Актриса Наталья суркова

Наталья Старых — биография, информация, личная жизнь

Наталия Старых

Наталья Старых. Родилась 9 декабря 1970 года. Советская и российская актриса театра и кино, писательница, журналистка, драматург.

Наталья Старых родилась 9 декабря 1970 года.

Ее мать работала работала реквизитором на «Мосфильме».

Своим отцом Наталья считает знаменитого актера Александра Белявского.

О том, что она якобы внебрачная дочь Белявского, Наталья Старых рассказала только в 2019 году программе Первого канала «Эксклюзив». По ее словам, у матери были отношения с актером, когда тот был женат, но не имел детей. О том, что Наталья — его дочь, он узнал только когда ей было уже 15 лет, хотя Белявский видел ее мать беременной и даже подвозил на машине.

Мать Натальи, по ее словам, состояла в фиктивном браке с другим мужчиной.

После окончания школы Наталья провалилась на экзаменах в театральный вуз, некоторое время училась в техникуме. Наконец, мать решилась позвонить Александру Белявскому. «Они поговорили, порешали. Через какое-то время он перезвонил сам. «Ты думаешь я какой-то гад? А я не гад. Давай девчонку, будем общаться», — тогда он сказал маме», — поведала Старых. Первая встреча у них произошла у памятника «Рабочий и Колхозница» в Москве. О своей первой встрече с отцом она рассказывала: «Я приехала с сожженными белыми волосами. А он заранее растрогался, у него такая слеза в глазу. Потом он посмотрел на меня и сказал: «А ты на маму похожа очень». «Да, похожа», — ответила я. Мы друг другу не понравились сразу».

По словам Натальи, знаменитый артист иногда помогал ей.

Наталья Старых и Александр Белявский

мать Натальи Старых

По словам Натальи, она никогда не называла Белявского папой — стеснялась. Знакома с дочерью актера Надеждой — к слову, они обе родились 9 декабря, но с разницей в шесть лет. Познакомились во ВГИКе.

В 1996 году Наталья Старых окончила ВГИК, курс М.А. Глузского.

Актриса «Театра Сопричастность», среди ее работ: Марта — «Не боюсь Вирджинии Вульф»; Вирджиния — «Месье Амилькар».

Наталья Старых в молодости

В кино дебютировала в 1990 году в фильме «Гол в Спасские ворота» режиссера Павла Любимова.

Позже появилась в небольших ролях в картинах «Бригада», «Другая жизнь», «Безмолвный свидетель», «Солдаты», «След», «Материнский инстинкт». Сыграла Раису Горбачеву в биографическом проекте «Ласковый май».

Наталья Старых в сериале «Глухарь-3»

Наталья Старых в сериале «До смерти красива»

Наталья Старых живет и работает в Москве. Кроме работы в театре и кино она занимается журналистикой, широко известна как писательница. Она является автором романов и драматургических произведений. Наталью Старых зачастую сравнивают с писательницей Надеждой Тэффи, однако, по словам специалистов, ее тексты уникальны и неповторимы.

Рост Натальи Старых: 168 сантиметров.

Личная жизнь Натальи Старых:

Не замужем. Имеет сына Степана.

Наталья Старых и сын Степан

В конце 2017 года появилась информация о романе Натальи с юмористом и актером Михаилом Церишенко. Об том заявила в соцсетях бывшая жена Церишенко — певица Катя Семенова. Последняя обвинила экс-супруга в измене с Натальей Старых.

В то же время сама Наталья свою связь с Церишенко отрицала: «Я не знаю, зачем Екатерина все это написала. Вообще не понимаю, что происходит. Я даже не знала, что они разводятся. Да мне это и не интересно».

Наталья Старых и Михаил Церишенко

Фильмография Натальи Старых:

1990 — Гол в Спасские ворота — эпизод (нет в титрах)
1997 — Странное время
1998 — Старые песни о главном — 3 — эпизод
2002 — Бригада (нет в титрах)
2003 — Люди и тени-2. Оптический обман — эпизод
2003 — Другая жизнь — эпизод
2006 — Безмолвный свидетель-1 — жена
2007 — Сваха — Надя
2008 — Солдаты-14 — эпизод
2008 — След
2008 — Материнский инстинкт — Наталья Юрьевна, адвокат Марии
2009-2010 — Безмолвный свидетель-3 — Губанова, эксперт биохимии
2009 — Ласковый май — Раиса Горбачева, жена М.С. Горбачева
2010 — Путейцы-2 — эпизод
2010 — Глухарь-3 — Надя, подруга Зиминой
2010 — Адвокатессы — Белинская-мать
2011 — Уральская кружевница — эпизод
2011 — Профиль убийцы — Ольга Дмитриевна, декан института права
2011 — Найдёныш-2 — клиентка Дины
2012 — Москва. Три вокзала
2013 — Пятая стража
2013 — До смерти красива — Фридада Гомедова
2015-2017 — Последний мент — Лариса, устроитель свадеб
2015 — Пенсильвания — директор детдома
2015 — Эффект Матроны — Светлана Синицына

ПАПАШИ
Армия женщин, детей и бывших мужей
Вокзал остался уже далеко позади. Поезд набирал скорость, серые урбанистические пейзажи за окном сменились лесными, и с каждой минутой всё ближе становилось завтрашнее море.
Но только женщину в зелёном платье из четвёртого купе этот факт отчего-то не радовал, она напряжённо следила за мухой, ползавшей по стеклу, и уплетала одну за другой шоколадные конфеты «Цитрон», которые также не доставляли ей никакого удовольствия.
– А потом будешь жаловаться, что толстая, – донеслось с верхней полки вперемешку с выстрелами.
– Прекратить стрельбу! – вскинулась женщина. – Немедленно прекрати убийства и отдай мне планшет, жестокий ребёнок!
– Мам, ну я же не по людям стреляю, я кровососов мочу.
– Господи, и что за игры у вас такие? – женщина смяла обёртку от конфеты и прицелилась ею в муху. – Я в твоём возрасте играла с Чебурашкой!
– Бедная! – посочувствовал ей голос с верхней полки.
Женщина в муху не попала и совсем расстроилась. Но тут тихонько отъехала дверь купе и в её проеме возникли две белокурые головки, снизу девчачья, сверху женская, и хором улыбнулись: «Здрасьте!»
Женщина изменилась в лице, рявкнула: «До свиданья!» – и резко захлопнула дверь, чуть не прищемив ею пару курносых носов.
– Мам, ты чего? – с верхней полки свесилось удивлённое мальчишеское лицо. – Впусти их.
– Я не знаю этих людей! – женщина воинственно скрестила руки на груди. – И я не поеду с ними в одном купе!
Дверь снова приоткрылась. «Впустите нас!» – жалобно попросил детский голосок.
– Ребёнком спекулируешь? – женщина резко отворила дверь, подхватила под мышки девочку, плюхнула на соседнюю полку, сыпанула ей горсть «Цитрона». – Жуй! – и снова захлопнула дверь.
– Тётя Лиза, – взмолилась девочка, – впустите маму…
– Никогда! – отрезала женщина в зелёном платье и тут же гневно распахнула дверь купе. – Ну и что? Где вы шлялись?!
– Лизка, не психуй, – миролюбиво улыбнулась белокурая женщина. – Подумаешь, немножко опоздали, но ведь сели же в поезд.
– Немножко?! – задохнулась возмущением зелёная Лиза. – Алёна, поезд уже сорок минут в пути! Где вас носило, несчастные?
– Ты же сама отобрала у меня билеты, – напомнила Алёна.
– Правильно, чтобы ты их не потеряла!
– А как я без билетов могла найти наши места? – обиженно надулась Алёна. – Я только номер поезда запомнила, мы заскочили в последнюю секунду и заглядывали в каждое купе каждого вагона – вас искали!
– Хорошо, а позвонить? Телефон я тоже у тебя отобрала?
– Телефон я сама к тебе в сумку засунула, чтобы не потерять, – виновато призналась Алёна. – Он у тебя там, наверное, разрядился.
– Идиотка! – с чувством резюмировала Лиза.
– Я? – робко спросила Алёна.
– Нет, я – что с тобой связалась, – Лиза обречённо махнула рукой. – Боюсь даже подумать, что за соседок ты нам присмотрела в Кабардинке.
– Ой, а я их тебе сейчас покажу! – оживилась Алёна и обратилась к мальчику с верхней полки. – Вовка, давай сюда планшетник! Я их попросила, чтобы они свои фотографии прислали, сейчас открою почту.
На первой фотографии эффектная молодая женщина держала за руку рыженькую девочку лет пяти, на второй – не менее красивая женщина сидела на велосипеде, а рядом с ней, тоже на велике, пацан Вовкиных лет.
– Мы списались с ними на сайте путешествий и решили объединиться, – с жаром объясняла Алёна. – Понимаешь, снять на четыре семьи домик в Кабардинке выгоднее, чем номера в отеле. Четыре тётки – это уже компания, общая кухня, готовим по очереди, палисадник у дома, где играют дети. А дети у нас практически одного возраста, им тоже будет интереснее вместе. Соседки уже должны быть там, выехали в посёлок ещё вчера.
Алёна продолжала щебетать, но Лиза слушала подругу вполуха, внимательно всматриваясь в фотографии.
– Ты ничего подозрительного не замечаешь на этих фотах? – спросила она наконец.
– А чего такого? Классные тётки, – весело ответила Алёна.
– Тётки, говоришь? – нахмурилась Лиза. – И сколько их здесь, по-твоему?
– Две, – удивилась Лизиному вопросу Алёна. – Одна – Козлова Лера Сергеевна с сыном Петей, а вторая, с дочкой Юлей, – Метёлкина… Лера Сергеевна…
– Всё нормально, ты считаешь? – начала заводиться Лиза.
– Забавное совпадение, – Алёна улыбнулась немного нервно. – Две Леры, две Сергеевны, но фамилии-то у них разные.
– Да? – вскипела Лиза. – Фамилии-то разные, а рожа – одна и та же!
Алёна выхватила у подруги планшет и выпучила глаза.
– И писали они мне про себя разное… Та, которая Метёлкина, писала, что работает в театре и одна воспитывает дочь, а та, которая Козлова, тоже одна растит сына, но работает поваром в ресторане. Что-то здесь не то.
– Да здесь всё не то! – продолжала гневаться Лиза. – Ты во что нас втянула? Или эта Лера Козлова-Метёлкина сильно помешанная, или курортная аферистка!
– Значит, ты передумала ехать? – поникшим голосом спросила Алёна.
– Выбрасываться из поезда я не собираюсь, но ночевать мы с Вовкой будем на пляже! – твёрдо сказала Лиза.
От вокзала взяли частника до Кабардинки. Приехали уже затемно. В посёлке бушевал ливень. Ночевать на пляже расхотелось. Лиза, чертыхаясь, пыталась укрыть всех под одним зонтом, который то и дело выворачивало ветром в обратную сторону.
– Ну и погодкой нас встретил этот курорт! Начало настоящего триллера, – злилась Лиза. – Этот, что ли, дом? Как-то не очень приветливо он выглядит.
– Да уж, просто замок Дракулы, – поёжилась Алёна.
Дом, хотя и небольшой, был действительно стилизован под средневековый замок, окна его были темны, зато над крышей то и дело вспыхивали молнии и жутковато бесновались на ветру кроны деревьев, обрамлявших палисадник.
– Мамочка, мне страшно, – заскулила девочка.
– Мне тоже, Люсенька, – в ответ заскулила Алёна.
– Прикольно, – безрадостно сказал Вовка. – Там, наверное, кровососы живут.
– Хватит нести ерунду! – осекла их Лиза и крикнула через сад: – Эй, дом номер пять, есть кто живой?! Хозяйка, Вера Петровна, вы дома?!
Дверь дома отворилась, и в проёме возникла человеческая фигура с керосиновой лампой в руках.
– Хозяйка уехала на пару дней в Анапу, – ответил мужской голос. – Калитка открыта, заходите.
Промокшей, измученной компании ничего не оставалось, как двинуться со всем багажом по выложенной плиткой дорожке ко входу в дом.
В дверях их встретил невысокий коренастый мужчина в переднике, перепачканном кровью.
– Вы, как я понимаю, Лиза и Алёна? – спросил он хмуро.
– Да, – испуганно пискнула Алёна. – А вы…
– А я мясо разделываю к завтрашнему шашлыку, – проследив за её взглядом, сказал он сухо. – Проходите в дом, я покажу ваши комнаты. У нас электричество вырубило из-за грозы.
Страшный шашлычник направился вглубь дома, компания неохотно двинулась за ним.
Комнаты располагались на первом этаже, их было две, но перепуганные женщины и дети набились в одну, нащупали в полутьме какой-то диван и стайкой притулились на нём.
– Посидите пока немного в темноте, керосинка только одна, – сказал шашлычник. – Я посмотрю, что с проводкой, если всё серьёзно – придётся ждать до утра.
– А где остальные постояльцы? Они приехали? – с тревогой спросила Лиза.
– Остальные наверху, спят.
Шашлычник вышел из комнаты, и комната погрузилась во мрак.
Но наверху явно не спали, со второго этажа послышались приглушённые рыдания.
– Это женщина плачет? – дрожащим голосом спросила Алёна.
– Не похоже. И уж точно не ребёнок, – Лиза принялась копаться в сумке, выудила мобильный, тускло засветился его экран. – Может, пока не поздно, позвонить в полицию?
И тут вспыхнул свет. В комнату заглянул довольный шашлычник.
– Всё нормуль! – улыбнулся он. – Всего лишь пробки выбило. Располагайтесь. На кухне есть чего перекусить и даже коньячок, а я – спать.
Алёна трясла спящую Лизу.
– Хватит дрыхнуть! Вставай! И зачем ты только этого коньяка вчера налакалась?
– И не говори, – простонала Лиза, щурясь на яркий солнечный свет, бьющий из окна. – Где дети?
– Во дворе носятся. Лизка, у меня куча новостей! Во-первых, я обнаружила в доме второго мужика. Вышла рано утром на кухню, а они там с шашлычником обнимаются, представляешь?
– Кошмар какой! – Лиза резко села в постели и тут же схватилась за больную голову. – А Леру ты видела?
– Ни одной! Зато я видела детей, – возбуждённо продолжала Алёна, – тех самых, с фотографий: рыженькую Юлю и Петю. Они сейчас с нашими играют. Сначала я подошла к Пете и спросила осторожно, где его мама. Он сказал, что не знает, давно её не видел, и убежал играть с Вовкой в футбол. Тогда я подошла к маленькой Юле и спросила, знает ли она что-нибудь про маму. Она нахмурилась, кивнула и как заорёт:
Мама, так тебя люблю,
Что не знаю прямо!
Я большому кораблю
Дам название «Мама»!
– Гениально, подруга, – мрачно усмехнулась Лиза, – молодец, много разведала.
– Да погоди ты, – рассердилась Алёна, – дальше слушай! Когда девочка заорала стихи про маму, оба мужика, возившиеся у мангала, резко обернулись на меня и так посмотрели! Шашлычник прямо злобно, а второй внезапно разрыдался и снова к шашлычнику – обниматься! Я поскорее ушла в виноградную беседку – поразмыслить. И вот что поняла: эти двое – семейная пара геев. Они хотели детей, но никто не давал им разрешения на усыновление. И тогда, отчаявшись, они пошли на преступление. Уж не знаю, сколько там было этих Лер Сергеевн, но всех их с детьми они сюда заманили, мамаш кокнули и расчленили! Шашлычник оказался покрепче нервами, а второй от содеянного то и дело рыдает. Это он завывал ночью наверху.
– Алён, тебе только ужастики писать. Расчленили? Ты что, совсем уже ку-ку?
– Ку-ку? А с чего это тогда глубокой ночью в кромешной тьме этот шашлычник решил разделывать мясо? И что это за шашлычки такие, а? – диковато подмигнула подруге Алёна. – Ведь трупов наверху я не обнаружила.
– Ты и наверх уже поднималась? – не переставала удивляться подруге Лиза.
– Когда они успокоились и снова занялись мангалом, я тихонечко пробралась на второй этаж, там не было ни души, в комнатах только детские и мужские вещи, а ещё – два паспорта! Один – шашлычника, и зовут его Козлов Антон Иванович, а второго зовут Метёлкин Яков Леонидович. Каково? Две те самые фамилии Леры. Думаю, хозяйку они тоже порешили. Догадываешься, кто следующие на очереди? И будет у них теперь и детей завались, и домик на море!
С повязанной мокрым полотенцем головой и наполненной коньяком рюмочкой Лиза сидела в беседке, увитой диким виноградом, и внимательно наблюдала за мужчинами, накрывавшими столик у мангала.
Коренастый был хмур и сосредоточен, второй оказался довольно смазливым высоким неврастеником и скорее мешал своей суетой, нежели помогал дружку в приготовлении завтрака.
Наконец коренастый хлопнул в ладоши и объявил:
– Прошу всех к столу! Шашлык готов!
– Хорошее мясцо? – язвительно спросила Алёна.
– Пальчики оближешь, – не заметил подвоха коренастый.
– А вы сами-то его откушаете? – Алёна зловеще подмигнула неврастенику.
– С превеликим аппетитом! – ничуть не смутился тот.
Алёна подошла к беседке и буркнула Лизе: «У, каннибалы!»
Лиза сняла с головы полотенце, выпила стопку залпом и решительно направилась к столику.
– Перед тем как приступить к завтраку, мы хотели бы с вами объясниться. Конечно, не при детях. Отойдёмте на пару слов в беседку.
Коренастый удивлённо переглянулся с дружком, тот заметно задёргался. Дети сбежались к столу, Алёна придержала за плечи Люсеньку и шепнула ей на ухо: «Шашлык не ешь! Позавтракай йогуртом!»
Когда все расселись в беседке, Лиза набрала полную грудь воздуха и приступила к допросу.
– Ну, во-первых, мужчины, кто вы? Мы совсем не вас ожидали здесь встретить. Во-вторых, где матери этих детей?
– Матери? – в недоумении переспросил коренастый.
– Именно! – Лиза потянулась за планшетом, открытым на фотографиях Лер Сергеевн и предъявила их мужчинам. – С этими женщинами мы переписывались. Это их дети. И поселиться мы собирались с ними.
Коренастый вгляделся в фотографии и обратил тяжёлый взор на неврастеника:
– Твоя работа, Яков?
– Антоша… – жалобно заговорил неврастеник, но губы его задрожали и поползли вниз.
– Да возьми ты себя уже в руки! – осадил дружка Антоша и обратился к подругам. – Во-первых, это одна и та же женщина, мать обоих детей…
– Об этом мы, слава богу, и сами догадались, – парировала Лиза. – Но почему она под разными фамилиями?
– Потому что она наша жена, – снова дрогнул губами неврастеник.
– Что – одновременная? – поразилась Алёна.
– Нет, поочерёдная, – сказал неврастеник. – Когда Лерочка была замужем за Антошей, она носила его фамилию, а когда страстно и безоглядно влюбилась в меня – мы решили пожениться, и я, безусловно, настоял, чтобы она взяла мою фамилию.
Шашлычник Антоша завёл глаза к небу и пояснил:
– Яков у нас актёр драматического театра, – и добавил, скрежеща зубами: – Господи, если Ты всё-таки есть, дай мне сил всё это вынести!
– А вы, как я понимаю, повар в ресторане? – догадалась Лиза.
– Шеф-повар! – не без гордости уточнил шашлычник.
– Попрошу не перебивать! – продолжал свою страстную речь драматический неврастеник. – Итак, сначала Лерочка, женщина в высшей степени неординарная, жила с Антошей, родила ему Петра, а потом, увидев меня на сцене, не смогла устоять, была ошеломлена нахлынувшими чувствами, ушла от Антоши и родила мне Юленьку. Но месяц назад бросила меня с ребёнком и убежала с каким-то телевизионным прохвостом. Я пребывал в смертельной депрессии, позвонил Антоше, и он подобрал, пригрел нас, как брошеных кутят…
– Яков, возьми себя в руки! – прорычал Антоша. – И скажи, зачем ты наврал этим бедным женщинам и отправил Леркины фотографии?
– Выезжать нужно было немедленно, ты же знаешь, иначе бы я погиб! – объяснялся неврастеник Яша. – Ты же сам хотел поселиться в семейном отеле, а они – единственные, кто откликнулись и показались мне подходящими компаньонками, но у них было жёсткое условие – поселиться только с женщинами и детьми. Вот я и пошёл на сделку с нашей совестью!
– Как Лерка протянула с ним пять лет – ума не приложу, – устало вздохнул Антоша. – Ладно, пошли к шашлыку, он уже совсем остыл.
Дети строили замки из прибрежной гальки и украшали их отшлифованными морем разноцветными бутылочными стёклышками. Антоша с Лизой сидели в шезлонгах у самого прибоя, а Яков тянул за руку Алёну.
– Море, тёплый солёный зверь! Да отдадимся его порочным объятиям безрассудно!
– Бежимте на пирс и нырнём с него, Яша! – вторила Алёна неврастенику. – Вы умеете плавать?
– Я ваш юркий дельфин, Алёна! Бежим, нырнём, предадимся!
– Ужас, – поморщилась Лиза. – Идеальная пара придурков, и ведь нашли же друг друга.
– Детей от них надо держать подальше, – нелегко вздохнул Антоша. – А кстати, вы обе пребываете замужем?
– Какое вам дело? – засмеялась Лиза. – Вы же хотя и нетрадиционная, но крепкая семья…
– Минуточку, – насупился Антон, доставая из висящей на спинке шезлонга рубашки мобильник со свежим сообщением, а прочитав его, мрачно объявил выходящим из пены морской Алёне с Яковом: – Господа, я вынужден сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет мама Лера.
– Ура!!! – закричали Петя с Юлей.
– Ура!!! – за компанию вторили им Вовка с Люсенькой.
– Антоша, ты одолжишь мне свою электробритву? – залился румянцем Яков.
– Яша, вы же хотели отращивать бороду, – ревниво надулась Алёна.
– Ну, не было печали, теперь начнётся! – подытожил Антоша.
Лиза вопросительно подняла бровь.
Тонкая, роскошная, со спутанными ветром золотыми кудрями, выбивающимися из-под широких полей панамы, в каком-то немыслимом хипповском балахоне до пят, Лера шагнула из калитки в палисадник и, широко раскинув руки, воззвала:
– Ко мне, мои птенчики! Мама приехала!
Петя и Юленька с восторженным визгом бросились навстречу и повисли у женщины на шее. Лера облобызала их и обратилась к мужчинам:
– Здравствуйте, мальчики! А что же вы не бежите к мамочке?
Яша порывисто встал с садовой скамейки, но Антон рывком вернул его на место.
– Ножки уже не те!
– У кого? У меня? – захохотала Лера и, дурачась, высоко задрала подол балахона, демонстрируя пару божественных ножек.
– Профурсетка! – сердито шепнула Алёна. – Чего она припёрлась?
– Я тебя не понимаю, – удивилась Лиза. – Ещё вчера ты называла её классной тёткой, собиралась с ней жить под одной крышей. Алёна! Мечты сбываются!
– Это было вчера, а сегодня я предпочла бы её в качестве шашлыка, – огрызнулась Алёна.
– Боже мой, – Лиза покачала головой. – Ты влюбилась в Яшу?
Лера подошла к лавочке и обворожительно улыбнулась.
– Здравствуйте и вы, женщины и дети!
– Здравствуйте, тётя Лера! – заворожённо ответили Люсенька с Вовкой.
– Какая прелесть, – Лера потрепала детей по волосам. – Вы наши новые друзья?
– Лера Сергеевна, – сдерживая раздражение, вмешался Антон. – Чем обязаны появлению столь высокой особы?
– У меня выдалась минутка, и я решила украсить вашу жизнь! – объявила богиня. – Дети, хотите покататься на лодке?
– Да!!! – заорали они впятером восторженно, пятый голос был Яшин.
Меньше всех обрадовались суровый Антон и ревнивая Алёна, но переубедить детей, а тем более отдать их на волю этой авантюристке они не смогли.
Армия женщин, детей и бывших мужей под предводительством Леры шагала по набережной к причалу.
– Тётя Лера, а что это за лодка? Рыбацкая? С вёслами? Мамочка, это надувная лодочка? Мы будем кататься по очереди? Чур, я первый! Почему это ты? Мамочка, скажи ему! – наперебой тараторили дети.
– Я думаю, это крейсер, что-то вроде «Авроры», – задумчиво сказал Антон. – Вашу маму в состоянии выдержать только стальное бронированное чудовище.
– А вот и наша лодка, – Лера остановилась у причала и небрежно кивнула в сторону шикарной парусной яхты.
– Ничего себе лодочка, – Антон переглянулся с побледневшим Яшей. – Ты уверен, что этот Леркин Андрей – телепродюсер, а не нефтяной магнат?
Лера спустилась к причалу, лихо свистнула в два пальца и закричала:
– Эй, на «Фелиции», мы прибыли, спускайте трап!
На палубе появился импозантный немолодой мужчина с трубкой в зубах и приветливо помахал компании.
– Это он! Он! – разволновался Яша. – Ещё и ручками машет, гад! Я сейчас поднимусь на эту посудину и набью ему лицо!
«Фелиция» давно уже шла в открытом море, где-то далеко осталась Кабардинка, ушли за горизонт и сизые Новороссийские горы, только вода и воздух окружали яхту со всех сторон. Первые восторги и страсти от роскоши лодки улеглись, но веселье шло полным ходом.
Папы и мамы с детским восторгом по очереди прыгали за борт и, ухватившись за брошенный в воду конец троса, неслись за яхтой, рассекая волны в сверкающих на солнце солёных брызгах.
Девочки кормили чаек оставшейся после обеда жареной рыбкой, кормили с вилок, как научил их дядя Андрей, чтобы чайки на лету не поранили клювами детские пальчики.
Мальчишки с важным видом стояли у штурвала, а дядя Андрей, попыхивая трубкой, как настоящий морской волк, учил их разным корабельным премудростям.
Только Лера, прекрасная бледноликая Лера, в своём балахоне и панаме сидела на кокпите под тентом и с тихой радостью наблюдала за развлечениями гостей.
Нанырявшаяся вдоволь Лиза вскарабкалась по лесенке на корму, отфыркиваясь и выжимая на ходу волосы, плюхнулась под тент рядом с Лерой.
– И почему вы вечно прячетесь от солнца, как вампирша? – спросила она Леру насмешливо. – К вашим волосам очень бы пошёл загар.
– У меня от долгого пребывания на солнце что-то вроде крапивницы, – Лера смешно наморщила нос. – А вот окунуться разок-другой я всё же рискну. Эй, шкипер, сбавляй ход! Мамочка немножко поплавает! Девочки-мальчики, освободите мамочке лесенку.
Купальщики выбрались на корму, Алёна недовольно поплелась к женщинам под тент.
– Так здорово ныряли.
– А теперь моя очередь! – Лера сбросила панаму и балахон, осторожно направилась к корме.
– Не такая уж и хорошая у неё фигура, – фыркнула Алёна, – смотри, какой живот.
– Алёнка, ты дура, что ли? – шикнула на подругу Лиза. – Не видишь – она же беременная!
За Лерой поспешил Андрей, чтобы помочь ей спуститься в воду.
Бывшие мужья в изумлении посторонились.
– Лера, ты опять?! – ужаснулся Яша. – Как же ты могла?
– Да, мы с большим нетерпением ждём кое-кого, – улыбнулся Андрей и погладил Леру по животу.
– Поздравляю! – ухмыльнулся Антон. – Похоже, и мы в скором времени дождёмся прибавления в нашем «Клубе разбитых сердец».
– Очень может быть, – подмигнула Андрею Лера.
– Боже, какой цинизм! – возмутилась Алёна. – Это не женщина, это кукушка!
Ближе к вечеру море разволновалось и началась небольшая качка. Лиза с Алёной уложили детей отдохнуть в каюте.
– Ты прямо зелёная какая-то, – насторожилась Лиза.
– У меня, кажется, морская болезнь, – простонала Алёна, – меня тошнит.
В каюту заглянул Антон.
– Извините, дамы, у вас нет Яши? – спросил он смущённо.
– С чего бы это ему быть у нас, – поморщилась Алёна, зажимая рот ладонью, и, внезапно оттолкнув Антона, бросилась из каюты.
– Что это с ней? – удивился Антон.
– Побежала наверх блевать. Ну, чего вы нахмурились, укачало человека.
– Да я не поэтому. Яша потерялся, я всё судно обыскал и не могу его найти, – с тревогой сказал Антон.
И тут сверху послышался душераздирающий крик.
– Господи, что там случилось? – Лиза бросилась вслед за Алёной, Антон поспешил за ней.
На корме уже суетились Андрей и Лера, силясь вытравить из воды трос. Алёна голосила как безумная.
– Антон, помогайте, там Яша! – крикнул Андрей. – А я сейчас сбавлю скорость.
За кормой, захлёбываясь волнами, вцепившийся в трос, с выпученными от ужаса глазами нёсся Яша.
Андрей изменил курс, и яхта замедлила ход. Кое-как Яшу выволокли наверх, уложили на палубу. Посиневшими губами он всё ещё хватал воздух и не мог отцепить от троса судорожно сжатых рук.
– Как же вы его там забыли! – набросилась на Антона Алёна. – Сколько он там проболтался?
– Да никто его не забывал! Мы играли в покер, потом он ушёл… – оправдывался Антон. – Лера, принеси ему водки!
Когда Яшу отпоили водкой, он проклацал зубами:
– Х-хот-тел п-п-п…
– Чего?
– П-па-па…
– Повеситься?
– П-па-кат-ться на в-вол-лынах!
– Отчаянный, глупый, бедный! – запричитала Алёна. – Отнесите его в каюту, я натру его водкой!
Лиза поднялась на палубу и замерла от невероятного зрелища: густая чернота неба и моря слились воедино, и не было границы между ними – мириады небесных звёзд отражались в неподвижной глади воды, и яхта словно плыла в открытом космосе.
Никогда ещё, ни в каком планетарии, Лиза не видела такого количества звёзд, и настолько близко – хоть сгребай их ладошкой!
Тихонько, чтобы не спугнуть наваждение, пробиралась она по палубе и услышала чьи-то всхлипывания. Это не мог быть Яша, он остался внизу, в кубрике, оживший и вполне счастливый в ласковых руках Алёны. Лиза разглядела сидевшую на самом носу фигурку. Это была Лера.
Лиза подошла к ней и села рядом.
– Надеюсь, не ветром надуло слёзы? Вы плачете от сердца, если оно вообще у вас есть?
Лера вздрогнула от неожиданности, но быстро взяла себя в руки.
– Какой там ветер! Вы же видите – полный штиль.
– И что же вас так растрогало? Звёзды?
– Лиза, вы считаете меня дрянью?
– Да.
Легко смахнув слёзы, Лера улыбнулась.
– Раз уж вы меня застукали, я вам скажу: да, я плохая мать, никудышная жена, абсолютно бездарна в любой профессии, хотя, собственно, я и не пробовала себя ни в чём. Единственное, что у меня получается, – рожать прекрасных детей, и может быть, этим оправдано моё существование?
– Но вы же бросаете их, Лера!
– Я всё равно бы их бросила, и не по своей воле. А моему третьему ребёнку не предстоит меня даже узнать.
– Уже готовите план очередного побега? – усмехнулась Лиза.
– Побег неизбежен. У меня лимфогранулематоз, Лиза, практически неизлечимое раковое заболевание, уже три с половиной года, и жить мне, возможно, осталось несколько месяцев. Но главное, что я успею родить ребёнка! Врачи сказали, что это возможно, правда, ценой моей жизни.
– Постойте, Лера, – Лиза вскочила на ноги. – Мы же в двадцать первом веке живём – есть какие-то препараты, химиотерапия, да бог его знает что!
– Вы мне очень нравитесь, Лиза, и Алёна, кстати, тоже, – продолжала улыбаться Лера. – Я вас долго выбирала, и именно я отправила Яше ссылку на вашу страничку в интернете. Вы приглядитесь к Антону, он очень хороший человек, поверьте. А с Алёной и Яшей, кажется, всё уже получилось.
Лера бравурно взбила свои золотые кудри.
– Врачи настаивали на аборте, чтобы потом уже как-то лечиться, но я отказалась. А химиотерапия просто убила бы будущего ребёнка. Если я умру, то в сыне или дочке останется частичка моей души. Я знаю, что Андрей никогда не оставит его в беде. Для него в этом ребёнке будет продолжение моей жизни, а может быть, мои глаза и моя улыбка.
– Лера, а ваш Андрей, – совсем уже робко спросила Лиза, – он знает о вашем диагнозе?
– Он всё знает. Он очень хороший и очень хочет девочку… А яхта не наша, он взял её в аренду для всех, мы так решили.
– Ну, тоже нехило, – сказала Лиза.
– Конечно, нехило! – согласилась Лера и свистнула в два пальца. – Полундра! Свистать всех наверх! Вы посмотрите, Лиза, что у нас за бортом творится.
– Господи… что это? – испугалась Лиза.
При полном штиле и ровной глади моря вода у бортов словно кипела, то и дело перекатываясь чёрными блестящими буграми.
– Это мы что, так тонем? Или это какая-то аномальная зона? – запаниковала Лиза.
– А вы перегнитесь через борт, опустите руку в воду, – предложила Лера.
– Ещё чего! – ужаснулась Лиза.
– Не бойтесь, это же дельфины! Пришли поиграть с нами! – расхохоталась Лера. – Смотрите, как их много! Знаете, какие у них гладкие прохладные спины…
Ветер вернулся и наполнил паруса.
«Фелиция» возвращалась в бухту Кабардинки, которая переливалась в ночи золотой подковой горящих огней прибрежных кафешек, оттуда же разливалась по бухте прекрасная музыка группы «Иглз».
Кабардинка встречала их песней «Отель «Калифорния».
Наталия СТАРЫХ
======================================================
Опубликовано в №26, «Моя Семья», июль 2013 года http://moya-semya.ru/
Наталия Старых — сценарист, журналист, актриса, автор превосходных рассказов
про сына Степу и рождественских историй в «Моей Семье».

Актриса Наталья суркова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *