворце: к их дверям был приставлен караул — на случай внезапного возвращения Григория Григорьевича.

Такая резкая перемена фаворита вызвала большой переполох при дворе: «Лакеи и горничные императрицы были озабочены и недовольны, ибо любили Орлова, и он им покровительствовал», — писал германский посол в письме Фридриху II.

Одним из самых известных фаворитов Екатерины Великой был граф Потемкин. Императрица долгие годы была знакома с Григорием Александровичем. В 1774 году Екатерина жаловала ему чин генерал-аншефа и назначила вице-президентом Военной коллегии, даруя титул графа. А вместе с ним — свою благосклонность. Потемкин был личностью многогранной и противоречивой. Поэт Державин написал о Потемкине в торжественных «Хорах»: «Одной рукой он в шахматы играет.// Другой рукою он народы покоряет.// Одной ногой разит он друга и врага,// Другою топчет он вселенны берега».

В 1775 году пара тайно обвенчалась, и на свет появилась девочка Елизавета. Ее, как и всех внебрачных детей, отдали в приемную семью. Сомнений в отцовстве Григория Александровича не было, однако, материнство Екатерины осталось под вопросом. В апреле 1776 года Потемкин отправился в отпуск для ревизии Новгородской губернии, в это время ему была найдена замена, однако он еще долго лично отбирал для государыни достойных фаворитов.

Так, в 1778 году Потемкиным был представлен Иван Николаевич Римский-Корсаков. Его назначили флигель-адъютантом к императрице.

Молодой человек был на 25 лет младше Екатерины — он покорил ее своей игрой на скрипке и голосом: «Все — не только люди, но и животные — заслушиваются его игрой», — найдено в ее записях.

Именно ради Римского-Корсакова императрица приглашала в Россию музыкантов со всего мира. Однако в 1779 году он изменил Екатерине с графиней Прасковьей Брюс, за что был сразу удален от двора. После этого он увлекся графиней Строгановой и был отослан из Петербурга в Москву.

Александра Дмитриевича Ланского государыня заприметила на летнем отдыхе в Царском Селе. Он был младше нее на 29 лет. Екатерина назначила юношу флигель-адъютантом, но отдавать свое внимание не спешила. Молодой человек долго завоевывал интерес императрицы и в конце концов получил его. Его не увлекали дела государственные, зато он разделял другие интересы императрицы и неустанно учился. Екатерина в 1782 году писала в одном из писем: «Он все «пожирает». В одну зиму он «пожирал» поэтов и поэмы, в другую несколько историков, романы нам надоедают, и мы увлекаемся Алъгаротти и его товарищами. Не получив образования, мы приобретаем бесчисленные познания, и мы любим только общество самое образованное».

Юноша искренне был очарован Екатериной, это было взаимно. Когда в 1784 году Александр скончался, Екатерина девять месяцев находилась в трауре.

В 1786 году императрице был представлен дальний родственник Потемкина адъютант Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов. Став возлюбленным Екатерины, он начал принимать некоторое участие в политических делах и получил право присутствовать в совете. Благодаря жалованиям императрицы он накопил одно из крупнейших на тот момент в России состояний. Однако в фаворитах и он не удержался: в 1790 году он влюбился во фрейлину императрицы, княжну Дарью Федоровну Щербатову, — о романе Екатерина, разумеется, узнала.

Императрица благословила пару и лично обвенчала. В «Дневнике» статс-секретаря Храповицкого было записано: «…перед вечерним выходом сама ее величество изволила обручить графа А. М. Мамонова с княжной Щербатовой; они, стоя на коленях, просили прощения и прощены».

После Мамонтову было вручено большое жалование, и он был выслан из Петербурга.

Последним возлюбленным Екатерины стал Платон Александрович Зубов, который был младше нее на 38 лет.

Будучи секунд-ротмистром Конной армии, в 1789 году он уговорил начальство отправить его сопровождать императрицу из Петербурга в Царское Село. Всю поездку юноша пытался обратить на себя внимание Екатерины, и ему это удалось. С этого момента молодой человек начал участвовать в государственных делах и стал буквально вторым лицом после самой императрицы.

«Из всех сил мучит себя над бумагами, не имея ни беглого ума, ни пространных способностей, коими одними двигать бы можно широкое бремя… Весьма прилежен к делам и, опричь оных, чужд всяких забав, но еще нов, и потому бремя выше настоящих его сил», — писал о нем Граф Завадовский.

Он тщательно пытался вытеснить Григория Потемкина, делал это очень аккуратно и продуманно. Роман продлился вплоть до смерти императрицы и стал значим не только для нее самой, но и для всей страны, на политику которой Зубов оказывал влияние.

Екатерина 2 и Орлов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *