Антонова и а

Сама иду на свой свет…

Закон одаренности

— Политизировано ли искусство? Это очень размытое и конъюнктурное мнение. Искусство Микеланджело, которое работало на Папу Римского, оно было политизировано или нет? Когда он расписывал потолок Сикстинской капеллы, он отражал мнение Папы? Ну нет конечно!

Но всегда были и будут художники, которые выполняют волю любой власти и прислуживают режимам. Обычно это слабые художники.

Часто так бывает, что искусство, которое никто не финансирует, дает очень серьезные плоды. Живопись, литература, музыка и даже театр.

Очень многие художники были голодными, мера сытости не имеет прямого отношения к качеству работы. Художник может быть сытым и делать плохие картины. Может быть успешным и быть настоящим мастером, так случается, когда художник находит свою аудиторию, находит тех, кто поддерживает большое и настоящее искусство.

Поэтому расклад «он успешен, значит, работает на кого-то» — очень примитивен. Художник может быть внешне успешным, но при этом быть полной бездарностью. Он может быть внешне неуспешным, но при этом быть абсолютным гением. Настоящий талант жирком не заплывает. Случается, что талант очень силен как творец и слаб как человек. И уступает каким-то принципам.

Это все очень сложно и индивидуально. Поэтому каждого нужно судить по делам его.

Закон одаренности пока не открыт. Но я не думаю, что это капает с неба. Потому что с неба много что капает. Одаренность — это сочетание чего-то непостижимого в человеке, формула одаренности неизвестна. Но я уверена в том, что это не капает с неба.

Я многократно говорила, у меня нет веры, может меня так родители воспитали. Потом это опыт человека, который много живет и много видит. Человека, который привык думать. Сколько на свете горя, зла, несправедливости… Кому это надо?

Если это разрешает делать Бог, который олицетворяет справедливость и правду, то зачем ему так корежить мир? Для чего?

И вообще, зачем человек рождается с этим набором дурных способностей? Совершать гадкие поступки и творить отвратительные дела. Зачем и кем придумана такая система?

Нас уверяют, что Бог всемогущ, если это так, тогда он же может по-другому мир сложить? Я не понимаю зависимости жизни от кого-то всемогущего.

А если мы от кого-то зависим, то к нему и требования надо предъявлять, вот мы и предъявляем. Но не имеем ответа. Я не воинственный атеист, я размышляющий, думающий человек. Это разные вещи. Скажем так, за свои 95 лет я не нашла подтверждения тому, что Бог существует. Как бы было хорошо, чтобы в жизни было к кому обратиться. Но пока не к кому.

Пятьдесят комнат несчастья

Я обычный человек, который в жизни наделал массу ошибок, мне есть в чем раскаиваться. Безусловно. Но все-таки я не сделала ничего дурного в большом смысле, я никого не убила и не ограбила. Глобального зла не сделала. Да, я была несправедлива и необъективна. Ошибалась? Конечно, ошибалась…

Но не более, смертных грехов на мне нет. Поэтому у меня нет страха перед кем-то.

Понимаете, мы умрем, наша плоть истлеет, и все. В этом нет у меня никаких сомнений. В бессмертие души я не верю. Но есть одно существенное «но». Надо что-то оставить после себя. Это очень важно. Надо сделать какой-то вклад. Если ты озабочен только сегодняшним днем и тебе надо жилье в пятьдесят комнат, то это один вопрос. Ну скажите мне, зачем человеку дом в пятьдесят комнат? Даже если у тебя большая семья, то тебе хватит четырех, ну максимум шести комнат.

Я так и не смогла это понять. Мы часто себя ведем и живем так, как будто у нас нет рук, ног и даже головы.

Когда у человека пятьдесят комнат, это говорит о неправильном понимании того, для чего он родился. Он и родился для этих пятидесяти комнат, чтобы их обставлять, убирать и украшать. Это же страшно непродуктивная жизнь.

Если бы ты усыновил пятьдесят детей и расселил их по этим комнатам — это одно, но иметь эти комнаты «для себя» — не понимаю.

Я за качественную человеческую жизнь, человек должен себя удовлетворять и в одежде, и в еде, и в условиях жизни. Но должен быть предел и главное — понимание, до какой степени тебе это необходимо.

Смирение непродуктивно

Упреки Церкви как института в каких-то человеческих грехах, это бывает часто. Тут все зависит от меры знания и понимания ситуации. Это примерно как упрекать власть. Есть ли у меня вопросы к Церкви? Вы знаете, у меня очень мало прямых соприкосновений с Церковью.

Упреки к Церкви идут от того, что в течение длительного времени Церковь держала человека в послушании и смирении. Смирение мне не нравится, оно непродуктивно. Принципы смирения и рабства мне не близки.

Мне близки принципы порядочности, добра, желания сделать добро другим, не делать зла. Смирение мне не нравится, понимаете, оно не дает возможности развиваться.

Нельзя превращаться в полное послушание. Человек должен быть внутренне активен, смирение как модель поведения не достойна подражания.

Человек должен развивать свое тело, душу, знания, талант. А смиренному это невозможно.

Урок от сына

Да, меня обижали, да, ко мне были несправедливы, но не до какой-то критической черты.

У меня был период, когда я некоторым людям не подавала руку, правда, я активно добивалась публичных извинений. Для меня это важно. Когда это происходило, то все снова становилось на свои места.

Зависть? Понимаете, это качество, которое вкладывает в нас сама жизнь с ее извечными соревновательными моментами. Которые начинаются с раннего детства. Потом понятие справедливости у всех разное.

Запомнила урок справедливости, который я получила от своего сына. Когда он учился в первом классе, мне позвонила его учительница и голосом полным напряжения сказала: «Ваш сын ведет себя неправильно».

Оказалось, что учительница поставила в угол девочку за какой-то проступок. Боря, ни слова не говоря, вышел из-за парты и встал рядом с ней.

Она ему сказала: «Борис, я же тебя не ставила в угол», он ответил одним словом «несправедливо» и продолжал стоять.

Вот это очень говорящий маркер, как человек понимает справедливость и как он борется с несправедливостью.

Зависть — очень мощная антисила. Но любовь сильней! Только поэтому, что она сильней, мир и держится. Недаром же один из самых главных образов, который проходит через всю историю мирового искусства — это образ матери. Понимаете, мать — синоним любви.

Возьмите живопись. Сколько мировых шедевров, на которых изображены женщины с детьми на руках. А если не считать шедевры, а просто живопись?!.

От Мадонны до крестьянки, все с младенцами на руках. У великого Крамского есть картина, от которой глаз невозможно оторвать — «Неутешимое горе», где мать стоит у гроба ребенка. Повторяю, через всю историю мирового искусства проходит образ матери, а значит, образ любви.

В сегодняшнем искусстве его стало меньше. К сожалению.

Оказалось, что сейчас искусство не нуждается в людях, оно сегодня нуждается в конструкциях, которые лязгают и напевают.

Сегодня все больше пространства с исчерченными линиями, чем человека. Исчез и образ матери. Это страшно и тупиково. А на этот уход, как на спираль, накручиваются другие уходы.

Вот и с журналистики человек уходит, сегодня о людях пишут все меньше и меньше.

Сейчас на арену все больше и больше выходит авангардного искусства, которое тоже нельзя снимать со счетов. Но поверьте, еще долго ребенок будет рисовать овал, две ручки и две ножки и говорить, что это мама. Это потребность жизни, понимаете?

Искусство несет в себе все, что накопило человечество. Мои переживания живут во мне, они аккумулированы, а через меня они передаются другим. Поэтому я думаю, что искусство обязано нести в себе этическое начало.

Иначе оно не искусство и не связано с человеком. Эстетическое понимание красоты тоже должно нести, но обязательно с пониманием некрасоты. Чтобы понимать красоту, можно изображать и безобразие. Как это делал великий Гойя, например.

Через это мы начинаем что-то яростно ненавидеть, а к чему-то тянуться. Раньше была просто Мадонна, а теперь появляется кто-то против Мадонны и против этих святых чувств. Вот любовь к Мадонне усиливается в разы.

Когда на картине тигр терзает несчастное животное, у вас это вызывает жалость. Искусство призвано будировать в человеке лучшее. Порой провокационными ходами, но ради благой цели.

Природа моя

Как я отношусь к суррогатному материнству? Оно — результат невероятного желания иметь ребенка И если сегодня технологии позволяют родить новую жизнь таким способом, то почему бы и нет? Рождается же новая жизнь! Жизнь, понимаете?!

Я не осуждаю этих матерей. Я бы не смогла ею стать никогда в жизни. Но у каждого своя грань.

Вообще желание родить ребенка — фантастическая сила. Женщина даже не думает, что и как ей будет.

Я знаю женщин, которые имели детей, совершенно не рассчитывая на брак. Только иметь ребенка. Все!

Моя природа, вероятней всего, это генетика. Моя мама прожила сто лет и пять месяцев и умерла на ходу. Она до последнего дня читала газеты пачками, я вечером приходила домой, она мне говорила: «Ты это обязательно прочитай, а на это не трать время», и я с ней часто соглашалась.

Вместе с ней ушла часть дома, любви, доверия, атмосферы, часть меня ушла в конце концов. Мой отец уходил из семьи, потом вернулся. Мама его приняла. Думаю, что она его любила. Но она не была счастливым человеком, не была тогда счастлива и я. Я очень переживала их отношения.

Из детства очень хорошо помню чувство одиночества.

Мама работала наборщицей в типографии, ей приходилось часто работать ночами, и она вынуждена была оставлять меня одну. Помню ощущение большой комнаты, и я одна в ней. И свет, который с улицы падал в окно. Нет, мне не было страшно. Иногда я вставала с кровати и подходила к окну. Помню, как по площади шли, чеканя шаг, строгие ряды красноармейцев. Я на них смотрела в окно. Еще помню детский сон: ряды этих красноармейцев, за ними идет мама. Потом ряды уходят, и мама исчезает. Было ощущение ужаса и сильной тревоги от того, что мама уходит. Ощущение глубокого одиночества было присуще мне в ранние годы моей жизни.

Немножко верила в бессмертие…

Вы будете смеяться, я долго, лет до 90, о смерти не думала вообще.

В голове сидела смешная мысль, с какой стати я должна умирать? Я очень часто так думала, что потом даже немножко стала в это верить. Искренне считала, что смерть туманна и маловероятна. В какой-то момент все стало на свои разумные места, я прекрасно понимаю, сколько мне лет. Можете мне не верить, но у меня нет никакого внутреннего страха и ужаса перед смертью.

Я никогда не думала и не думаю, как мир будет без меня. Зачем? У меня в жизни есть два дела. Одно из них мое личное и связано с моим сыном. Оно никого не касается. И это самое главное дело. Мой сын болен и не сможет жить после меня…

Второе дело — это музей. Сейчас очень искажены идеи музейного городка, создание которого я начинала в 1961 году буквально сразу, как стала директором.

Я хочу кое-что вернуть на нормальный путь, но меня слышат очень плохо. Очень надеюсь, что услышат.

Маяки? Нет у меня внутри никаких маяков, я буду цинична, но я сама себе маяк. Сама иду на свой свет, понимаю, что его осталось немного, и понимаю, что он обречен погаснуть. Я должна доверять себе, своему опыту и постараться по мере сил сделать все, что я считаю важным.

При этом я читаю лекции, делаю выставки, но это моя текущая работа. А жизнь я посвятила тому, чтобы здесь был музейный городок. Когда я сюда пришла, тут был один дом, одно здание, а сейчас целый комплекс стал, целый организм. Главное, чтобы он не превратился в дешевый шоу-центр.

Жизнь люблю по-прежнему! Вот до сих пор вожу машину, за рулем с 1964 года, тогда в Москве женщин-водителей были единицы, и мне нравилось быть в числе этих единиц. Потом машина — это прекрасно, чувство личного пространства. Никого нет вокруг и чувство своей территории. И скажу вам честно, если где-то бывает возможность прибавить скорость, я это делаю с удовольствием.

Моя записная книжка — это особый документ. И сегодня многим, кто там записан, я уже звонить не могу. По одной причине — их уже нет на этом свете. Вот вам мой ответ на вопрос об одиночестве.

Но я сегодня просыпаюсь с хорошим, ровным настроением. Правда, зарядку делать уже перестала, но разминаюсь каждое утро. Могу лежа в постели делать какие-то незамысловатые, простые, но очень полезные движения. Домой, как правило, возвращаюсь поздно. Понимаете, дел по-прежнему очень много. И скажу вам честно, у меня нет усталости от жизни. Пока еще не понимаю, как можно от нее устать?

Личное

«На мужа смотрела как в зеркало…»

Любовь? Знаете, из моей жизни очень многое ушло вместе с уходом мужа. Мы с ним прожили 64 года и необыкновенно сроднились. Мы сроднились тогда, когда прошли все законы и сроки для всяких отношений, когда погасли все гормональные костры. Тогда появилось фантастическое взаимопроникновение и дружба. Абсолютное доверие, пришло такое состояние, когда мы верили друг другу как себе. Смотришь в него как в зеркало.

Мы с Евсеем Иосифовичем сроднились еще и на фоне общего горя, трагедии, нашей жизни. Я имею в виду болезнь сына…

Что тоже редкий случай, мужчины часто уходят, когда в семье рождается проблемный ребенок.

Часто ли я плачу? Крайне редко, мои слезы связаны чаще всего только с искусством. Могла плакать, видя, как Галина Уланова гениально танцевала «Джульетту»…

Справка «РГ»

Ирина Антонова родилась 20 марта 1922 года. В Государственном музее изобразительных искусств имени А.С Пушкина работает с 1945 года, с 1961 по 2013 год была его бессменным директором. Сейчас она президент музея. Доктор искусствоведческих наук, одна из шести женщин нашей страны полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Владеет четырьмя языками. 64 года была женой Евсея Ротенберга, доктора искусствоведения.

«Железная леди» Пушкинского музея: биография Ирины Антоновой

Некоторые инициативы И.Антоновой вызывали недовольство руководства Министерства культуры. В 1974г. у нее возник конфликт с руководством из-за решения освободить залы второго этажа ГМИИ ради коллекций западной живописи из собраний меценатов Сергея Щукина и Ивана Морозова. Творчество таких мастеров, как П.Ренуар и П.Гоген, признавалось властями «буржуазным, формалистическим, вредным». И.Антонова была готова подать заявление об увольнении, если бы ей отказали. Она отмечает, что в те годы «в подвалах лежали первоклассные вещи — почти весь Музей западного искусства».

Наибольшую известность получила выставка «Москва — Париж», состоявшаяся в 1981г. Сначала она проводилась в Центре Помпиду в Париже, затем — в ГМИИ им.Пушкина. Для советских зрителей масштабная выставка авангардных работ (было представлено творчество К.Малевича, В.Кандинского, П.Филонова) стала настоящим прорывом.

В 1981г. вместе со Святославом Рихтером И.Антонова основала фестиваль музыки и живописи «Декабрьские вечера», который стал ежегодным.

По инициативе И.Антоновой в конце 1980-х гг. была разработана государственная программа развития ГМИИ, а в 2012г. — новая концепция развития музея (до 2018г.). В рамках работы первой программы в 1995г. в ГМИИ был открыт музей личных коллекций. Сейчас в музее их представлено более 40.

В апреле 2013г. И.Антонова, отметившая месяцем ранее свое 91-летие, была назначена главным куратором государственных музеев России.

И.Антонова является почетным членом Международного совета музеев при ЮНЕСКО, академиком Российской академии образования и Российской академии художеств, почетным доктором Государственного гуманитарного университета, заслуженным деятелем искусств РФ. Она награждена орденами Трудового Красного знамени, Октябрьской революции, Дружбы народов, «За заслуги перед Отечеством» III, II и I степеней.

Экс-директор ГМИИ свободно владеет немецким, французским и итальянским языками, немного говорит по-английски. И.Антонова очень любит театр, балет и музыку. Одно из ее главных увлечений (с 1964г.) — вождение автомобиля.

Борис Ротенберг — сын Ирины Антоновой

Как мы знаем, обсуждать возраст дам не полагается, но есть случаи, когда умолчать об это просто не позволительно, особенно, когда речь идет о такой удивительной женщине, как Ирина Антонова.

Еще совсем недавно Ирина Александровна отмечала свое 90-летие, а весной этого года Президенту ГМИИ им. А. С. Пушкина исполнилось 95 лет. О ее жизни близкие и друзья говорят с восхищением и одновременно с грустью в глазах, ведь Борис Ротенберг, сын Ирины Антоновой болен. И в нашей статье мы расскажем вам все об этой смелой женщине.

Краткая биография Ирины Антоновой

Рассказать о жизни Ирины Антоновой в двух словах просто не возможно, но мы попробуем. Ирина Александровна родилась в 1922 году, в Москве. От своей мамы она унаследовала любовь к музыке, а от отца – к театру.

С 1929 по 1933 году ее семья жила в Германии, но после прихода к власти нацистов, им пришлось вернуться в Советский Союз. После школы Ирина Александровна поступила в Московский Институт философии, истории и литературы, но получить высшее образование она смогла только после окончания войны.

Работать в музее им. А. С. Пушкина Ирина Антоновна начала еще во время своего обучения в институте. В 1961 году ее назначили на пост директора музея, который она занимала более 40 лет. Все свое время Ирина Антоновна посвящала работе в музее, даже в самые тяжелые времена для искусства. Так в 60-е годы, когда в стране действовал закон цензуры, она проводила такие смелые выставки, как показ работ Матисса и Тышлера, организовывала музыкальные вечера, на которых звучали Рахманинов, Стравинский, а, как известно их не жаловали советское правительство.

В 70-е годы под ее руководством в музее была проведена полная реорганизация экспозиций и выставочных залов. Ирина Александровна настояла на том, чтобы картины западноевропейских художников, которые пролежали в запасниках музея десятилетия, были отреставрированы и выставлены на обозрение. Только благодаря Ирине Антоновне советские зрители смогли увидеть работы великих художников разных стран.

В период перестройки Ирина Александровна вывела музей на новый уровень: выставки стали принимать масштабное мировое значение. В 1998 году музей отпраздновал свое 100-летие и заслуги Ирины Антоновны в том, что музей встал в один ряд с такими очагами культуры, как Эрмитаж, Лувр, Британский музей.

Сегодня музей им. А. С. Пушкина насчитывает 600 000 произведений искусства, на его территории открылись новые музеи частных художников и импрессионистов. Но, по словам Ирины Антоновой для полноценной работы требуется строительство целого музейного городка.

Ирина Антонова, Евсей Иосифович и их сын Борис Ротенберг

В последнее время говорят, что семья – это что-то отжившее, но есть пары, которые смогли пройти через все испытания и сохранить свою любовь. Именно такой идеальной парой можно назвать Ирину Антонову и Евсея Ротенберга.

Ирина Антонова никогда не любила говорить о своей личной жизни, но для нас достаточно знать, сколько лет они с мужем прожили вместе, и какие им испытания им пришлось пройти. И этой паре выпало самое тяжелое испытание: Борис Ротенберг, сын Ирины Антоновой и Евсея Иосифовича болен.

Ирине Александровне не раз задавали вопрос: чем болен Борис Ротенберг, какой диагноз, как долго он болеет и как она живет с такой болью в сердце. В одном из интервью Ирина Александровна рассказала, что они с мужем долгое время пытались создать полноценную семью, они очень ждали этого ребенка и когда уже погасла последняя надежда, на свет появился Борис. До 6 лет, их сын рос одаренным, музыкальным мальчиком, он и сейчас может прочитать «Евгения Онегина» наизусть, но в 7 лет он заболел. После того, как Ирина Антонова и ее супруг услышали страшный диагноз, все другие проблемы стали казаться для них мелкими и незначительными. Болезнь победить не удалось, даже лучшие врачи не смогли ему помочь, и сегодня Борис Евсеевич Ротенберг прикован к инвалидному креслу.

Со своим мужем Евсеем Иосифовичем, искусствоведом, доктором наук, она прожила 64 года, в 2011 году Евсея Ротенберга не стало.

Сегодня Ирина Антонова Президент музея им. А.С. Пушкина, она продолжает активно участвовать в жизни музея, ходить в театры, на концерты и в цирк. Несмотря на свой возраст она прекрасно выглядит, подтверждению тому фото Ирины Антоновой. Но главное в ее жизни – это сын Борис Евсеевич Ротенберг, она надеется, что найдется человек, который позаботиться о нем, когда ее не станет.

Чем болен Борис Ротенберг, сын Ирины Антоновой, так и не известно. Ни в одном из интервью Ирина Александровна не называла диагноз, все личное закрыто от посторонних глаз. Однажды Первый канал попытался выяснить, чем болен Борис Ротенберг, в ответ пресс-служба музея выпустила официальный меморандум, подобный тому, с которым выступает Букингемский дворец, когда затрагивается личность Королевы: никто не должен приближаться слишком близко и никто не должен ничего знать.

Биография Ирины Антоновой

Высокая репутация Антоновой в музейном сообществе позволили представить в ГМИИ шедевры мировой живописи из крупнейших художественных собраний, которые редко выдавались за рубеж, такие, как «Антея» Пармиджанино (Музей Каподимонте, Неаполь, 2007), «Святое семейство» Мантеньи (Государственные собрания Дрездена, 2009), «Портрет неизвестного с серыми глазами» Тициана (Галерея Палатина, Флоренция, 2008), «Дама с единорогом» Рафаэля (Галерея Боргезе, Рим, 2011), картины Караваджо из собраний Италии и Ватикана (2011), произведения прерафаэлитов из музеев и частных коллекций Великобритании и США (2013), шедевры Тициана из музейных собраний восьми городов Италии (2013).

При деятельном участии Антоновой создан Попечительский совет музея.

В апреле 2013 года она была назначена главным куратором российских музеев.

В мае 2013 года возглавила комиссию по закупкам произведений искусства при Минкультуры РФ.

1 июля 2013 года стало известно, что Ирина Антонова стала президентом Музея изобразительных искусств.

Ирина Антонова — автор более 100 публикаций (каталогов, статей, альбомов, телевизионных передач, сценариев научно-популярных фильмов).

На протяжении ряда лет она вела преподавательскую работу на искусствоведческом отделении в МГУ, в Институте кинематографии, в аудитории ГМИИ имени А.С. Пушкина, в Институте восточных языков в Париже.

С 1992 года Антонова является почетным членом Международного совета музеев.

Академик Российской академии образования, Российской академии художеств, почетный доктор Государственного гуманитарного университета.

Ирина Антонова — заслуженный деятель искусств РФ. Лауреат Государственной премии РФ 1995 года.

Награждена орденами Трудового Красного знамени, Октябрьской революции, Дружбы народов. Является полным кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством» (IV, III, II и I степени).

Кавалер ордена Почетного легиона Французской республики, командор ордена Искусств и литературы Франции и итальянского ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой».

За вклад, внесенный в развитие культурного сотрудничества между Японией и Россией, Антоновой был присужден «Орден Восходящего солнца, Золотая и Серебряная звезда».

Ирина Антонова была замужем за искусствоведом, доктором наук Евсеем Ротенбергом (1920-2011). У нее есть сын Борис, 1954 года рождения.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Ирина Антонова 1922 г. рожд. (91 год) Мать Ида Михайловна Розенблюм. Муж Евсей Иосифович Ротенберг.

Это пишет господин Сатановский, просто интересно сопоставить факты льющиеся из ящика и ужаснуться стороннему наблюдателю.

Вы, очевидно, имеете в виду родителей г-жи Антоновой? Поскольку она не Розенблюм и не Ротенберг, а почему-то Антонова, ее еврейские корни и родственные связи не сильно волнуют меня в качестве еврея, который свое огребал в этом качестве со школы и института. А в 80-е активно занимался работой в еврейском подполье и к концу советской власти отвечал за весь еврейский самиздат в СССР. А в 90-е и 2000-е создавал российские еврейские структуры и своим горбом, а также горбом своих друзей их содержал, попутно собачась со всеми мыслимыми и немыслимыми фашистами, исламистами и прочей антисемитской сволочью.
Я написал то, что написал про Антонову, как член попечительского совета эндаумента Эрмитажа, много лет пополняющий музейные, библиотечные и архивные коллекции в Эрмитаже, Государственном Историческом Музее, Российской Государственной Библиотеке, РГГУ, Еврейском университете в Иерусалиме и т.д., и т.п. Мне абсолютно наплевать, если на самом деле Антонова еврейка – тщательно скрывающая этот факт, а Пиотровский, напротив, из обрусевших армян. Есть порядочные люди и наглые нахрапистые интриганы – вне зависимости от национальности и возраста. Пиотровского я отношу к первым. Антонову — ко вторым.
Есть те, кто строит свое, и те, кто отбирает чужое. Антонова в течение всей своей жизни прославлена близостью к начальству – со времен Сталина до времен Медведева и Путина. И пользуется этим так же беззастенчиво, как любой бандит с большой дороги. Что до еврейского заговора – я о ее родственных связях узнал только что от Вас и совершенно не уверен, можно ли Вашим сведениям доверять. Так зачем Вы ее разоблачаете? Или это у Вас просто такая шутка? Или провокация, и Антонова — никакая не еврейка?
И напоследок — я в этой жизни боюсь только одного: испугаться. И не приемлю сволочизма, подлости и стука начальству – вне зависимости от возраста и заслуг стукача. Если это делает меня из русского еврея (не марокканского и не американского, поэтому я и участвую в войне директора Пушкинского музея с директором Эрмитажа на стороне последнего, а не, скажем, в выяснении отношений в музее Метрополитен, Гугенхайм или Фрик-коллекшн) русским патриотом, то это у Вас что-то с дефинициями.
Что до идеи о том, что кого-то нельзя пальцем трогать, потому что он (или она) – еврей, так, простите, я про многих евреев писал, которых полагаю идиотами и сволочами, что они идиоты и сволочи. Хотя среди них были люди куда более заслуженные, чем г-жа Антонова. Например, Нахум Хомски – гений, но с еврейской точки зрения сволочь редкостнейшая. А в отношении к Израилю еще и идиот. Но, впрочем, спасибо Вам! Если старая разбойница на самом деле еврейка, это несколько облегчает мою совесть. Будем считать, что не базарный хам, еврей Сатановский обидел невинную жертву, классика музейного дела, русскую Антонову, как всегда евреи русских обижают, а это дела семейные, внутриеврейские. Всё хлеб.

Антонова и а

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *