Чайлдфри с пятью детьми

Содержание

Почему быть чайлдфри — это нормально

Каких-то сто лет назад качество контрацепции было на таком уровне, что работало правило «если у тебя есть секс, у тебя есть дети». Половозрелый человек без детей был либо больным, либо абсолютно непривлекательным как сексуальный партнёр или супруг.

Конечно, такого человека надо пожалеть, посоветовать ему какое-нибудь средство и втайне порадоваться, что тебя миновала чаша сия.

Относительно недавно мы научились контролировать свою репродуктивную систему без вреда для здоровья. И тут же появились чайлдфри, которые сломали многовековой шаблон.

Оказывается, так можно! Жить без детей, причём ничуть не хуже, а то и лучше, чем с ними.

Кто такие чайлдфри

Childfree — это свободные от детей. В русском языке даже нет полного аналога этого слова. Бездетные — это все люди без детей. Например, те, которые не смогли стать родителями по разным причинам, но хотели бы.

А чайлдфри — это те, кто не желает и не страдает от этого.

Чайлдфри ничем не похожи друг на друга, хотя их и пытаются как-то классифицировать. Самый известный (потому что первый) исследователь Джин Виверс делила чайлдфри на две группы Почему чайлдфри отказываются от детей. :

  • реджекторы — это те, которые детей не любят;
  • аффексьонадо — это те, которым просто хорошо без детей.

Сейчас больше делят на чайлдфри и чайлдхейт (ненавидящие детей).

Сколько их — никто не знает. В целом бездетных от 5 до 30% в зависимости от страны Voluntary childlessness and being Childfree. . Но посчитать отдельно именно идейных чайлдфри нереально, потому что надо отделить их от тех, кому обстоятельства не дали завести ребёнка. Да и позиция человека может измениться: в одном из исследований опрашивали людей с перерывом в 6 лет. И четверть опрошенных кардинально поменяли свои взгляды Persistence and Change in Decisions to Remain Childless. .

Зачем они это делают

Главная причина — они не хотят. Почему именно, решает каждый для себя. Вариантов много.

Свобода. Родительские обязанности нужно нести, пока ребёнку не исполнилось 18. Это в теории, на практике — всю жизнь. От ребёнка нельзя отмахнуться, сбежать на пару дней. Даже если оставить чадо родителям и укатить на необитаемый остров без связи, у вас будет ребёнок.

Ответственность. Не все хотят следить и за собой, и за ребёнком. Кто-то не уверен в своих силах, кто-то просто не любит ответственности ни в каком виде. И это правильный подход: если человек не хочет брать обязательства, не умеет и не собирается их выполнять, то не надо тащить непосильную ношу. Не уверен — не обгоняй.

Деньги. Дети стоят дорого, иногда очень дорого. Рассказы семей, в которых дети рождены вопреки скудным финансам, — лучшее противозачаточное средство и наглядная агитация за чайлдфри. Кто-то не может позволить себе содержание ребёнка, а кто-то любит свой уровень жизни больше, чем детей.

Карьера. Особенно для женщин. Уход за ребёнком по-прежнему женское дело: от 13 до 47% мам не работают из-за того, что нужно следить за детьми Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе. . Женщина вообще воспринимается всерьёз, только если она родила.

Ориентированных на карьеру женщин становится всё больше Childfree And Feminine. . Но даже при устройстве на работу HR интересуется, когда девушка собирается рожать. Это в порядке вещей. Лично меня не спрашивали только на одном собеседовании — в Лайфхакере. Все остальные интервью проходили с обязательными «когда в декрет?» или «когда за вторым?». Те, кто планирует строить карьеру, всё чаще решают, что никогда. Бесспорно, есть чудесные женщины, которые могут успевать всё на свете. А есть и такие, которые не могут и выбирают работу.

Отсутствие карьеры. Дети подразумевают стабильный растущий доход, потому что с их взрослением увеличиваются и расходы. Человек без детей может позволить себе фриланс, случайные или небольшие заработки, работу за еду в лагере волонтёров.

Качества, несовместимые с детьми. От детского крика болит голова. Из-за трудного характера не получается договариваться. Из-за агрессии так и тянет затеять драку. Нерешённые психологические проблемы не дают спать спокойно. Список причин «почему не надо становиться родителями» насчитывает десятки пунктов. Как сказал один мой знакомый, либо дети, либо алкоголь, и каждый свой выбор сделал.

Страх. Страхов много: роды, беременность, изменение статуса, перемены в отношениях, финансовые трудности и сотни мифов, окружающих деторождение. Попробуйте задать в женском коллективе вопрос, как это — побывать в роддоме. Рассказы будут такими, что Стивен Кинг покажется доброй сказкой на ночь.

Зачем чайлдфри объединяются

Люди без детей формируют разношёрстные сообщества с 70-х годов XX века, потому что им приходится обороняться. Общественные установки не успевают перемениться, для многих «без ребёнка» — это всё ещё больной и негодный.

Если бы планирование семьи оставалось личной темой, не было бы потребности найти единомышленников и поделиться наболевшим. Но детские дела личными не считаются.

Абсолютно всех моих друзей спрашивают о детях (девушек — в разы чаще). Вопрос «когда родишь?» многие вообще воспринимают так же, как «который час?». Бестактно, но это реальность.

Активно настроенные чайлдфри уверены, что их притесняют, поскольку они живут в «детоцентричном» обществе, где детям и их родителям позволено всё и за счёт бездетных, конечно. Например, налоговый вычет на ребёнка считают аналогом несправедливого налога на бездетность. Для таких чайлдфри объединение — способ продвинуть свои взгляды и добиться изменений в законах.

За что не любят чайлдфри

Люди с детьми воюют с людьми без детей, битвы эти словесные и в основном проходят в интернете. По содержанию они больше похожи на столкновения фанатов iPhone и Android-смартфонов. Бесполезно убеждать человека, который не хочет детей, в том, как здорово завести «масика». Но войну не остановить.

Скажем честно, чайлдфри есть за что не любить.

  • За демонизацию детей и родителей. В сообществах обсуждают отвратительное поведение детей, пап и мам. Причём причиной хамства считаются именно дети. Как будто ребёнок — это волшебная палочка, превращающая нормального человека в свинью, для которой мир крутится вокруг малыша. Это абсолютно не так. Но многие верят, что дети — разносчики глупости.
  • За сленг: все эти «личинки» и «овуляторы», среди которых разрешается существовать «адекватным детным», действительно оскорбляют чувства кого угодно.
  • За ярлыки: вроде как все детные — несчастные люди, которые еле сводят концы с концами, жалеют о принятом решении и мучаются от несвободы.

Не выносили бы чайлдфри сор из избы, негатива было бы меньше. Но это скучно, и войны кипят на разных ресурсах. То есть чайлдфри не любят именно за то, в чём они упрекают остальных: за попытку влезть не в своё дело и научить всех жить правильно.

Как нельзя разговаривать с чайлдфри

Если ваш друг, родственник, коллега или сосед не собирается заводить детей и вы об этом внезапно узнали, не старайтесь перетянуть его в другой лагерь. Большинство аргументов в споре бессмысленны. Ниже — список запретных фраз, которые чайлдфри слышат каждый день.

  • Дети — это счастье. Счастливые родители никогда не поймут, как можно не хотеть детей. Счастливые чайлдфри не поймут, зачем дети вообще нужны. Счастье достигается не количеством детей, для этого есть другие способы.
  • Потом пожалеешь. Собственно, какая вам разница, кто и о чём потом пожалеет? Отсутствие детей — выбор каждого человека, а желать ему мук раскаяния как минимум невежливо.
  • А как же продолжение рода? Чайлдфри наплевать на продолжение рода, это очевидно. А вам должно быть вдвойне наплевать на чужой род.
  • Родишь — полюбишь. А если нет? Терпеть всю жизнь или обратно убирать?
  • Мы вымрем, как мамонты. С учётом перенаселённости планеты — нет.
  • Дети — это естественно. Естественно, но не обязательно. Агитировать за рождение нелюбимых и нежеланных детей — это особо извращённая форма фашизма и детоненавистничества. Сирот в России больше 70 тысяч, неблагополучных семей — 180 тысяч. Не надо увеличивать эти цифры.
  • Все чайлдфри ненормальные. Ну и славно, разве нет? Ненормальные гены не передадутся последующим поколениям.
  • А кто же поднесёт стакан воды в старости? Социальные службы, сиделки, друзья. Да и не факт, что пить захочется.
  • Дал Бог зайку — даст и лужайку; Бог накажет; Бог велел. В светском государстве, в котором конституция гарантирует свободу вероисповедания, это не аргумент.
  • Все чайлдфри — эгоисты. Как будто в здоровом эгоизме есть что-то плохое.

Быть чайлдфри — это хорошо?

Быть чайлдфри — это нормально. Это не хорошо и не плохо, это индивидуальное решение, которое касается личной и интимной жизни.

Плохо — обсуждать чужую личную жизнь и лезть в чужую постель. Это касается как противников чайлдфри, так и самих свободных от детей.

Я не чайлдфри, я из другого лагеря. Но я их понимаю. А вы?

«Ребенок не принесет мне радости — только проблемы». Чайлдфри о своем выборе

Иллюстрация: Flickr

Кира, 19 лет, не замужем, Тула:

У меня нет тяги к материнству. Мне и в детском саду дочки-матери были неинтересны: я предпочитала общаться со взрослыми и мастерить всякие штуки. К 17 годам я решила, что детей у меня не будет. У меня другие приоритеты в жизни: я хочу заниматься наукой, а семейные ценности мне просто неинтересны.

Я интроверт, устаю от взаимодействия с людьми и могу здорово вспылить, когда мне что-то мешает. У меня есть кошка, которая иногда по ночам ходит по квартире и мяукает. Я могу бросить в нее чем-нибудь или закрыть ее в другой комнате. Потом я чувствую себя виноватой: кошка ведь не понимает, что я устала после учебы-работы и хочу поспать. Маленькому ребенку этого тоже не объяснишь. Срываться на ребенке — последнее дело, и уж тем более нельзя применять насилие — это может нанести ущерб его психике.

С детьми мне просто неинтересно. Я люблю общаться на научные и околонаучные темы. Вряд ли ребенок расскажет мне о каком-нибудь интересном философском течении или поможет решить задачу по астрономии. Взаимодействуя с другими, я учусь и развиваюсь, а дети кажутся мне недостаточно умными, хотя я и понимаю, что это из-за их возраста.

Я много работаю над телом, и мне не хотелось бы из-за беременности потерять наработанный результат. Кроме того, у меня есть наследственные заболевания, так что в случае беременности ущерб получу не только я, но и ребенок. Зачем мне усложнять чужую жизнь?

Всегда можно воспользоваться услугами суррогатной матери или усыновить ребенка из детдома

Кто-то скажет, что я эгоистка. Но мой теоретически возможный будущий ребенок не просил его рожать. Возможно, он, будучи взрослым, не будет мне благодарен за свое рождение. Не думаю, что имею право делать выбор за кого-то. Если я случайно забеременею, то сделаю аборт. Я не вижу этом ничего особенного: аборт — всего лишь удаление из организма нескольких клеток.

Я единственный ребенок в семье. Мой отец ушел практически сразу после моего рождения: в воспитании участия не принимал, алименты не платил. Воспитывала меня мать, отправляла на каникулы в деревню к бабушке и дедушке. Не могу сказать, что у нас максимально близкие и теплые отношения в семье, но мы любим друг друга. Мать многое отдала, чтобы я жила в хороших условиях и разносторонне развивалась. Наши взаимоотношения даже в детстве были построены на взаимном уважении, что сохраняется и сейчас. Мать знает о моих взглядах. Пока она относится к моему отказу от материнства нейтрально, говоря, что это моя жизнь и мой выбор. Она не напирает, но рассказать с улыбкой на лице о радостях материнства она всегда готова.

Я задумывалась о перевязке маточных труб, но, увы, законодательство не позволяет мне сделать операцию, которая решила бы многие проблемы. Я рассматриваю возможность сделать операцию за границей, но все упирается в финансы.

Возможно, когда-нибудь я передумаю относительно своего материнства. Но я вряд ли буду рожать сама из-за проблем со здоровьем и нежелания переживать тяготы беременности и родов. Всегда можно воспользоваться услугами суррогатной матери или усыновить ребенка из детдома. Я считаю деторождение личным выбором каждого и уважаю решение других людей.

Алексей, 26 лет, женат, Челябинск:

О чайлдфри я узнал в 23 года от подруги, которая сказала, что не хочет иметь детей. Я тогда еще подумал: «Как так?» Но когда я начал изучать движение чайлдфри, понял, что от детей только одна головная боль, а родительство — навязанный обществом стереотип. У меня прагматичный подход к детям: это лотерея — неизвестно, насколько адекватный ребенок вырастет. Дети — это большое количество затрат, которые могут не окупиться, если с ребенком что-то случится.

Год назад я обозначил свою позицию родителям, но они восприняли это как шутку. Думаю, к 30 годам начнут меня допекать. Пару раз я расставался с девушками из-за этого. Я их предупреждал о своих взглядах на рождение детей, меня пытались переубедить, но у них ничего не получалось. Логичных контраргументов мне никто не привел, только эмоциональные.

Потом я сделал вазэктомию — это надежный способ предохранения. Моя жена знает, что детей со мной не получится. Про операцию я ей не говорил, просто объяснил, что бесплодный и это не лечится. Ее это устроило. Если я не продолжу род, человечество ничего не потеряет. К детям отношусь нормально и, если сильно припрет, возможно, усыновлю ребенка.

Думаю, мама за счет внуков хочет исправить ошибки, допущенные ею в воспитании меня и брата

Татьяна, 32 года, замужем, Москва:

Я была уверена, что к 25 годам рожу ребенка, потому что так положено. Я училась, работала, поступила в аспирантуру, в 23 года вышла замуж, у нас появилось собственное жилье. Был момент, когда я думала, что надо решиться и забеременеть. Потом я вдруг поняла, что ребенок нужен нашим родителям, но у меня к материнству позыва нет.

Ближе к 30 годам начались вопросы, когда же я рожу. Я ответила родителям: «А может, я вообще не хочу?» Для мамы это больная тема. У нее была тяжелая жизнь: мой брат серьезно заболел в раннем возрасте, денег не было. Маме хотелось заниматься нашим воспитанием, но приходилось много работать, чтобы нас прокормить и одеть-обуть.

Думаю, она за счет внуков хочет исправить ошибки, допущенные ею в воспитании меня и брата.

Муж тоже говорил когда-то, что надо родить, потом разговоры на эту тему прекратились. Ребенку нужно время, он не игрушка, не повторение мамы и папы, а личность, которую надо развивать. Нельзя рожать с бухты-барахты, потому что так получилось. У нас с мужем ненормированный рабочий график, я могла бы уделить ребенку часа два. Я сделаю аборт, если случайно забеременею.

Обычно гинекологи говорят: «Как же так, хотя бы одного ребенка надо». Однажды я пришла на консультацию по поводу удаления гланд к профессору в серьезную клинику. Он сказал: «Кого вы мне привели? 28 лет, детей нет, рожать не собирается, зачем ее тогда вообще лечить?» Это меня очень удивило. Я сказала, что с такими гландами беременеть нельзя. Тогда врач сменил гнев на милость и дал рекомендации.

Александр, 29 лет, не женат, Кострома:

Два года назад я жил с девушкой, у которой был ребенок. После этого я понял, что не хочу детей вообще, потому что они отнимают много времени и сил. Родители доставали меня одно время. Сначала посмеялись, сказали, что я ничего не понимаю, что вот просто ребенок чужой был, а когда свой — это совсем другое дело, сразу полюбишь. Дескать, ребенок — это же такое счастье. Мне такого счастья не надо. Я прекрасно понимаю, что дети — это ответственность и куча потраченных нервов. Кто хочет, тот пусть и заводит детей. Я никогда не буду готов к этому, предпочитаю тратить время на себя любимого.

Я чувствую неприязнь к детям. Еще очень раздражает поведение мамаш, которые в соцсетях рассказывают, как у них ребенок покакал. Не понимаю этого, хотя меня пытаются убедить, что это физиология ребенка, что так наблюдают за его развитием.

Я задумывалась о стерилизации: очень хочу быть свободной от плодячки, которую везде пропагандируют

Алиса, 37 лет, замужем, Санкт-Петербург:

Моя мама всю жизнь была типичной овуляхой, яжемамкой, а теперь она — яжебабушка! Я младший ребенок в семье. В детстве меня часто баловали, а братьям доставалось за меня. Отлично помню мать, измотанную мужем и нами, детьми. Я уже тогда поняла одну простую вещь: чем больше детей, тем больше в жизни проблем.

Моя сестра залетела случайно в 19 лет, хотела сделать аборт, но мама ее отговорила. В итоге никому не нужный ребенок вырос раздолбаем, каких я не видела! Сестра так и не вышла замуж, ее сожитель потерял большую квартиру из-за долгов, и они разъехались. Он не смог найти счастья в личной жизни, спивается. С подачи моей мамы-овуляхи загублены три судьбы!

Мама как-то раз стала мне объяснять, как после секса с мужем сделать так, чтобы наступила беременность. Она думает, что ребенок не получается потому, что я что-то не так делаю. Муж намекает про ребенка, но так, будто сам не уверен, что ему это надо. Для нас обоих это второй брак. У нас нет своего жилья, да и работу сейчас можно легко потерять.

Пару лет назад у меня родился еще один племянник. Первый год он со своими родителями жил рядом, поэтому мне «посчастливилось» окунуться в мир материнства. Через полгода я поняла, что не хочу быть матерью никогда. Я привыкла жить как хочу, спать сколько хочу и чтобы сон мой ничто не прерывало.

К чужим детям я отношусь терпимо. Сама никогда не беременела, но, если это вдруг случится, точно пойду на аборт. Врачи попадались деликатные и ни разу не говорили мне, что со мной что-то не так. Я задумывалась о стерилизации: очень хочу быть свободной от плодячки, которую везде пропагандируют.

На вопросы «кто подаст стакан воды?» или «кому ты все оставишь?» ответ будет: «а ведь пить-то не хочется» и «так зачем-то же нужны друзья»

Глеб, 35 лет, Москва, женат:

Я понял, что не хочу детей, в 20 лет. Просто не вижу в родительстве никакого смысла для себя. Наличие ребенка не принесет мне радости, но при этом создаст ряд проблем по его воспитанию и содержанию. Есть много более интересных и позитивных занятий, а дети будут мешать ими заниматься или сделают это невозможным, не дав почти никакого позитива взамен. На вопросы «кто подаст стакан воды?» или «кому ты все оставишь?» ответ будет: «а ведь пить-то не хочется» и «так зачем-то же нужны друзья». Родители, конечно, недовольны, но привыкли за столько лет.

В личной жизни проблем из-за моего выбора у меня не было. Я ищу партнеров с похожими взглядами на жизнь, даже если речь идет о девушке на пару ночей — о чем-то же все равно говорить надо будет. В целом все зависит от менталитета человека, с которым общаешься. Например, на Кавказе чайлдфри не поймут в принципе, и это понятно.

К детям я отношусь совершенно спокойно, то есть так же, как и ко всем остальным людям. Даже работал с детьми в кружке в летнем лагере, организовывал походы и фестивали.

Я сделал вазэктомию: операция простая, там не на что «решаться». Аппендэктомия опаснее. Сделать ее у нас несложно: «строгость законов Российской империи всегда компенсировалась необязательностью их исполнения». Просто нашел хорошую клинику, где были готовы не слишком формально подходить к соблюдению законов.

Мать меня с самого начала не очень любила: она возилась со своими мужиками, а я жрала картофельные очистки. Так что чайлдхейт — у нас семейное

Юлия, 36 лет, замужем, Москва:

Я не чайлдфри, я — чайлдхейт! Дети — сволочные, эгоистичные. Они хотят в подарок не щенка, а компьютер. У них нет души, и вообще они мерзкие. Родители солидарны со мной. Мать меня с самого начала не очень любила: она возилась со своими мужиками, а я жрала картофельные очистки. Так что чайлдхейт — у нас семейное.

Дети — гадость, у меня был ребенок, знаю, что это такое. Я родила дочь в 20 лет и быстренько отдала ее знакомым. Лет пять назад я начала общаться с дочерью по ее инициативе. Сейчас ей 16 лет, и мне даже интересно иногда поговорить с этой личинкой. Я очень раскаиваюсь, что родила в этой бесперспективной и непригодной для жизни стране: только богатые могут дать своим детям все.

Я сделала много абортов, стерилизация, конечно, была бы выгоднее, но в итоге не срослось. Сейчас операция уже не имеет смысла — я старая.

Родительские собрания, контроль за приготовлением уроков, подростковые бунты, детские проблемы и болезни меня нисколько не вдохновляют

Татьяна, 49 лет, не замужем, Санкт-Петербург:

Я единственный, поздний и долгожданный ребенок в интеллигентной семье. Многие утверждают, что чайлдфри не хотят детей потому, что детство было ужасным. У меня было все, что нужно для счастливого детства: игрушки, книжки, велосипед, коньки, развивающие игры, походы на лыжах, посещение музеев и детских театров. На лето снималась дача у озера. Спиртного и сигарет в доме не было. Читать научилась до школы, училась прилично. Я росла интровертом с книжкой. Что в садике, что в школе дети мне были безразличны. Подруги появились только в старших классах, когда с ними уже можно было общаться на какие-то интеллектуальные темы.

Я выбрала профессию воспитателя. Практика в яслях стала для меня шоком. Оказалось, дети ходят в штаны, их нужно кормить с ложки, они кричат, плачут, перемазаны кашей, соплями и слюнями и ноют весь день. У меня начались дикие головные боли, а от запаха молока, каши, детской мочи меня рвало. Потом была работа с детьми постарше. Мне хотелось лежать в тишине дома с книжкой, а не слушать постоянную болтовню детей и не следить за тем, что они делают. С детьми постарше с удовольствием работаю, потому что они похожи на людей, с ними можно хоть как-то общаться, чему-то обучать.

В первый же год работы я познакомилась с мужчиной, с которым живу до сих пор. Мою позицию в отношении детей он понимает. До ЗАГСа мы не дошли: нам это не нужно, я считаю, что в семье человек не свободен, а это ужасно.

В молодости я думала, что откладываю рождение на более поздний срок. Осторожно расспрашивала врачей о возможных родах и выяснила, что мне по состоянию здоровья сразу предложат кесарево. Меня это сильно отрезвило, и я с удвоенной энергией стала предохраняться. Тем временем подруги и сокурсницы начали рожать, рассказывая об ужасах беременности и родов. Увидев повисший, как тряпка, живот сокурсницы в жутких коричневых растяжках, я испытала дикий ужас. Дальше — больше. При малейшей задержке я впадала в панику, мне было страшно даже купить тест на беременность, по спине струился холодный пот. К счастью, я благополучно избежала беременностей, абортов и родов. Все женские физиологические особенности — от месячных до грудного вскармливания — ничего, кроме отвращения, у меня не вызывают. Новорожденные и дети до двух лет откровенно пугают. Ребенку нужно готовить еду. Регулярно. А не так, как я: раза три в год под настроение салатик порежу. Все эти родительские собрания, контроль за приготовлением уроков, подростковые бунты, детские проблемы и болезни меня нисколько не вдохновляют. У меня другие интересы: медитация, духовные и психотерапевтические практики.

Я считаю, что каждая женщина имеет право на аборт, мало ли, какие ситуации случаются: генетические уродства, изнасилования, нежелание становится матерью, а какому ребенку нужна ненавидящая его мать?

Справка «Сноба»

Медицинская стерилизация возможна по письменному заявлению россиянина, если ему больше 35 лет, или россиянина, имеющего не менее двух детей, а также при наличии медицинских показаний. Стерилизовать недееспособного человека могут по заявлению его представителя или решению суда.

В России все больше чайлдфри — почему?

Как люди принимают решение не рожать детей, что получает от государства и общества женщина, которая стала матерью, был ли когда-нибудь «золотой век, в котором все рожали», какие бывают чайлдфри и можно ли как-то повлиять на это решение, рассказывает доцент Института демографии, социолог, преподаватель ВШЭ Ольга Исупова.

— Давно ли феномен чайлдфри попал в поле зрения социологов?

Ольга Исупова

— Впервые о нем заговорили в начале 70-х годов. В 1978 году канадский социолог Джин Виверс опубликовала книгу «Childless by choice» («Бездетные по выбору»), проведя исследование большого числа молодых супружеских пар. Феномен чайлдфри, по ее мнению, стал следствием самых разных молодежных движений шестидесятых, в том числе интеллектуальных. Их объединяла идея выбора, включая выбор в вещах, которые никогда ранее человек просто не определял: например, иметь или не иметь детей.

— В Канаде случился демографический кризис, поэтому именно там социологи заинтересовались чайлдфри?

— Вовсе нет. Чайлдфри с шестидесятых годов было большой и мощной волной в Европе и Америке, так же, как «новое родительство», которое подразумевало осознанность этого выбора, или феминистское движение, рассматривающее материнство в качестве формы эксплуатации женщины.

Радикалистка Суламифь Файерстоун была страшно популярна в те годы. Она призывала женщин воздерживаться от деторождения и совершить революцию, но не в средствах производства, а в средствах воспроизводства.

Файерстоун была убеждена: деторождение — форма порабощения женщины, в результате чего вся ее жизнь подчинена ребенку, а она сама лишена возможности заниматься чем-то еще. Тогда же стало популярно отношение к беременности и родам как во всех смыслах слишком тяжкой ноше, которая также лишает женщину выбора. Ребенка придется растить, женщина неизбежно будет ущемлять себя в удовольствиях, заработке, карьере. В таком контексте идеи чайлдфри и расцветали.

Думаю, социологи обратили внимание на чайлдфри из-за большой популярности этой философии у широкого круга людей, которые были увлечены и вовлечены в движение. В 80-е годы, правда, многие из этих людей вернулись к мысли, что материнство все-таки может быть выбором женщины. Но организовывать его необходимо иначе. Никто не должен заставлять становиться матерью, говорить о долге, обязанности, судьбе и предназначении от природы.

— Последние требования возникали не на пустом месте?

— Социально материнство было устроено так, что требовало от женщины слишком многого. В некоторых культурах предполагало тотальный отказ от всего остального и полное вложение в материнство. Логика сторонников чайлдфри исходила из того, что, раз можно отказаться от благ и радостей мира, ради материнства или чего-то еще, значит, и от материнства женщина имеет право отказаться.

Виверс была человеком, который решил социологически исследовать конкретный случай и всесторонне изучить позицию тех, кто сознательно отказывается от родительства.

С солидарностью проблемы — растет бездетность

— Среди чайлдфри больше мужчин или женщин? Можно ли как-то классифицировать чайлдфри?

— Идеи чаще исходят от женщин, а не от мужчин. Репродуктивные решения — когда и сколько рожать — все-таки в современных обществах тоже принимают женщины. Мужчинам это не так важно, их никто не спрашивает, да и детьми мужчины занимаются в меньшей степени. Не нужно думать, что явление пришло к нам с Запада. Это было широко распространено в СССР и до последних времен в современной российской культуре.

Существенная мужская роль в вопросе чайлдфри заново возникает в неотрадиционализме (как когда-то она существовала и в традиционализме, где женщины должны были рожать под страхом разного рода репрессий, брак был принудительным, в какие-то периоды существовала «охота на ведьм» в разных формах, существовало огромное количество препятствий репродуктивному контролю). По моим наблюдениям, даже в православной среде уже звучат неравнодушные и не всегда позитивные разговоры о многодетности. Особенно они актуальны в случае вдовства мужчин, на руках которых остаются дети, с которыми приходится справляться самостоятельно, без жены.

Первой классифицировать чайлдфри стала все-таки Виверс. Позже классификации совершенствовались, но основа сохранилась.

Обычно выделяют небольшую группу тех, кто испытывает физиологическое отвращение к беременности, процессу родов, вскармливанию и даже самим маленьким детям. Их Виверс назвала «реджекторами». Это несущественный процент в популяции, не больше 2-5%, обусловленный биологией. Если угодно, это форма фобии и закон биологии.

Вторую группу Виверс назвала «аффексьонадо», обозначив людей, которые становятся чайлдфри под влиянием общественных представлений. По наблюдениям исследователей, для большинства людей в социуме характерна средняя степень желания иметь детей. Не то чтобы дети им не нужны совсем, но бездетный образ жизни кажется ничуть не менее привлекательным. Если по взглядам такие люди оказываются ближе к тем, кто детей не хочет категорически, под влиянием моды и общественных движений, они принимают идеи чайлдфри. «Дети мне не нужны, — рассуждают аффексьонадо, — они мешают поддерживать красоту в доме, путешествовать, делать карьеру. Все эти сопли, подгузники, обучение. Однажды дети уйдут из дома, а я останусь ни с чем. Взращивая их, потеряю на этом собственную жизнь».

На рациональном уровне этому трудно что-то противопоставить. Если в обществе сильно нормативное давление — детей должны иметь все — аффексьонадо рожают детей. Нельзя сказать, что испытывают восторг при этом, но и не безумно несчастны.

С «реджекторами» ничего сделать нельзя. Если их заставить иметь детей, не исключено, они покалечат и детей, и себя. Увы, такие случаи происходят. Тут можно говорить о большой психиатрии. На вторую группу, для которых родительство вступает в противоречие со взглядами и дорогой их сердцу социальной стороной жизни, повлиять можно. Но стоит ли?

— У кого-то получалось из чайлдфри делать матерей?

— Я не из тех, кто ностальгирует по СССР, но в Советском Союзе материнство было просто одной из сторон жизни. Конечно, для детей все было не очень хорошо, зато почти идеально для женщин, которые задумывались о материнстве. Женщина могла родить, сдать младенца в ясли и бежать дальше заниматься своими делами. Сегодняшнее старшее поколение, родив в молодости, могло детей отдать бабушкам и продолжать учиться, делать карьеру, заниматься личной жизнью. Материнство почти никак им не мешало.

Если рожаешь сейчас, тебе надо стать ма-те-рью, которая безвылазно будет сидеть дома, пока ребенка, годам к трем, удастся устроить в сад. В глазах современной женщины — это отрицательный образ.

В ситуации отсутствия доступных яслей и садов, бабушек, денег на нянь такие женщины, перспективные мамы, очень вероятно, станут осознанными чайлдфри. Никакими насильственными методами многодетными их не сделать.

Да и с солидарностью в нашей стране плохо. То есть они понимают, что в случае проблем за ребенка будут отвечать только они, и никто не обязан им помогать ни в чем. Когда в современных обществах с солидарностью проблемы, растет бездетность (в традиционных в этом случае росла детская смертность).

— Где связь между родительством, чайлдфри и солидарностью?

— Есть старая поговорка: «Чтобы вырастить одного ребенка, нужна целая деревня». Если женщина знает — «рожу, дальше мне помогут» — это одна история. Совершенно другая, если рожу, а дальше только и буду слышать: «Сама виновата, кто тебя просил? Родила — отвечай». Когда оказывается, что рассчитывать можешь только на себя, неизбежно выгораешь.

Большинство пар в нашей стране все еще рожают спонтанно. Не очень понимая, что их ждет, какая помощь потребуется. Но представьте рациональную женщину. Она видит подругу, которую отговорили от аборта, «потому что убивать грешно», а «материнство свято» и вообще «ты молодая, справишься». Видит, как подруга мучается, бьется головой о стену, потому что помощи нет и вся жизнь под откос, а еще и муж ушел…

Что подумает эта умная женщина? Становиться родителем не буду. Аборт делать не буду, лучше предохраняться, еще лучше перестать общаться с мужчинами. Мне не нравится жизнь подруги, когда с ней случилось материнство.

В «золотом веке, когда все рожали», люди были суровы

— Люди, которым неприятны дети, пугают роды, наверняка были во все времена. Как же они существовали до эпохи сексуальной революции?

— Окончательно бездетных женщин, которые к пятидесяти годам, то есть концу репродуктивного периода, не родили детей, еще недавно было не больше 4-6%. Причин бездетности было три: из-за здоровья, вследствие диспропорции полов (в послевоенный период), из-за осуждения обществом одинокого материнства.

Сейчас число бездетных в России, в более молодых поколениях, достигает 12-14%. Бездетные — не только люди, физически не способные родить, или те, у кого не сложилась супружеская жизнь, а быть матерями-одиночками они не хотят. Число бездетных пополнили именно чайлдфри, принципиально отказывающиеся от материнства.

А вот подсчитать, сколько чайлдфри было даже столетие назад, довольно трудно. Может быть, и раньше люди не хотели рожать, но какие у них были средства? Крайние. Можно было уйти в монастырь, например. Можно было остаться старой девой, но и это не каждая могла себе позволить. Во-первых, решение выходить замуж принимала не сама женщина. Во-вторых, большая часть страны была крестьянской, а значит, жить без мужчины было практически нельзя, физически невозможно.

Экономист Александр Чаянов считал, что для нормального функционирования крестьянской семьи нужны были всего два-четыре ребенка. Дети в дореволюционной России часто рождались, но и умирали не только из-за плохой медицины. Увы, их фактически убивали собственные матери или родители. По оценкам демографов, был велик процент детской смертности из-за недосмотра. Например, часто у дворян были любовницы-крестьянки, которые рожали от них детей. Байстрюки во многих случаях никому не были нужны, за ними не смотрели, их недостаточно кормили, и они гибли.

Все эти истории с «недосмотрела», «заспала» и так далее прекрасно описаны в классической литературе у Ивана Бунина, Глеба Успенского, Льва Толстого. Российский демограф Вишневский собирал подобные сюжеты. История детоубийства в России серьезно изучена исследователями. Говорить о золотом веке, в котором рожали столько, сколько Бог даст, всех растили и выводили в люди — большое преувеличение. Нужно понимать, не только времена были суровые, люди были суровы.

Как рожать детей, если я не знаю, что завтра есть

— Социум ждет от супружеской пары детей. Обычно близкие намекают: «Пора бы родить», а детей все нет. Является ли чайлдфри формой самооправдания бесплодия в паре? Насколько этот феномен вообще связан с медицинской проблемой в обществе?

— Никак. Больше скажу, это вещи противоположные. Те, кто осознанно позиционирует себя как чайлдфри, и бесплодные — по разные стороны баррикад. Им трудно понять друг друга. Одни очень не хотят детей, другие изо всех сил мечтают о детях.

Однако в вашем вопросе есть рациональное зерно. Оно лежит в поле репрессивной культуры, в которой нормы давят на человека, он боится общественного осуждения. Людям страшно признаваться как в отказе от родительства, так и в бесплодии. Первые уверены, что их считают неадекватными, жалкими фриками. Вторые — что им следует отправиться на помойку, ведь они негодные, «поломанные», испорченные люди.

Поэтому подчас бесплодные предпочитают сказать, что осознанно отказались от детей, лишь бы не признаваться в нездоровье. Чайлдфри, которые по разным причинам сильно не хотят детей, поступают ровно наоборот. «Лучше скажу, что у меня не получается, чем буду пускаться в долгие объяснения». Оба примера касаются только тех, кто боится общества. Таких немало. С теми же, кто устраивает каминг-аут, открыто говорит о себе как чайлдфри, все иначе.

— Портал «Зарплата.ру» летом опубликовал опрос. 70% россиян предпочитают семье карьеру, 6% ради карьеры готовы отказаться от семьи. Для чайлдфри экономический фактор значим?

— Экономический фактор, конечно, играет роль. У детей до первой половины XX века была инструментальная ценность: рабочие руки в хозяйстве, наследники. В крестьянском хозяйстве дети приносили выгоду, они были родительским успехом. Любовь к детям вопреки всему возникала не у каждой женщины. Матери-одиночки «рожу и плевать на весь мир» — были крайней редкостью.

Сейчас дети — статья расходов. А хватит ли денег вырастить? Родителям приходится содержать детей до 25-30 лет, искать средства на образование. Глядя со стороны, кто-то делает вывод: зачем мне это? Пока женщина, мужчина вникнут, что дети — это не только расход, но и радость, пока откроют для себя родительскую любовь, сколько времени пройдет? Хотя всю историю человечества материнство имело не только эмоциональные преимущества, теперь, увы, остались только они.

В России сейчас сложное экономическое положение: бедность, низкие зарплаты, закредитованность, банковский кризис не за горами.

Как в такое время рожать детей, если экономически они ничем семье не помогут? Дети — это трата.

Можно рассчитывать на детское пособие, конечно. Его по этой причине и платят. Но кругом только и раздаются голоса, мол, выгода развращает. Простите, кто и когда смотрел на детей иначе, чем с точки зрения, в том числе, экономической выгоды? Как рожать детей, если я сам не знаю, что завтра кушать и чем платить за квартиру?

Согласно исследованиям, у современных молодых супругов в России одна из зарплат идет на ипотеку и обслуживание других обязательных платежей, вторая — на жизнь. Как в этот бюджет может уместиться ребенок? Если пара и родит ребенка по эмоциональным или нормативным причинам, во-первых, родит не сразу, во-вторых, не больше одного. Рожающие больше одного просто плохо считают.

В России умный и рациональный человек вынужден быть чайлдфри. Те, кто рожают — альтруисты. Дети в современной семье — вообще чистый альтруизм. Не стоит забывать об индивидуализации жизненного пути. Не всякая женщина может отказаться от карьеры. Можно быть «профессиональной» матерью, но тогда кто-то должен тебя содержать. Содержание — это путь определенного рода зависимости. Выходит, материнство превратилось в рудимент рабства? Если не зарабатываешь, отдаешься на милость дающего. Все больше женщин не готовы себя на это обрекать.

— Чайлдфри — эгоисты, которым неинтересно заботиться о ком-то еще?

— Отчасти да, потому что это рациональные люди. Но противопоставляя эгоизм и альтруизм, нужно понимать: можно быть волонтером в хосписе, заботиться о сиротах, помогать старикам и не иметь собственных детей. Собственные дети — это специфический альтруизм, как я сказала.

Виверс обнаружила, например, что среди чайлдфри много единственных детей в семье и старших в многодетных семьях. У первых отказ от материнства — чистой воды эгоизм, который взращивается родителями, ведь «ты уникальный». С одной стороны, такие люди привыкли, что все о них заботятся и «с какой стати мне заботиться о других». С другой стороны, по отношению к детям у них есть страх: «Я же никогда не видел детскую попу и не вытирал с блузки младенческую отрыжку».

В свою очередь первые дети из многодетных семей просто не имеют иллюзий относительно родительства. Они побыли родителями своим младшим братьям и сестрам и знают, насколько это тяжело и насколько мало вознаграждается.

Австрийский демограф Лутц ввел в науку понятие «ловушка низкой фертильности». Чем меньше детей в обществе, чем меньше подрастающие дети видят младенцев, тем нормальнее им кажется ситуация отсутствия детей в семье вообще. Это явление будет порождать новых чайлдфри. Иными словами, не столько личностный эгоизм, сколько социально-психологические факторы влияют на распространение феномена чайлдфри.

Отсутствие детей в окружении, отсутствие «деревни», способной помочь вырастить детей, тот факт, что семья и дети стали личным делом каждого и вопросом выбора, раздуваемая обществом гиперответственность родителей ведут к росту числа чайлдфри. Не в эгоизме дело. «Зачем мне это надо, если это так тяжело и при этом со всех сторон мне говорят, что это моя личная прихоть и мои дети не нужны никому, кроме меня?»

— У многих выдающихся людей творческих профессий, будь то актеры, писатели, ученые, не было детей. Как соотносится карьера и материнство? Карьеристы всегда чайлдфри?

— Не думаю, что клише уместны. Возможно, кто-то предпочитает карьеру детям, а кто-то просто не смог родить. Все-таки о причинах бездетности не принято публично говорить. Булгаков, например, был чайлдфри. Ни одной из трех своих супруг он не подарил ребенка. У Нагибина вообще было пять или шесть женщин, ни одна не смогла родить, потому что писатель этого не хотел. Такие мужчины бывают. «Не хочу пускать в этот ужасный мир своих детей», — говорят они. Другие, как Булгаков, к тому же просто озабочены плохой наследственностью.

По статистике, чем выше должность женщины, тем меньше у нее детей по сравнению с сотрудницами ниже по статусу. Не обязательно она отказалась от материнства ради карьеры. Такая женщина могла заниматься карьерой, а в какой-то момент, когда еще можно было родить, поняла, что в ее жизнь не встраивается ни материнство, ни отношения с мужчинами. Это не сознательный выбор пути чайлдфри. Просто в ее жизни есть призвание (наука, творчество), которое захватило, оказавшись более важным.

На Западе такая ситуация никем не осуждается, считается, что не все рождены быть матерями, а вот в СССР считалось, что женщина должна и может совмещать работу, и даже карьеру, и детей. Государство ей в этом отчасти содействовало. Теперь мир устроен так, что никто не бегает за женщиной, которая озабочена карьерой, со словами: «Ты только роди, вырастим мы сами».

Стоит задуматься о качестве, а не количестве

— Религиозность человека влияет на то, станет ли человек чайлдфри? Чайлдфри в большинстве своем карьеристы и атеисты?

— Сложный вопрос. Можно делать карьеру и иметь детей, потому что это разные оси системы координат: на одной — репродуктивное желание, на другой — карьера. Но ресурсы человека ограничены и часто хватает либо на одно, либо на другое.

Религия влияет, конечно, но даже в религиозной среде есть люди, которые выполняют предписания, будучи при этом несчастны, или не выполняют, но не говорят об этом публично. Знаю немало православных семей, где люди решили, что больше двоих детей иметь не будут. Призыв «плодитесь и размножайтесь» их касается, но они им пренебрегают. Мы не можем их за это осуждать.

Другой пример, когда бесплодной женщине духовник запрещает делать ЭКО, потому что это против природы. Она не пойдет, не сделает ЭКО, оставшись бездетной, но, с определенной точки зрения, пополнит статистику чайлдфри.

С другой стороны, религиозные нормы позволяют человеку, который не хочет семьи и детей, уйти в монастырь, выбрав для себя другую Семью.

— Есть же чадолюбивые нации: итальянцы, испанцы, народы Кавказа… Размывание традиционных и национальных норм играет роль в появлении чайлдфри?

— Пока традиционные нормы есть, они влияют. Как только размываются, детей становится меньше. Италия, Испания относятся к посткатолическим странам, где давно далеко не все верят в Бога. Увы, в этих странах сейчас наблюдается самая низкая в Европе рождаемость. Правительство продумывает новые социальные преференции, чтобы хоть как-то стимулировать демографические изменения.

Если на современных людей с хорошим образованием, статусом, работой вдруг начать насильно накладывать нормы традиционного общества, это просто не будет работать. Иран, казалось бы, фундаменталистское государство, но там сейчас рождается очень мало детей. Женщины лишь делают вид, что соблюдают нормы, носят чадру, а вечером пляшут на дискотеках. Они будут выходить замуж, иметь максимум одного-двоих детей и работать.

Женщины в Иране, кстати, работают за зарплату не реже, чем в любой европейской стране. Во многих фундаменталистских странах люди успели полюбить современную жизнь и не хотят жить в традиционном обществе, накладывающем на них слишком много ограничений.

Согласно законам первого и второго демографического перехода, мир идет именно по этому пути — с уменьшением смертности и развитием медицины уменьшается и рождаемость. Это касается всех стран, включая традиционные общества.

На уровне ценностей, альтруизма, религиозных норм идеи материнства работают и существуют, но лишь для некоторых людей, готовых рожать много детей. Это всегда капля в море и незначительный процент. Остальные, даже в традиционном обществе, всегда найдут оправдание «почему я не имею детей» или почему у меня немного детей. Если на заре чайлдфри от материнства отказывались в основном высокообразованные люди, сейчас это распространено повсеместно, среди всех слоев общества.

— Чайлдфри — это навсегда? Существуют ли лонгитюдные исследования на эту тему?

— Много. Согласно одному из австралийских исследований, многие из тех, кто в двадцать лет был чайлдфри (или наоборот, ратовал за рождение детей), изменили взгляды к тридцати годам. Также активно стать матерями хотят женщины в последние годы перед климаксом.

Тех же, кто по-настоящему ненавидит и не хочет иметь детей до конца своих дней — единицы.

Большинство являются чайлдфри под влиянием общественных установок.

Сегодня родительство перестало быть вещью обязательной. Плохо ли это в мире, в который грядут роботы? Сказать трудно. Может быть, и правда стоит задуматься о качестве, а не количестве? Может быть, пришло время позаботиться о матерях, чтобы им жилось не так плохо, по сравнению с отцами и бездетными женщинами? Может быть, предпринять хоть что-то, чтобы месседж «если ты мать — твоя жизнь кончена» перестал быть актуальным? Повод для оптимизма я вижу, только если развитие пойдет в эту сторону.

Не в детях счастье. Кто такие чайлдфри и нормально ли не хотеть ребенка?

Когда за ребёночком? Почему не рожаешь? А часики-то тикают! Кажется, такие вопросы поджидают любую девушку от 20 и старше от бестактных тетушек и прочих дальних родственников. Что говорить, этим могут грешить и самые близкие: родители, сестры, подруги. И не просто разозлить своей навязчивостью, но и глубоко ранить. Особенно, если детей нет по медицинским причинам. Но есть целая категория людей, которые выбирают осознанную бездетность, некоторые даже публично заявляют об этом, не боясь осуждений и отстаивая право жить, как хочется. Сегодня герои публикации – чайлдфри, или люди свободные от детей.

«Не вижу необходимости»

Татьяне — 30 лет, работает журналистом, о том, что она чайлдфри (ЧФ), говорит спокойно и свободно. Прятать лицо и менять имя в нашей статье не просит. Но, чтобы пресечь «диванных экспертов», сразу оговоримся, наша героиня выросла в полной семье, никакой травмы детства у нее нет, полоскать пеленки за малышами ее тоже не заставляли.

— Мне, наверное, было лет 18, когда наткнулась в соцсетях на посты девушки, которая рассказала о своём, мягко говоря, прохладном отношении к детям, — начинает рассказ Татьяна. Мысли, высказанные в блоге, показались ей понятными. Наша героиня начала читать о чайлдфри, завязалось общение с несколькими представителями этого движения. А потом постепенно пришло осознание, что сама не хочу становиться матерью. Никогда. Что малыши не вызывают у меня умиления и какого-то трепета. С некоторыми ребятами мы переписываемся до сих пор, хотя прошло уже больше десяти лет. Они живут в Москве, Подмосковье, но больше всего людей, сознательно отказавшихся от потомства, всё-таки на Украине. Некоторые даже встречаются вживую, часто между ними завязываются крепкие дружеские и любовные отношения. Лично знаю такую ЧФ-пару из Москвы, — продолжает Татьяна.

Для Татьяны чайлдфри — это те, кто просто не хотят детей. Девушка говорит, что бывают и те, у кого материнский инстинкт отсутствует напрочь. Тогда зачем насильно рожать? И это как раз ее случай.

— В жизни столько всего интересного – работа, учёба, саморазвитие, в конце концов. Не вижу необходимости обзаводиться семьёй, просто нет такой потребности. Кто-то считает, что это эгоизм. На самом деле чайлдфри – далеко не эгоисты. У нас, как и у всех, есть родители, сёстры, братья, друзья-подруги, которых мы безумно любим и ради них готовы на всё. Любовь можно ведь дарить не только детям. И этот пресловутый стакан воды в старости. Тут у большинства бездетных есть бронебойный аргумент – а вдруг я вообще пить не захочу, — смеется девушка.

Вокруг чайлдфри ходит много легенд. В обществе сформировано скорее негативное отношение к людям с такой позицией.

— Все дело в незнании, — рассказывает Татьяна. – Частенько люди путают такие понятия, как чайлдфри и чайлдхейт. Первые просто не хотят детей. Вторых они раздражают и вызывают иногда отвращение.

Как раз чайлдхейт («хейт» – английское слово и значит ненавидеть) могут высказывать негатив в отношении детей, высмеивать женщин с младенцами, провоцировать скандалы и так далее. Ярким примером такой позиции была Ксения Собчак, правда, телезвезда в итоге ребенком обзавелась.

— Чайлдфри живут в своём мире, счастливые родители – в своём, и эти два мира при нормальном раскладе обычно не пересекаются, — подытоживает девушка.

«Мои взгляды и убеждения дороже чьих-то «хотелок»

И, тем не менее, даже людям с твердой позицией нужна поддержка. Удивительно, но Татьяна нашла ее у своих родителей. Далеко не каждый, кто решил отказаться от детей, получает такой бонус.

— С родителями мне безумно повезло. Если мама говорит, что это личное дело каждого, то папа целиком поддерживает. Когда все вокруг твердят, что нежелание становиться матерью – ненормально, а близкий человек говорит, что я права, такая поддержка дорогого стоит. Но лишний раз эту тему стараюсь не поднимать – нам с родными и друзьями и так есть, о чём поговорить, признается героиня.

А вот подруг, которые уже обзавелись детьми, такая тема скорее раздражает. Хотя однажды и Татьяна может оказаться в их лагере. Сейчас она детей не хочет, но оговаривается: «чем чёрт не шутит», хотя ее позиция и довольно принципиальная.

— Из-за нежелания обзаводиться семьёй я рассталась с человеком, с которым были вместе почти 14 лет. Просто осознала, что мне мои взгляды и убеждения дороже чьих-то «хотелок». Можно было сколько угодно тянуть и обещать ему что-то, но в один момент поняла, что не хочется больше никого обманывать. Думаю, он найдёт своё счастье и станет счастливым отцом и мужем. Какое право я имею лишать его этого? Ну а он не имеет права насильно вписывать меня в свою систему ценностей. Хорошо, что в итоге мы оба это поняли, — откровенно рассказывает Татьяна.

Не рассматривает для себя Татьяна и вариант усыновить ребенка из детского дома.

Новая тенденция

И хоть чайлдфри все еще окутаны ореолом негатива, сегодня в обществе все больше пар, кто тянет с ребенком. Такую тенденцию среди друзей и знакомых заметила и Татьяна.

— Сейчас после свадьбы год-три живут «для себя». Вместе проводят время, путешествуют. И это чудесно. Я выступаю за планирование семьи и осознанную беременность. Ситуации, конечно, бывают разные, и «залёт» по любви случается. Но это, скорее, исключение, чем правило, — рассуждает наша героиня.

К слову среди знаменитостей тенденция быть чайлдфри давняя. Многие выбирают карьеру, а родителями становятся, когда им далеко за 40.

— Не сказала бы, что у меня есть кумиры. Знаю только, что некоторые звезды отказывались от детей, а потом меняли свою позицию. Джордж Клуни, Кэмерон Диаз, например. У Квентина Тарантино ребёнок появился, когда ему уже перевалило за полтинник.

Может показаться, что и проблемы в этом нет. Кто-то хочет детей и рожает, кто-то не хочет и не рожает. Но это далеко не так.

— Когда ты чайдфри, ты ни в чём не сомневаешься. Просто с годами учишься держать своё мнение при себе. Нет смысла кричать о своих взглядах на каждом шагу – люди думают, что либо ты специально всех провоцируешь, либо у тебя какие-то проблемы и на самом деле ты просто детным завидуешь. А вот выдержать прессинг бывает непросто. Кстати, больше всего давят врачи, — признаётся Татьяна.

А ещё есть целая категория людей, кто не заводит детей не потому, что не хочет. Нет материальных возможностей: сегодня ребенок «удовольствие» – недешевое, проблемы со здоровьем: от бесплодия до генетики, из-за которой младенец может родиться с тяжелой патологией. Есть те, кого останавливает страх родов или даже боязнь испортить фигуру. И это тоже позиция.

— Даже понятие такое есть – репродуктивное насилие, когда люди насаживают идеи деторождения. Так что если вы убеждены, что не хотите детей, не надо прогибаться под изменчивый мир и рожать только потому, что все вокруг так делают – нежеланные дети никогда не будут счастливыми.

А что по этому поводу думает психолог? Сегодня на тему нежелания иметь детей или чайлдфри рассуждает клинический психолог Оюна Харнуева.

— Оюна, расскажите, с точки зрения психолога, нормально ли быть чайлдфри?

— С точки зрения психолога, всё, что нормально для конкретного человека, нормально. Если человек не хочет иметь детей, лучше пусть не имеет их только потому, что надо.

— Правда, что такие люди не любят детей?

— Мотивы не иметь детей у всех разные: кто-то не любит, кто-то любит, но им хватает провести пару часиков с племянником или ребёнком друзей, кто-то просто не хочет брать ответственность на себя за жизнь маленького человека, но в целом к детям относится хорошо, а кто-то, может, просто боится их. Причин множество, у каждого — своя.

«Если углубиться, то природой заложено продолжать свой род на инстинктивном уровне. Но у человека есть интеллект и огромный спектр чувств и эмоций, поэтому люди в своём большинстве заводят детей осознанно. Это лишь вопрос выбора», — считает психолог.

— Можно ли доверить ребёнка няне или учителю чайлдфри?

— Если вы доверяете этому человеку, если он сам не против, то ничего страшного в этом нет.

— Осознанно отказываться от детей заложено в человеке природой или это новомодное явление?

— Если углубиться, то природой заложено продолжать свой род на инстинктивном уровне. Но у человека есть интеллект и огромный спектр чувств и эмоций, поэтому люди в своём большинстве заводят детей осознанно. Это лишь вопрос выбора.

— А бывают ли античайлдфри. То есть женщины, у которых есть потребность все время рожать?

— Я видела семьи, где мать родила своих девятерых детей и усыновила ещё детей. Не могу назвать это потребностью рожать и рожать, но та женщина очень любит своих детей и каждому даёт тепло, внимание и заботу. А если взять многодетные семьи, например,Индии, то большинство там рожают много детей, чтобы было больше шансов, что хоть кто-то из них чего-то добьётся, и даже если не добьётся, то в совокупности помощь от большего количества детей больше, чем от двоих, например. В первом случае это потребность дарить свою любовь, во втором – потребность в обеспечении своей старости.

— Правда, что те, кто осознанно отказались от родительства, травмированы чем-то в детстве?

— Иногда и это возможно. Недавно у меня на приёме была женщина с сыном 12 лет. Помимо него, у неё ещё четверо маленьких детей-погодок, старшему из которых всего пять лет. Так вот этот мальчик уже сейчас говорит о том, что он не хочет детей. «Я их, конечно, люблю, но они меня так достали», — это его фраза.

— Как бы вы посоветовали общаться с людьми, считающими себя чайлдфри? Надо ли пытаться их переубедить?

— Если так любопытно, можно просто поинтересоваться в причине такого отношения к рождению детей, но переубеждать не стоит. В конце концов, все мы – свободные люди и каждый живёт так, как хочет.

На «приеме» у психолога побывала Алевтина Дармаева

Кто такие чайлдфри и почему не хотеть детей – нормально

В украинском обществе существует много мифов о тех, кто отказался продолжать свой род. Узнайте, почему быть чайлдфи – это нормально в материале здоровья 24.

Читайте также: Эмоционально холодные родители: почему возникает это явление и как распознать

Чайлдфри все бесплодны?

Это не так, ведь бесплодие вызывают определенные заболевания, которые человек, конечно, не выбирает. А сознательное решение не иметь детей обычно не зависит от состояния здоровья. Проще говоря, чайлдфри могут быть как бесплодными, так и нет – а детей они просто не хотят.

Чайлдфри добровольно отказываются от детей / Фото: ilovetexasphoto.com

Те же, кто не может стать родителями из-за состояния здоровья, не обязательно никогда не будут иметь детей. Такие пары могут воспользоваться услугами суррогатной матери или усыновить малышей.

Бывают даже последователи движения чайлдфри, которые уже имеют потомство. Вместо этого, они отказываются рожать еще детей и всячески поддерживают ценности этого движения.

Что скажут люди?

В Украине тем, кто выбрал добровольную бездетность, живется непросто. Виноваты в этом религиозные традиции и общая патриархальность общества. Вопрос: «Почему до сих пор не имеете детей?» является едва ли не обязательным как в семейном, так и в деловом общении. В то время как на Западе он давно считается неприличным.

Низкий уровень толерантности к тем, кто представляется «другим», моральная зависимость от мнения родителей, уважение к традициям и слишком высокая религиозность общества вызывают непонимание и, порой, ненависть к чайлдфри.

А как же материнский инстинкт?

«Материнского» инстинкта не существует. Зато, люди, как и другие млекопитающие, испытывают два инстинкта, не позволяющие исчезнуть их виду: инстинкт размножения и инстинкт защиты своего потомства.

А стремление продолжать свой род, реализоваться в материнстве или отцовстве, «нянчиться с внуками» или воспитывать малышей – это желания, которые приходят к человеку с жизнью в социуме. Они не заложены на инстинктивном уровне.

А рожать кто будет?

Процент чайлдфри в обществе обычно небольшой. В европейских странах больше всего сознательно бездетных в Финляндии, Италии, Германии, Великобритании и Чехии – до четверти мужского населения.

Количество чайлдфри в Украине неизвестно, ведь подобных исследований никогда не проводили. Поскольку общее количество населения в мире ежегодно растет, можно утверждать, что чайлдфри мировой демографической ситуации не повредят.

Материнского инстинкта не существует / Фото: wired.com

Чайлдфри поддерживают аборты

Это – только часть правды. С помощью современных методов контрацепции лица-чайлдфри могут избегать нежелательной беременности в течение всей жизни. В то же время, чайлдфри выступают против запрета абортов и поддерживают право женщин на прерывание беременности. Сознательно бездетные (и не только они) считают, что аборт – это право женщины самостоятельно распоряжаться своим телом и жизнью.

Читайте также: Ученые объяснили, почему людей раздражают бездетные

В противовес прочойсерам (тем, кто за свободный выбор женщин), существуют пролайферы – люди, что выступают за полный или частичный запрет абортов и контрацепции. Такие запреты вызывают волну общественного негодования – как это происходило, например, в Польше в 2016 году.

Чайлдфри ненавидят детей

Совсем нет. Чайлдфри могут вполне успешно работать с малышами, ухаживать за детьми своих родственников. Однако рожать собственных детей они отказываются по определенным причинам:

  • их пугает беременность, процесс родов и грудного вскармливания;
  • они не желают менять свой образ жизни с появлением малыша;
  • не хотят рожать из-за того, что жизнь в мире является нестабильной и опасной;
  • стремятся посвятить свою жизнь другим делам: карьере, путешествиям, саморазвитию и тому подобное.

Некоторые осознанно бездетные отказывается рожать из-за того, что считают мир слишком жестоким и несправедливым. Они не хотят обрекать детей на жизнь в нем.

Чайлдфри не ненавидят детей / Фото: fatherly.com

Существуют на свете и те, что детей действительно не любят – последователи такого движения называют себя чайлдхейтерами (от англ. childhate). Однако даже статус «детоненавистника» не делает человека маньяком или кем-то еще – чайлдхейтеры избегают общения с детьми. Обычно, они плохо выдерживают различные детские «сюрпризы» – громкий крик или плач в общественных местах, активные игры или неожиданная грязь на своей одежде. Девиз чайлдхейтеров – держаться как можно дальше от детей (и держать детей подальше от себя).

Человек – наивысшая ценность?

В украинском (и не только) обществе доминирует убеждение, что человечество должно продолжать свое существование. Однако для чего? Есть ли определенная цель в существовании человечества? Существует даже мировое движение за добровольное исчезновение человечества (Voluntary Human Extinction Movement).

Его последователи призывают жить долго, счастливо, однако отказаться от размножения. Адепты движения утверждают, что люди на планете не нужны – они загрязняют ее, портят ценные ресурсы и не приносят природе никакой пользы. Движение за добровольное исчезновение – экологическая инициатива. На самом деле оно предлагает улучшать жизнь каждого отдельного человека на планете – путем добровольного уменьшения перенаселения.

Поддерживать определенные общественные инициативы или наоборот, быть счастливыми в материнстве и отцовстве – решать только вам. Главное – помнить, что каждый человек имеет право на осознанный выбор.

Алина Рудченко

Больше новостей, касающихся лечения, медицины, питания, здорового образа жизни и многое другое – читайте в разделе Здоровье.

Чайлдфри с пятью детьми

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *