Домогательства на работе


Фото: Fotoimedia
Лилия, сотрудник агентства элитной недвижимости:
«История произошла в одном из московских агентств элитной недвижимости, где я работала. Наш директор – выходец с Кавказа, темпераментный мужчина, который сорил деньгами, и, что мне казалось странным, в 40 лет оставался большим любителем ночных клубов и не был женат.
Ассистентки и другой административный персонал в нашей компании на своих местах подолгу удерживаться не мог, в этой части коллектива у нас всегда была большая текучка – шеф то чемоданом в ярости в секретаря запустит, то еще что-нибудь подобное сделает. Для всех это уже стало привычным делом, так что никто особенно и не удивился, когда произошла история, о которой я сейчас расскажу.
Очередным администратором на ресепшн стала очень красивая девушка, назовем ее Ольга. Она обладала действительно незаурядной внешностью, а также была очень мила и неглупа. Видимо она очень понравилась генеральному директору, потому что он с первого дня стал оказывать ей знаки внимания. Он несколько раз приглашал ее на обед, но она всякий раз отказывалась. Его терпение лопнуло, когда он предложил Ольге проехаться по бутикам и купить одежды, на что та ответила, что это ни к чему, ведь у нее есть жених. На вопрос, как она объяснит своему жениху появление дорогой новой одежды, директор ответил: «В таком случае ты уволена. Плохо одетые сотрудники не могут работать в нашей компании». На следующий день Ольги уже не было на рабочем месте».
Людмила, проводница пассажирского поезда:
«Этой истории уже лет 30, то есть произошла она тогда, когда, как принято считать, и секса-то не было. В студенчестве в летний период я работала проводницей пассажирского поезда. В одной из поездок на меня обратил внимание первый машинист поезда и командир состава — в общем, главный человек на нашем «корабле», который двигался по маршруту «Красноярск — Адлер». Он всячески пытался за мной ухаживать. Но мне эти ухаживания были абсолютно не нужны, потому что этот человек был вдвое старше меня, да и вообще крутить романы на рабочем месте – не мой вариант.
В одну из ночей я спокойно занималась своей работой в купе проводников, как вдруг купе открылось (несмотря на то, что оно было заперто изнутри) и внутрь вошел этот самый командир состава. Он поздоровался со мной и, недолго думая, стал откровенно и нагло приставать. Он распускал руки, лез с поцелуями, но я не робкого десятка, так что ударила его коленкой куда следует, вырвалась и побежала в соседний вагон к другим проводникам. На следующий день он как будто опомнился, попросил прощения и больше меня не трогал. Я вообще больше его не видела».
Софья, начальник отдела продаж:
«Я работала руководителем отдела продаж одного из изданий в крупном издательском доме в Москве. Мне постоянно приходилось контактировать с головным отделом продаж, который контролировал продажи всех изданий, в том числе и нашего. Во главе всех коммерческих служб стоял коммерческий директор — типичный выходец из 90-х. Видимо, я ему понравилась, так как во время празднования корпоративного нового года он подошел ко мне и пригласил поехать с ним и еще одной коллегой выпить куда-нибудь в другое место. Я еще не подозревала о его чувствах, так что поехала – восприняла это, можно сказать, как тим-билдинг. Выпили в баре, а когда я засобиралась домой, уговаривал меня остаться. Но я уехала.

Вскоре после этого на работе он вызвал меня к себе и мягко так сказал: «Ты же понимаешь, Соня, кто принимает решения о том, кто будет работать в нашей коммерческой службе, а кто нет. Так вот о тебе я могу позаботиться». Я по-прежнему плохо понимала, к чему это он вообще, но догадывалась, что что-то тут не так. Глаза мне раскрыла генеральный директор нашего издания, когда я ей все рассказала. Она мне объяснила, чего он от меня хочет, а также сказала работать спокойно, так как на деле решения о моем увольнении он принять не может».
Прошло еще немного времени, и он сам покинул наш издательский дом».

Фото: Fotoimedia
Алиса, региональный представитель в нефтяной компании:
«Проработав достаточно долго в «женской» hr-сфере — в направлении продаж консалтинговых услуг, я решила сменить работу. Однажды мне позвонили из «дочки» нефтяной компании, которой требовался региональный представитель по продаже топливных карт. «Мужская» сфера, связанная с качеством топлива, влияющим на форсунки, с видами моторного масла и объемом двигателей, была абсолютно не знакома мне, однако на приглашение прийти на собеседование я согласилась.
Приехал меня собеседовать директор регионального направления. Во время разговора мы оба поняли, что все мои расчудесные навыки делового общения для этой должности слабо годятся. Но тут началось другое: директор явно заинтересовался мной, как девушкой. Он стал приглашать меня на повторные собеседования: «А давайте-ка мы часов в девять вечера в ресторане еще раз пообщаемся». Однако я отвечала отказом – предложила подобные встречи проводить в рабочее время.
Не получив желаемого, директор, скрепя сердце, все-таки принял меня на работу, поскольку я все же подошла на эту вакансию, после чего предметов для частого и частного общения появилось у нас с лихвой, и нам было действительно интересно вместе работать и общаться. Развитию чего-то большего мешало то, что директор находится в столице, а я — в регионе. Месяца три он с огромным трудом держал дистанцию, но, к счастью, в тот момент, когда он уже открыто и без намеков сделал предложение на «совместный отпуск», я уже смогла не менее открыто заявить: «Мы или работаем, или отдыхаем». Я понимала, что моя карьера вряд ли от такого поворота событий изменится в лучшую сторону, понимала и принимала все риски.
Но в итоге все сложилось хорошо. Этот человек оказался достаточно мудр, чтобы принять отказ и сохранить сотрудника, который, по всей видимости, устраивал его в профессиональном плане».

Галерея

Насиковская Анна
Источник: Вакансия от «А» до «Я»

Согласно опросам, не менее 25% женщин и 14% мужчин становились жертвами сексуальных домогательств по месту службы. Далеко не всегда целью подобных приставаний является вступление с «жертвой» в сексуальные отношения. Нередко агрессор стремится достичь неформального доминирования в трудовом коллективе, оскорбить, унизить, а иногда и запугать жертву. Результатом становится нездоровая атмосфера на службе, которая отрицательно влияет на качество работы.

Сексуальные приставания (или как сейчас модно говорить – харассмент) – это притязания как в скрытой, так и в явной форме, просьбы об интимных услугах, другие действия аналогичного характера (как физические, так и устные), если они осуществлены без предварительного согласия «сексуального объекта».

Кстати, во многих странах жертвой харассмента считается не только сам объект сексуального приставания, но и любой другой человек, на которого повлияло оскорбительное поведение.

Например, начальник сказал своей секретарше, что у менеджера по персоналу (женщины) красивые ноги. Секретарше это показалось оскорбительным или обидным, значит, она автоматически становится жертвой.

Можно выделить шесть основных разновидностей харассмента.

1. Оскорбления выражаются в виде реплик – типа «все бабы одинаковы!» или «они все только об одном и думают», откровенных надписей на стенах, неприличных шуток или острот на тему секса.

2. Приглашения не только заняться сексом, но и просто вместе позавтракать, пообедать, поужинать, выпить или заняться делом, не имеющим отношения к работе – тоже приставание.

3. Обещания вознаграждения в любой форме (премия, поездка за границу, прибавка к жалованию и т. п.) могут быть расценены как приставание, если вознаграждение является авансом за ожидаемый сексуальный контакт.

4. Принуждение к сексу или сексуальным действиям обычно сопряжено с угрозой наказания или порицания. Например, начальник просит надевать на работу мини-юбку, недвусмысленно намекая, что в случае отказа он будет вынужден взять на службу другого сотрудника. Или он приглашает сотрудницу провести уик-энд в Анталии, а в случае отказа грозится перевести на нижеоплачиваемую должность.

5. Прикосновения включают в себя прижимания в лифте, транспорте, мимолетные хватания.

6. К другим видам секс-приставаний относятся длительное пристальное разглядывание «голодными» глазами, комментарии на тему сексуальности одежды, отсутствие внимания к человеку по половому признаку (например, в офис входит шеф и обращается к присутствующим «Мужики!», несмотря на то что в компании находятся не только мужчины), эротические разговоры в присутствии представителей противоположного пола, стриптиз в присутствии представителей своего или противоположного пола, сладострастное почмокивание губами, чересчур откровенные комплименты, изображение в воздухе неприличных знаков пальцами или руками, а также вторжение в личное рабочее пространство (за исключением специально используемых для рабочих контактов мест, таких как гостевая сторона стола, кресло для посетителей, кассовое окошко и т. п.).

Кстати, интересен тот факт, что американцам требуется большая, чем европейцам, интимная зона, то есть расстояние до собеседника. Широко освещался случай, когда одна американка обратилась в полицию, обвиняя в сексуальных домогательствах датчанина только на том основании, что во время разговора он подошел к ней слишком близко. Все дело в том, что у датчан интимная зона – одна из самых маленьких в мире: всего 23– 25 см, а у американцев – не менее 40.

Наибольшие шансы стать объектом притязаний – у незамужних женщин, наименьшие – у молодых вдов, одиноких матерей, разведенных. Замужние, при прочих равных условиях, занимают промежуточное положение. В частных фирмах женщины преследуются своими начальниками в полтора раза чаще, чем на государственных и акционерных предприятиях. В частных фирмах женщинам приходится увольняться с работы в три раза чаще, чем на государственных предприятиях.

Специалисты считают, что сексуальные приставания могут вызвать у их жертв болезненные состояния, болезни и расстройства: депрессию, шок, неуверенность в себе, злость, страх, раздражительность, ощущение незащищенности, неловкость, смущение и ощущение бессилия, стыд, потерю самообладания, понижение самомнения, чувство вины, самообвинение, головные боли, повышенную сонливость, нарушения сна и кошмары, желудочно-кишечные расстройства, дерматологические реакции, изменения в весе, фобии и панические реакции.

Если от приставаний не помогают избавиться переговоры, на Западе обычно обращаются в суд. При этом судятся как с непосредственным «сексуальным агрессором», так и с руководством фирмы, допустившей секс-агрессию.

Обычно компенсации по этим делам оцениваются в тысячи долларов. В США ежегодно сумма выплат по делам о сексуальных домогательствах составляет более миллиарда долларов! Как правило, суд обязывает работодателей, допустивших у себя в компании приставания, выплатить жертве компенсацию. При этом пострадавшие требуют возмещения не только морального ущерба, но и ущерба, нанесенного здоровью. К примеру, крупная автомобильная компания заявила о своем согласии выплатить $1,25 млн 16 сотрудникам завода, подавшим два судебных иска в связи с сексуальными домогательствами и расовой дискриминацией.

Видимо поэтому многие западные компании строго соблюдают правила взаимоотношения полов, равноправие мужчин и женщин. И в руководящих документах компаний обязательно присутствует запрет на сексуальное домогательство и строжайшее наказание за это вплоть до немедленного увольнения. При этом домогательством может считаться предложение подвести домой, услужливо открытая дверь, лежащий на столе мужской журнал, рассказанный анекдот или простое насвистывание.

По данным Международной организации труда (МОТ), от 15 до 20% работающих женщин в индустриальных странах являются жертвами сексуального домогательства, но только треть таких жалоб попадает в суд. МОТ сообщает, что каждая вторая датчанка, каждая третья австриячка и каждая четвертая француженка становились жертвами серьезных случаев сексуального домогательства.

Судебные разбирательства по поводу сексуальных домогательств – самая частая причина, вынуждающая западные компании предпринимать особые меры, усиливать контроль и подчас вмешиваться в частную жизнь своих сотрудников. Вопросы секса и сексуальные отношения между людьми перестали быть исключительно частным делом, после того как западные компании начали выплачивать огромные штрафы жертвам насилия и домогательств. По данным журнала Fortune, 90% фирм из списка 500 крупнейших компаний тратят ежегодно более $6,5 млн на судебные разбирательства по делам, связанным с сексуальными домогательствами. Проблема настолько серьезна, что такие крупные организации как DuPont, Federal Express, Levi Strauss и многие другие проводят специальные учебные программы для своих сотрудников для предупреждения такого рода проблем.

Любопытно, что, несмотря на общее отрицательное отношение к сексуальным домогательствам, восприятие этих «милых пустячков» женщинами и мужчинами различно: 67% мужчин и только 20% дам заявляют, что сексуальные преследования, пусть и не слишком интенсивные, были бы им лестны.

Что же касается России, то мы определенно не уступаем другим странам по части использования мужчинами своего служебного положения в интимных целях. Каждая четвертая женщина в российской провинции и каждая третья в Москве и Петербурге подвергались сексуальным домогательствам на службе. Эти цифры, как водится в нашей стране, могут быть занижены.

В России сексуальные домогательства являются преступлением, предусмотренным ст. 133 Уголовного кодекса РФ. Максимальная санкция по ст. 133 УК – год лишения свободы. Однако российские следственные органы крайне неохотно берутся за дела такого рода. Чаще всего преступнику удается избежать наказания благодаря амнистии. Тем не менее, подобные случаи не должны оставаться безнаказанными. Помимо уголовного преследования существуют и другие способы привлечения негодяя к ответственности.

В частности, к нему могут быть применены меры дисциплинарного воздействия в рамках трудовых правоотношений. Потерпевший вправе обратиться в суд с гражданским иском о возмещении морального вреда. В соответствии со ст. 1068 Гражданского кодекса, ответчиком по гражданскому иску о сексуальных домогательствах будет не только лицо, виновное в таких действиях, но и работодатель.

Юристы советуют в случае реальной угрозы оказаться жертвой сексуальных домогательств позаботиться о сборе доказательств, которые могут пригодиться в расследовании. Неплохо обзавестись диктофоном. Если ваш начальник уже делал вам двусмысленные намеки, записывайте все разговоры с глазу на глаз. Правда, суд может не принять ваши аудиозаписи в качестве доказательства, если сочтет, что они сделаны с нарушением закона. В этом случае могут пригодиться свидетельства, письма, записки непристойного содержания, записи телефонных переговоров и т. п.

Я люблю свою семью, но начальник сделал так, что я изменила супругу прямо на работе

Я уже давно работаю на заводе, не буду уточнять кем и где. Два месяца назад, в конце рабочего дня меня по телефону пригласил к себе заместитель директора, у которого я нахожусь в подчинении. Это мужчина средних лет, я считала его интеллигентным, воспитанным и неглупым человеком, но никогда не допускала мыслей, что буду иметь с ним какие-то отношения как с мужчиной, потому что мне это не нужно было. К тому же он тоже имеет семью. Комплименты мне иногда отпускал, но ненавязчиво, так что у меня не возникало подозрений.

Я должна была подготовить ему отчет, но была так загружена, что немного не успела и вошла в его кабинет с чувством вины. Замдиректора довольно резко высказался на этот счет, но стал просматривать ту часть отчета, которую я сделала, при этом он посадил меня за свой компьютер, а сам встал рядом. Затем я вдруг почувствовала его руку у себя на плече, он стал меня гладить, причем без всяких слов. А затем сказал, что хочет меня, и нам в кабинете никто не помешает. Я стала говорить, что это невозможно, но он сразу подошел к двери и запер ее изнутри. А когда возвращался к своему месту, открыл шкаф и достал бутылку коньяка и рюмки. Налил и сказал выпить. Я в тот момент думала, что ничего такого между нами не будет, и выпила коньяк. В тот день я сильно стала, и алкоголь на меня подействовал. Потому что когда начальник снова стал меня гладить, я решила, что сопротивляться бесполезно и в его запертом кабинете я не буду кричать и звать на помощь. Про меня в любом случае подумали бы, что я сама все это хотела. Он раздел меня, снял брюки и овладел мной. Все произошло быстро, и через несколько минут я вышла из его кабинета, даже не поняв, как все это произошло, но испытывая обиду за себя.

С того дня прошло много времени, но я так и не успокоилась. Начальника я вижу почти каждый день. Он мне ничего не говорит про тот случай, но больше и не пристает. Если это случится, мне будет сложно остаться на этой работе. А дома я себе чувствую виноватой, и мне безумно жалко своего мужа. Не знаю – смогу ли я забыть все это.

Лидия К., Нижний Новгород

Мир так устроен, что все мы разные, у всех у нас разные вкусы, взгляды, желания и предпочтения. Это касается и Женщин и Мужчин в равной степени.

Испокон веков считается, что Мужчин возбуждают визуальные образы. Да, это верно, но отчасти.

Поэтому,сегодня поговорим о том, что возбуждает Мужчин в Женщинах в большинстве случаев. Порой одна новая мелочь способна привнести в нашу жизнь чуть больше страсти.

Итак, что возбуждает Мужчин в Женщинах:

—Естественно сама Женщина!

—Аромат Женщины. То есть запах Женщины всегда указывает Мужчине на дальновидные планы в отношении ее. Даже если Женщина супер привлекательная с соблазнительными формами, а ее природный аромат ему не подходит, то вряд ли она будет вызывать у него желание.

—Обычно Мужчины смотрят сверху вниз, начиная с глаз и внешнего образа и заканчивая ногами. Отсутствие на Женщине косметики или ее незначительность, ухоженный вид, чистые волосы способствуют дальнейшей заинтересованности.

Морщинки, которые так пугают многих Женщин напротив умиляют Мужчин и свидетельствуют для них не столько о возрасте, как о богатом сексуальном опыте Женщине. Сюда же можно отнести несвежий и слегка размазанный макияж, слегка отросшие корни выкрашенных волос,длинные волосы хаотично разбросанные по плечам, соблазнительные и сладкие губки, веснушки и т.д. В пределах разумного, конечно!Все это воспринимается Мужчиной как ненасытный сексуальный аппетит Женщины , страсть, некий живой и трепещущий образ, который призывает Мужчину к фантазиям!

— Тело Женщины это магнит для Мужчины!Соблазнительные формы и даже недостатки способны возбудить Мужчину. Здесь имеются ввиду недостатки, которые мы Женщины так воспринимаем. В большей степени Мужчин возбуждают женские соски, торчащие из под полупрозрачной или мокрой блузы, кругленький и упругий животик, небольшая грудь,симпатичная попка и даже знакомые только ему растяжки на теле Женщины.

Вообщем здесь можно говорить и говорить, но смысл понятен.

—Одежда тоже имеет свое значение в вопросе что возбуждает Мужчин в Женщинах.

Начну пожалуй с нижнего белья. По мнению Мужчин Женщина в хорошем белье способна быстрее возбудить Мужчину, чем без него. Белье может быть черного,красного оттенков, что символизирует страсть. А других, напротив, нижнее белье постельного, розового или оттенка беж интенсивно приводят в действие мужские гормоны.

Сюда же можно отнести чулки, колготки с лайкрой, сеточные чулочки, облигающая одежда,короткие юбки, блузка или кофточка с растегнутыми и слабенькими пуговичками, слегка просвечивающая одежда, обтягивающие джинсы,и даже домашняя мешковатая футболка со старыми джинсовыми шортиками и т.д.

— Давайте теперь прикоснемся к поведенческим факторам и что способно возбудить Мужчину!

Например, Мужчин возбуждает, когда Женщина садится к нему на колени, шепчет что- то на ухо, прикасается. Хороший аппетит и здоровое отношение к алкоголю говорит о ненасытности Женщины и ее уверенности в постели! Слова тоже могут спровоцировать на желание, такое простое словосочетание, как»Я хочу тебя» легко заводят Мужчину.

Да, если Женщина пристает к Мужчине сама, то это способно сильной половине вскружить голову.

— И самое главное! Если Вы считаете, что Мужчину возбуждает исключительно внешние данные и ее поведение, то пора развеять этот миф. Внутренний мир Женщины всегда определяет начало отношений и отголосок в сердцах Мужчины. Доброта, женственность, непосредственность тоже возбуждают Мужчину! Понимаете?

Все остальное индивидуально!

Оттолкнуть же от Женщины может неестественность, килотонны макияжа, большие накладные ногти,накачанные губы,слишком выбеленные волосы, чрезмерная худоба, напускная глупость,неумение быть Женщиной и дань джинсово-кроссовочной моде.

Домогательства на работе: как изменить культуру?

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Согласно опросу Би-би-си, почти половина британских женщин и каждый пятый мужчина становились жертвами сексуальных домогательств на работе

«Я только что переехал в новый дом, не хочешь прийти, матрас новый попробовать?»

Шарлотта зачитывает примеры из cвоего собственного списка #MeToo — эпизоды из своей офисной жизни, когда к ней демонстрировали сексуальный интерес в том или ином виде. Будучи юрисконсультом, работающим на рынке недвижимости, она получила это текстовое сообщение от одного своего клиента, и это только верхушка айсберга, от которого волосы встают дыбом.

«Самое ужасное было от женатого коллеги, занимающего более высокий пост. Мы были на одном мероприятии, где было много выпивки, и он водил рукой с обручальным кольцом по моим волосам и приговаривал, какая я красивая. Он был старше меня, уважаемый человек и примерный семьянин. Поэтому мне было трудно представить себе, что я могу на него пожаловаться, поскольку у него был определенный вес в нашей фирме», — признается она.

Случаи, подобные тем, которые произошли с Шарлоттой (она попросила нас не называть ее настоящего имени), имеют место в любых компаниях и производственных сферах.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Скандал с Харви Вайнштейном всколыхнул тему сексуальных домогательств не только в Голливуде

После откровений, связанных с поведением бывшего голливудского продюсера Харви Вайнштейна, и последовавших признаний в соцсетях под хэштэгом #MeToo, к теме харассмента приковано всеобщее внимание, и работодатели ума не приложат, как со всем этим следует поступить.

Побочный продукт?

Согласно недавно проведенному Би-би-си опросу, почти половина британских женщин и 20% мужчин становились жертвой сексуальных домогательств на работе.

Ситуация настолько взволновала депутатов британского парламента, что они стали проводить расследование по этой проблеме и способам борьбы с ней.

Растет давление и со стороны акционеров различных компаний, взволнованных тем, во сколько им обойдутся — и в материальном и в репутационном плане — иски по случаям сексуального домогательства.

  • Опрос во Франции: каждая восьмая женщина в стране подверглась изнасилованию
  • Это еще флирт или уже сексуальные домогательства?
  • Британия: на горячую линию жертв домогательств в футболе позвонили 860 раз

Как говорит Мария Крамер, специалист одной из самых влиятельных в мире компаний Institutional Shareholder Services (ISS), консультирующих акционеров-учредителей, инвесторы воспринимают сексуальные домогательства как побочный продукт слабой корпоративной политики и слабого внутреннего трудового распорядка и управления.

Однако этим поведением зачастую отличаются как раз весьма влиятельные личности, причем делается это вдали от рабочего места и потенциальных свидетелей, и, как и в случае с Шарлоттой, многие жертвы не хотят об этом сообщать.

Так что же в таком случае могут сделать сами компании?

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Кампания в соцсетях #MeToo привлекла внимание к проблеме сексуальных приставаний на рабочем месте

Для галочки?

У кадровиков есть излюбленный метод решения любых проблем — послать сотрудника на курсы.

Кому-то это покажется ужасным, но тренинг на предмет сексуальных домогательств стал обычным делом в США еще в 1990-е годы, и эта практика быстро распространяется и в Европе.

Элизабет Типпетт, доцент кафедры юриспруденции в университете штата Орегон, говорит, что многие подобные программы должны рассматриваться с известной долей скептицизма, поскольку фирмы проводят их просто, чтобы поставить галочку.

Она также отмечает, что такие тренинги могут удручающим образом сказаться на отношениях в коллективе.

«Особенно в обстановке, когда мужчины находятся у руля: они в таком случае могут просто перестать общаться с теми, кто ведет себя не так, как прочие, или кто может оказаться потенциальной жертвой домогательств», — объясняет она.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Тренинги по проблеме сексуальных приставаний стали популярны в США еще в 1990-е

Другие специалисты указывают, что такие тренинги — это полезное упражнение, заставляющее коллег по работе более открыто говорить о своих внутренних границах и вообще — обсуждать эту проблему.

Трейси Паули — руководитель британской компании Focal Point Training, проводящей подобные тренинги с персоналом. По ее словам, к тем, кто проходит ее курс, вдруг в какой-то момент приходит понимание определенных тонкостей поведения.

«Многие случаи сексуальных домогательств начинаются просто с обычного трёпа в компании, это может быть невинное поддразнивание или флирт, и, если люди не понимают, где проходит граница, то это легко может выйти за рамки приличия», — поясняет она.

Как бы то ни было, эти тренинги становятся все более популярны.

Консультационная компания Navex Global, предоставляющая ведущим мировым корпорациям тренинг по вопросам управления, заявляет, что со времени старта кампании #MeToo резко возросло количество запросов от клиентов.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Многие жертвы не хотят заполнять официальный формуляр на своего обидчика

Боязнь огласки

Отослать сотрудника на тренинг несложно. Гораздо труднее для фирмы справиться с нежеланием жертв домогательств об этом рассказывать.

Юрист по трудовому праву Карен Джексон оставила карьеру в лондонском Сити, чтобы открыть собственную юридическую фирму — отчасти из-за того, что сама стала жертвой подобного поведения.

Вот, как она объясняет это нежелание: «Жертвы домогательств знают, что будут нежелательные последствия. Будут сотрудники, которые их осудят, и в итоге они прослывут склочниками, и это только повредит их карьере. Среди моих клиентов есть люди, которые не могут рассказать даже мне, что произошло, потому что их переполняет чувство стыда».

Одним из решений этой проблемы может стать независимая телефонная горячая линия, куда можно будет пожаловаться, и это уже используется рядом крупных компаний.

Они оказывают поддержку сотрудникам в тех случаях, когда те не могут поговорить со своим начальником, который сам может быть зачинщиком или пособником домогательств.

Правообладатель иллюстрации Julia Shaw Image caption Джулия Шоу запустила новое приложение, помогающее правильно записать все, что произошло

Бот в помощь

Джулия Шоу пытается оказать помощь и небольшим компаниям с помощью своего приложения Talk To Spot. Пользователю предлагается с помощью задающего вопросы виртуального собеседника описать все, что случилось, и сохранить эту запись для себя или показать потом своему руководству.

Джулия указывает, что в обычной офисной среде люди не обучены задавать нужные вопросы, которые могли бы помочь человеку поделиться своими переживаниями с глазу на глаз.

«Все доказательства — только у нас в памяти, поэтому очень важно, чтобы нам верили, чтобы мы знали, что с этой ситуацией можно справиться», — поясняет она.

«Вы можете тут же пообщаться с нашим ботом , не надо ждать сотрудника отдела кадров или раздумывать: могу я доверять этому человеку или нет? Вы можете все записать, там будет проставлено время записи, и потом, в нужный момент представить это как свидетельские показания», — говорит Шоу.

Как показывают ее изыскания, компании важно принять заявление в первые сутки после происшествия — тогда последствий для душевного здоровья жертвы будет гораздо меньше.

Деньги за молчание

Вовремя принять жалобу, конечно, важно, но не менее важно и то, как именно руководство реагирует на подобные вещи — ведь именно это привело к тому, что многие сочли за благо просто помалкивать.

Если жертвы приставаний не боятся и сообщают о случившемся с ними, то серьезные случаи обычно улаживаются досудебным соглашением, условием которого становится договор о неразглашении.

Они не имеют права говорить о том, что с ними произошло или сколько им заплатили, чтобы они могли спокойно уволиться.

Именно поэтому совершенно невозможно узнать, сколько именно происходит подобных случаев.

Совет по финансовой отчетности в настоящий момент проводит пересмотр действующего в Соединенном Королевстве кодекса корпоративного управления, куда предложено внести положение о большей прозрачности в случае сексуальных домогательств.

Есть предложение в обязательном порядке информировать совет директоров компании о поданных жалобах на сексуальные домогательства.

Лоббирующая интересы акционеров группа PIRC призывает также ввести практику независимой проверки того, как компания отреагировала на жалобу по поводу харассмента.

Джен Бабияк, член совета директоров нескольких компаний, говорит, что зачастую топ-менеджеры просто уходят от проблемы и отказываются признавать, что что-то подобное может случиться, пока они стоят во главе.

По его словам, это стало бы хорошей практикой для всех компаний — проводить проверку того, сколько случаев было зарегистрировано в их организации за последние 10 лет, и довести это до сведения совета директоров.

«Если посмотреть на суммы некоторых отступных, то некоторые достигают 100 тыс фунтов (около 139 тыс долларов). В по-настоящему крупной международной компании — это небольшие деньги. Подобного рода выплаты могут быть завизированы кем-то из второго или даже третьего эшелона менеджеров и даже не дойти до высшего руководства», — указывает она.

Правообладатель иллюстрации UK Parliament Image caption Депутат парламента Мария Миллер полагает, что в обществе дожен произойти культурный сдвиг

Культурный сдвиг

В конце 2018 года парламентский комитет по делам женщин и равенства опубликует результаты исследования случаев сексуального преследования на рабочем месте.

«На рабочем месте должен произойти культурный сдвиг — чтобы женщины чувствовали себя спокойно и чтобы существовали гарантии того, что к подобным жалобам относятся чутко и справедливо», — полагает глава комитета и депутат парламента Мария Миллер.

Что имеется в виду под «культурным сдвигом», возможно, и не совсем понятно, однако об этом постоянно говорят как о наиболее эффективном способе, с помощью которого компании смогут обуздать сексуальные домогательства.

Как указывает Ингрид Фриден из компании Navex Global, речь идет о том, чтобы члены руководства относились к этому серьезно.

«Если посмотреть на те случаи, когда в той или иной компании все пошло не так за последние полтора года, так это именно тогда, когда руководство не прислушалось, не ответило, не приняло обвинений серьезно. Какие бы принципы вы ни внедрили, самое главное — это бытующая в компании культура поведения и то, как ведутся дела», — говорит эксперт.

Гендерный баланс наверху

Невозможно изменить корпоративную культуру посредством написания служебной записки или отсылкой сотрудников на специализированный тренинг, однако один рычаг управления у руководства есть и заключается он в том, кого они набирают в штат.

Если высшее руководство компании целиком состоит из мужчин, то культуре «мужского клуба» там будет легче укорениться, и на случаи приставаний к сотрудницам там скорее посмотрят сквозь пальцы.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Женщины по-прежнему составляют лишь 10% исполнительных директоров в компаниях FTSE 100

Женщины по-прежнему составляют лишь 10% исполнительных директоров в компаниях с наибольшей капитализацией, входящих в фондовый индекс FTSE 100, так что гендерный дисбаланс здесь весьма ощутим.

Многое уже сделано в этом вопросе.

Кампания в соцсетях по борьбе с сексуальными домогательствами #MeToo («И меня тоже»), как и публикация отрезвляющих данных о разнице в средних заработках мужчин и женщин в компаниях, с новой силой привлекли внимание к необходимости культурных изменений.

С разных сторон поступают сведения о том, что специалисты по подбору персонала сейчас изо всех сил пытаются набрать женщин на руководящие роли в крупных компаниях.

Как недавно сказала в разговоре с нами одна женщина-банкир, занимающая довольно высокую позицию, после публикации данных о разнице в доходах между мужчинами и женщинами ее шансы стать управляющим директором немедленно удвоились.

Тренинг на предмет сексуальных домогательств, жалобы на неподобающее поведение, а также ревизия того, как руководство отреагировало на жалобы — все это начинает менять ситуацию на рабочих местах.

«Я совершенно определенно полагаю, что прогресс есть, — говорит юрист Карен Джексон. — Тот факт, что мы об этом говорим, — такого не было 10, 20 лет назад. Мне кажется, месседж, который посылают женщины, совершенно ясен: мы больше не хотим с этим мириться».

Возможно, еще рано говорить, что переломный момент достигнут, однако по мере того, как все больше случаев приставаний выходит наружу, с темы #MeToo постепенно снимается табу.

Домогательства на работе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *